КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

АЛЛЕЯ СЛАВЫ ГЕРОЕВ

Автор материала:
Тимур Хорев
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№7 (68) июль 2007
вид для печати

Магна Медив

— Говорят, будто ты не советчик, а горевестник, ибо вести твои всегда скорбные и грозные!

— Потому что являюсь я в годины бедствий, — отозвался Гэндальф, — являюсь, когда нужна моя помощь.

Дж.Р.Р. Толкин, «Властелин колец»

Имя: Магна Медив

Род занятий: маг, колдун, пророк.

Родился: 559 год.

Умер: 583 год (0 по новому календарю).

Воскрес: 589 год.


Этот человек был и остается самым могущественным колдуном Азерота. Он принес ужасные несчастья своему королевству и сумел спасти целый мир, встав серым кардиналом у истоков альянса смертных рас. Он умер за свои грехи и воскрес. О нем слагают легенды и им пугают маленьких детей перед сном. Его вспоминают с проклятием на устах, и его пророчества помнят и вожди Орды, и предводители Альянса. Много загадок до сих пор не раскрыто в биографии знаменитого волшебника Медива, последнего стража Тирисфала.

Досье
 110KB

Магна Медив. Он же — последний Страж. Он же — Черный Ворон. Он же — старик Ньеласыч. Величайший маг и колдун Азерота. Умен, вспыльчив, назойлив. Ради знаний и власти пойдет на все. Стремится манипулировать эльфами и орками, что, впрочем, ему удается. Главное хобби — заваривать кашу и потом ее расхлебывать. Род занятий — легенда прошлого. Характер пророческий. Не женат.

Отмеченный тьмой

Магна Медив родился в столице королевства Азерот (позже — королевство Штормовое) осенью 559 года по традиционному летоисчислению и в 45 году до вторжения орков. Его матерью была Магна Эгвинн, могущественная героиня в должности Стража Тирисфала, а отцом — придворный маг Штормового, Ньелас Аран.

Чтобы понять историю коротких взаимоотношений мага и воительницы,  113KB надо заглянуть в прошлое — на тысячи лет назад, когда тайное общество магов и высших эльфов основало еще более тайное общество для борьбы с демонами Легиона, проникавшими там и здесь в Азерот. Совет избирал стража для борьбы с демонами и наделял его неограниченной силой и полномочиями. Стражи Тирисфала были настолько засекречены, что даже короли о них ничего не знали (или же хорошо это скрывали). Эгвинн много сотен лет сражалась с демонами и почти за тысячу лет до рождения Медива победила на далеком севере повелителя демонов Саргераса. Сейчас же, устав от занудства совета Тирисфала, предлагающего ей уйти в отставку с поста Стража, она решила передать свои силы и должность сыну.

Эгвинн задумала сделать из сына могущественного волшебника. Тут-то на глаза победительницы демонов и попался талантливый и умелый, но самонадеянный и неискушенный в любовных интригах придворный маг Ньелас Аран. Он влюбился в Эгвинн, не понимая, что та просто использовала его как источник ценных генов.

Позже в летописях рыцарь сэр Андуин Лотар писал: «Ребенок-волшебник Медив родился от придворного мага и таинственной путешественницы. После рождения женщина исчезла, а ребенок остался при дворе под защитой королевства». Лотар близко знал Медива — ведь они воспитывались и с детства играли вместе, втроем с принцем Ллейном, который родился на пять лет позже волшебника. Позже король Ллейн Уиринн Первый так отзовется о Медиве: «Это был обычный мальчик — только немного замкнутый».

Назвав сына «Медив», что на древнем эльфийском означает «хранитель секретов», Магна Эгвинн надолго оставила его без внимания, по привычке надеясь на свои планы и на то, что в зрелом возрасте его магическая сила сама себя проявит. Она действительно проявила — но ни отец, ни мать не знали, что побежденный титан Саргерас сумел спрятать свою психоматрицу в Эгвинн, через много сотен лет проникнуть в плод через плацентарный барьер и затаиться в сыне-волшебнике. Сила стража Тирисфала, волшебников Даларана и демонов Пылающего легиона соединилась в щуплом ученике придворных магов.

Потом произошло то, что можно назвать «историей Гарри Поттера наоборот».

Отец, который не выжил

— Я почувствовал возмущение в великой Силе. Боюсь, произошло что-то ужасное...

х/ф «Звездные войны»

571 год. Царствование короля Уиринна Третьего. Дети растут, и Медиву исполняется двенадцать лет (по другим данным, события произошли на его четырнадцатый день рождения — возможно, в 573 году). Медив уже учится магии при дворе и  112KB проявляет недюжинный талант волшебника. Однако продолжить учебу ему не суждено — в ночь на свой день рождения он видит кошмары: темные фигуры, которые преследуют друг друга над глубокими пропастями. Проснувшись, юный волшебник отправляется в спальню к своему отцу, магу Ньеласу Арану. Тот, увидев взъерошенного сына, заподозрил жар и положил руку ему на лоб. По словам свидетелей, в тот же миг в глазах мальчика загорелось адское пламя и вспышка магической энергии в эфире переполошила всех клириков из расположенного рядом Нортширского аббатства. Сотни волшебников прибежали на поднявшийся в тонких планах энергии шум и сумели обездвижить Медива. Мальчик походил на одержимого и страшно кричал — через его тело проходили токи магии неслыханной силы. Отец был без сознания и словно одеревенел.

Волшебный ураган усиливался. Клирики были, мягко говоря, несколько встревожены. Пошли слухи об эвакуации Штормового. Буря продолжалась несколько часов или несколько дней — точно этого сейчас не скажет никто. Тогда время словно замерло — возможно, это был побочный эффект магического шторма. Но в один момент бушевавшая магия вдруг стихла — отец и сын рухнули на пол. Ньелас Аран был мертв, жизнь из него была высосана. Медив впал в глубокий летаргический сон.

После недолгих совещаний короля и аббата спящего мага решено было перенести в Нортширское аббатство в лесах под Штормовым — для его блага и подальше от двора. Было ясно, что юноша опасен. Но никто не подозревал, насколько.

После этого история стала напоминать искаженную версию «Спящей красавицы».

Часы — лучший подарок

Бойся данайцев, данайцы по скромности редкой

Сами тебя не попросят данайцев бояться.

Дмитрий Филиппов

 46KB
Склонность к пророчествам разной степени мрачности была присуща нашему герою всегда.

577 год. Королевство Азерот празднует взросление принца Ллейна. На торжественный ужин созваны тысячи гостей. Среди приглашенных, разумеется, нет Медива — за шесть лет все уже и думать забыли про спящего магическим сном волшебника.

А он про них не забыл. Вот, как описывает события вечера сэр Лотар: «Задул холодный ветер — сначала это был легкий сквозняк, но он усилился, и под ударами ветра слетели с петель двери в зал. В проходе показалась темная фигура, летящая по ветру, как хищная птица. Факелы вокруг зала вспыхнули синим цветом, и мы увидели Медива. Он приземлился у стола короля, и стражники повскакивали с мест. Одним легким движением руки он обездвижил их. А потом сообщил, что наконец сумел овладеть своей силой, успокоил дух и тело, пробудился и поспешил в крепость Штормового, чтобы отблагодарить двор за доброту и посетить праздничную церемонию».

Поверить в добрые намерения волшебника было нелегко.  86KB Влететь в пиршественный зал без объявления и прилюдно унизить стражу короля — не лучший способ заручиться поддержкой двора.

Это интересно: как видите, страсть к полетам и эффектным появлениям была у Медива еще в юности. Много лет спустя волшебник почти так же появится перед лицом короля Теренаса и принца Артаса.

Из-под развевающихся одежд Медив вынул подарок, который отнюдь не разрядил обстановку. Это были большие обсидиановые песочные часы, в которых пересыпался белый песок. Трудно лаконичнее выразиться в духе «я отмерил вам срок жизни». Пока на глазах короля, юного принца и гостей песок сыпался, не наполняя нижнюю часть и не иссякая в верхней, Медив сопроводил подарок речью. Он сказал, что песок представляет собой людей королевства, и, пока не пересыпался весь песок, царство короля Уиринна не падет.

С виду изящный предмет походил на волшебную безделушку, но мало кто сомневался в том, что в этом артефакте таится зловещая сила. Часы поставили в дальней комнате дворца и постарались о них забыть. Медив самоустранился — он ушел на восток и занял древнюю башню Каражан под свою лабораторию.

Каражан разбушевался

— Есть у нас сомнение, что ты, мил человек, стукачок.

х/ф «Место встречи изменить нельзя»

Был ли Медив к тому времени человеком, или им управлял повелитель демонов Саргерас? Скорее всего, титан, доставшийся магу по наследству от матери, влиял на мотивы и тайные желания Медива. При этом очевидцы отмечают, что вел себя волшебник-затворник вполне естественно — конечно, он был высокомерным, грубым, витал в облаках и ни в грош не ставил окружающих. Но так ведут себя многие могущественные волшебники. Но он прекрасно осознавал, что в его душе сидит чуждая сущность. «Саргерас научил меня тому, чему не смогла научить ты!» — эти слова он позже бросит в лицо матери.

 150KB
В этой неуютной башне Медив обитал до конца жизни.

Мы не знаем, чем занимался Медив в своем добровольном заточении. Не знали этого и маги организации Кирин-Тор города Даларан. Новая фигура, да еще столь сильный волшебник, занимающийся темными делами в древней проклятой башне, — это повод для беспокойства. Даларан отправил волшебнику ученика — молодого, подающего большие надежды, но не слишком ценного для ордена мага Хадгара (по-гномьи это слово означает «Вера» или «Верный»). Никто особо не надеялся на то, что через Хадгара удастся разузнать побольше о загадочном маге. Однако Медив принял посланца в башне и, немного посмеявшись над наивными попытками круга Тирисфала шпионить за ним, сделал Хадгара своим учеником.

В то время, кроме мага и его ученика, в башне Каражана жили лишь два человека. Первым был хмурый и задерганный дворецкий Мороуз — он посоветовал Хадгару не обращать внимание на загадочные видения, наполнявшие башню, и показал, как он сам справляется с проблемой: при помощи надетых на глаза конских шор. Повариха была еще менее общительной — она готовила на четверых жителей башни и на гостей; магией же не интересовалась вообще.

Шли годы, и магические эксперименты Медива постепенно стали сказываться на состоянии дел в королевстве. Сэр Андуин Лотар пишет: «Прошло шесть лет, и в стране постепенно распространилась гниль. Богатейшие почвы королевства не давали урожая. Дети заболевали и не могли полностью поправиться. Даже настроение жителей Азерота упало. Погода в сезон сбора урожая была необычно холодной, а летом солнце выжигало землю так, что работать без прикрытия тени было невыносимо. Ни клирики, ни маги не могли объяснить причину происходящего. Люди все больше отчаивались...»

Сейчас мы знаем, что в эти годы, пока на далеком Драэноре демоны подчиняли своей власти орков, Медив занимался тем, что налаживал связь с предводителем Орды, колдуном Гуль-Даном и разрабатывал технологию создания портала между мирами. Тогда этого не знал никто, и даже Хадгар не догадывался о том, куда иногда отлучается его сенсей, и почему от одежды Медива пахнет болотной тиной.

Тревога нарастала. Близился нулевой год по новому летоисчислению. На пороге была Первая война.

Смерть — только начало

— Он улетел, но он обещал вернуться — милый!

м/ф «Карлсон, который живет на крыше»

В 583 году по традиционному календарю Медиву удалось вместе с орками-колдунами открыть Темный портал в дальних болотах. Мир уже никогда не будет прежним.

О вторжении ученик мага Хадгар узнал, столкнувшись в коридоре башни с полуорком Гароной, агентом и дипломатом Орды. Но даже тогда он не заподозрил причастности учителя к появлению в болотах нового народа. В крепости Штормового о вторжении узнали одним туманным утром. Принц Ллейн вломился в зал, где завтракал отец, с песочными часами — подарком Медива — наперевес. Король Уиринн Третий взял из рук сына часы, и его бросило в холодный пот — песок в них почти пересыпался. Когда упала последняя песчинка, в ворота Штормового ударил таран — по странному стечению обстоятельств рейд
 149KB
В Черной трясине Медив, еще молодой волшебник, помог колдунам Гуль-Дана открыть портал между мирами.
орков на Штормовой был назначен именно на это утро. Сбылось пророчество мага. Началась кровопролитная война, и никто не вспомнил про скрытного колдуна, сидящего в башне Каражана. Проблема орков беспокоила Хадгара, но, когда он спросил Медива, не собирается ли тот сделать что-то с угрозой из болот, волшебник ответил уклончиво: «Орки — не демоны. Они существа из плоти и крови, и заниматься ими должны воины, а не маги».

Трудно объяснить, зачем лично Медиву понадобилось призывать орков Гуль-Дана. Скорее всего, на пути к знаниям и могуществу уничтожение человечества казалось ему само собой разумеющимся под внушением Саргераса. Титан, темный враг сущего, пообещал Гуль-Дану и Медиву примерно одно и то же, но в разных выражениях.


События на юге континента привлекли внимание Эгвинн, и она внезапно объявилась в Каражане, чтобы потребовать от сына объяснений. В результате недолгой перепалки Медив и Эгвинн схватились. Победила молодость.

Однако убить мать волшебник не смог или не захотел — он лишил ее магических сил и изгнал ее с глаз долой. Эгвинн еще вернется, чтобы доиграть свою роль в истории, а пока давайте взглянем на мага Хадгара, который все это время подсматривал за хозяином башни при помощи магических порталов.

Ученику все стало ясно. Медив — злодей, ответственный за появление орков в болотах. Молодой король Ллейн и рыцарь Андуин Лотар мрачно выслушивают доклад Хадгара и свидетельницы — эмиссара орды Гароны. И вот уже группа героев, в которую вошли все, кроме юного короля, отправляется в башню, чтобы ликвидировать виновника несчастий королевства, который, как выяснилось, не только вытягивал жизнь из самой земли, чтобы подпитать свои силы, но и призвал орды зеленокожих чудовищ.

Кто убил Медива? Теперь точно этого не скажет никто — из свидетелей боя в живых остался лишь Хадгар. Согласно официальной истории, именно он вонзил в сердце своего учителя меч. Сэр Лотар при этом, придавая истории оттенок самурайской легенды, в тот же момент своим мечом отрубил магу голову, обеспечив Саргерасу полное развоплощение. Во время битвы земля вокруг Каражана вплоть до темного леса на востоке была поражена темными энергиями, а сам Хадгар неестественно состарился. Сам он считает, что легко отделался.

Так погиб невольник чести. На том бы и закончилась история беспокойного мага, если бы не его влиятельные родственники.

Семь судеб — один маг

Судьба тех, кому в жизни пришлось быть современником, другом, знакомым или родственником Медива, сложилась не очень удачно. По большей части те, кто знал Медива лично, погибли.

Ньелас Аран, отец. Погиб в 571 году в крепости Штормового,  148KB когда в Медиве проснулась демоническая энергия. Позже неупокоенный дух старого волшебника видели в башне Каражана — все волшебные силы остались при нем.

Магна Эгвинн, мать. В сражении с сыном она потеряла почти все силы, кроме энергии вечной молодости. Была изгнана в Калимдор, в Мульгор. Через двадцать один год после изгнания сумела воскресить сына. Медив своей магической силой обеспечил Эгвинн защиту и тихую старость. Вполне вероятно, что Эгвинн жива до сих пор и обитает в Калимдоре инкогнито. Одни говорят, что она скрывается под видом эльфийки Пайнед в свите Джаины Праудмур в крепости Терамор. Другие кивают на колдунью Табиту, живущую в болоте неподалеку.

Мороуз, дворецкий. Убит Медивом, когда тот окончательно потерял связь с реальностью незадолго до собственной гибели. Похоронен рядом с башней Каражана. Восстал из мертвых и теперь присматривает за соблюдением протокола на призрачном балу.

Повариха, служанка. Убита Медивом, похоронена рядом с башней.

Хадгар, ученик. После второй войны остался на распадающемся Драэноре. Ныне бессменно дежурит в городе Шаттрат, у трона наару, оказывает услуги гида и помогает героям попасть в башню Каражана.

Ллейн Уиринн Первый, друг. Погиб во время Первой войны в результате покушения — убит полуорком Гароной.

Сэр Андуин Лотар, друг. Погиб во время Первой войны в результате нападения орков перед битвой у Черной скалы.

Все тот же сон...

— Я ухожу в историю! Нет, в мифологию! А, плевать куда — я наконец свободен!

м/ф «Аладдин»

 64KB

Могущественные волшебники после смерти очень часто возвращаются в несколько измененном виде (например, с постиранной и выбеленной одеждой). Медив не стал исключением. Волшебника целенаправленно воскресила изгнанная им когда-то мать, воительница Эгвинн. Воскрешение — вещь посложнее битв с демонами, и Эгвинн потратила почти все свои оставшиеся силы на то, чтобы вернуть сына к жизни. Вновь очутившись среди живых, но уже без темной магии Саргераса в сердце, Медив был приятно удивлен и решил исправить свои ошибки, записавшись в Стражи Тирисфала, унаследовав должность от матери. Несмотря на то, что войну против орков люди выиграли (и не одну), мир стремительно катился к катастрофе. Угроза пришла к севера, а с момента вторжения орков прошло уже больше двадцати лет. Иных уж нет, а Хадгар далече.

Чтобы предупредить короля Теренаса и юного принца Артаса об угрозе чумы с севера, Медив по привычке вломился в тронный зал со спецэффектами и выложил все сразу: дескать, надо покинуть страну и плыть на запад, в Калимдор, потому что север уже потерян. Естественно, Медива никто не узнал, пророка сочли ненормальным и увели под белы ручки. Как мы все знаем, и для принца Артаса, и для короля Теренаса кончилось это плохо — и это тоже можно частично возложить на совесть волшебника, не умеющего психологически правильно подать пророчество.

 117KB

Впрочем, были при дворе люди, поверившие Медиву — пусть и не сразу. Зрелище горящего Стратхольма, разрушенного принцем Артасом, убедит любого. Среди поверивших был и молодой орк Тралл, сбежавший из плена и прихвативший своих собратьев для путешествия на запад. В снах Медив подавал ему материал в предельно упрощенной форме: на зеленой полянке орк дерется с рыцарем, а потом с неба падает инфернал и рвет на грелку обоих. Потом происходит масштабная битва людей и орков — с тем же исходом. Редкий орк хладнокровно вынесет несколько ночей ярких трехмерных снов. Что интересно, при первой встрече Тралла и Медива в ответ на презрительное: «Кто ты, человек?» — Медив утробно гугукнул и сказал: «Нет, я уже не человек. Я — нечто иное».

Что было дальше — мы знаем. Медив учел свои ошибки и появлялся перед героями только в критических ситуациях, разрывая шаблон в клочья. Представители смертных рас услышали предупреждение. Традиционно враждующие Альянс и Орда на время объединились, и Медив сумел спасти мир ценой огромных усилий и многих жизней орков, людей и эльфов.

Сразу после того, как стало ясно, что «хорошие» победили, Медив попрощался со всеми, выразившись так: «Корни Древа излечатся со временем, как и весь мир. Были принесены жертвы — так же, как и орки, люди и ночные эльфы отбросили прежнюю ненависть и встали плечом к плечу против общего врага, так и сама природа восстала, чтобы изгнать Тень навсегда. А что до меня, то я вернулся, чтобы убедиться, что будущее есть, — чтобы научить мир тому, что ему больше не нужны Стражи... Теперь же, когда моя задача выполнена, я займу свое место среди легенд прошлого».

И он ушел из мира смертных.

На волшебном посохе огромный набалдашник
 68KB

Медив всегда носил с собой простой деревянный посох с набалдашником в форме сидящего ворона. С ним он открывал свой знаменитый портал, с ним же он выдавал свои знаменитые пророчества оркам, эльфам и королям.

После того, как Медив ушел в историю, его посох вдруг обнаружился в странных местах — в ульях Ан-Кирах повелитель Ктун завладел его основанием, а мертвец Кел-Тузед в летающей крепости Наксрамас обзавелся набалдашником посоха. Сам же посох был разбит на сорок частей и роздан слугам Кел-Тузеда — надо полагать, за особые заслуги. Обошлись с артефактом, чего и говорить, по-варварски, но даже после таких издевательств посох в результате сложных манипуляций и операции изгнания злых чар мог быть восстановлен и использован по прямому назначению колдунами, магами, священниками и друидами.

Кроме того, что посох сам по себе неплох — и мало кто может похвастаться таким исторически ценным предметом, — он может быть использован для открытия портала, через который герои гуськом могут попасть прямо к вратам Каражана.

Медив в наши дни

— Только что на этом месте стояла моя ладья! — закричал одноглазый, осмотревшись. — А теперь ее уже нет!

— Нет, значит, и не было! — грубовато ответил Остап.

И. Ильф, Е. Петров, «Двенадцать стульев»

Великого волшебника больше нет в Азероте, и не так много осталось в живых людей, помнящих Медива. Но, как ни странно, любой желающий может при желании увидеть его и поговорить с ним. Помогают нам в этом пещеры Времени, где драконы Ноздорму  150KB стерегут ключевые события прошлого от вторжения драконов Вечности. Медив, конечно же, присутствует в ключевом событии истории — в моменте открытия Темного портала. И в этом ему помогают как Орда, так и Альянс. Казалось бы, почему бы не дать прошлому измениться, чтобы люди и орки никогда не встретились, а планета Драэнор и мир Азерот так и не соединились? Но — нельзя. Если люди с орками не встретятся, они не объединятся против демонов, и обе планеты порознь падут перед Пылающим легионом.

Встреча с призрачным образом Медива ждет путешественников внутри башни Каражана. С ним не придется драться. Героям будет предложено лишь сыграть партию в шахматы. Будьте внимательны: призрак великого мага иногда жульничает!

Многие утверждают, что видели летающих вокруг башни Каражана черных воронов. Как знать, может, это сам Медив присматривает по привычке за своим старым домом.


***

Магна Медив — к нему можно относиться по-разному. Он заслужил как ненависть, так и любовь. Он чуть не поставил мир на грань катастрофы и вытащил его оттуда, представ вовремя перед нужными гуманоидами. На протяжении более пятидесяти лет мир крутился вокруг него и ход событий подчинялся его воле. Фигура трагического пророка сыграла ключевую роль в событиях последних лет. Он оставил мир на попечение смертных рас, вежливо попрощался и ушел... но не захлопнул за собой дверь. Вовсе не исключено, что, когда над миром вновь нависнет опасность, мы сможем посветить на облака пятном прожектора с силуэтом волшебной шляпы, и Медив вернется.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.7
проголосовало человек: 532
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования