КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

АНАЛИТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№8 (57) август 2006
вид для печати

Microsoft Flight Simulator 2004: Century of Flight (MSFS2004)
Чудеса на виражах

Жанр:
симулятор техники (авиасимулятор)
Издатель:
Microsoft Games
Системные требования:
PIII-450GHz, 128MB, 8 MB Video (PIV-1GHz, 256MB, 32 MB Video)
Адрес в сети:
Сетевые режимы:
нет
Рейтинг: 87%

Авиасимуляторы пользуются у редакции ЛКИ уважением и почетом. Это вам не ходилки-стрелялки, не собиралки-разбиралки, а серьезные программы, старающиеся в меру своих сил имитировать грубую реальность. В фаворитах издавна ходит Microsoft Flight Simulator 2004: Century of Flight. Он, конечно, тоже не без недостатков — на здешних «Боингах» чуть ли не бочки можно крутить. Но если взять, допустим, маленькую «Цессну»... А что, заманчивая идея!

Дорога в облака

—Простите, Вы для детишек писать будете?

— Для газеты.

х/ф «Небесный тихоход»

Алексей Шуньков:  На дворе стоял не слишком погожий московский день, по небу бродили одинокие тучи, замышляя вполне очевидную коллективную диверсию. Гостивший у меня Тимур Хорев колдовал над японским рисом,
73KB
лососем и еще какой-то неопределенной рыбой, всерьез намереваясь соорудить из всего этого заправские суши. Время текло степенно и неторопливо, будто от сдачи номера нас отделяла по меньшей мере вечность. Беседа бродила вокруг работы, изредка делая ностальгические виражи куда-то в сторону давно ушедших лет...

Заполнив очередную тарелку явно съедобными сверточками, Тимур довольно оглядел композицию и вдруг совершенно не в тему поинтересовался: «А можно я в интернет? На секунду буквально. Дело одно есть...». Не встретив возражений, он резво покинул кухню, и почти тотчас же из комнаты раздался лихорадочный стук по клавишам. Вскоре клавиатура смолкла, и откуда-то из глубин квартиры донеслось робкое «А где у вас тут телефончик? Ага, спасибо, ага, ага...».

Трубка сдалась без боя, для порядка немного погудела и секунду спустя послушно передала невидимому собеседнику на том конце провода:

Здравствуйте! Мы хотим полетать...


Тимур Хорев:  Стажер никогда не числился в рядах любителей авиасимуляторов в целом и «Цессны» в частности, но увлекательная перспектива захватила и его. Вместе мы развернули глобус Подмосковья и без труда нашли искомое место — аккурат между Домодедово и Внуково. Пока я вдумчиво всматривался в заманчивые силуэты на спутниковой фотографии, Алексей знакомился с метеосайтами. Что там у нас? Ветер порывистый, сколько-то там метров в секунду. Возможны дожди, грозы.

Да что там... Бешеному кабану, как говорится, сто верст не хрюк.


Прошло двадцать четыре часа...


Алексей Шуньков:  «Не пойму. Ничего не пойму. Мы полгода учились изображать гавайцев. Вон, песни разучили... А нас никто не встречает!» Так, или примерно так ворчал я себе под нос, стоя посреди чистого поля — явно военного происхождения и, вероятно, назначения. Позади осталась почти двухчасовая дорога под пасмурным небом, хмурый солдатик на КПП и колючая проволока, сопровождавшая нас в течение всего пути.

Туда ли мы попали? Если судить по громоздящимся вокруг массивным самолетам, то вроде да. Эту же догадку подтверждали и аккуратно размеченная асфальтовая дорожка, и неизменная зеленая травка по обочинам. Но еще один угрюмый товарищ, направлявшийся к нам отнюдь не в штатском, всем своим видом наводил на мысль, что забрались мы все-таки немного не туда. Дополняла картину вездесущая колючая проволока, пробуждающая в глубине души доселе мирно дремавшую там тягу к пацифизму...

Впрочем, договориться нам удалось, солдатик махнул рукой куда-то за горизонт, и мы отправились дальше.


Тимур Хорев:  Строгие ряды «Ан-24» кончились, а вдалеке у ангаров показались первые силуэты легких самолетов и вертолетов. Но к этому моменту нас больше всего интересовали не они, а маленький домик у стоянки... И вопрос — кто доберется туда первым: редакция ЛКИ или дождь из стремительно наползающей тучи? Порывы совершенно не авиационного ветра гоняли по бетону пыль. В воздухе пахло грозой.

Мы успели в последний момент, когда мрачная тень уже накрыла маленький аэродром и по крышам застучали отдельные крупные капли. Среди самолетов я узнал знакомый белый силуэт — легендарную Cessna Skyhawk. Но что-то в ней было не так. Вроде и хвост на месте, и крылья, и даже озорные рыжие полоски на фюзеляже... Я присмотрелся повнимательнее.

126KB
Для сравнения — внешний вид Cessna 172C Skyhawk.
127KB

И тут меня как из ушата окатили. Малышка! «Цессна» оказалась намного меньше, чем я представлял себе по летному симулятору. А теперь я впервые увидел ее вблизи, и миниатюрность самолета упорно отказывалась укладываться в голове. Возьмите небольшой легковой автомобиль, положите поперек десятиметровую доску — и вы получите вполне достоверную картину.

Тем временем порывы ветра окончательно загнали нас в домик. Внутри сидели летчики и неспешно чаевничали.

А мы тут сидим — по шквалистому ветру! — порадовала нас администратор. — Кофе, чай?


За окном хлынул дождь...


Летчики перекусывали и неспешно переговаривались. Потеревшись рядышком, я узнал, что малая авиация в России развивается, хотя и не так быстро, как хотелось бы; что авиапромышленность пока не может предложить ничего, кроме «Гжели»; что «Цессна» дорога в эксплуатации, и учиться на летчика будет дешевле на «Катанах», когда они прилетят; что у «Цессны» нет взлетного режима двигателей — все, вплоть до максимальных оборотов — номинальные.


Алексей Шуньков:  я расчехлил камеру и принялся изучать интерьер. Внутри было на что посмотреть — фотографии самолетов на стенах, чудные приборчики и огромная, в полстены, карта Москвы, покрытая линиями, окружностями и цифрами. Тем временем дождь почти перестал, а небо над аэродромом стало нехотя расчищаться. Тимур изловил одного из летчиков и уже получал персональный вводный инструктаж.

Выслушав все о штурвале, педалях, приборах, закрылках и триммерах, он с замиранием сердца спросил:

А порулить дадут?

В первый полет — ни в коем случае! Исключено. Все, что разрешают курсанту в первый полет — это немного подержаться за штурвал.

Тимур на глазах поник и даже, кажется, стал как-то немного поменьше ростом. Впрочем, как оказалось впоследствии, некоторые летчики гораздо демократичнее других.

Ну что — кто тут летит? — раздался голос за спиной. — Загружайтесь!

...Пришла пора полететь по-настоящему. А для этого надо выкатить из ангара старый добрый четырехместный самолет Cessna С172SP. Мертвую петлю на нем не сделаешь, но он для этого и не предназначен. Он прост и удобен, как велосипед. Он понятен и надежен. В его винтиках, шпунтиках и рукоятках невозможно запутаться. Наконец, это самый успешный самолет своего класса, и вот уже многие поколения буржуазных летчиков делают свои первые шаги в небо на «Цессне».

«Лучшие компьютерные игры», №6 (43) 2005

Летать не умеют, но — орлы!

— Волнуетесь?

— Да.

— Первый раз?

— Нет, я волновался и раньше.

х/ф «Аэроплан»

Тимур Хорев:  Инструктор Михаил развернул самолет, ловко присев ему на хвост и перебирая ногами. Переднее шасси оказалось при этом в воздухе, всем своим видом доказывая, что вес в полной мере соответствует размеру.

И вот дверь самолета открыта, место пилота ждет меня — чего же я медлю? И почему так дрожат коленки?

Ну и что, что он маленький... — уговаривал я себя. — Зато простой, надежный и неубиваемый. После мертвых петель на виртуальном «Як-52» он и вовсе покажется автобусом. Вперед!

С этими мыслями я храбро шагнул к двери и врезался лбом в крыло.


Чтобы забраться на место пилота
146KB
Именно так разворачивают небольшие самолеты.
(слева) и второго пилота (справа), надо отодвинуть сиденье назад. Специальных дверей для пассажиров нет — на задние сиденья надо забираться через ту же переднюю дверь, по принципу «Оки». Даже изнутри кабина больше всего похожа на салон обычного автомобиля.

Я сел и сразу же крепко-накрепко пристегнулся. Инструктор помог отрегулировать сиденье, чтобы ноги доставали до педалей, и выдал комплект наушников с микрофоном.

Мы будем переговариваться через них, — сообщил он. — Еще одна пара наушников будет у пассажиров.

А эта кнопка на штурвале?..

Это для общения с диспетчерами. Ими займусь я, ты кнопку не трогай.

Двери закрыты, прозрачный плексиглас отделил нас от внешнего мира. Пока я надевал наушники, Михаил завел двигатель.

Я взялся за штурвал, посмотрел прямо перед собой, и беспокойство неожиданно куда-то ушло, вдруг сменившись полным умиротворением. Я узнал этот звук мотора, эти до боли знакомые очертания кабины самолета в Microsoft Flight Simulator. Передо мной были приборы — верные друзья курсанта. Они словно говорили: «Ну вот, а ты боялся! Ты же столько часов пялился на нас, проходя курс Рона Махадо. Мы даже проградуированы в привычных тебе футах и узлах. Смелее!»

Совет: единственная разница состояла в том, что, сидя за штурвалом самолета, я свободно видел капот — в виртуальной кабине Microsoft Flight Simulator камера по умолчанию расположена намного ниже. Если вы поднимете ее (Shift+Enter) на пару уровней вверх, то капота не увидите (его там вообще нет), но вид будет реалистичнее.

Инструктор связался с диспетчером, получил разрешение выруливать на предварительный старт, дал газ, и «Цессна» неторопливо поехала в сторону дорожки. Вдоль обочины проплывали синие грибы фонарей.

На земле самолет управляется педалями, — раздался голос Михаила в наушниках. — В какую сторону хочешь повернуть, туда и суй ногой. Держись желтой полосы. Самолет не машина — ему можно и должно ехать по сплошной.

142KB
Для сравнения — панели управления.
114KB

Я не привык к педалям — во всем мире их заменяет ось джойстика. Самолет с грехом пополам держался на дорожке.

На предварительном старте, перед взлетной полосой, инструктор еще раз связался с диспетчером, получил разрешение на исполнительный, дал газ и уверенно вырулил на взлетную полосу. Получил разрешение на взлет и повернулся ко мне:

Я педалями удерживаю самолет на оси. На скорости в шестьдесят узлов — он показал на прибор — плавно тянешь штурвал на себя. Готов?

И это после того, как мне грозили, что и близко не подпустят к штурвалу!

Г-готов!

Взлетай! — с этими словами Михаил вдавил газ, и двигатель, взревев, потащил нас по полосе.

Я уже ждал тряски и перегрузок, но «Цессна» катила вперед сравнительно мягко. Когда стрелка спидометра перевалила за 60, я плавно потянул штурвал, и земля за плексигласовыми окнами провалилась куда-то вниз.

Из состояния обалдения меня вывел окрик инструктора.

Все, не тяни на себя! Гагарин! Переводи в горизонтальный! — штурвал дернулся, и самолет быстро опустил нос. Я понял, что только что едва не попытался взмыть в небо свечкой, и устыдился.

Обычная ошибка новичков, — пояснил Михаил, когда мы перешли в режим набора высоты.


В подмосковном небе нельзя летать по принципу «кручу-верчу, куда хочу». Диспетчеры строги, военные — еще строже. Самолет должен выполнять заранее утвержденный план полета, и никак иначе. От аэродрома Остафьево — на запад, на Троицк (двадцать километров), затем на Каменку (до нее — тридцать семь километров), после этого на Скурыгино (двадцать три), и снова в сторону Троицка. По времени — сорок пять минут.

Самолет летит сам

На шею не дави! На шею не дави!

м/ф «Карлсон, который живет на крыше»

Итак, нужно набрать высоту и следовать на Троицк. Михаил направил самолет на нужный курс, ловкими движениями оттриммировал его и передал мне управление.

Набери высоту в триста метров и держи курс во-он на ту белую трубу.

Я схватился за управление и уставился на приборы, как суслик на бампер.


Под крылом самолета раскинулся удивительный вид — свежеумытое дождем Подмосковье с высоты в двести метров. По миниатюрным дорогам катаются умильные автомобильчики, игрушечные леса сменяются маленькими деревеньками, зелеными лоскутами полей и колхозами, по которым бродят стада микроскопических коров.

На заметку: Бутовское экспериментальное железнодорожное кольцо у Варшавского шоссе, к югу от МКАД, видно на всех подробных картах и спутниковых снимках (Google Maps, Google Earth). Ориентируясь по нему, легко найти и аэродром Остафьево.

На горизонте белой полосой виднелась Москва, а впереди высились многоэтажки Троицка — такие же игрушечные, как и все внизу. По земле бежали тени от больших дождевых туч. Они напоминали зловещих медуз, свесивших к земле полупрозрачные сырые щупальца.

Ничего этого я не видел. Я смотрел на приборы, и лишь изредка выглядывал наружу. После плоских пейзажей симулятора реальный вид за плексигласом завораживал и пугал — и я снова переводил взгляд на успокоительные приборы. Скорость, высота, вариометр, курс, крен, скорость, высота, вариометр, курс...

На высоте трехсот метров я попытался оттриммировать самолет на горизонтальный полет. Получалось плохо — приходилось вращать колесо вверх-вниз, одновременно пытаясь удержаться на курсе. Стрелка, словно дразнясь, никак не хотела вставать в ноль, обозначая то набор высоты, то спуск.

109KB
Примерно так выглядит земля с высоты 300 метров...

Вперед смотри, — раздался строгий голос в наушниках. — У нас полет по визуальным правилам, не гипнотизируй приборы. И не тяни на себя штурвал.

Но я не тяну!

Тянешь, просто не замечаешь. Самолет потому и называется самолетом, что летит сам. Не мешай ему это делать!


Я действительно сражался с машиной, пытаясь заставить ее лететь в нужном направлении с нужной скоростью и на нужной высоте. Эта привычка выработалась в симуляторе, где я по обыкновению устанавливал погоду на Fair Weather — «ясно, ветер слабый». Реальная же погода в тот день больше подходила под определение Building Storms — отдельные дождевые тучи и восходящие потоки воздуха.

Самолет постоянно водило, приподнимало и опускало — я чувствовал каждое движение собственным седалищем. «Цессна» упорно уходила с курса, и я так же упорно возвращал ее туда движениями штурвала.

Троицк. Под нами многоэтажки. Инструктор посмотрел куда-то направо, а потом вдруг схватился за штурвал и энергичными движениями несколько раз накренил самолет влево-вправо.

Там нам строители с крыши махали, — пояснил он. — Думали, мы их не видим. Я им помахал крыльями...


Маршрут был обозначен на жидкокристаллическом экранчике прибора GPS. Мы подходили к началу треугольника.

Разворачивайся на новый курс.

Я повернул штурвал влево и слегка взял его на себя, чтобы не потерять высоту. В авиасимуляторе больше привыкаешь к крутым поворотам, но в настоящем самолете угол крена всегда кажется больше. Поэтому развернулись мы сравнительно неторопливо. Педалями я не работал, так что поворот, в целом, был довольно грязненький, со скольжением.

Выводи, выводи! — скомандовал инструктор, когда я, залюбовавшись картинкой на GPS, забыл вернуть самолет из крена.

Наперегонки с дождем

— А хотите, я из самолета выпрыгну?

— Нет, не хочу.

— А я хочу.

х/ф «Мимино»

Пятнадцать минут, полет нормальный. Несколько раз начинало ощутимо трясти. В первый раз, когда началась болтанка, инструктор показал на большое дождевое облако справа:

Облако подсасывает воздух, образуется ветер, — пояснил он.

Мы шли на высоте трехсот пятидесяти метров. На самых спокойных участках полета я даже пытался объяснить что-то в камеру, но получалось, прямо скажем, не слишком разборчиво — шум двигателей в самолете намного громче, чем можно было бы предположить.

В какой-то момент Михаил обратил мое внимание на громоздкое сооружение, степенно проплывающее мимо. И уточнил: — Радар ПВО.

Больше всего конструкция походила на генератор защитного поля для «Звезды Смерти».


Когда полет подходил к концу и мы уже снова были над Троицком,
140KB
Этот самолет способен сесть даже в режиме планирования...
Михаил помрачнел и показал на небольшое, но угрожающего вида облако:

Идет на наш аэродром. Надеюсь, мы будем там раньше.

Через минуту самолет затрясло. Мы летели прямо на тучу, а торец взлетно-посадочной полосы был на двух часах. Тряска усилилась, и инструктор взял управление в свои руки. Он выпустил закрылки на полные сорок пять градусов и аккуратно вел «Цессну» к аэродрому, одновременно разворачивая ее. Облако было уже почти над нами, и ветер ощутимо мотал маленький самолетик.

Борт двести тридцать, посадку, перелет пятьсот метров.

Борту двести тридцать посадку разрешаю, перелет пятьсот.

Полоса надвигалась медленно, но неотвратимо, самолет болтался из стороны в сторону, но инструктор парировал порывы быстрыми и точными движениями штурвала. Когда мы оказались на посадочной траектории, то были уже перед самым торцом. Я бросил взгляд на вариометр — стрелка словно прилипла к цифре «5», инструктор дело знает. Мы спускались к земле, теряя два с половиной метра высоты в секунду, на скорости в сто тридцать километров в час. Плавно, словно в замедленной съемке, на нас надвигался бетон.

Самолет приподнял нос и коснулся колесами земли — ощутимо, но не так грубо, как я ожидал. Через несколько секунд опустилось и переднее шасси. Мы совершили посадку.

Борт двести тридцать, освободил по первой.

Темна вода во облацех. Загадочен небесный язык.

...Неувядаемой славой покрыли себя самолеты модели Cessna C172 в 1987 году, когда юный немецкий авантюрист Матиас Руст решил прорваться через «железный занавес» и посадить свой самолетик на Красной площади аккурат в День Пограничника.

«Лучшие компьютерные игры», №6 (43) 2005

Полным-полна коробочка

— Да это я шалю! То есть балуюсь!

м/ф «Карлсон, который живет на крыше»

Когда кончился дождь и небо снова стало ясным, мы решили еще разок подняться в воздух и сделать пару кругов. На место пилота сел Стажер.

Инструктор почувствовал в Алексее человека, на симуляторах не натасканного, к полетам не привычного, в целом — легкую добычу. Поднимая самолет в воздух, Стажер еще не знал, что ему предстоит пережить через пару минут... Но — дадим ему слово.


Алексей Шуньков:  Буду краток. Было страшно. Пожалуй, не менее, чем Тимуру (уж простите, не могу упустить случая поддеть коллегу).

Итак, едва сев в кресло пилота и нацепив наушники, я тотчас же убедился, что в ушах не слышно звука дыхания. То есть микрофон, похоже, включен не постоянно, а приводится в действие по мере надобности. Украдкой взглянув на инструктора, я вычислил и нужную кнопку — она располагалась на штурвале слева. Общаясь с диспетчерской, он ловко вжимал ее большим пальцем, и тогда в ушах отчетливо раздавался голос. Ага, понятно.

98KB
На «два часа» — полоса. Заходим на посадку...

Вы уже догадались, что это была за кнопка? В общем, на протяжении доброй полуминуты не только инструктор, но и вся диспетчерская с интересом прислушивались к вопросам начинающего пилота — куда тянуть, как крутить и где здесь газ. А потом Михаил заметил, на что я жму перед каждой фразой, и решительно посоветовал больше так никогда не делать. Микрофон же работал проще — он включался на громкий голос, игнорируя фоновые шумы...

Второй эпизод пришелся на самый конец полета. И тут я позволю себе еще немного съязвить в адрес коллеги-редактора — такого приключения на его очередь не выпало.

Этот короткий рассказ надо, наверное, начинать так: «Неладное я заподозрил еще тогда, когда инструктор вдруг проверил ремни безопасности и взялся за штурвал со словами: — А теперь мы немножечко похулиганим...».

Сделал он следующее: заглушил двигатель и выжал штурвал от себя. Ну, то есть, перевел самолет в пикирование. И теперь представьте себе такую картину. На высоте двухсот пятидесяти метров вы видите, как винт полностью останавливается. Звук моторов стихает, и самолет стремительно несется к земле. Впереди — деревья. Прямо перед глазами. Они приближаются. А... Аа... Аа-а-а!

Михаил потянул штурвал на себя и включил двигатель. — «Цессну», — спокойно пояснил он, — почти невозможно разбить. Она планирует даже при выключенном двигателе, мы могли бы посадить ее, не заводя мотор...

Нет, без слов. Это надо пережить.


* * *

Тимур Хорев:  Солнце уже коснулось горизонта, и с востока наступали сумерки. Автомобиль вез притихших редакторов ЛКИ обратно к цивилизации. Вот краткие итоги «тест-драйва».

  • Самолет Cessna C172 Skyhawk воспроизведен в MSFS 2004 очень реалистично от кабины, приборов, звуков и до летной
    147KB
    Инструктор Михаил показывает проделанный путь.
    модели.

  • Добиться лучшего ощущения самолета можно с помощью штурвала (они встречаются в западных интернет-магазинах) и специальных педалей для авиасимуляторов: их недавно анонсировали на выставке E3. Джойстик — неплохая альтернатива, но навыка обращения с педалями он не даст.

  • Я пришел к выводу, что система силовой обратной связи (Force Feedback) джойстика не даст такого эффекта присутствия, как вибрация. В реальности сопротивление штурвала почти не чувствуется, а вот вибрация несет море полезной информации, позволяя, к примеру, почувствовать болтанку или точно определить момент касания при посадке.

  • В MSFS 2004 земля воспроизводится достаточно реалистично. Я бы сказал, «бедновато, но чистенько», особенно если установить встречающиеся в сети фанатские модификации текстур.

  • А вот с небом — беда. Полноценных облаков и вообще погоды средствами симулятора добиться сложно, если не использовать специальные платные дополнения от сторонних разработчиков (например, ActiveSky или Flight Environment).

Cessna Skyhawk С172SP
 Высота самолета  2,7 м
 Размах крыльев  11 м
 Максимальная загрузка  380 кг
 Взлетный вес  1,111 кг
 Дальность полета  свыше 1000 км  
 Пробег при взлете/посадке  288/168 м
 Потолок  4115 м
 Максимальная скорость  228 км/ч
 Скорость сваливания с
выпущенными  закрылками
 87 км/ч

А еще на аэродроме я заметил под брезентом очертания вертолета Robinson R22. Точно такой же есть в Microsoft Flight Simulator 2004! К тому же вокруг реализации вертолетов в MSFS 2004 уже давно идут споры. А что если...


Редакция «Лучших компьютерных игр» благодарит гостеприимный авиаклуб и лично летчика-инструктора Михаила Мигунова за незабываемый полет.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
8.5
проголосовало человек: 77
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования