КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ЛЕГЕНДЫ И СКАЗАНИЯ

Автор материала:
Евгений Красников
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№8 (105) август 2010
вид для печати

Дракула

«Ибо кровь есть жизнь»... Из капель крови, пролитых в борьбе за независимость крошечного княжества Валахия и за единовластие в нем, но также из мести, жестокости и жажды вечной жизни вырос один из самых притягательных, хоть и бесчеловечных персонажей массовой культуры — граф Дракула. Всякий раз по сюжету ему суждена смерть. И всякий раз он воскресает в следующем произведении.


По сути, именно с появлением Дракулы вампирская тема прочно вошла в мировую культуру, обзаведясь целой армией почитателей. От «Носферату» до «Сумерек», от лаконичного «Дракулы» Стокера до многотомных эпопей Энн Райс и ее подражателей — все это породил страх человечества перед смертью, желание вечной жизни и тяга к объяснению необъяснимых, тонких, связей между людьми.

В поисках настоящего Дракулы

Разумеется, нельзя было смириться с тем, что наводящий ужас, но обаятельный Дракула — всего лишь вымысел. Ему необходимо было найти исторический прототип. А если в истории его не было — значит, тем хуже для истории!

Современный исследователь «вампирского мифа» Раймонд Макнелли в своей книге «Дракула был женщиной: в поисках кровавой графини Трансильванской» предположил, что на образ Дракулы немалое влияние оказала личность венгерской графини, племянницы короля Стефана Батория, Елизаветы Батори (1560–1614). Судя по историческим данным, она действительно отличалась редкостным садизмом. Согласно источникам, за пятнадцать лет (1585–1610) она замучила примерно шестьсот пятьдесят человек, преимущественно девушек, чтобы регулярно принимать ванны из человеческой крови и благодаря этому сохранять вечную молодость. Как считает Макнелли — познакомившись с историей графини Батори, Стокер отказался от первоначального замысла поселить Дракулу в Австрии и перенес место действия романа в Трансильванию. К тому же по мере развития сюжета Дракула пьет кровь своих жертв и становится все моложе и моложе.

И все же, хотя госпожа Батори, по мнению современных историков, действительно купалась в человеческой крови, ее трудно считать бессмертным вампиром и прототипом Дракулы.

Влад Цепеш, один из возможных исторических прототипов Дракулы.
Эмблема ордена Дракона.

Гораздо более вероятный кандидат на роль «исторического» Дракулы — господарь Валахии Влад Цепеш (1431–1476). Его отец, носивший то же имя, был членом ордена Дракона, который объединял многих монархов Европы и ставил своей целью борьбу с турками и завоевания Креста Господня. Знаком ордена было изображение дракона, свернувшегося кольцом. Князь был так предан ордену и его идее, что не только не снимал орденского медальона с драконом, но и чеканил дракона на своих монетах и даже изображал на стенах сооружаемых церквей. Дракон по-румынски «Дракула», и неудивительно, что Влад Цепеш-старший получил соответствующее прозвище. Впоследствии оно перешло к его сыну, в свой черед ставшему членом воинственного ордена. Цепеш обыкновенно подписывался как «Влад, сын Влада», с перечислением всех титулов и владений, но сохранились два его письма за подписью «Влад Дракула». Он явно носил это имя с гордостью и не считал его оскорбительным или дьявольским.

Влад Дракула получил воспитание при турецком дворе, куда отец был вынужден его отдать в качестве заложника. После смерти отца, убитого валашскими боярами, Влад Дракула с помощью войск турецкого султана вернул себе престол. Впрочем, турки оказались ненадежными союзниками. Вскоре они отказали князю Владу в дальнейшей поддержке, и на трон Валахии боярами был возведен другой претендент — князь Владислав. Теперь единственными союзниками Влада Дракулы могли быть его христианские единоверцы, и он нашел прибежище при дворе венгерского короля. Опираясь на поддержку венгров, он отвоевал свой престол и изгнал Владислава из страны.

Кажется, главной целью Влада Дракулы было любой ценой сохранить за собой престол князя независимой Валахии и отомстить за смерть отца его убийцам. И для этого были хороши все средства. Он легко принимает вассальные присяги венгерскому королю и турецкому султану и так же легко от них отказывается. Он строит новые города и крепости, вооружает свободных крестьян и горожан для отражения постоянных нападений со стороны Османской империи, смещает местных феодалов с высоких государственных постов и ставит на их место людей более низкого происхождения, которые были известны ему личной верностью, — и, конечно, расправляется со своими врагами. А главными врагами Влада Дракулы были все же не венгры и турки, а ненавистные местные бояре, убившие его отца и пытавшиеся его самого лишить престола.

По данным современных историков, за шесть лет своего правления Влад Дракула казнил более сорока тысяч человек. Для маленькой Валахии это огромные цифры. Но своим современниками Влад Дракула запомнился не только количеством казней, но и способом, которым они совершались. Прежде казнь через сажание на кол была практически неизвестна в Европе. Очевидно, Влад Дракула научился этому у турок. Кровавая, долгая и мучительная смерть производила на современников сильное впечатление, тем более что, как свидетельствуют летописцы, Дракула сопровождал ее различными театральными эффектами. Так, он стремился соизмерять высоту колов с социальным рангом казненных — бояр сажали на более высокие колья, чем простолюдинов. Именно за эти казни он получил свое второе прозвище — «Колосажатель» (по румынски — «Цепеш»).

Вот что рассказывается о валашском князе в древнерусской повести «Сказание о Дракуле» (XVI век): «Как-то обедал Дракула среди трупов, посаженных на кол, много их было вокруг стола его, он же ел среди них и в том находил удовольствие. Но слуга его, подававший ему яства, не мог терпеть смрада, и заткнул нос, и отвернулся. Тот же спросил его: «Что ты делаешь?» А он отвечал: «Государь, не могу вынести этого смрада». Дракула тотчас же велел посадить его на кол, говоря: «Там ты будешь сидеть высоко, и смраду до тебя будет далеко!»

Любопытный парадокс — если литературный Дракула был убит колом, то для исторического Дракулы кол был излюбленным орудием наказания его политических соперников. О смерти князя Влада Дракулы сохранились разные предания, но ничего мистического в них нет. Он погиб под Бухарестом, отражая очередное турецкое нашествие, и остается лишь гадать, пал ли он от руки вражеского воина или был убит кем-то из своих.

Исторический Дракула несомненно повлиял на творчество Брэма Стокера. В романе вампироборец ван Хелсинг прямо заявляет про графа-вампира: «Он, должно быть, действительно был воеводой Дракулой, который получил это имя в борьбе против турок». По мнению исследователей творчества Стокера, писатель мог получить необходимую информацию от венгерского историка Арминиуса Вамбери, с которым был знаком лично и книгу которого «Венгрия в древности, в средние века и в современности» читал незадолго до написания своего романа.

Впрочем, это всего лишь версия.

Это интересно: в книгах Вамбери нет ни одного упоминания имени Дракулы, хотя, возможно, венгерский историк сообщал об этом Брэму Стокеру в переписке, которая не сохранилась.

Неизвестно, слышал ли Брэм Стокер какую-либо легенду о том, что после смерти Влад Дракула стал вампиром. Но основания для ее возникновения были. Казнимые не раз проклинали Дракулу как «кровопийцу». Кроме того, по некоторым источникам в конце жизни он сменил православную веру на католическую (хотя этот факт подвергается сомнению). Согласно поверьям карпатских народов, этого вполне достаточно для посмертного превращения в вампира.

Словом, несмотря на все усилия исследователей, граф Дракула, как и подобает таинственному персонажу, хранит тайну своего происхождения.

Главный герой и его родители

Однако самая известная легенда о Дракуле-вампире все же родилась не в Карпатах, на родине князя Влада, а в Англии в 1897 году. Именно тогда ирландский писатель Брэм Стокер издал свой знаменитый роман «Дракула», воскресивший память о Владе Дракуле, жившем в средние века и породившем Дракулу в новом обличье — неотразимого графа-вампира.

Как ни парадоксально, Стокер стал «матерью» этого литературного персонажа, а вот «отцов» было много. Вампирская тема присутствовала в мировой культуре задолго до этого.

Автор романа «Дракула» Брэм Стокер (1847–1912).

Это интересно: в список создателей Дракулы надо обязательно включить аббата-бенедиктинца Августина Кальмета (1672—1757), чья книга «Трактат о привидениях во плоти, об отлученных от церкви, об упырях, или вампирах, о вурдалаках Венгрии и Моравии», изданная в 1746 году, вызвала сенсацию, быть может, не меньшую, чем впоследствии роман Брэма Стокера.

Не то чтобы о вампирах прежде никто не слышал. Конечно, слышали! Но это были фольклорные персонажи, «страшилки», место которым лишь в детских снах или в умах невежественных крестьян. Но тут вдруг осторожную веру в возможность существования вампиров высказал уважаемый французский богослов и ученый, опирающийся при этом на данные расследований, проведенных властями Австро-Венгерской империи в 1725–1734 гг. Предшественниками графа Дракулы стали крестьянин Петер Благоевич и солдат Арнольд Паоле. Согласно материалам расследования, после смерти Благоевича в его селе за восемь дней, не проболев даже суток, умерло девять местных жителей. На смертном одре все они говорили исповеднику, что во сне им явился Петер и душил их. Арнольд Паоле сам подвергся нападению вампира, когда стоял ночью на посту. Вампир всего лишь укусил его за руку, но вскоре после этого Паоле умер. А потом, как утверждали местные жители, выбирался из могилы по ночам и нападал на людей. Жители близлежащей деревни начали умирать один за другим. А когда через сорок дней жители с участием представителей власти вскрыли могилу солдата, труп Арнольда Паоле оказался розовощек и не тронут тлением.

Страх перед вампирами охватил всю страну. Во многих местах люди стали вскрывать могилы «подозрительных мертвецов», отрубать им головы и сжигать трупы.

Дело дошло до того, что австрийская императрица Мария-Терезия отправила своего личного врача, Герхарда ван Свитена, расследовать это дело. Надо сказать, что врач императрицы не поддался наваждению «вампирского мифа». В своем докладе, озаглавленном «Спор о существовании привидений», он предложил совершенно естественное объяснение этим событиям. Неразлагающиеся трупы? Мумификация, вызванная природными причинами. Гибель людей? Инфекционные болезни, вызванные эпидемией. Свидетельства о появлении «живых мертвецов»? Суеверная доверчивость и фантазии невежественных людей.

Тема была закрыта, и императрица Мария-Терезия издала закон, запрещающий вскрытие могил и осквернение тел. Прав был ван Свитен или неправ, но издание закона положило конец вампирской эпидемии.

И вот наконец из видений романтических и готических авторов, использовав в качестве транс- портного средства сны невротика Стокера, вампиры ступили на твердь массовой литературы.

Между тем Кальмет, описавший всю эту историю двенадцать лет спустя, невольно заставил современников усомниться в выводах высокой комиссии. Как рассказчик он куда более подробно и живо повествовал об ужасах вампирской эпидемии, нежели о сухих выводах инспекторов-скептиков.

«Некоторые считают рассказы о вампирах плодом фантазии или болезни, известной еще со времен древних греков под названием «сумасшествие», и таким образом пытаются объяснить явления вампиризма. Но они не объясняют, каким образом эта болезнь мозга может вызывать те реальные действия, о которых рассказывается. Как люди могут вдруг поверить, что они видели то, чего никогда не было, и в короткое время умирают от болезни собственного воображения, которое открывает им, что такой-то вампир невредим, полнокровен и живет после смерти в гробу?» — задавался вопросом Августин Кальмет.

Это интересно: сегодня некоторые ученые утверждают, что истории о вампирах могли появиться под влиянием редкого заболевания, называемого «порфирия». Страдающие порфирией не могли есть чеснок, так как сульфоновая кислота, выделяемая чесноком, усиливает повреждения, вызываемые заболеванием. Больным противопоказан солнечный свет, который приносит им невыносимые страдания. Кожа вокруг губ и десен высыхает и ужесточается, что в результате приводит к тому, что резцы обнажаются до десен, создавая эффект оскала. Еще один симптом — отложение порфирина на зубах, которые могут становиться красными или красновато-коричневыми. Утверждают, что если бы не эта «болезнь вампиров» — не было бы мифов ни о Дракуле, ни о прочих кровососущих чудовищах.

Новая экспансия: вампиры захватывают литературу

Джон Уильям Полидори (1795—1821), автор повести «Вампир»
(1819 год).
Шеридан Ле Фаню (1814—1873), автор повести «Кармилла», 1871 год.

И все же после этой истории вампиры исчезают из реальной жизни Европы. Их новое место обитания — мировая массовая литература. Впрочем, как и положено зловещим созданиям, сперва они являются лишь в смутных и едва различимых образах. Это скорее намеки на вампиризм и подозрения в вампирстве, нежели доказательные обвинения и улики. Мертвая девушка из поэмы Иоганна Гете «Коринфская невеста» приходит ночью к своему бывшему возлюбленному, чтобы высосать его кровь; загадочная незнакомка Джеральдина из поэмы Кольриджа «Кристабель», найдя приют на ночь у юной Кристабель, утром встает с ее постели обновленной и полной сил; бессмертный и обаятельный лорд Рутвен из рассказа «Вампир» — пера личного врача Байрона Уильяма Полидори — неутомимо преследует молоденьких девушек.

Но, кажется, наибольшее влияние на «Дракулу» Брэма Стокера оказала новелла ирландца Шеридана Ле Фаню «Кармилла» (1871 год). Перед нами предстает женщина-вампир, которая, подружившись с главной героиней Лаурой, по капле вытягивает из нее жизнь. По одной из версий Стокер решил написать «Дракулу», чтобы избавиться от навязчивых снов с кошмарными вампирами, которые он начал видеть, начитавшись «Кармиллы».

И вот наконец из видений романтических и готических авторов, использовав в качестве транспортного средства сны невротика Стокера, вампиры ступили на твердь массовой литературы. В культовый роман грядущего столетия они вошли в узнаваемом всеми образе Дракулы.

Обложка первого издания романа «Дракула», 1897 год.

Сюжет достаточно прост: агент по недвижимости Джонатан Харкер приезжает в Трансильванию в замок графа Дракулы, чтобы оформить для него покупку аббатства Карфакс в окрестностях Лондона. Однако вскоре Харкер обнаруживает, что в этом замке он пленник. Лишь преодолев неисчислимые опасности, он сумеет выбраться оттуда и отправиться домой в Англию, к своей невесте — Мине Мюррей. Однако тем временем Дракула также отплывает в Англию — на русском, кстати, судне «Деметра». Его цель — поселиться там и познакомиться с невестой Харкера, чью фотографию Харкер неосмотрительно показал графу.

Корабль «Деметра» прибывает в Англию пустым. Вся команда мертва. Лишь огромная черная собака спрыгивает на берег. Это граф Дракула. Теперь ему надо установить контакт со своим единственным союзником в Англии — умалишенным Ренфилдом, которого содержат под строгим надзором в психиатрической клинике. Ренфилд ест пауков и мух, пытаясь заполучить таким образом их жизненную силу, и мечтает о более крупной добыче. Когда-нибудь ее дарует некий таинственный «Хозяин», которого он никогда не видел, но которого он очень ждет.

В Англии Дракула несколько раз нападает на подругу Мины Мюррей — Люси Вестенер — и выпивает из нее кровь, убивая и превращая в вампира. Затем кусает и саму Мину, и ей тоже грозит участь Люси. Однако ее защищают друзья. Среди них и Джонатан Харкер, успевший вернуться в Англию, и доктор Абрахам ван Хелсинг — специалист по оккультной магии. Ренфилд, разочарованный тем, что Хозяин так и не даровал ему «жизненную силу» и бессмертие, объясняет Харкеру и ван Хелсингу, что они имеют дело с могущественным вампиром.

Разгневанный Дракула убивает Ренфилда за предательство, но это его последний успех. Объединив свои усилия, Харкер, ван Хелсинг и их друзья изгоняют Дракулу из Лондона, а затем едут по его следам в Трансильванию, где в последней решающей битве обезглавливают Дракулу и пронзают его тело копьем. Могущественный бессмертный вампир обращается в прах.

Воскрешение Дракулы

Первый исполнитель роли Дракулы в кино — Макс Шрек — в фильме «Носферату. Симфония ужаса», 1922 год.

Романом века «Дракула» Брэма Стокера стал не сразу, хотя рецензий удостоился самых положительных. В современной британской прессе роман называли «сенсацией сезона» и «романом, который сильнее всего леденит кровь». Наконец 1 июня 1897 года в своем литературном обзоре влиятельная «Дейли Мейл» провозгласила его классикой жанра «готический ужас».

Однако публика приняла графа-вампира не только с вниманием, но и с сочувствием. В театральных постановках, а затем и в кинофильмах Дракула делался все более обаятельным. Отвратительное дыхание мертвеца, волосатые ладони и нелепый наряд — все это осталось в романе. Для театральных постановок и фильмов Дракула был вынужден облачиться в смокинг и приобрести учтивые аристократические манеры.

И в этом преображении Дракулы огромную роль играло кино. В первой экранизации романа, фильме «Носферату» 1922 года, Дракула, изображенный под именем графа Орлока, стар и безобразен. Вероятно, зрителям более всего запоминались неимоверно длинные ногти графа, которые тянулись к горлу несчастной жертвы через весь экран.

Это интересно: фильм «Носферату» — третья по счету, но первая сохранившаяся экранизация романа Стокера. Немецкий кинорежиссер Фридрих-Вильгельм Мурнау хотел экранизировать «Дракулу», однако киностудия Prana Film не смогла приобрести права на использование романа. Для того чтобы продолжить работу над фильмом, Мурнау счел достаточным изменить имена основных персонажей и слегка переиначить сюжет. Основные персонажи книги — Джонатан и Мина Харкер, граф Дракула и некоторые другие — в фильме сохранились, хотя и переименованы. Действие романа происходило в Англии в 1890-е годы, в фильме оно было перенесено в Германию в 1838 год. Конец фильма существенно отличается от финала книги. Граф умирает не от кола, вбитого в сердца, а от солнечного света.

Бела Лугоши в фильме «Дракула», 1931 год.
Афиша фильма «Дракула», 1931 год.

В следующей же экранизации (1931 год) граф Дракула не только обрел свое подлинное имя, но превратился в обаятельного, пусть и немного зловещего светского льва, которому лондонские красавицы подставляют свое горло почти без всякого сопротивления. Конечно, немалая заслуга в создании этого образа принадлежит талантливому актеру Бела Лугоши, наделившему Дракулу не только аристократической внешностью и манерами, но и легким венгерским акцентом.

Премьера была назначена на 14 февраля 1931 года — день святого Валентина. Поэтому афиши гласили: «Самая невероятная история любви из воплощенных на экране». Критикам фильм не нравился. «Лос-Анджелес Таймс» назвала фильм причудливым показом любопытства без возможности его удовлетворить. Но зритель шел на картину толпами. И, несмотря на неуверенный старт, «Дракула», ставший первым звуковым фильмом ужасов, захватил воображение зрителей и принес снявшей его студии Universal огромную прибыль.

Исполнителя главной роли — Бела Лугоши — стали узнавать на улице, а его венгерский акцент вошел в моду. Впоследствии он снялся еще в нескольких фильмах на вампирскую тематику. Лугоши не просто стал самым знаменитым Дракулой киноэкрана, его интерпретация этой роли оказала влияние на всех последующих Дракул. И в 1956 году, согласно воле его родных, он был похоронен в одном из хранившихся в семье костюмов Дракулы.

Потомство Дракулы

Киношный Дракула оказался плодовит. В 1936 году вышел фильм «Дочь Дракулы», в котором графиня Мария Зелеска похищает тело своего отца Дракулы из Скотланд-Ярда и сжигает его, надеясь, что его проклятье улетучится и она станет простой смертной. Однако ее по-прежнему терзает жажда крови. Графиня продолжает убивать, а днем спать в гробу. Все ее попытки снять с себя проклятие оканчиваются неудачей. Она возвращается в замок своего отца в Трансильвании, где ее преследует неутомимый ван Хелсинг, желающий предотвратить новые преступления графини. В конце концов она умирает от рук собственного слуги.

Как оказалось впоследствии, у Дракулы была не только дочь, но и сын, который предстал перед миром в 1943 году, в одноименном фильме. Таинственный незнакомец по имени граф Алукард («Дракула» наоборот) прибывает в США по приглашению Кэтрин Колдуэлл — дочери новоорлеанского полковника, владельца местной плантации. Вскоре полковник умирает и оставляет свое богатство двум дочерям. Плантацию «Темные дубы» наследует Кэтрин Колдуэлл, которая тайно выходит замуж за Алукардa, полностью попадая под его влияние. Ее давний друг и поклонник Фрэнк Стэнли, разгневанный этим решением, пробует убить и Алукарда, но пули проходят сквозь тело, не причиняя ему вреда и попадая в стоявшую за ним Кэтрин. Однако полиция, вызванная удрученным Фрэнком, обнаруживает в доме не только живого графа Алукарда, но и Кэтрин. Таинственный граф обратил Кэтрин в вампира, однако никто, кроме зрителей фильма, об этом не знает. После ряда невразумительных и совершенно нестрашных приключений Фрэнк Стэнли отказывается от предложенного «вампирского бессмертия» и уничтожает обоих вампиров.

Оба сиквела заметно уступают породившему их фильму и сегодня известны главным образом среди любителей творчества студии Universal, снимавшей эти фильмы, и поклонников Дракулы, которых не так уж и мало. Впрочем, свой вклад в вампирскую легенду они сделали. В «Дочери Дракулы» впервые была показана женщина-вампир, а имя сына Дракулы — графа Алукарда — стало весьма популярным в среде поклонников и почитателей вампирской легенды.

Следующее воскрешение Дракулы, предпринятое студией Hammer в 1950-х гг., оказалось еще более успешным. Дракула в исполнении Кристофера Ли, сохранив прежние аристократические черты графа-вампира, добавил к ним куда большую жестокость и кровожадность.

Кристофер Ли на афише фильма «Вкус крови Дракулы» / Taste the Blood
of Dracula (1970 год).

А еще студия Hammer вполне успешно соединила вампирскую и эротическую тему. Дракула не просто пил кровь, но пил ее почти исключительно у обнаженных и полуобнаженных красавиц! Восемь фильмов про Дракулу, выпущенные с 1958 по 1973 годы, наложили отпечаток практически на все последующие киноверсии этого сюжета.

Впрочем, заслуги студии Hammer в популяризации вампирской тематики одним Дракулой не ограничились. Ею же впервые экранизирована новелла Шеридана Ле Фаню «Кармилла». Небольшая история стала основой для вампирской трилогии: «Любовницы-вампирши» (1970), «Влечение к вампиру», (1971), «Близнецы зла» (1972). Кармилла обзавелась звучной фамилией «фон Карнштайн» и множеством родственников, но не утратила своего дурного нрава. Более того, она добавила к нему новые черты: проведение черных месс с жертвоприношениями, обильные кровопускания, отрубание голов и откровенный лесбо-эротизм.

Эффектными постмодернистскими обертонами образ Дракулы наполнил Фрэнсис Коппола — в его одноименном фильме 1992 года смешаны стили и жанры, а повествование насыщено множеством литературных, живописных и кинематографических цитат. Этот голливудский Great Spectacle раскланивается и перед эстетами. Тонко цитируется классика жанра — тот же «Носферату» Мурнау. Среди «звезд» — Гэри Олдмен, Энтони Хопкинс, Вайнона Райдер, Киану Ривз, Моника Белуччи. Сегодня «Дракула» Копполы почти такая же классика, как и сам «Носферату».

Разумеется, вслед за Дракулой в фильмах и книгах стали появляться и другие вампиры. Иногда это были персонажи романа Брэма Стокера, а иногда совершенно новые завораживающие образы. Старенький доктор ван Хелсинг неожиданно преобразился в героя множества комиксов и фильмов супермена Ван Хелсинга, охотника за нечистью. За прошедшее время он не только скинул три-четыре десятка лет, но и стал мастерски управляться с разного рода холодным супероружием. Так, в фильме «Ван Хелсинг» (2004) главный герой весьма успешно сражается с Дракулой и его приспешниками с помощью скорострельного арбалета, выпускающего стрелы со святой водой.

Вампиры превратились в наших современников и ныне вполне благополучно обитают как в фильмах и книгах, так и в комиксах, операх, балетах, ролевых играх и рекламе. Многотомные серии романов Энн Райс и Лорел Гамильтон, манга Hellsing, созданная известным художником Кота Хирано, артхаусная черно-белая «Надя» Дэвида Линча и культовый «Голод» с Катрин Денев и Дэвидом Боуи, телесериалы «Баффи — истребительница вампиров» и «Ангел», игровая вселенная World of Darkness, где вампиры являются одними из основных персонажей, — все это прочно прописалось в мировой культуре и не собирается сдавать позиции.

Игры с Дракулой

Дракула стал излюбленным персонажем компьютерных игр едва ли не с самого момента их появления. Поэтому стоит остановиться лишь на некоторых, самых важных из них. Одними из первых заметных игр, посвященных Дракуле, стали игры серии Castlevania (для приставок Famicom Disk System (FDS) и MSX 2) основанные на противостоянии клана Бельмонтов (Belmonts) и графа Дракулы. Согласно сюжету, каждые сто лет Дракула восстает из могилы, чтобы пить кровь невинных людей, плодить армию нечисти и, в конце концов, погрузить весь мир во тьму. Бельмонты же, наделенные особенной силой для уничтожения вампиров, должны помешать коварному графу. Игрок брал на себя роль воина из клана Бельмонтов. Вооруженный кнутом, получившем название «убийца вампиров», он шел в замок графа Дракулы и сражался со множеством монстров. В конечном итоге, преодолев все препятствия и подавив сопротивление нечисти, он доходил до Дракулы и побеждал его. Серия продолжается до сих пор и стала трехмерной. Последние игры вышли для Nintendo DS и консоли PlayStation Portable.

Bram Stoker's Dracula (боевик для консолей SNES, GEN/MD, 2D Platformer для NES, SMS, GB, GG), вышедший в 1993 году, был приурочен к премьере одноименного фильма Фрэнсиса Копполы. Игрок, выступающий в роли Джонатана Харкера, должен победить Дракулу и его подручных с помощью оружия и советов, которые дает ему ван Хелсинг. Действие происходит в Лондоне, румынских деревнях и в замке Дракулы.

В 1999 году была выпущена первая игра (квест) в трилогии о графе Дракуле — Dracula: The Resurrection. Продолжением ее стали Dracula 2: The Last Sanctuary и Dracula 3: The Path of the Dragon, которые вышли соответственно в 2000 и 2008 годах.

 
Дракула: Зов крови (2007 год).

***

Дракула поистине по-вампирски отблагодарил тех, кому обязан своим появлениям на свет, — валашского князя XVI века Влада Цепеша и британского писателя XIX века Брэма Стокера, даровав бессмертие их памяти. Именно его заслуга в том, что оба эти персонажа сегодня известны не только специалистам по средневековой истории и викторианской литературе. С момента своего рождения в романе Стокера Дракула появлялся в книгах и фильмах много чаще, чем любой другой герой ужасов. Возможно, потому, что в отличие от монстра Франкенштейна, Человека-волка, доктора Хайда, Мумии и прочих он имел исторического прототипа и, значит, в каком-то смысле был реален.

Но, конечно, дело не только в этом. В Дракулу вложили свой талант множество одаренных людей: актеры театра и кино, писатели, литературоведы, создатели компьютерных игр. Дракула наполнен их энергией и их жизнью, и потому он навсегда останется бессмертным. И хотя в конце каждой книги, фильма, игры он падает мертвым и побежденным — нет никакого сомнения, что очень скоро он, как и положено вампиру, воскреснет.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
6.3
проголосовало человек: 187
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования