КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

АНАЛИТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№1 (38) январь 2005
вид для печати

Особенности национальных стратегий

Этот текст публикуется с любезного согласия автора, Кена Катбертсона, известного специалиста по Civilization и Medieval: Total War. Он просил вас предупредить, чтобы вы не воспринимали его чересчур всерьез...особенно если вам доведется столкнуться с ним в игре лицом к лицу.


Я вот уже десять лет играю в походовые стратегии, предпочитая реальных соперников компьютеру. В моей базе скопились сведения о 542 противниках, с которыми мне посчастливилось скрестить клинки. И вот недавно я решил перечитать всю базу — и обнаружил, что национальная принадлежность игрока чаще всего оставляет отпечаток на его тактике и стратегии. Кажется, тут есть какая-то связь с историей его страны...

Австралийцы

Сила австралийца — в полнейшей непредсказуемости. Они могут играть теми войсками, которые не строит никто, атаковать самого дальнего от себя соперника, платить дань только затем, чтобы напасть через пять ходов... Австралиец никогда, видимо — из принципа, не объявляет войны, хотя союзов обычно держится.

Стиль австралийца в атаке — если тут вообще есть что-то стабильное — в разрушении материальных ценностей. Где другие пытаются сохранить их для себя — австралиец ломает все подряд, и потому, если его нападение захлебнется, он не окажется в невыгодном положении.

Слабое его место — планомерное развитие. В долгой гонке за техническим прогрессом или промышленным ростом он обычно отстает на круг.

Американцы

Американцы всегда ставят на технический прогресс. Войска из “верхушки” дерева развития — вот их выбор. Они никуда не спешат, строят сильную экономику и активно развиваются в отведенных им изначально пределах. После чего, по заветам Вильсона, дожидаются, пока соперники измотают друг друга войной — и оказывают кому-то из них “братскую помощь” с летальным исходом для обоих.

Американские игроки питают чрезвычайную слабость ко всему, что летает. Наземная техника куда менее интересна. При атаке на вражескую территорию они стараются сразу же проскочить до самой ее середины и только там начать боевые действия. Порой это дает возможность тем временем пробраться на их базу.

Если хотите победить американского игрока — удивите его. Сделайте то, чего не делает никто, и у вас появится отличный шанс.

Англичане

Англичане питают слабость к экзотическим войскам — тому, что летает, плавает, копает тоннели, колдует заклинания и так далее. Простая, честная пехота — это не по-английски. Британцы владеют какими-то тайными секретами скоростного перемещения, потому что вечно оказываются там, где их и быть-то не может, согласно законам геометрии и кинематики.

При этом англичанин обычно плохо умеет обороняться. Видимо, сказывается национальная привычка к безопасной жизни на острове. К длинным сухопутным границам он не приспособлен. Особый талант у английских игроков к изобретению комбинаций способностей, заклинаний и т.п.

Англичанин — хороший союзник, потому что почти никогда не нарушает обязательств, не предупредив об этом заранее. Но это не значит, что его можно обдурить: таких вещей он не прощает, и откуда только силы берутся...

Китайцы

Китайские игроки — прирожденные мастера обороны. Они претендуют на чужую территорию только тогда, когда это им Действительно Нужно (то есть когда вся старая территория уже застроена без единого свободного кусочка).

Не льстите себя надеждой застать китайца неподготовленным к войне. Он готов всегда и ко всему, включая вторжение конной авиации при поддержке эльфийских парашютистов.

Беда китайского игрока — в том, что он не спешит. С олимпийским бесстрастием он игнорирует возможность технического и любого другого отставания, полагая, что упорство стоит большего. И он в чем-то прав.

Немцы

Немец всегда в курсе всех дебютов, изобретенных человечеством, знает среди них лучший и выбирает его с вероятностью 0,99. Поэтому шпионы во время турниров собираются именно у их столов.

Только не ошибитесь: выбор немца действительно оптимален. Ваш единственный шанс (кроме создания антинемецкой коалиции) — в подготовке чего-то специально против его дебюта. Потому-то немецкие игроки так часто выигрывают первый тур состязания, но нередко срываются на втором.

Немцы очень не любят рисковать. Как правило, затевая войну, они обладают подавляющим превосходством на направлении главного удара. Помогает против них тактика “связывания”, когда главный клин задерживают всеми силами, пытаясь одновременно отхватить что можно на других линиях.

Русские

Русский стратег славен тем, что извлекает нечто из ничего. Если по жребию ему достались сплошные болота и тундра — не спешите праздновать победу. Если вы сумели отрезать его от шахт — бойтесь, это он вас заманивает. Увидев в качестве его “армии” толпу крестьян — не спешите глумиться: излюбленная тактика русского — быстрая атака очень многочисленным войском.

Слабость у него та же, что в реальности была в обеих Мировых Войнах: русский не считается с потерями. Потому в играх, где полагается обходиться малой кровью, он не столь силен.

Будучи оставлен без внимания, русский стремительно распространяется по карте; но строительство коммуникаций обычно оставляет “на потом”, давая тем самым шанс противнику.

Французы

Француз славен тем, что занимается всем сразу, строит единовременно четырнадцать планов и еще девятнадцать осуществляет. По нему никогда не поймешь, где он на самом деле собирается делать главный удар, и вообще — намерен он его делать или просто вышел поразмяться.

Играя против француза, стоит действовать от нападения, потому что его защитные сооружения обычно продуманы хуже агрессивных планов. Но остерегитесь считать его разбитым — француз часто вырывает победу в последний миг.

Главная слабость француза — в том, что зачастую он понятия не имеет, что же делать с захваченной территорией. Нередко через полсотни ходов она находится в такой же разрухе, как сразу после захвата.

Шведы

Шведский стратег отличается тем, что без малейшего колебания ломает все то, чего не может захватить или удержать. Если он сомневается, сможет ли закрепиться во вражеском городе, он ничтоже сумняшеся продает в нем все строения и рушит окрестные дороги, когда любой другой на его месте лелеял бы надежду ими воспользоваться. Если в сетевой “Цивилизации” вы видите руины городов — вы можете догадаться, с кем имеете дело.

Шведы в совершенстве владеют техникой десанта и предпочитают избирать себе противников не из непосредственных соседей — в результате они нечасто воюют на собственной территории. Их любимая стратегия — не подчинить, а обессилить всех соперников.

Если хотите победить шведа — попробуйте повторить его тактику, высадившись на его территории. Не зная, с какими силами вы подошли, он может и сам порушить собственные угодья...

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.3
проголосовало человек: 136
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования