КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ОРУЖЕЙНАЯ ПАЛАТА

Автор материала:
Александр Домингес
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№8 (45) август 2005
вид для печати

Боевые ножи

Вышел месяц из тумана,

Вынул ножик из кармана...

(Детская считалочка)


В игровом мире боевому ножу не повезло. При описании игровых арсеналов он выглядит своего рода «золушкой». На простой, по сути, вопрос, для чего в вооружение виртуального бойца вводится боевой нож, по-моему, ни один гейм-дизайнер внятно ответить не сможет. В лучшем случае, сошлется на какие-то игровые традиции и требования жанра, придумывая эти традиции и требования тут же, в ходе разговора.

Оно и понятно. Нож в экипировку реального бойца входит? Входит. Зачем? Визуальные представления о приемах обращения с боевым ножом гейм-дизайнер чаще всего получает из кинематографа. Древний «Рембо N», где N — натуральное число от одного до трех, не менее древний «Коммандо» с еще очень молодым Арнольдом, разнообразные «Решения о ликвидации», «Невыполнимые задания» — все они заложили основу массовому представлению о ножах и ножевом бое. Ну и, конечно, свою долю внес типовой ужастик, в котором слабоумная героиня храбро лезет в подвал, с грацией дешевой куклы Барби держа в вытянутой руке ну очень блестящий хлебный нож.

Печальное это зрелище — киногерой с ножом в руке... И почти такое же опасное, как киногерой с ножом в спине.

Немного истории

Нож — одно из самых простых и в то же время самых совершенных орудий, придуманных человечеством за весь период своего существования. По сути дела, осколок кремня, оказавшийся в руках наблюдательного и вдумчивого кроманьонца, был революционным изобретением, в значительной степени повлиявшим на весь ход эволюционного развития человека как вида.

Итак, начав с кремневого или костяного ножа, человек донес до новейшего времени саму идею компактного и высокоэффективного режущего инструмента (в самом широком понимании этого термина). Профессии ножа до такой степени многочисленны, что не поддаются перечислению. А их форма, определяемая специализацией ножа, до такой степени разнообразна, что, взяв в руку какого-нибудь «узкоспециализированного» представителя этого племени, не сразу и скажешь, что именно им удобнее всего делать. Житель экваториальной Африки ни за что не распознает нож грибника, бедуин будет в недоумении от ножа боевого пловца, шахтер окажется в тупике, если ему показать десантный нож-стропорез. А как вам такая картина — нейрохирург на выставке мачете? Или португальский рыбак с глазным скальпелем Personna в руках. Каждому, как говорится, свое. А нам, господа бойцы виртуального мира, — боевой нож.

Что такое «не везет» и как с ним бороться

Пространство мифов заметно сгущается и даже кое-где клубится вокруг боевого ножа. Откуда же гейм-дизайнеру, сроду не державшему в руках никаких ножей, кроме кухонных, перочинных и обойных, разобраться, что есть правда, а что — «развесистая клюква». А потому приходится плевать на все эти смертоубийственные хитрости и тонкости и, полагаясь исключительно на собственное ощущение прекрасного и целесообразного, вкладывать нечто с лезвием зековской работы в выставленную вперед (а как же, все должно быть на виду, у нас никаких тайн, не то что у некоторых) мужественную (или женственную) руку персонажа игры. И зачем это надо — какие-то секущие, колющие, дуговые удары, удары на обратном взмахе, удары «кумачи», «вихревые» атаки и «веерные» защиты? Кнопок не напасешься. А мы по-простому, традиционно: нажали — пырнули. В лучшем случае левой кнопкой — пырнули, правой — рубанули (Counter Strike) или метнули (Mobile Forces, Soldier of Fortune). И опять же, отеческая забота об игроке, который, шлепая в поисках приключений по пиксельно-векторному миру, должен быть спокоен и уверен в себе, а ножик в поле зрения — залог спокойствия. Все, мол, под контролем. А если кто и не согласен, так мы его ножиком...

Кто виноват и что делать

Игровые стереотипы, как я уже замечал, ведут свое происхождение от стереотипов реальной жизни. В том числе и самые нелепые. Виноваты же в формировании нелепых стереотипов многие. Имя им — легион. И сформировал этот легион десятки заблуждений, мифов и легенд. Среди них:

  • Рожденные под влиянием страха, у которого, как известно, глаза велики (понимаешь, милая, у него в кармане был кнопочный нож, а страшнее этого только кнопочный гранатомет!).

  • Сознательно сформированные спецслужбами с целью постановки над темой «шумового купола» («зеленый берет» с ножом в зубах — верная смерть, а душманы ножами делают такое!..).

  • Появившиеся в процессе чьего-либо «раздувания щек» (я знаю, для чего нужен кровосток, а еще у меня есть ртутный нож. С усиками!).

В рамках настоящей статьи я попытаюсь сформулировать некоторые известные мне «ножевые мифы» и, в силу своих способностей, развенчать их. Работа эта зачастую неблагодарная, ведь в сознании людей тезис, услышанный ранее, обычно имеет гораздо больший индекс достоверности (принцип Колла—Хиггинса). Но, с другой стороны, мне повезло с аудиторией: игроки в подавляющем большинстве — народ, нечувствительный к стереотипам и критически мыслящий.


Внимание — миф: ртутный нож, который не промахивается. Весьма популярный в свое время миф — так называемый ртутный нож. Суть в том, что ртуть, залитая в герметичную полость внутри лезвия (труднопредставимо технологически), якобы предотвращает вращение ножа во время броска. Это полная чушь: за время броска даже высокоэффективный индий-галлиевый демпфер не сумеет рассеять кинетическую энергию вращательного движения летящего ножа.


28KB

Лично мне один малознакомый, но очень коммуникабельный юноша с восторгом рассказывал о том, что продольный пропил лезвия авторского боевого ножа Double Shadow Гила Хиббена суть не что иное, как захватник неприятельского лезвия. И только когда в моих глазах появилась внимательность санитара, а в голосе — вкрадчивость психиатра, молодой человек понял, что слегка ошибся, и резко сменил тему.

В жизни все не так, как на самом деле

Ножи в том или ином виде присутствуют в очень многих играх жанра action. Delta Force, Soldier of Fortune, Mobile Forces, Silent Storm... И еще, и еще. Но очень мало игр, в которых эти самые ножи играли бы хоть какую-то роль. Доходит до анекдотических ситуаций. Всенародно известная Counter-Strike, получившая признание мультиплеера благодаря шустрому движку, тоже предлагает игрокам нож. Изобретательные игроки додумались использовать его для наиболее позорного убийства. «Убит ножом!» — несмываемое позорное клеймо, оставляющее игроку один выход — сменить аккаунт. Чисто рефлекторно авторы игры перенесли нож и в однопользовательскую версию CS: Condition Zero. И что? Никто о нем и не вспомнил. Боты — не игроки, с ними такие номера не проходят. Особенно на высоком уровне сложности.

Любимец публики Сэм Фишер, агент-невидимка из Tom Clancy’s Splinter Cell, вполне обходился без ножа вплоть до Chaos Theory. И только во втором продолжении обзавелся боевым ножом. Получается, есть нож — Сэм на высоте, нет его — Сэм и здесь в грязь лицом не ударит. Непонятно и, в общем-то, нелогично.

На заметку: одна из самых богатых холодным оружием компьютерных игр — Silent Storm от Nival Interactive. Но даже там отрисовка и моделирование боевых техник холодного оружия — ниже всякой критики.

А теперь — абстрактный пример. Допустим, нож у нас есть. И миссия есть, в которой без него — ну просто никак. Ночь, звезды, сверчки... Ползем к пригорку, на котором в полный рост (!) стоит вражеский часовой. Подползаем. Щелкаем левой кнопкой. Наш персонаж жестом профессионального обвинителя тычет ножом вражину в пятку, потому как лежит на брюхе. Тот с готовностью хватается двумя руками за горло, хрипит, валится набок и склеивает ласты. Или откидывает коньки, если дело происходит зимой. Ну где, в каких фильмах они это видели?

А чего стоят совершенно коммивояжерские (типа «верьте мне, люди») движения рукой с как попало зажатым в ней ножом при атаке из положения стоя. Мы врага ножом тычем, а у него состояние здоровья ухудшается. Как в анекдоте про лося: «Я пью, пью, а мне все хуже и хуже...» Между тем в реальности один колющий удар боевым ножом в подключичную ямку (рассечение дуги аорты) — верная смерть. Помню, как в Mobile Forces в режиме «каждый за себя» я гонялся за хитроумным Лидекером, расстрелявшим все патроны. Так я его чуть ли не послойно убивал. Такой вот реализм...

Причина, пожалуй, кроется вот в чем. Сложность и скорость ведения ножевого боя в реальности делает практически невозможным его честный перенос в виртуальность. Мало какому кибербойцу понравится, если придется ставить «на рефлекс» еще несколько кнопок управления, объединенных к тому же в функциональные группы. Приемлемым решением может стать манипулятор «перчатка», который медленно, но верно выбирается из омута недоступных среднему геймеру устройств. Нынешняя цена такого манипулятора составляет уже около 150 долларов США, так что остановка за игроделами.


* * *

Ну, хватит. Воздали должное аркадности и виртуальности, пора и о жизни поговорить. И о смерти, поскольку они обе уживаются на противоположных концах одного ножа.

Прорыв в реальность: боевой нож

Давайте предметно разберемся, в чем же, собственно, заключается тактическая незаменимость и техническая уникальность оружия под названием «боевой нож»?

Боевые свойства

Как правило, большинство боевых ножей обладают клинком длиной от 150 до 200 мм и шириной от 30 до 60 мм, изготовленным из высоколегированных сталей, что само по себе подразумевает хорошие режущие свойства. Указанная длина клинка, в свою очередь, обеспечивает глубокие проникающие ранения, а учитывая глубину расположения жизненно важных органов в брюшной полости и грудной клетке, она гарантированно рассекает их даже при достаточно острых углах нанесения укола.

Указанная ширина клинка обеспечивает уменьшение угла заточки за счет возможности увеличения ширины заточки лезвия. Это обеспечивает повышение режущих свойств уже конструктивным путем. Более того, даже при колющих ударах широкий клинок оставляет обширные ранения с большой кровопотерей. Стилетные формы холодного оружия постепенно вытесняются предпочтительно режущими, в большинстве случаев с односторонней либо так называемой полуторной заточкой. Эта тенденция вызвана определенной тактической направленностью локальных конфликтов и распространением филиппинских и вьетнамских систем обращения с холодным оружием.

Учитывая высокую огневую мощь и техническую оснащенность современного бойца, можно предположить, что требования к конструкции боевого ножа и предположительным поражениям, вызванным его применением, должны быть схожи по своей тяжести с поражениями от применения пистолета. Это вызвано акцентированием внимания на скорейшей нейтрализации противника, а не на гарантированной его смерти вследствие внутреннего кровотечения, вызванного сквозным ранением стилетом с клинком малого сечения.


Внимание — миф: ложбинка на лезвии нужна для оттока крови. Кровосток — это чушь. Не было, нет и не будет в природе кровостока на лезвии ножа. Он там бессмыслен. Однако легенда, что выемка создана затем, чтобы кровь вытекала из раны и не затыкалась клинком, живет поколениями. Ложбинка вдоль лезвия — дол — служит для облегчения лезвия, если баланс необходимо сдвинуть в сторону гарды. Да-да, именно гарды, а не каких-то «усиков».

Технические и тактические особенности боевого ножа

Экипировка современного военнослужащего (тем более спецназовца) лишь чуть менее сложна, чем у космонавта. Широкое применение армирующих тканей типа кевлара дало возможность военным конструкторам изготовить легкое и удобное защитное снаряжение с высоким классом защиты от ножа и тупых пуль. А керамические и титановые варианты гарантированно защищают не только от узкого кинжала, но и от попаданий из автоматического оружия со сверхзвуковыми боеприпасами, оснащенными острой пулей, даже с тефлоновым покрытием.

Практически в армиях всех стран мира применяют разгрузки, ремни, портупеи, пряжки и т.д., то есть те элементы обмундирования, которые, пускай даже косвенным путем, но могут повлиять на эффективность колющего удара в корпус. Развитие любого оружия и способов его применения идет вслед за развитием защитных экипировок. Так, появление индивидуальных средств защиты от динамических повреждений (бронежилеты, шлемы и т.д.), вызвало изменение тактической окраски и технической оснащенности потенциального «бойца с ножом». Теперь приоритетными целями поражения стали не внутренние органы, а шея, лицо и предплечья противника. То есть открытые, незащищенные части тела противника, обладающие, тем не менее, большим числом кровеносных сосудов и способные, при их серьезном ранении с большой площадью рассечения, вызвать быструю потерю сознания, а при неоказании парамедицинской помощи — гибель раненого.

При подобной тактической окраске предполагаемых действий боевой нож должен иметь полукруглое лезвие (по некоторым источникам — стремящееся к дуге окружности) для удлинения лезвия при достаточно компактном клинке. Общая длина клинка не должна превышать уже указанных размеров в связи с тем, что качество пореза значительно зависит от центра тяжести ножа.

Постараюсь пояснить свою мысль. Если представить нож в виде рычага, где опорой будет кольцо между большим и указательным пальцем, то при значительном отклонении центра тяжести от верхнего края рукоятки в сторону кончика лезвия мы получим слабую кинематическую конструкцию, в которой короткое плечо пытается создать давление на длинном плече. Это значительно ослабит давление лезвия на поражаемую поверхность. В итоге, укоротив клинок и придав ему кривизну, разработчики получили достаточно длинное лезвие, компактные размеры и, самое главное, центр тяжести, расположенный максимально близко к месту крепления рукояти, что повысило маневренность и силу нанесения пореза.

Status quo и тенденции

На средней и особенно на критической дистанции в настоящее время доминируют вьетнамская, а в большей степени филиппинская система обращения с БН.

Поговорим о дистанции подробнее. Чем тактически характерно короткое расстояние до противника? В условиях реальной быстротечной схватки именно на этом расстоянии начинается силовое единоборство. Следовательно, нож должен работать на коротких амплитудах и дугообразных траекториях, чтобы как минимум избежать силового захвата режущей руки противником. Именно амплитудами и траекториями эти две системы выделялись из общего числа подобных систем, и были востребованы: по большей части — в США и, естественно, в странах НАТО. И вот тут стоит поговорить о феномене, который можно назвать «деградация тактико-технических методик». Дело в том, что повальное увлечение боевыми ножами, произошедшее на волне вьетнамского синдрома, когда «зеленый берет» с закатанными рукавами, забрызганный кровью и с ножом в руках стал воплощением настоящего мужчины. Сотни любителей бросились на поиски школ, стилей и методик подготовки в данной области.


Внимание — миф: серийные общевойсковые ножи наиболее эффективны. Принцип «военное — значит, надежное и эффективное» на этот раз подводит. Государственные структуры, осуществляющие финансирование вооруженных сил, заинтересованы в первую очередь в том, чтобы нож был максимально дешевым. Само собой, при таком граничном условии его эффективность и надежность оставляют желать лучшего.


Спрос рождает предложение. Вот только с ножом вышла некая заминочка. Даже будучи деревянным и тренировочным, он оставался оружием, способным не только травмировать, но и убить при неосторожном либо бесконтрольном обращении. А эмигранту из Юго-Восточной Азии, преподающему столь опасные дисциплины, меньше всего хочется отвечать перед судом за травмированного ученика. Что же делать? Выход нашелся очень просто.

Во-первых, учебное оружие стало выполняться из мягких, травмобезопасных материалов, что сразу уничтожило такой фактор обучения, как чувство пореза и боль от пропущенного укола деревянным ножом. По моему глубокому убеждению, нож не может быть резиновым. Для тренировок допустим только деревянный или схожий по характеристикам пластмассовый с определенной длиной и кривизной клинка.

Во-вторых, боевая техника и тактика свелись к абстрагированным, формальным комплексам, подозрительно напоминающим ката каратэ, но только выполняемые с адекватно действующим партнером. Не имея собственного прикладного опыта, обучаемый замещал опасные по сути реальные знания на суррогат вымышленных, но имеющих коммерческий успех в силу своей внешней эффектности и безопасности в процессе обучения. Инструктор, ни разу не применявший боевой нож в реальной схватке и свято верящий, тем не менее, в свою боеготовность, даже не смешон, он откровенно вреден, так как его стереотипы и представления об алгоритме силового противостояния навязываются обучаемому.

На сегодняшний день наблюдается вырождение канонических стилей ножевого боя и своеобразный качественный скачок. Современные требования к бойцу, вооруженному ножом, предусматривают в первую очередь способность к импровизации и восприятию боя как неразрывного процесса. При этом на первый план выступает вопрос психологического кондиционирования курсанта. В традиционных восточных боевых системах это достигалось длительными медитативными упражнениями и изнурительными тренировками. Как вы сами понимаете, современное войсковое подразделение по спецоперациям, вышедшее на полевые занятия по медитации, выглядит, мягко говоря, сюрреалистично. Именно поэтому в спешном порядке разрабатываются, тестируются и внедряются разнообразные «импринт-методики», впечатывающие в подсознание обучаемого необходимые боевые навыки, «пусковые триггеры» и «якорные сцепки». О том, как подобное кондиционирование отразится на поведении человека в бытовой повседневной жизни, первоисточники глубокомысленно молчат. Каких-либо сведений об имеющихся в наличии или находящихся в разработке психотехниках рекондиционирования я не нашел.

Оперативно-тактические особенности ножевого боя

Поражение противника с помощью боевого ножа возможно только в ближнем, как правило, рукопашном бою. Вот почему есть смысл представить общую картину такого боя, акцентируя при этом внимание на характерных особенностях, связанных с использованием ножа.

Большинство боевых столкновений можно разделить на две большие группы: бой на прорыв и бой на уничтожение. Признак, на основании которого подобное разделение возможно, связан с целью и задачами каждого конкретного боя.


Внимание — миф: бой завершен, когда противник получил смертельное ранение. В играх и фильмах приходится видеть, как вражеский солдат или просто «плохой парень» сгибается и мгновенно умирает от быстрого ножевого удара. Фактически же люди гибнут не столь быстро и могут еще долго продолжать бороться за жизнь. Наивные инструкторы, гордые мнимой эффективностью своей ножевой техники, дезинформируют своих учеников о том, что их потенциальные жертвы впадут в шоковое состояние после первого малейшего пореза. При этом ими полностью игнорируется необходимость обучения элементарным навыкам самосохранения, даже после удачно проведенной атаки.


Единственная цель и главная задача боя на уничтожение — истребление живой силы противника. Достижение этого полностью зависит от исхода самой рукопашной схватки. Именно про бой на уничтожение говорят: «Вырезали целую роту!»

При ведении боя на уничтожение предпочтение отдается технике, позволяющей надежно поражать летальные области тела. Ведь даже смертельно раненный противник может всадить вам пулю в спину. Чтобы не допустить этого, нож, как правило, используется для нанесения глубоких проникающих ранений жизненно важных органов. Однако для выполнения таких ударов требуется время. Речь идет о времени, необходимом как для выполнения глубокого удара, с учетом преодоления сопротивления костных и соединительных тканей, элементов обмундирования и экипировки, так и для извлечения ножа после поражения противника. Это значит, что боец, поражая врага, в какой-то момент остается практически безоружным и становится легкой добычей. Каждое такое мгновение особенно остро ощущается, если бой на уничтожение ведется против двух-трех противников одновременно. И хотя мастера ближнего боя стремятся избегать подобных ситуаций, такое случается.

А вот цель боя на прорыв совсем иная — проход сквозь вражеские боевые порядки, выход на рубеж, захват объекта. Любые, даже самые короткие, стычки с противником только мешают достижению цели боя на прорыв. Противник в таком бою выступает лишь одним из множества препятствий на пути воина. Препятствием, которое можно обойти, вывести из строя или нейтрализовать, но вовсе не обязательно уничтожать.

В ходе боя на прорыв успех практически полностью определяется скоротечностью боевых столкновений. При этом важно не тратить время на продолжительную возню с каждым попадающимся по ходу боя неприятелем. То, что за спиной могут остаться раненые противники, не так опасно, как в бою на уничтожение. Их шоковое состояние от ранения даст бойцу несколько дополнительных мгновений, за которые надо покинуть опасную зону. Следовательно, для успешного прорыва достаточно вывести противника из строя хотя бы на короткое время. Временное подавление способности к сопротивлению достигается болевым шокированием или частичным обездвиживанием противника. Как правило, нужный эффект достигается нанесением обширных резаных ран или рассечением связок. Подобная техника владения боевым ножом непременно сочетается с техникой уходов и уклонов от атак противника, с техникой «пропускания» противника и «проскальзывания» мимо него. Другими словами, поражение противника при прорыве осуществляется в движении, по ходу, как бы между прочим, без задержек и остановок на борьбу и добивание.

Не менее важно для создания целостного представления о ближнем бое понятие о его техническом арсенале и динамическом рисунке, а также знание принципов организации «поражающего» пространства в рукопашной схватке. Своеобразное ядро ближнего боя образует динамический рисунок схватки. Динамика боя определяется манерой перемещений и скоростью движения бойца, принципами смены направлений, наличием торможений и ускорений, характером силового взаимодействия, амплитудами и траекториями ударов. Именно динамический рисунок связывает воедино технику схватки и тактику боя. Поэтому, очерчивая границы возможных вариантов динамической картины боя, поговорим о таких понятиях, как линейный и круговой бой.

Динамика линейного боя представляет собой череду разгонов и остановок. Траектория боя — ломаная, с резкими сменами направлений. Тот, кто хоть раз в жизни сдавал норматив по так называемому челночному бегу, легко представит динамику линейного боя. С энергетической точки зрения, такой характер ведения боя нерационален. Впрочем, подобные «челночные» перемещения в ходе боя могут быть достаточно непредсказуемыми и способными ввести противника в замешательство, тем самым снижая эффективность его ответных действий.

Динамика кругового боя отличается отсутствием резких, ломаных траекторий. Удачным образом ближнего боя, ведущегося в этой технике, может служить смерч «торнадо». Внешне хаотичное, быстрое, но плавное и непредсказуемое перемещение такого разящего вихря в бою — вот идеальный образ бойца в рукопашной схватке. Очень естественно в такую динамику укладывается ударная техника рук и ног. Вращательное движение легко включает в работу локти, колени, кулаки и стопы, происходит как бы «выбрасывание» их на периферию боевого вихря. Однако нужно иметь в виду, что прямолинейная ударная техника некоторых единоборств в динамику кругового боя не вписывается. Здесь наиболее уместны боевые связки капоэйры, «шуто учи» и «ура маваши» каратэ, «расцветающий лотос» и «борьба змеи и птицы» ушу.

Следует отметить, что и линейная, и круговая техники могут одинаково успешно использоваться как в ходе боя на прорыв, так и в ходе боя на уничтожение. Каждый боец делает собственный выбор: чему учиться, чем овладевать. Главное — знать, что универсальных рецептов не бывает. С другой стороны, свобода выбора предполагает и личную ответственность. Ответственность не только за выполнение боевой задачи, но и за собственную жизнь, и за жизнь товарищей.

Ношение боевого ножа

Требования к размещению боевого ножа просты и очевидны: он должен быть легко доступен, ничто не должно препятствовать быстрому извлечению и мгновенному приведению его в боевое положение. Нож не должен мешать при перемещениях и в условиях вынужденной неподвижности. Однако простота и очевидность этих требований обманчивы. На самом деле указать способ размещения боевого ножа, отвечающий сразу всем требованиям в любых обстоятельствах, невозможно. Так, доступность ножа часто входит в противоречие с потребностью размещения на снаряжении большого числа разнообразных элементов экипировки (оружие, боекомплект, средства связи, комплект выживания). Удобство и скорость извлечения ограничиваются необходимостью жесткой фиксации ножа при перемещениях (переползание, преодоление препятствий и узких проходов, прыжки). Эти и некоторые другие причины влияют на выбор варианта размещения боевого ножа в связи со спецификой решаемых задач, особенностями условий ведения боя и личным боевым опытом.

Для бойцов, использующих обратный хват, подойдет такой вариант: нож располагается в области середины живота, на уровне пояса. Угловое положение — близкое к горизонтальному. Рукоятка ориентирована в сторону от ведущей руки (для правши — влево, для левши — вправо). Тем, кто предпочитает прямой хват, лучше подходит другой вариант: нож расположен на верхней части груди и несколько смещен в сторону от ведущей руки. Угловое положение ножа — близкое к вертикальному, рукояткой вниз.

Однако рукопашные схватки — лишь короткие эпизоды в жизни воина, большую часть времени в бою он занят другим. И может случиться так, что характер его действий будет часто меняться. При этом размещение ножа, пригодное для одного вида деятельности, совершенно не подойдет для другого. Вот почему любой специалист, готовясь к боевому выходу, должен хорошо представлять характер и условия возможных действий. Исходя из этой информации, боец при необходимости может запастись несколькими ножами, разместив их в разных местах.

Хваты ножа

Различают два вида хвата: острием клинка вверх от большого пальца (его называют прямым) и острием клинка вниз от мизинца (популярное название — обратный хват). Независимо от вида хвата должно выполняться правило: рукоять ножа расположена по диагонали ладони. Сила захвата сосредоточена при этом в кольце, образованном, с одной стороны, безымянным пальцем и мизинцем, а с другой — ладонью. Указательный, средний и большой пальцы лишь слегка придерживают оружие и направляют его в цель (а у неопытных бойцов сила захвата обычно концентрируется именно в этих трех пальцах). При обратном хвате допускается также накладывание большого пальца на торец рукояти.

В том и в другом хвате режущая сторона ножа может быть направлена как наружу от запястья, так и внутрь, к нему. В подавляющем большинстве случаев лезвие имеет смысл направлять во внешнюю от себя сторону, наружу.

Если же сравнивать между собой преимущества и недостатки прямого и обратного хватов, то окажется, обратный хват ножа лучше. Он позволяет использовать более разнообразную технику боя за счет кистевых движений. Но если в руках разведчика не нож, а кинжал (то есть клинок с двусторонней заточкой), то, безусловно, прямой хват предпочтительнее.


Внимание — миф: «бабочки» — это крутые ножи крутых парней. Мол, достаются и раскладываются мгновенно, их сверкание и верчение ввергают противника в шок, а уж по боевым качествам «бабочки» не знают себе равных (недаром во многих странах и у нас они запрещены). Все это — бред, навеянный и поддерживаемый кинематографом. На практике «бабочка» (вернее, балисонг) — хлипкий инструмент, раскладывается медленнее, чем «однорукие» складни, не дает упора при колющем ударе, плохо удерживается рукой, неудобен. Если учесть, что в России продают на 99% китайскую сувенирщину, то можно сделать общий вывод: хуже нож найти сложно. А запретили их потому, что законодатели тоже фильмов насмотрелись.

Метание ножа

Бросок боевого ножа — это то же самое, что бросок в противника пистолетом: конечно, можно, но лучше не надо. В рукопашной схватке даже пистолет без патронов окажется более полезным в качестве кастета, нежели как метательный снаряд. Аналогично, метнуть боевой нож — значит, остаться с голыми руками. Не следует относиться к своему оружию как к расходному материалу. Настоящий профессионал долго и терпеливо подбирает оружие и завершает поиск, только ощутив близость или даже, если хотите, родство с ним. Между воином и оружием возникают и со временем укрепляются совершенно особые отношения. Боевой нож становится частью воина, продолжением его руки.

Хороший боец готов пожертвовать не только рукой, но и самой жизнью во имя дела, которому служит. Метание боевого ножа относится к разряду именно таких жертв. И коль скоро подобные жертвы возможны, а подчас и необходимы, наступило время поговорить и об этой проблеме.

Следует заметить, что боевой нож не рассчитан специально для метания — с этой целью разрабатываются особые метательные средства, которые проектируются исключительно для точных, сильных дальних бросков. Форма, размер, вес, балансировка метательного оружия — все там работает только на результативный бросок. А вот боевой нож создается для ведения рукопашной схватки и лучше всего подходит для использования по своему прямому назначению.

Прежде всего поговорим о задачах, которые воин может решить мастерским броском боевого ножа. Начнем с очевидного — с уничтожения противника на расстоянии. Это самая сложная задача. Как правило, ее решение достигается поражением жизненно важных центров. Для этого надо попасть с достаточной силой в очень небольшие по площади участки тела противника. На такой бросок после некоторой тренировки способны многие. Однако основная проблема метания заключается не в этом: нож должен еще и пронзить тело противника. В полете нож вращается, и умение сделать это вращение управляемым — как раз и есть главная сложность метания, преследующего уничтожение неприятеля. Существует два принципиально отличающихся друг от друга способа управления вращением ножа.

Первый считается традиционным. В его основе лежит доведенное до автоматизма метательное движение. Этого можно добиться путем многократного повторения стандартного, типового действия — мощного броска на точность. Так отрабатывается штрафной в гандболе или пенальти в футболе. Изготовка, замах, бросок... Изо дня в день. Одно и то же. Многие тысячи раз.

Хорошо, но ведь в реальном бою противник может оказаться ближе или дальше. Каким же образом можно его поразить на расстоянии от двух до десяти метров, используя единое, стандартное метательное движение? Для этого смещается место хвата ножа и ножу придается нужная скорость вращения в каждом конкретном броске. При этом чем дальше находится противник, тем ближе к середине берется нож и тем медленнее он вращается в полете. А чем ниже скорость вращения ножа, тем большее расстояние он пролетит, совершив один оборот. Именно такая техника метания используется чаще всего. Однако из-за очевидных ограничений подобное метание применяется, как правило, против ничего не подозревающего противника, например из засады.

Второй способ управления вращением ножа используется гораздо реже. В его основе лежит внутренний образ, своего рода мыследействие. Нам не составляет труда воткнуть нож, удерживая его рукой. А если при метании ножа представить, что рука не выпускает нож, но дотягивается до цели, то это уже вроде и не бросок, скорее удар. Но именно в этом и заключена основная проблема такого метания. Надо не имитировать этот удар, не пытаться точно скопировать его, а действительно вести нож по траектории, буквально «вколачивая» его в цель. Только в этом случае нож приобретет ту единственную разящую скорость вращения и с безукоризненной точностью поразит врага. Важно, что еще за мгновение до того, как нож сошел с руки, боец уже завершил мыследействие — вогнал нож в цель по самую рукоятку. Действительный полет ножа на этот результат повлиять уже не сможет.

Парадоксально, но факт: несмотря на то что этот способ существенно сложнее для понимания и освоения, он заметно упрощает применение боевого ножа для метания и расширяет его возможности. Дело в том, что само понятие «техника метания» здесь отсутствует. Более того, любая жесткая, традиционная форма броска просто вредна для такого метания. Ведь в данном случае скорость вращения ножа зависит от формы метательного движения. Нож удерживается одним и тем же хватом, и каждое движение бойца только усиливает поражающие возможности броска. Вообще, трудно представить себе картину ближнего боя, в которую бы не вписывалось или из которого бы естественно не вытекало метание второго типа.

Разница между этими двумя способами управления огромна. Если в первом случае это безукоризненная форма, ювелирный глазомер, мгновенная настройка метательного механизма, то во втором — полное единение, слияние внутреннего состояния бойца с обстановкой и целью. Завершая разговор о двух способах управления вращением ножа, следует заметить, что все сказанное верно для любых хватов боевого ножа. Если нож удерживается за рукоятку, то метание может выполняться как без оборота ножа, так и с одним полным оборотом (на 360 градусов). При метании хватом за клинок нож делает половину полного оборота (180 градусов). Но, так или иначе, при любом из этих вариантов метание может выполняться и первым, и вторым способом.


Внимание — миф: метательный нож делает в полете несколько оборотов. Если нож совершил больше двух оборотов, его поведение уже не сможет предугадать никто. В «Прирожденных убийцах» был момент, когда охотничий нож с грацией пропеллера пробивает стеклянную витрину и втыкается точнехонько между лопаток убегающего гражданина. Это наглядный пример того, как не бывает. Вернее, бывает по чистой случайности, не зависящей от метателя.


Кроме задач, предусматривающих уничтожение противника, бросок ножа может быть использован и в некоторых других случаях. Так, точный и сильный удар рукояткой или ножом плашмя легко остановит, а то и собьет с ног приближающегося или даже убегающего противника. Возможна и еще более травмирующая техника метания, когда нож, натыкаясь на противника рукояткой или гардой, наносит чувствительные ушибы. В некоторых случаях нож, впившийся в миллиметре от головы противника, может мгновенно утихомирить его, полностью подавив агрессию.

Иногда нож используют для отвлечения или, наоборот, привлечения внимания. Например, даже обычный красноречивый замах в сторону противника может заставить его укрыться и предоставить тем самым бойцу несколько бесценных мгновений для выхода из зоны поражения. А точное попадание, например, в металлическую бочку или оконное стекло с успехом заменит выстрел часового, поднимающего подразделение по тревоге. Не говоря уже о срабатывании сигнализации при ударе об автомобиль. Нетрудно представить себе ситуации, в которых выполнение боевой задачи зависит от того, удастся ли вывести из строя технические средства противника или нет. Перерубить линии электроснабжения или связи, вывести из строя радиостанцию или навигационные приборы, разбить лобовое стекло или прожектор, заклинить вращение механизма или авиационной турбины — все это и многое другое можно совершить, если удастся мгновенным броском всадить нож в нужную точку.

Но, возвращаясь к началу, еще раз напомню о том, что метать боевой нож допустимо лишь в крайних случаях. Как правило, все перечисленные выше задачи с успехом решаются с помощью специального метательного оружия, а то и просто подручных средств.

Лицом к лицу

Основные части и составляющие классического боевого ножа (KA-BAR USMC)
43KB 2. Дол
3. Гарда
4. Фальшлезвие
5. Основная режущая кромка
6. Рукоять
7. Навершие или головка.

Давайте раз и навсегда определимся с терминологией в отношении составных частей типичного боевого ножа.
  • Дол — выемка (иногда сквозная) в полотне клинка холодного оружия. Служит для точной подгонки баланса и убирания «лишнего» металла.
  • Фальшлезвие — часть лезвия у рукояти, на которой не отформован поперечный сужающийся профиль. На фальшлезвии могут быть размещены элементы механизма фиксации в ножнах (храповые зубцы, магнит, шариковая защелка). На фальшлезвие обычно наносится клеймо производителя и номер ножа.
  • Гарда — поперечная металлическая пластина, расположенная у основания рукояти ножа; иногда выполняется интегрированной в рукоять, иногда образуется расширением фальшлезвия (так называемые «заплечики»). Служит для предотвращения соскальзывания проксимального к лезвию пальца на режущую кромку, в редких случаях служит захватником чужого лезвия.
  • Навершие — глухая гайка, удерживающая рукоять на черенке ножа. В ножах с «глухой» посадкой клинка на рукоять служит крышкой встроенного в рукоять пенала (ножи выживания, ножи бойскаута, туристические ножи).
Остальные детали очевидны и не подлежат описанию, которое бы не состояло сплошь из перечисления банальностей.

А теперь, когда мы вдоволь накрутили в воздухе ногами, сидя на табуретке, настало время посмотреть, как выглядит настоящий велосипед.

Как же внешне распознать боевой нож? Обычно это кинжал или нож-кинжал с двумя режущими кромками лезвия. Лезвие изготовлено из молибденовой или высокоуглеродистой стали, имеет двустороннюю или полуторастороннюю заточку, которая по короткой стороне может быть неосевой. Иногда одна из режущих кромок может иметь зубья.

Боевые ножи подразделяются на несколько видов. Это штык-нож, засапожный нож или кинжал, нож для спецопераций, армейский пехотный нож и нож боевого пловца.

Рассмотрим эти виды боевых ножей на конкретных примерах.

Армейский штык-нож Buck M9 MB

72KB

Нож-кинжал с неподвижным клинком из стали 420-С. Лезвие имеет полуторную заточку, укреплено ударным азотированием поверхности. Сразу за обушком отформовано полотно пилы. Может быть использован в качестве кусачек при проходе заграждений из колючей проволоки. Гарда имеет дульное кольцо. Рукоять ножа полимерная, съемной конструкции. Чехол из модифицированного стекловолокна с металлическими элементами крепления и кусачек.

57KB

Разработан в 1973 году как штатный штык-нож штурмовой винтовки М16. Современные модификации М9232 и М9235 имеют плазменно-керамическое напыление, выполняющее антибликовую и антикоррозионную функции.

Длина клинка 200 мм, общая 350 мм, вес 370 г.


Любопытный факт: американская Ontario делает M9 Military Bayonet из 420-й стали, а китайская Zhejiang Xianfeng — его модификацию «тактический нож» из стали 440.

Засапожный нож Camillus SAF

73KB

Кинжал с неподвижным клинком из молибдено-ванадиевой стали с анодным
35KB
пассивированием. Лезвие обоюдоострое, с симметричной заточкой. Заплечики гарды представляют собой единое целое с лезвием. Рукоять накладная, из поликарбоната Valox с изопреновой крошкой. Комплектуется кевларовыми ножнами с креплением для ношения на голени. Может быть эффективен как метательный нож.


Сэм Фишер в Splinter Cell: Chaos Theory вооружен, похоже, именно таким ножом, только без матового антибликового покрытия.


Длина клинка 108 мм, общая 219 мм, вес 135 г.

Нож для специальных операций KA-BAR TANTO BLACK 600

32KB

Нож «танто» с неподвижным клинком из стали Sandvik 12C27 c плазменно-керамическим напылением. Заточка лезвия односторонняя, режущая кромка частично зазубрена. Гарда и навершие титановые, имеют проушину для шнура. Рукоять из кратана. Комплектуется ножнами из кайдекса.

Эффективен в бою на уничтожение.

Длина лезвия 160 мм, общая 302 мм, вес 310 г.

Армейский пехотный нож KA-BAR USMC

79KB

Классический нож-кинжал («Боуи») с неподвижным клинком из углеродистой стали с анодным пассивированием. Заточка лезвия полуторасторонняя, по верхней кромке неосевая. Гарда и навершие стальные. Рукоять наборная, из кожаных дисков. Ножны кожаные с эмблемой USMC. Является официальным мемориальным ножом в память о морской пехоте США Второй мировой войны.

Длина лезвия 178 мм, общая 298 мм, вес 320 г.

В линейке Delta Force, помнится, приходилось бегать именно с таким ножом.

Нож боевого пловца Scuba Max Titanium

65KB

Нож-кинжал с неподвижным клинком из титан-бериллиевого сплава. Заточка лезвия полуторасторонняя осевая, волнистый обушок лезвия имеет девяностоградусную заточку с переменной соосностью, что увеличивает травматизм колющего удара. В нижней части лезвия — стропорез. Гарда интегрирована со съемной рукоятью, изготовленной из упрочненного полипропилена и снабженной проушиной. Обушок выполнен в виде гайки-барашка. Ножны полипропиленовые, обеспечивают обжимную фиксацию лезвия. Нож изготавливается в двух модификациях: с долотообразным и ниспадающим лезвием.

Длина клинка 105 мм, общая 208 мм, вес 160 г.



* * *

Нержавейка vs. карбон

Что касается оптимальных материалов для ножа, тут тоже не обошлось без мифологии. Одни кричат, мол, «нержа» — это отстой и любой углерод всегда лучше. Другие, что «углеродка» — это позапрошлый век, а сейчас полно отличных легированных нержавеющих сплавов. А особо продвинутые товарищи утверждают, что круче всего — «углеродка» с антикоррозионным покрытием.

Что же мы имеем на практике? Средняя «углеродка» действительно режет лучше, чем средняя же нержавейка, и при этом дешевле, так что «углеродистыми» ножами мы будем пользоваться еще долго. Однако современные нержавеющие стали типа 4Х13 ни в чем не уступают не только хорошей «углеродке», но и простым дамаскам и булатам. При этом следует помнить, что хорошая ножевая коррозионно-стойкая сталь — нержавейка лишь условно, так как из-за большого количества углерода нож может покрыться точками ржавчины при долгом контакте с влагой. Соль, кислота или грязь приведут к этому еще быстрее.

Ну и про покрытия. Во-первых, любое покрытие рано или поздно слезет. Во-вторых, в покрытиях всегда может найтись пара микроскопических дырок, и под ними металл будет ржаветь втихаря, незаметно, а в результате возникнут глубокие каверны. И, в-третьих, целиком весь клинок все равно не покроешь. Так что материал ножа, так же как и сам нож, следует выбирать исходя из задач и условий применения. Рыбу чистить лучше всего, наверное, нержавейкой, а вот хлеб резать и корреспонденцию вскрывать можно и обычной, ржавеющей, сталью.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
4.9
проголосовало человек: 6024
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
Биоревитализация
Подробно об услугах, медицинские статьи Перечень и описание услуг
med-era.ru
Медная кровля
Производство кровли. Продажа материалов для кровли. Ремонт кровли и фасадов
allcm.ru
Купить верту копию
Хот-спотов. Анонсы новинок.
vertubutik.ru