КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

РУКОВОДСТВА И ПРОХОЖДЕНИЯ

Star Trek: Starfleet Command

Жанр:
тактическая игра - космический симулятор
Издатель:
Quicksilver Software, Interplay
Системные требования:
P-166, 32MB, рек. 3D уск.

Предоставлено журналом Игромания

Александр Kennet


Резюме: Красоту этой игры невозможно увидеть сразу. Но тех, у кого хватит терпения вникнуть во все тонкости игрового процесса, она вознаградит сполна. Редкий жанр. Редкое событие в игровом мире.

Они сказали мне, что теперь я человек-легенда. И списали меня с корабля. Мне сказали, что я герой, что любой мальчишка с Земли мечтает быть похожим на меня. И заперли меня в тесном кабинете, лишив возможности видеть звезды. Я никогда не прощу им этого. Я их ненавижу. Хотя теперь я и есть – они. Командование Звездного Флота.

– Господин адмирал…

43Kb

Крейсер Гидран пытается уйти от плазменной торпеды

Я родился, чтобы стать космическим капитаном. Это было моей ролью, моим предназначением. Я только-только почувствовал силу, и энергия космических битв еще бурлит во мне.

Ей суждено бурлить впустую. Я осужден на прозябание в роли вершителя человеческих судеб здесь, в Командовании Звездного Флота.

Космос не дождется меня.

– Господин адмирал, к вам посетительница.

Журналистка. Наверняка она. Вчера на приеме я обещал дать интервью одной юной и перспективной – во всех отношениях – особе. Не люблю журналистов, но эта пигалица смотрела такими восхищенными глазами.

– Пусть войдет.

Итак…

– Здравствуйте, господин адмирал, – огромные глаза и все тот же по-детски восхищенный взгляд.

– Здравствуйте. Прошу, присаживайтесь, пожалуйста. Нет, нет – сюда, в кресла. Вы же мой гость, не просто посетитель.

Я звоню в звонок и прошу нам обоим чаю. С пирожными. Она – сущий ребенок, рада пирожным, в кресле сидит на самом краешке, смущенно теребя замок своей сумочки.

– Можете сразу доставать свой диктофон, не стесняйтесь. И пейте чай.

– С-спасибо.

43Kb

Skirmish-mission. Поединок между кораблями Горнов и Гидран.

– Но первый вопрос задам я. О чем бы вы хотели написать?

Я ожидал услышать «о герое Галактики, о легендарном капитане и примере для подражания, о спасителе Земли и человечества». Я даже подготовился заранее к этому разочарованию.

И представить не мог, что услышу в ответ:

– Знаете… Знаете, я хочу написать… Хочу написать правду о космосе и о войне. Хочу дать людям почувствовать это… этот вкус. Победные реляции и приказы о награждениях все печатают, но это не война. Война – это люди, их чувства, их заботы… их потери. Их быт. Их опыт. Пусть будет много деталей, пусть не всякий их поймет, но… Вы понимаете меня?

Я понимал. Вот только интересно, где она собирается публиковаться?

Вкус космоса и войны. Об этом не пишут.

Это не было славным сражением в воспетой войне с Клингоном или с Лиранами. Это не было даже пограничным конфликтом с Ромуланской империей. Просто потому, что в центральном секторе, наиболее густонаселенном и хорошо охраняемом у любой расы, невозможно встретить иного противника, кроме Орионских пиратов.

И нашим оппонентом был пират.

А наш фрегат висел в пространстве с выбитыми энергетическими щитами и разбитым корпусом.

И мы были неподвижны и безоружны, потому что двигатель был разбит, и все орудийные установки были разбиты, и даже сканирующие зонды – их можно использовать как слабое оружие в ближнем бою – закончились. Нам оставалось жить ровно столько, сколько нужно было пирату для перезарядки своих фазеров.

Мы настигли его на границе астероидного пояса. Корабль того же класса, что и наш. Но пиратский картель использует технологические достижения всех рас и вооружает корабли самым неожиданным образом. А я был совсем зеленым самоуверенным лейтенант-коммандером, это было мое третье боевое задание.

Я даже не послал сканирующий зонд, чтобы уберечь себя от неожиданностей.

Я просчитался.

45Kb

Режим skirmish-mission позволяет смоделировать сражения, которые не могут встретиться по ходу игры. На скриншоте: группа кораблей Гидран штурмует космическую базу Горнов. Им противостоят неповоротливые с виду, похожие на утюги корабли - совсем не страшными кажутся дредноуты Горнов. Но в этом эксперименте они уничтожат Гидран.

Сначала мы дали завлечь себя в пылевое облако на большой скорости и моментально потеряли выпущенный заранее управляемый шаттл, потом я испугался повреждений, которые наносили щитам пылевые частицы и приказал сбросить скорость почти до нуля. Тут же пират с помощью телепортаторов начал ставить мины нам чуть ли не под брюхо и мы не успевали выйти из зоны поражения до их активизации. Сгоряча я по радиосвязи потребовал у пиратского капитана, чтобы он сдался.

Против ожиданий, тот ответил.

«Не могу. Моя жена меня убьет», – сказал он и отключился.

Тогда, желая вывести его корабль под удар фотонных торпед, самого мощного оружия любого корабля Федерации, имеющего, однако, узкую сферу обстрела, я отдал приказ о форсированном развороте на 180 градусов.

Находясь в пылевом облаке.

Все.

Возможно, будь у нас более опытный рулевой офицер, ветеран, маневр бы удался. Но рулевым офицером был такой же зеленый юнец, как и я.

Форсированный разворот в пылевом облаке – почти самоубийство. Но этому не учат в Академии.

Корабль мгновенно получил множественные повреждения корпуса и замер, не закончив маневра, полностью лишившись управления. Мы превратились в легкую мишень.

Всего несколько минут нужно экипажу, чтобы устранить подобные повреждения. Но по истечении этих минут мы получили слишком много других повреждений. Плазменные торпеды готовятся очень долго. Зато во всей Галактике нет более мощного оружия. Мы испытали это на себе.

Я сидел в командирской рубке. Где-то в дальних отсеках аварийные команды выбивались из сил, пытаясь восстановить энергоснабжение, работоспособность двигателя и вооружения, а молодой офицер инженерной службы рыдал от ярости и отчаяния, понимая, что ничего уже не успеть. Будь на его месте опытный ветеран, они, возможно, и успели бы… Но у меня все офицеры были всего лишь зелеными новичками.

Кроме одного.

Я сидел в командирской рубке и наблюдал за индикатором, отражающим ход абордажного боя. На моих глазах происходило невозможное. Двенадцать десантников без предварительной подготовки, штурмом, брали пиратский корабль.

Один за другим они вошли в еще работавшие телепортаторы, когда стало ясно, что более не на что рассчитывать. Абордаж – наша последняя надежда.

Знали ли они свои шансы? Думаю, да. Никому еще не удавалось захватить пиратский корабль.

Ими командовал легендарный человек – командир группы Грег Хансен.

Я восхищался им еще будучи кадетом. Весь престиж, заработанный на первых двух своих заданиях, я использовал, убеждая командование перевести его на мой корабль. Удивительно, что сам он не возражал перейти под командование вчерашнего кадета. Теперь я понимаю, почему. После того, как возле телепортаторов, проинструктировав и отправив абордажную команду, он крепко ухватил меня за плечи и, глядя в глаза, твердо сказал: «Положись на нас. Хорошо? Просто положись на нас».

46Kb

Дредноут и фрегат Федерации.

И вот я сидел в командирской рубке и наблюдал за индикатором, отражающим ход абордажного боя. Десантников оставалось только пять человек. Грег Хансен руководил ими с борта нашего корабля. Такова работа командира группы. Они действительно делали невозможное. Судя по индикатору, они уже сумели подавить сопротивление, очистили все основные отсеки пиратского корабля и теперь штурмовали капитанский мостик. Взят мостик – взят под контроль корабль.

Я ждал рапорта об успешном захвате или…

Какие-то секунды оставалось ждать пирату, чтобы его фазеры смогли дать залп. И нам оставалось жить какие-то секунды.

И весь экипаж ждал.

Залпа не последовало. Рапорта тоже не последовало. Никому еще не удавалось захватить пиратский корабль. В последнюю секунду, видя, что все потеряно, пираты взорвали сами себя.

Мы доковыляли до базы. Я получил повышение. У Грега Хансена новая группа.

Действия старой его группы особо отмечены командованием.

Останки пиратского корабля пополнили собой пылевое облако.

И никто об этом никогда не напишет.

Все справедливо?

Вкус космоса и войны… Ха! Милая девочка, война – это не кусок пирога.

Это скорее…

– Я уже могу задавать вопросы?

– Что? Ах… Да, да. Конечно.

– Хорошо… Тогда первый вопрос… Немножко неожиданный.

– Правда?

– Да. Как вы относитесь к дискуссиям по поводу сериала «Стар Трек»?

– Что это?

46Kb

Виден "радужный мост" активированного телепортера. На верхней панели управления - открыт экран абордажных Hit&Run рейдов по уничтожению объектов на борту вражеского корабля. В левом столбце экрана, снизу-вверх- очередность целей. В правом столбце - индикаторы готовности телепортеров.

– Ну… В двадцатом веке по телевидению некоторых стран показывали этот сериал. Считается, что создатели гениально предугадали будущее человечества, вплоть до детального предсказания развития контактов с инопланетными цивилизациями, особенностей инопланетных рас, политических взаимоотношений, войн и конфликтов и так далее. Даже сложилась область футурологии, где на основании анализа вселенной, созданной в сериале «Стар Трек», пытаются предсказать…

– Все, все, все. Довольно. Я не футуролог. И никогда не интересовался даже современными сериалами. А уж об этом… Как вы сказали?..

– «Стар Трек».

– О нем и вовсе никогда не слышал. Мне хватало реальных событий. Они подчас бывают невероятно интересны. И вас разве этот вопрос занимает?

Задумалась. Накручивает локон на палец.

– Нет, – тихо. – Космос – он какой?

Простой такой вопрос. Главное – короткий. Спросил, и можешь отдыхать полчаса. Поди ответь.

Но ее это действительно волнует. Какой?

– Красивый. Очень. Говорят: «космическая пустота», так вот пустота там весьма относительная. Космос… яркий, разноцветный, праздничный. Верите?

У нее горят глаза. Она верит. Но она не может представить, как это выглядит на самом деле.

Поединок ракетных крейсеров в космическом пространстве. Вспышки фазеров и лучи дисрапторов, похожие на зеленый туман. Огненные чаши включенных сферогенераторов. Распускающиеся цветы ракетных залпов и разноцветные гроздья ракет, летящих к цели. Синие. Красные. Оранжевые. Яркие, как праздничный салют.

Смертоносный салют.

И радужные мосты работающих телепортеров. Мгновенные лучистые ярко-красные проблески фотонных торпед и неотвратимое движение плазменных торпед, напоминающих со стороны пламенный выдох злого дракона. Туманно-синие вспышки щитов, принимающих на себя удары, а в блеске этой безумной иллюминации – сверкающие точки шаттлов и истребителей, каруселью кружащихся вокруг, словно горожане, боящиеся упустить хоть минуту праздника.

И перламутровый газовый шлейф, тянущийся за поврежденным кораблем.

И гибель корабля.

Я никогда не думал, что это может выглядеть так… величественно. Не мгновенная вспышка, не яркое тающее облако, нет. Рождение нового солнца, маленькой сверхновой звезды. От этого невозможно оторвать взгляд. Это жуткое зрелище, жуткое… и завораживающее одновременно.

Я был просто болен всем этим.

Когда еще был космическим капитаном.

– Впрочем, капитан любуется всеми красотами космоса только через тактический дисплей, держа правую руку на тактической компьютерной мыши.

Она вздыхает.

50Kb

Лучший дредноут Ромуланской Империи "Королевский Кондор" в бою. Видна синяя вспышка энергетического щита после попадания. Панель управления слева: переключать схему корабля и его вооружения с изображения своего корабля на изображение корабля противника требуется только при разрешении экрана 640*480. При более высоком разрешении мы видим оба схематических изображения сразу.

– А что видно на дисплее?

– Вообще-то примерно то, что я и описал, – улыбаюсь. – Только объекты изображены несколько схематично и как бы… приведены к одной плоскости для удобства. Даже можно вывести на экран координатную сетку. И еще там присутствует модель твоего собственного корабля.

– Зачем?

– Это тоже удобно. Во-первых, видно наше положение в пространстве. Команды о простом повороте можно отдавать, просто щелкнув левой кнопкой мыши на дисплее в нужном направлении. И сразу виден результат. Можно выводить вид на свой корабль с разных точек пространства. Это хорошо в бою. Вид сверху, например, идеален для постановки мин. Дисплей используют и для выбора цели – щелчком правой кнопкой мыши (или клавишей T).

– А о каких «объектах» вы говорили? Что вообще в космосе встречается?

Астрономии нынче в школе не учат, видимо.

– О пылевых облаках вы слышали? Они встречаются и сами по себе, но чаще – в астероидных поясах и вблизи планет. В них нельзя двигаться быстро. Можно повредить корабль. Еще в них опасно запускать вспомогательные корабли – шаттлы. Они, как правило, быстро выходят из строя.

Есть в космосе пояса астероидов, крупных, никаким оружием их разрушить нельзя. Приходится избегать столкновений. И обнаружить там кого-либо – большая проблема. Кстати, именно в астероидных поясах обожают прятаться Орионские пираты. Это романтично?

– Очень, – улыбается, – а еще?

– Еще планеты, в космосе много планет. Ну, вы знаете, некоторые даже обитаемы. Звезды. Солнца. К ним нельзя слишком приближаться – опасно. Уже на дистанции в 60 тысяч километров корабль начинает получать повреждения от солнечной радиации.

– А еще?

– Газовые туманности – очень красиво. Но в бою крайне неудобно.

– Почему?

– Щиты работают только на минимальной мощности. Любой запущенный шаттл или истребитель гибнет мгновенно. Никакие вспомогательные системы не работают…

– Какие системы?

– Уф-ф… Телепортеры. Они обычно служат для отправки абордажной команды с целью захватить вражеский корабль или вывести из строя какие либо его системы. Они же нужны для прицельной постановки мин, тогда мину называют Т-бомбой…

– Да-а? А как еще эти мины…

– Стоп-стоп-стоп. По порядку.

– Мины.

– Да, мины, – моя голова слегка идет кругом. Мне весело. – Минами минируют.

– С помощью телепортеров?

46Kb

Поединок Ромуланских кораблей и кораблей Федерации. Одновременный залп плазменных торпедных установок двух кораблей. Один из ромуланских кораблей сразу начинает переход в режим невидимости.

– Да. Тогда мы можем на некотором расстоянии от корабля выбрать точку пространства, куда ее поместить.

– Или?

– Или мы ставим ее сразу за кормой нашего корабля через пусковые люки для шаттлов. Мина активизируется только тогда, когда мы отойдем на безопасное расстояние. Это удобно, если, скажем, хочешь оторваться от погони. И это единственное, что может делать корабль со включенной невидимостью.

– Невидимка?

– Разве это новость? Многие ромуланские корабли оснащены такими устройствами, их использует клингонский флот и пираты. По невидимке труднее попасть. Но и он, чтобы атаковать, должен выйти из невидимости. А в момент перехода корабль очень уязвим. Его уже видно, а он атаковать еще не может. Но мы говорили о вспомогательных системах…

– …Которые не работают в газовых туманностях. Что очень осложняет жизнь капитана.

– Верно. Так вот, невидимость там не работает. И силовые лучи тоже.

– Силовые лучи?

– Тракторы. Буксировочные лучи. Их используют для буксировки объектов. Можно придержать в бою вражеский корабль, чтобы нанести удар с близкого расстояния или отправить абордажную команду. Или лучи можно использовать для разрыва связки, если это тебя «поймали». В защитном режиме лучи «ловят» вражеские ракеты и удерживают их на безопасном расстоянии, пока у ракет не иссякнет горючее и они не сдетонируют или пока их не уничтожат фазеры, которые тоже можно поставить в защитный режим.

– Фазеры?

Боже!

– Стандартное энергетическое оружие у всех известных рас. Различается по мощности. Слово «лазеры» вас ведь не удивляет?

Смеется. Я что-то смешное сказал?

– Не сердитесь, пожалуйста. Читать ведь будут разные люди. Я хочу, чтобы всем было понятно. Можно мне продолжить? Все ведь логично. В газовой туманности уменьшается радиус действия ракет, они повреждаются в полете. Уменьшается радиус действия и эффективность плазменных торпед. Верно?

Умная девочка. Верно. У меня брови едут вверх от удивления.

Она кивает удовлетворенно и продолжает:

– Еще там сложно запускать сканирующие зонды. А зачем вообще их запускать?

– Чтобы на большом расстоянии определить вооружение и тип вражеского корабля. Намного раньше, чем это смогут сделать наши корабельные сенсоры.

В газовой туманности можно, правда, использовать глубинное сканирование, позволяющее обнаруживать вражеские корабли с большого расстояния. Но и его эффект уменьшится вполовину.

– А еще?

32Kb

Лиране атакуют флот Гидран. Видны "огненные круги" - граница действия сферогенераторов - и вспышка взрыва от уничтоженного корабля.

– А еще там нельзя использовать сферогенераторы. Но об этом пусть беспокоятся Лиране. Это их тяжелое вооружение. Но самое главное, что любой корабль, находящийся в газовой туманности, словно бы получает дополнительно 9 единиц ECM.

– ЕСМ?

– Аббревиатура. Electronic Countermeasure – электронное противодействие.

Любой корабль имеет специальные сенсоры для ЕСМ и для ЕССМ – электронного противопротиводействия, подавляющего ЕСМ корабля противника. Чем больше наш показатель ЕСМ (вычитаем из него показатель ЕССМ противника), тем труднее нас обнаружить, в нас попасть и тем меньше повреждений мы получим, если в нас все-таки попали. Понимаю, это несколько сложно…

– Нет-нет. Жутко интересно. Так 9 единиц – это много? Или мало?

– Ну, для примера: сумма ЕСМ и ЕССМ, непосредственно вырабатываемых сенсорами корабля, не может превышать 6 единиц. Сумма!

– Ого!

ВТОРАЯ СТРАНИЦА

– Можно, правда, увеличить показатель ЕСМ на 4 единицы, используя специальный зигзагообразный маневр. Но такой маневр опять же запрещает использование вспомогательных систем корабля и запуск шаттлов. Кроме того, не позволяет запускать ракеты, ставить мины и требует много энергии для выполнения. Это не очень удобно.

Уф-ф. Кажется с газовыми туманностями разобрались. Можно расслабиться?

– А что еще есть в космосе?

Нет. Расслабиться не дадут.

– Ну-у…Черные дыры. Это – редкость. Но опасная редкость. Они очень сильно притягивают к себе. Если подвести корабль слишком близко, спасает только полная мощность двигателей. Иначе – гибель. Еще, бывает, встречаются космические монстры…

– Монстры?

– За время службы я встречал четыре различных вида. Может быть, их и больше. Но вы разве не слышали? Ведь именно от нашествия таких монстров я спасал когда-то Землю!

42Kb

Космические сражения в Starfleet Command невероятно красивы. "Огненная чаша" - действие сферогенератора Лиран против атаки истребителей. Группа истребителей совершает боевой заход (левый нижний угол картинки).

Это было мое последнее задание. А мне, оказывается, нравится быть героем? Неожиданный вывод.

Журналистка улыбается.

– Что вы, конечно, слышала. Этому еще в школе учат. Вы уже давно превратились в историческую фигуру. Но скажите, а с чего начинается карьера космического капитана?

– С Академии.

– И все расы имеют такие Академии?

– Безусловно. Хотя процесс обучения схож. Для новичков лучше всего приспособлена система обучения Федерации или Клингона. Остальные расы делают акцент на своих индивидуальных особенностях вооружения. Отношение к обучению весьма серьезное. Скажем, за лучшие показатели на имитаторах награждают настоящей медалью.

– А после Академии?

– Вы получаете под свое командование корабль. Сначала, конечно, фрегат. Это самый маленький и слабый тип боевого корабля.

– А какие еще бывают типы боевых кораблей?

– Они одинаковые для всех рас. Фрегаты. Легкие крейсера, тяжелые крейсера и дредноуты. Дредноут – настоящая летающая крепость. Кроме этого существуют стационарные космические базы, которые имеют самое тяжелое вооружение и могут оказать своим кораблям, находящимся вблизи, огневую поддержку. Корабли имеют модификации, различающиеся оборудованием, вооружением и мощностью энергетической установки. Решения о комплектации принимаются на стадии проектирования, капитан в этом не участвует, он просто назначается на один из таких кораблей в соответствии со своими заслугами.

Нет, этого я ей не скажу. Но я всегда немного завидовал капитанам Орионского картеля.

Только в одном.

Они сами любовно собирают и вооружают свои корабли по собственному разумению тем, что отобьют в сражении или захватят во время пиратского рейда. Они не зависят от прихотей инженеров-конструкторов и Верховного командования. И их корабль – их дом, памятник их собственной удаче, а не временное пристанище или бездушный инструмент для войны.

32Kb

Цветомузыка космического сражения. Виден своеобразный "цветок" - выстрел хеллбора.

Я понимаю их.

Неудивительно, что они предпочитают гибнуть вместе со своими кораблями.

Жаль, но нам не суждено узнать, каково быть на той стороне.

– А что считается заслугами? – моя девочка проявляет нетерпение.

– Престиж капитана повышает успешное выполнение миссий. Если отпустить с корабля опытного офицера и взять новичка, то престиж опять возрастет.

– Как у наставника молодежи?

– Ну да. Вроде того. Престиж важен, конечно. Капитан без авторитета даже с начальником доков о ремонте корабля не сможет договориться, не то чтобы полностью его переоборудовать или получить под командование второй корабль или третий (впрочем, больше и адмиралу не дают). Или взять в команду опытного офицера.

– То есть все зависит от престижа?

– Ну… Даже чтобы оснастить корабль такими дополнительными средствами, как шаттлы, ракеты или десантные группы или убедить командование перевести тебя в другой сектор Галактики, нужно иметь определенный авторитет.

– Служба в разных секторах сильно отличается?

– Отличается. Разные задания. Разные корабли. Разный по опыту офицерский состав.

– А как принимаются решения о назначении капитана на ту или иную миссию?

О, вот в этом я теперь большой специалист. Сидя в Командовании Звездного Флота.

– Все зависит от квалификации капитана, от корабля, которым он командует.

Существует специальная компьютерная система «Dynaverse». Это она анализирует успехи капитана и заботится о том, чтобы поручаемые ему миссии были разнообразны и не были безнадежно невыполнимы. Нет двух капитанов с одинаковой судьбой. Хотя, если честно, особого разнообразия все равно не наблюдается. Да и откуда ему взяться в рутинной службе? Вот если вас пригласили вступить в элитные силы Космического Флота…

– И у всех рас есть такие элитные силы?

– У некоторых даже в двух экземплярах, – улыбаюсь я.

– А с какими расами мы сталкиваемся в космосе?

– Это что, маленькая политинформация? Все ведь знают.

Она смущенно хихикает в кулак.

42Kb

"Предчувствие битвы". Корабли Лиран на орбите. Гидране выпускают истребители.

– Вы… вы не поверите, но даже просто перечислить наших галактических соседей сможет не всякий. Разве что помнят, с кем мы воюем, и Горнов, поскольку с ними союз. Пожалуйста…

– Хорошо, хорошо… То что мы члены Объединенной Федерации Планет, все знают, надеюсь? Кроме нас в Галактике есть два объединения гуманоидных рас: Клингонская Империя и Ромуланская Звездная Империя. Негуманоидные расы представляют Лиранская Звездная Империя (там феодальное общество), Гидранское Королевство и Горнская Конфедерация. С Горнами у нас союз. Гидране слишком далеко, чтобы поддерживать с ними контакты. Остальные наши соседи периодически проявляют враждебность и даже вовлекают нас в войны различной интенсивности. Достаточно?

« Эту часть интервью, – думаю я про себя, – она вполне могла бы написать без моего участия».

Но, возможно, не ради краткой лекции задала она свой вопрос. Возможно, диктофон должен ухватить эмоции, которые против воли дрожат в моем голосе при перечислении галактических рас.

Это странно. Трехполые, трехногие и трехрукие слоноподобные Гидране на основании всех имеющихся данных об их культуре – наши вероятные союзники. А неотличимые от людей Ромулане и Клингонцы – наши враги. У нас союз с Горнами, расой прямоходящих ящериц.

И только с себе подобными человеческая раса на может поладить. Впрочем, есть исключение – Лиране. Негуманоидная раса, с которой мы тоже не очень ладим. Лиране похожи на прямоходящих львов. У них феодализм и матриархат. В первые дни пресса писала о войне с ними, как о «войне взбесившихся баб».

О! Они быстро научили себя уважать.

Знает ли об этом моя журналистка?

Они обожали абордажные бои, когда можно вцепиться в глотку противника и посмотреть ему в глаза. Они были сильны, стремительны и беспощадны. Неотвратимый кровавый смерч проносился по атакованному кораблю, вселяя ужас и лишая воли к сопротивлению.

Взбесившаяся львица – это совсем не смешно.

Только экипажи наших союзников Горнов могли противостоять таким абордажам. Потому что, в два раза превосходя людей по массе тела и по размеру, они и сами могли вселить в бою ужас в кого угодно.

37Kb

Картинки из игры часто похожи на творения художников- фантастов.

– А у этих рас есть особенности? С военной точки зрения?

Я очнулся.

– Да… Конечно, есть некоторые различия в вооружении и, соответственно, в тактике боя. Из наиболее ярких особенностей – использование истребителей и хеллборов (это оружие избирательно поражает энергетические щиты корабля, особенно их уже ослабленные сектора) Гидранами, плазменных торпед – Горнами и Ромуланами, сферогенераторов – Лиранами. Использование устройств невидимости, но об этом мы уже говорили. Оружие различается наличием различных режимов применения, потребляемой мощностью, временем перезарядки, шансами поразить цель и ущербом, который может причинить. Шансы поразить цель и причиняемый ущерб зависят от дистанции. Одни виды наносят больший ущерб на средних дистанциях, другие на малых. Одни виды требуют больше энергии для подзарядки, другие меньше. Правда, все это еще зависит от конкретного режима применения оружия.

– А вы можете привести пример различных режимов?

– Наиболее яркий – фузионная пушка Гидран. Она позволяет применение режима, в котором, требуя для зарядки намного больше энергии и времени, наносит в четыре раза больший ущерб, чем в обычном режиме. Правда, при таком выстреле сама пушка повреждается и требует ремонта. Режим так и называется – суицидальный.

– А вы все виды оружия перечислили?

Нет, ну просто детское любопытство. Может, порекомендовать ее в Академию, пусть пройдет подготовительный курс…

– Не все, конечно. Существуют еще дисрапторы. Несколько видов плазменных торпед и фазеров. Фотонные торпеды. Управляемые шаттлы. Ракетные и суицидальные шаттлы и собственно ракеты различных видов. Можно использовать сканирующие зонды не по прямому назначению.

– Так много? – чуть растерянно.

– Много, – улыбаюсь.

– А вы сказали про ракеты. Их применяли еще в двадцатом веке. Это что, до сих пор актуально?

– Еще как. В основном они нужны, чтобы отвлекать огонь фазеров противника, но уж если ракеты достанут свою цель…

Поединок с ракетным крейсером… Вечная ночь, украшенная светом газовых туманностей… И фиолетовый спрут, тянущий к тебе свои щупальца.

Только специализированный ракетный крейсер может одновременно контролировать полет стольких ракет. Сколько их? Двенадцать?

Это красиво.

41Kb

Завязка боя. Запуск истребителей и сканирующего зонда

Обычно корабль не может вести больше шести ракет одновременно. Если выпущена седьмая, то одна из ракет самоуничтожается.

Двенадцать ракет. А силовых лучей у нас всего два. И мы только что дали залп фазерами, а значит, фазеры перезаряжаются и не смогут уничтожить ракеты на подлете…

– Как же вы спаслись?

Спаслись? Я и не заметил, что говорю вслух.

– Очень просто. Я поставил на пути ракет пару Т-бомб.

– Мин?

– Да, с помощью телепортеров. Был и другой способ. Можно было отдать приказ о форсированной остановке корабля и выпустить радиолокационный шаттл. Он отвлекает на себя все системы наведения и увеличивает наш уровень ЕСМ. Этот фокус хорошо работает и против плазменных торпед, а ведь у них свой собственный уровень ЕССМ в 3 единицы, и это помимо ЕССМ атакующего корабля.

– А зачем нужна форсированная остановка корабля?

– Плавно снижать скорость долго. А если скорость корабля больше 4 единиц, или мы открыли огонь, или применяем маскирующий зигзагообразный маневр, то эффект от запуска радиолокационного шаттла теряется. Кстати, управляемые шаттлы тоже обеспечивают хорошую защиту от ракет, если только выпустить их заранее и отдать соответствующий приказ не атаковать корабль противника, а охранять свой корабль-носитель. А еще от ракеты можно убежать.

– Убежать?

– Корабль, в принципе, быстрее ракеты. Но для этого всю энергию приходится направлять в двигатели.

– А плазменную торпеду можно уничтожить на расстоянии?

– Сложно. Как правило, можно только ослабить. Тем более что корабли, вооруженные плазменными торпедами, сначала запускают псевдо-торпеды, чтобы отвлечь защитный огонь фазеров. А уж потом… Хотя все еще зависит от типа торпеды.

Самые слабые, типа F или G, уничтожить легче. Самую мощную, типа R, – намного сложнее. Есть еще средний по мощности тип – S.

– А вы говорили, что и фазеры имеют разные типы.

– Имеют. В порядке убывания мощности: 1-й, 2-й и 3-й. Особняком стоит 4-й, самый мощный, но его не ставят на кораблях. Еще есть фазеры Гатлинга, тип G, по мощности тот же 3-й тип, стреляющий четыре раза за время одной подзарядки стандартного фазера 3-го типа. Но это у Гидран.

– Все не так просто, – констатирует журналистка.

– А вы думали, Академии нужны, чтобы не переводились молодые кадеты? Там еще и учат кое-чему, – язвительно говорю я.

Она мило, но чуть не до слез, краснеет.

51Kb

Дредноут Гидран - залп по цели в упор из всего бортового вооружения. Виден "цветок" хеллборов и яркая синяя вспышка - выстрел фузионных пушек.

Я, к стыду своему, доволен. Не ожидал такого эффекта.

– Н-нет, – почти шепотом говорит она наконец. – Я думаю, что Академии нужны, чтобы не переводились галантные адмиралы.

Вот так, съел?

Я поперхнулся чаем и замер с таким, видимо, выражением лица, что юная журналистка сначала фыркнула, потом звонко рассмеялась и мгновенно пришла в себя.

– Ой, – сказала она, – простите, пожалуйста.

– Подумаю, – угрюмо пообещал я, стряхивая с мундира капли чая и с трудом сдерживая смех. Нет, ну надо же, ведь герой Галактики… – Давайте уж спрашивайте дальше.

– Ладно, – словно и не было ничего. – А как капитан управляет своим кораблем? Что он видит перед собой?

– Тактический дисплей, во-первых. Над ним индикаторы. Левый – целостность корпуса нашего корабля. Правый – целостность корпуса корабля-цели. В середине – переключатель мощности фазеров.

– Это зачем?

– Фазер стреляет только после полной подзарядки. Соответственно, чем меньше установленная мощность, тем слабее выстрел, но тем чаще он стреляет.

– Ага. А дальше?

– Под тактическим дисплеем: слева находится индикатор скорости. Он же служит переключателем энергии, подаваемой на двигатели. В середине – сдвоенный индикатор. Сверху – общий выход энергии корабельных реакторов, снизу – потребление энергии. Справа кнопки перехода в состояние «желтой» или «красной» тревоги. И совсем справа ма-аленькая кнопка – огонь из выбранного вида оружия.

– А в чем разница между этими разноцветными тревогами?

– «Желтая тревога» – активизация щитов. «Красная» – активизация щитов и оружия.

– А не лучше ли оружие всегда держать наготове?

Боже мой, какая агрессивная она, однако.

– Лучше. Но «желтая тревога» нужна, когда убегаешь и энергии хватает только на поддержание щитов и двигателей. Рассказываю дальше?

– Угу. Дальше.

– Слева от тактического дисплея и сверху вниз – командная панель управления, ниже – схематическое изображение нашего корабля и его систем вооружения, а еще ниже – экран управления системами корабля.

– И что зачем?

48Kb

Совместный залп по пирату…

– На командной панели управления сверху вниз идет ряд кнопок, вызывающих соответствующие экраны, через которые можно отдавать команды офицерам-руководителям служб. Скажем, рулевому офицеру: начать форсированный разворот, произвести немедленную остановку корабля, преследовать, держать цель прямо по курсу или выйти на орбиту вокруг цели. Самое время, кстати, сказать о квалификации офицеров. Любые форсированные маневры сопряжены с риском повреждения корабля. Шансы на успешное завершение маневра в процентах показаны на том же экране и уменьшаются после каждого такого маневра, постепенно восстанавливаясь. И успех сильно зависит от квалификации рулевого офицера. Если зеленый новичок иногда может запороть даже самый простой маневр и повредить корабль, то ветеран часто совершает самый сложный разворот, вообще не подвергая корабль стрессу. Это – высший класс. Хотя использовать подотчетные системы без ошибок может любой достаточно опытный офицер – senior.

– Кадры решают все.

– Да. Я бы так сказал.

Я делаю несколько глотков чая, вспоминая. Выйти на орбиту вокруг цели – не всегда имеется в виду планета. Этот маневр хорошо работает на малых дистанциях: выйти на орбиту вокруг корабля противника. С философской точки зрения, кстати, как сказать, кто вокруг кого крутится?

Я продолжаю:

– Приказы офицеру инженерной службы: начать ремонт поврежденного модуля или двигательной установки. Правда, это зависит от наличия достаточного количества запчастей. От квалификации офицера зависит скорость ремонта.

И дальше:

– Приказы офицеру по науке: начать глубинное сканирование, запустить зонд, перевести зонды в режим атаки, чтобы использовать их, как оружие. И еще один приказ, – я медлю секунду, – уничтожить корабль.

– Что?

– Есть и такой приказ. Самоуничтожение. Чтобы избежать захвата при абордаже, например.

– Боже мой, – у нее в ужасе округляются глаза. – Боже мой! Такая кнопка есть на всех кораблях? И ее… используют?

– Конечно. Почему, вы думаете, за все время существования Орионского картеля ни один их корабль не был захвачен?

– Орионские пираты? – она морщится чуть презрительно. – Но ведь они…

– Послушайте… Я знаю, как пишет пресса об Орионских пиратах. Иногда с ненавистью и страхом, но всегда пренебрежительно. Ваши коллеги противоречат сами себе. А я могу сказать… Я не люблю пиратов. Но это враги, достойные уважения. Поверьте. Знаете, однажды мы вели бой с пиратским тяжелым крейсером. Пират уже не мог ни двигаться, ни стрелять. Целостность корпуса его корабля была процентов десять. Я связался по радио с их капитаном и напомнил ему об этом. Потом потребовал сдаться. И знаете, что он ответил?

– Что?

– «Для этого мы должны потерять еще как минимум двадцать процентов нашей целостности». Так было. И голос пиратского капитана был тверд. Даже ехиден, как и само его заявление. Фатальное ехидство.

– И вы?..

47Kb

Пираты похожи на стаю волков. Они загоняют добычу. А вся защита этого огромного торгового корабля- пара фазеров и ракетных установок. Да еще маленький зеленый кораблик - легкий крейсер эскорта.

– Уничтожил его корабль.

Я это слишком резко сказал. Она вздрогнула.

Я вздохнул:

– Давайте лучше вернемся к нашему интервью и к руководству офицерским составом. Офицеру безопасности, командиру десантной группы отдаются приказы о захвате вражеского корабля или о проведении рейдов на вражеский борт с целью уничтожения определенных объектов. Для этого нужно отметить на схеме вражеского корабля соответствующий объект. В этом же экране размещены индикаторы, показывающие степень готовности имеющихся телепортеров. Отправка десанта возможна только в том случае, если сектор энергетического щита корабля противника, через который предполагается транспорт, уже достаточно ослаблен.

Офицеру по вооружению отдаются приказы по назначению оружия в группы, постановке мин обычным образом, включению/выключению невидимости, переключению режима огня с «уничтожить цель» на «обезвредить цель». Последнее необходимо, если планируется захват корабля противника. Такая подготовка здорово облегчает работу десантных групп. Квалификация этих двух офицеров во многом определяет боевую эффективность корабля в целом. Вы не устали?

– Ну, если знакомство со всем этим – необходимый элемент жизни космического капитана, то я готова потерпеть.

– Тогда продолжим. Следующая кнопка в верхней панели управления – коммуникационный центр. Отдаются приказы установить связь с целью.

ТРЕТЬЯ СТРАНИЦА

Хранятся все полученные сообщения, переговоры с офицерами экипажа и цель миссии. Дальше – кнопка, вызывающая экран защитных систем. Защитные системы также находятся в ведении офицера по вооружению. Здесь отдаются приказы о переключении фазеров и силовых лучей в защитный режим, о запуске радиолокационных шаттлов. Здесь же продублирована немедленная остановка корабля. Так. Затем в верхней панели управления идет кнопка вызова масштабируемого экрана локатора, далее кнопка, вызывающая меню управления кораблями флота. Ну, а следующая кнопка – самая важная.

– И что же это? Вызов корабельного кока?

– Корабль питается энергией, миледи. В этом смысле вы почти угадали.

Кнопка вызывает меню энергетического менеджмента корабля. Там видно, какие системы используют энергию в данный момент и в каком количестве, а также уровень зарядки батарей.

47Kb

Война за Клингонцев. В стычке с пиратами потерян торговый корабль.

– А на какие из перечисленных систем вообще расходуется энергия?

– Напоминает ресторан: «За какие из заказанных блюд надо платить?» Увы, за все.

– Вы издеваетесь, – обличительно тыкая пальчиком в мою сторону.

– Вы первая начали. Но платить действительно приходится за всё.

И не всё на экране отражено в явном виде. Только основное: двигатель, оружие, щиты, силовые лучи и сенсоры. Из этого меню можно еще подрегулировать уровень энергии, подаваемой для подзарядки щитов.

Оружие глотает энергию в основном при перезарядке, но и поддержание его в заряженном виде требует затрат. Силовые лучи тратят энергию для поддержания готовности в защитном режиме. Сенсоры – в зависимости от выставленных уровней ECM и ЕССМ. Основной потребитель энергии – двигатель. Да, в этом же меню дублируется кнопка включения/выключения невидимости, если, конечно, установлено соответствующее оборудование.

– У меня мозги сворачиваются в трубочку, – трагическим шепотом жалуется моя собеседница. – Там есть еще кнопки?

– На верхней панели управления еще только одна, самая нижняя. Регулировка состояния тактического дисплея и прочие вспомогательные опции. Все, отдыхайте.

– Нет, нет. Закончим с этим сразу. Что вы там видите под командной панелью управления? Схематическое изображение вашего корабля и его систем вооружения?

– А по левому его, изображения, краю – опять ряд кнопок.

– Боже!

– И в правом верхнем углу две кнопки.

– Ой!

– И в правом нижнем еще кнопка.

– Мама!

– Сдавайтесь. Пейте чай.

– Нет, ну как же… Вы-то все это выучили.

Прямо феминистка какая-то, честное слово. Сторонница эмансипации и равенства между полами.

– Видите ли, я в Академии обучался. В АКАДЕМИИ. Вашим читателям это зачем?

Расстроилась. И смотрит обиженно.

– Не буду я ваш чай… Пейте, если хотите, я пока в блокноте записи сделаю.

Ну что ты будешь делать! Я отставил чашку в сторону. Феминистки, празднуйте победу.

– Ладно. Слушайте дальше. Про новый ряд кнопок. Нет, сначала про кнопки в верхнем правом углу схемы корабля. Вооружение на схеме изображается или значком, соответствующим его типу, или кружочком, изображающим его сектор обстрела. А эти кнопки – переключатель. В правом нижнем углу схемы кнопка, позволяющая выбрать для залпа сразу все огневые точки. Каждый прямоугольник на схеме соответствует такой точке. Каждый прямоугольник разделен на три части. Левая – подтип оружия, средняя – вид оружия. Изображается соответствующим символом. Правая часть прямоугольника отражает сколько установок данного типа и вида в данной огневой точке. Их может быть до четырех. За одно нажатие кнопки «огонь» ( клавиша Z) выстреливает только одна установка в каждой огневой точке. Исключение – ракеты. Процесс перезарядки оружия отражается заполнением символа соответствующей огневой точки более темным цветом. Символы также мигают желтым цветом, если терпит повреждения соответствующий модуль, и принимают ровный желтый цвет в процессе ремонта. Разрушенный модуль на схеме – черного цвета. При выборе любого вида оружия или огневой точки на экране управления системами корабля внизу загорается панель управления данным типом вооружения. Там можно переключать режимы его использования, отслеживать перезарядку, там же продублирована кнопка «огонь».

46Kb

Еще один вид на битву сверху. Видна ракета, удерживаемая силовым лучом.

– А как оценить возможную эффективность огня?

– На основном тактическом экране слева внизу будут гореть строчки с названием и типом выбранного оружия. Огневая точка, способная поразить данную цель, будет отражена красным цветом, неспособная – зеленым. За названием идут цифры. Через черточку – минимальные и максимальные возможные повреждения, которые в принципе может нанести данная огневая точка в данном боевом режиме. У перезаряжающейся огневой точки оба значения равны нулю. В скобках – реальные повреждения, которые она нанесет с учетом расстояния до цели. А теперь – можете быть довольны – мы добрались и до ваших любимых кнопочных рядов.

– А я довольна, – с вызовом.

– Да, да. Ну так вот, ряд кнопок управления системами по левому краю схемы нашего корабля. Сверху вниз: управление щитами, управление сенсорами, управление телепортаторами, силовыми лучами, управление вспомогательными шаттлами и истребителями. Самая нижняя в этом столбике кнопка ничем не управляет. Она переключает схему нашего корабля на столь же информативную схему корабля-цели.

– Ой! А я не вытягиваю из вас военные тайны?

Опомнилась. Успокоилась, освоилась и опомнилась. Что же это ей адмирал все военные тайны выложил? Сейчас тоже опомнится, и что тогда будет?

Я зловещим тоном произнес:

– Боитесь, не выпущу больше из нашего заведения? Так тут и заставлю дальше жить? Чтобы тайны наши не разболтали? Поглядим…

Пошутил я. Но девочка смеяться не стала. Она снова смущенно покраснела и потупилась, пробормотав что-то вроде «нет, не боюсь». Для слов «нет, не боюсь» реакция была, прямо скажем, парадоксальная. Неужели я ее все-таки напугал?

Краткие поиски объяснения этого феномена привели к тому, что я сам смутился и немного растерянно попросил прощения за глупую шутку.

– В наше время, – успокаивающе сказал я, – никого уже не запирают под замок за разглашение тайн, которые все равно известны всем заинтересованным лицам.

– Да ладно, – немного севшим голосом ответила она. – Вы, если тайны нет, рассказывайте дальше.

– О чем?

– О чем? – она обреченно вздохнула. – О кнопках.

И мы оба дружно рассмеялись.

– Собственно, самое интересное о кнопках вы уже знаете. Что еще?

При нажатии кнопок управления системами на экране управления системами, что расположен под схемой вооружения корабля, загорается соответствующая панель управления. Важно, что управление энергетическими щитами позволяет выключить или, наоборот, усилить за счет дополнительной подачи энергии любые сектора, на выбор. Чем меньше секторов усиливаем, тем больше эффект усиления. Управление сенсорами: выставляем свой уровень ЕСМ и ЕССМ, а также можем наблюдать уровень ЕСМ и ЕССМ корабля-цели. Управление телепортаторами: только здесь доступна функция транспорта запчастей или специальных объектов между кораблями или между кораблем и другим объектом. Отмечаем символ объекта и нажимаем кнопку «активизировать». Только здесь доступна функция постановки Т-бомб. Щелчок левой кнопкой мыши на часиках в правом верхнем углу соответствующей панели управления, затем щелчок левой кнопкой мыши на точке пространства в тактическом экране. Управление силовыми лучами: выбираем способ применения (захват или разрыв захвата) и устанавливаем силу луча. Чем больше сила, тем больше энергозатраты. Дальше жмем на кнопку «активизировать». Какое-то время система заряжается. После чего автоматически выполняет захват цели, как только она окажется в радиусе досягаемости.

Управление вспомогательными шаттлами – запуск шаттлов. Одноразовые ракетные и суицидальные шаттлы неуправляемы. После запуска они автоматически атакуют выбранную цель. Запуск ракетного шаттла аналогичен запуску шести ракет. Однако после запуска ракетному шаттлу требуется время на подготовку ракетного залпа. В это время он может быть легко уничтожен.

Управляемые шаттлы и истребители выполняют команды: атаковать цель, атаковать цель осторожно, защищать цель, защищать корабль-носитель (наиболее частая команда для шаттлов), вернуться на корабль-носитель.

– Ну, вот и все об управлении кораблем, – вздыхаю я облегченно.

– Это была долгая история, – задумчиво качает головой моя журналистка.

– Вы сами хотели.

52Kb

Газовая туманность Несмотря на чинимые ею помехи наш зонд все-таки дотянулся до пирата.

– Да.

– А вы что думали? Преподаватели в Академии не зря хлеб едят.

– Да.

– По-моему вы уже устали. Может быть «правду о космосе и о войне» отложим до другого раза?

– Да… Нет. Я не устала. У меня еще есть вопросы, можно?

– Конечно.

– Какой день был у вас самым счастливым в жизни?

– Как у капитана?

– Как у капитана.

– Когда мне впервые отдали под командование фрегат типа FFВ вместо моего старого фрегата типа CFF «Крипни». Новый кораблик был такой же маленький, но зато имел все вооружение, что мы изучали, когда я был кадетом. Там была ракетная установка и целых три установки для фотонных торпед (а это действительно серьезно). Я чувствовал себя страшно крутым. Там стояли усиленные энергетические щиты и был даже один управляемый шаттл.

И еще там был Грег Хансен. И его десантная группа.

– В общем, это был самый счастливый день в моей капитанской карьере. Хотя потом я командовал многими кораблями.

– А какие миссии вам больше всего запомнились?

– Как-то мы получили сигнал SOS от атакованного пиратами грузового конвоя. Ограбив один из кораблей, пираты сломали там навигационную систему и бортовой компьютер. Но перед этим они задали ему курс на Солнце, обрекая людей на гибель.

– Это чудовищно! Какая-то бессмысленная жестокость.

– Осмысленная жестокость. Второй грузовой корабль пираты силовым лучом взяли на буксир и поэтому не могли быстро удалиться с места преступления. Они понимали, что корабль, прибывший на помощь, будет вынужден спасать тех, кому грозит падение на Солнце. Так они отсекали погоню. Пираты не ошиблись. Мы пошли на перехват поврежденного корабля полным ходом, подав всю энергию в двигатели и включив только щиты…

– То есть в состоянии «желтой тревоги»?

– Да. Солнце уже начало «обжигать» наш энергетический щит спереди. Люди с грузового корабля по радио молили о помощи. Когда мы подошли на расстояние действия силового луча, передний сектор нашего щита «выбило». Теперь горел корпус. А грузовой корабль был еще цел, так как его мотало из стороны в сторону и солнечное излучение «выжигало» разные сектора энергетического щита. Мы взяли его на буксир. И сделали форсированный разворот на 180 градусов. Потому что на обычный разворот не было времени – Солнце уничтожило бы нас раньше, чем мы его завершили. Потом мы оттащили поврежденный корабль на безопасное расстояние и дождались, пока его экипаж отремонтирует навигационное оборудование. Звучит просто, правда?

– А потом?

– Мы погнались за пиратами и настигли их у самой границы сектора Галактики.

Драться предстояло без полноценного энергетического щита, а если вам противостоит умелый капитан, то это почти смертельное предприятие.

Но здесь есть одна маленькая деталь.

– Какая?

– Поняв, что ему не уйти, пират стал расстреливать захваченный им корабль, почти не обращая на нас внимания. И здесь мы уже никому не успели помочь.

36Kb

Разгар сражения. Сферогенератор в действии. Гибель корабля Лиран. Видны розового цвета "мишени" - установленные Т-бомбы.

– А пират?

– Пиратский корабль мы взорвали. Вот. Такая история.

Она молчит, обдумывая услышанное. Я смотрю на часы. Ого!

– Ну, давайте еще один вопрос, – говорю я.

Она смущенно улыбается:

– Не вопрос, а… Что бы вы могли порекомендовать молодым капитанам? Какие-нибудь «советы ветерана», можно?

– Ну… Хорошо. Для молодого капитана самое важное – знать энергетический профиль своего корабля.

– А что это такое?

– Пример?

– Пример.

– Возьмем, скажем, тяжелый крейсер класса СС+. При скорости 14 единиц, ЕСМ в 3 единицы, оружие в заряженном состоянии для «нормального» варианта стрельбы, при подаче на щиты дополнительной энергии в размере 4 единиц, со включенным глубинным сканированием и двумя силовыми лучами в защитном режиме. При всем при этом незадействованный выход энергии реактора составит 1,5 единицы. Это и есть энергетический профиль. При перезарядке оружия энергии потребуется, конечно, больше. Но на этот случай есть резервные энергетические батареи, которые позволяют недолго расходовать больше энергии, чем производится.

– Понятно.

– Про то, что нужно знать все системы своего корабля, следить за подбором экипажа, я уже не говорю. А вот в бою важно стараться наносить все удары в один и тот же сектор щита корабля противника. На схеме корабля и его вооружения схематично же изображено состояние энергетических щитов. Если помните, мы можем переключить схему на изображение корабля-цели.

Сектор его щита, обращенный к нашему кораблю, выделен на этой схеме. На схеме нашего корабля тоже выделен сектор, обращенный к кораблю-цели. Наша задача – распределять удары противника между возможно большим числом секторов. И эта информация важна при определении сектора щита, нуждающегося в дополнительной подаче энергии.

Следует помнить, что при постановке Т-бомб и отправке абордажных партий с помощью телепортеров автоматически на короткое время выключается соответствующий сектор щита. Этим можем воспользоваться и мы, и противник.

- Ладно,- словно и не было ничего.

- А как капитан управляет своим кораблем?

Что он видит перед собой?

- Тактический дисплей, во-первых. Над ним индикаторы. Левый- целостность корпуса нашего корабля. Правый- целостность корпуса корабля-цели. В середине- переключатель аккумулятора фазеров.

- Это зачем?

- Фазер стреляет только когда остынет после предыдущего выстрела и только если в аккумуляторе еще достаточно энергии для нового. Поддержание такого запаса на максимуме постоянно… Слишком много на корабле других способов потратить свободную энергию.

- Ага. А дальше?

- Под тактическим дисплеем: слева находится индикатор скорости. Он же служит переключателем энергии, подаваемой на двигатели. В середине- сдвоенный индикатор. Сверху- общий выход энергии корабельных реакторов, снизу- потребление энергии. Справа кнопки перехода в состояние «желтой» или «красной» тревоги. И совсем справа ма-аленькая кнопка- огонь из выбранного вида оружия.

– Еще что-нибудь?

– Последнее. Скорость – это жизнь. Конец интервью.

Моя юная журналистка вздохнула. Потом осторожно взглянула на меня и сразу отвела взгляд. А потом ни с того ни с сего сказала:

– Вы знаете… А я, наверное, телепатка.

– Еще и это?

И мы снова дружно расхохотались.

И что уж тут такого удивительного, если на мой вопрос, свободна ли она сегодня вечером, она взяла с края стола свой блокнот и подала мне его, открыв на странице, куда еще в середине нашего разговора записала ответ.

С сохранением размеров шрифта на странице было написано следующее:

Да. Да. Да.

Резюме

А вот за сюжет я бы поставил игре Starfleet Command 4 балла. Но не потому что имеющийся сюжет плох. Он короткий. И не использует возможностей игры даже на треть. Эта игра, с ее правилами и графическим движком, предоставляла разработчикам невероятный простор для творчества. А вылилось все в набор банальных миссий, пусть и определяемых случайно. Вариации их многочисленны, но отличия незначительны: по силе оппонентов, по основной задаче (уничтожить, защитить, доставить, просканировать и получить информацию). Нет интриги. Нет ощущения целостности мира. В начале игры мы выбираем эру, в которую должна протекать наша кампания: ранняя, средняя, поздняя. Но от этого всерьез зависит лишь доступность технических средств. Где гордость пионеров космоса ранней эры, на никчемных жестянках штурмующих неизведанные просторы космоса? Здесь нет неизведанных просторов. Где первые контакты с новыми расами? Политические интриги? История дружбы и предательства в космическом масштабе? Где союзники, взаимодействие флотов, штурмы планет и орбитальных баз? Где свобода выбора?

Хотелось, чтобы было создание и менеджмент колоний. Карты звездных систем, солнц и планет вместо цветных безликих многоугольников – «секторов Галактики». Конструктор кораблей, пусть даже доступный не всем расам и при звании не ниже адмирала. Пусть бы, черт побери, игра немножко превратилась в стратегию. На этом поприще, даже оставаясь в рамках лицензии Star Trek, она имела бы все шансы потеснить Мaster of Orion 2.

Где динамический мир, заселенный разными цивилизациями и интерактивно развивающийся при участии игрока? В этой игре , с ее возможностями, создать такой мир было бы проще, чем в любой другой из ныне существующих.

Каждая отдельная миссия здесь – волнующее приключение. Все вместе они – просто набор миссий.

Разочарование.

И никогда еще я так сильно не хотел, чтобы к игре прилагался хотя бы mission builder. Но ведь это и есть признак по-настоящему хорошей игры, верно?

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
8.5
проголосовало человек: 11
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования