КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ЛЕТОПИСЬ

Автор материала:
Алексей Королев
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№11 (72) ноябрь 2007
вид для печати

Sid Meier's Gettysburg
Сражение при Геттисберге

Жанр:
Издатель:
Firaxis, Electronic Arts
Системные требования:
P-90,16MB,CD-ROM 4x. (P-133,32MB,CD-ROM 4x.)

Перед нами стояла тяжелая задача; мы справились с ней, и будем вспоминать с гордостью, что под Геттисбергом оказали своей стране большую услугу.

Джон Бьюфорд

Один из северных полков пытается отбить свое знамя у неприятеля.

«Сейчас мы ведем великую Гражданскую войну, в которой проверяется, может ли эта нация или любая другая, воспитанная в таком же духе и преданная таким же идеалам, существовать дальше. Мы встретились сейчас на поле одной из величайших битв этой войны. Мы пришли сюда для того, чтобы отвести часть этого поля для последнего места успокоения тех, кто отдал здесь свои жизни ради того, чтобы эта нация могла жить... Мир почти не заметит и не будет долго помнить того, что здесь совершили они... Именно от этих людей, погибших с честью, мы должны воспринять глубокую преданность тому делу, которому они столь верно служили. Мы должны торжественно заявить, что они погибли недаром, и что наша нация с благословения господа обретет новое возрождение свободы, и что правительство народа, управляемое народом и для народа, никогда не исчезнет с лица земли».

Эту речь президент США Авраам Линкольн произнес в ноябре 1863 г., на церемонии открытия мемориального кладбища на месте Геттисбергского сражения, одного из самых кровавых эпизодов американской истории. После Линкольна многие выдающиеся и не очень американцы говорили и писали о Геттисберге. Этот городок в Пенсильвании превратился в один из национальных американских символов. Естественно, не могли обойти вниманием Геттисбергское сражение и американские производители компьютерных игр. По числу посвященных ему игрушек Геттисберг вполне сравним с битвами Наполеона или высадкой союзников в Нормандии, а то и превосходит их.

Адский перекресток

И треснул мир напополам, дымит разлом,

И льется кровь, идет война добра со злом...

С. Лукьяненко, В. Кристовский, «Ночной дозор»

В России о Гражданской войне в США знают очень мало. Нет, конечно, все слышали про Авраама Линкольна, рабство и Ку-клукс-клан, многие читали «Унесенные ветром» или смотрели «Холодную гору», однако людей, всерьез интересующихся историей этого конфликта, совсем немного. Возьмем, к примеру, любой книжный магазин. Обычно там есть целый стеллаж, посвященный военной истории. А книг о Гражданской войне в США на этом стеллаже вы, скорее всего, не найдете. Отсутствие спроса порождает отсутствие предложения.

На русскоязычных игровых форумах можно даже найти утверждения, что, мол, такая-то игра никогда не будет популярна в России только потому, что она про Гражданскую войну в Америке.

Между тем эта война определила весь дальнейший ход американской истории. Америка, какой мы ее знаем, существует только потому, что в той войне победил Север. Окажись удачливее Юг — это была бы совсем другая страна, вернее, две страны. А значит, и весь мир был бы уже совсем другим. Подчеркивая судьбоносный характер Гражданской войны, историк Шелби Фут назвал ее «адским перекрестком» американской истории. Перекресток и в самом деле был адским: в этом конфликте с обеих сторон погибло около 600 000 американцев, то есть больше, чем в обеих мировых войнах, вместе взятых.

Противоборствующие стороны обычно называют Севером и Югом. Также часто можно встретить названия Союз и Конфедерация: война началась после того, как 11 южных штатов вышли из состава Союза и образовали собственное государство, Конфедеративные Штаты Америки. Сторонников Союза называют федералами или юнионистами. Северяне, не признавшие независимость Юга, называли своих оппонентов мятежниками. Во время самой войны в ходу были такие прозвища, как «джонни» (южане) и «янки» (северяне).

Причиной Гражданской войны обычно называют рабство, которое северяне хотели запретить, а южане сохранить. Действительно, не будь на Юге чернокожих рабов, никакой войны не было бы. Только вот далеко не все на Севере так сильно ненавидели рабовладение, что были готовы проливать свою и чужую кровь ради его полного уничтожения. С другой стороны, среди южан было много тех, кто либо выступал против рабства, либо не горел желанием защищать его с оружием в руках.

Внимание — миф: весьма распространено мнение, что все рабы были освобождены 1 января 1863 г. после подписания президентом США Авраамом Линкольном специальной прокламации. На самом же деле речь в этом документе шла лишь о рабах, принадлежавших сторонникам Конфедерации. Рабовладельцы же, оставшиеся верными Союзу (а таких было совсем не мало), лишились своих рабов только в конце 1865 г., после принятия тринадцатой поправки к конституции США.

На самом деле большинство северян дрались за сохранение Союза штатов, а южане отстаивали права штатов на самоуправление и на выход из Союза. Для жителей Юга за абстрактными «правами штатов» стоял вполне конкретный образ жизни. А поскольку мятежникам большую часть войны пришлось обороняться и почти все крупные битвы произошли на территории Конфедерации, для многих южан война превратилась в защиту родной земли от захватчика.

Внимание — миф: армию южан часто называют «армией рабовладельцев». На самом деле доля выходцев из рабовладельческих семей в вооруженных силах Конфедерации никогда не превышала 35%. Многие военные лидеры южан, в том числе Роберт Ли, были убежденными противниками рабства.

В самом начале войны в обоих противоборствующих лагерях царили шапкозакидательские настроения. Северяне уповали на численное превосходство и на мощь своей промышленности. Южане же не сомневались, что один храбрый южный джентльмен стоит в бою десяти янки (даже был выпущен соответствующий плакат). И на Севере, и на Юге все были уверены, что война продлится всего несколько месяцев.

Однако очень скоро стало ясно, что это не так. Первые же битвы при Булл-Ране и Шайло привели к огромным (по тогдашним меркам) потерям, но не принесли ни одной из сторон безоговорочной победы. Конфликт принял затяжной характер. Вскоре оформились два основных театра военных действий: восточный (Вирджиния и Мэриленд) и западный (Теннесси и долина Миссисипи). На восточном театре обе стороны стремились захватить вражескую столицу (Вашингтон у Союза и Ричмонд у Конфедерации), на западном же шла борьба за контроль над стратегически важной долиной Миссисипи.

Для того времени это была очень странная война. Ни у одной из сторон не было крупных регулярных вооруженных сил, война шла между двумя добровольческими непрофессиональными армиями. Только у генералов (да и то не у всех) было высшее военное образование, большинство же офицеров до войны не имели к армии ни малейшего отношения. Это была первая война, в которой столкнулись массовые армии современного типа. Впервые было использовано множество технических новинок: броненосцы, противопехотные мины, подводные лодки. Вместе с тем этой войне еще был присущ романтический рыцарский дух войн предыдущих столетий.

Это интересно: в XIX веке американцы считали, что профессиональная армия может стать опорой тирании. Поэтому регулярные вооруженные силы США накануне Гражданской войны были чрезвычайно малы — всего 16 000 человек. Зато, согласно второй поправке к конституции, все американские граждане имели право на ношение оружия и в каждом штате существовали свои нерегулярные вооруженные формирования.

На западном фронте успех сопутствовал Северу, а вот на восточном дела шли лучше у южан. Особенно больших успехов конфедераты достигли после того, как их войска в Вирджинии возглавил талантливый полководец Роберт Ли. Руководимая им армия Северной Вирджинии нанесла северянам тяжелые поражения в Семидневной битве, во второй битве при Булл-Ране и при Фредериксберге. В кровопролитном бою при Антьетаме южане добились ничьей, хотя Север и обладал двукратным численным перевесом. Наконец, в мае 1863 г. Ли одержал свою самую блестящую победу при Чанселорсвилле. Правда, в этом бою погиб один из самых талантливых южных генералов Томас Джексон по прозвищу «Каменная стена».

Однако все победы Ли никак не сказывались на общем положении дел. Время шло, людские и материальные ресурсы Конфедерации стремительно таяли, а до решительной победы еще было очень и очень далеко. Многократно битая северная армия Потомака каждый раз быстро восстанавливала свои силы и при этом медленно, но верно училась воевать. Солдаты-северяне приобрели необходимый опыт и мало в чем уступали своим противникам. Долгое время ахиллесовой пятой действовавшей на восточном фронте армии Союза было бездарное командование, но к лету 1863 г. ситуация значительно улучшилась: ключевые посты в армии Потомака заняли если и не талантливые, то вполне компетентные офицеры.

Окончательно уверовавший в непобедимость своей армии, Ли предложил президенту Конфедерации Джефферсону Дэвису план вторжения на территорию Союза. Предполагалось, что армия Северной Вирджинии обойдет Вашингтон с запада, вторгнется в Пенсильванию и, развернувшись на 180%, атакует столицу США с севера. Успех вторжения существенно увеличил бы шансы южан на победу в войне. План был одобрен, и армия Ли устремилась навстречу своей судьбе.

Накануне битвы

Нормальные герои всегда идут в обход!

В. Коростылев, «Нормальные герои»

Когда в начале июня 1863 г. армия Северной Вирджинии перешла реку Потомак и вступила на территорию штата Мэриленд, она насчитывала 77 000 солдат и около 270 орудий. Южане были совершенно уверены в своих силах, несмотря на то, что многие из них уже не один месяц сидели на голодном пайке и выглядели как самые настоящие оборванцы. Почти не затронутый войной Мэриленд показался им земным раем, однако населявшие этот рай выходцы из Германии вовсе не собирались делиться с южными «джентльменами» едой, одеждой и обувью. В итоге, несмотря на все старания генерала Ли, грабеж местного населения принял массовый характер. 15 июня конфедераты достигли Пенсильвании, а к концу июня армия Северной Вирджинии зашла так далеко на север, как ни одна южная армия ни до, ни после нее. Армия Потомака была обойдена с фланга и осталась далеко на юге, в районе Вашингтона.

Civil War Generals 2. В одном из «альтернативных Геттисбергов» вовремя вернувшиеся из рейда кавалеристы Стюарта успевают занять город раньше северян.

Разведчики северян вовремя обнаружили продвижение войск Ли, однако командующий армией Потомака Джон Хукер не придал донесениям разведки никакого значения. Только под давлением со стороны Линкольна он приказал своим войскам двинуться на север и прикрыть столицу от возможного удара Ли. Вскоре амбициозный и упрямый Хукер был отправлен в отставку, и на его место был назначен генерал Джордж Мид.

Мид, получивший от своих подчиненных прозвище Кусачая пучеглазая черепаха, вовсе не был военным гением, но был более компетентен, чем его предшественники. Не зная точно, где находится армия южан, он приказал своим войскам двигаться на запад широким фронтом с тем, чтобы прикрыть Балтимор и Вашингтон, а также попытаться перерезать коммуникации южан.

Ли, в свою очередь, вплоть до 28 июня ничего не знал о передвижениях противника и предполагал, что армия Потомака все еще находится далеко на юге. Еще в середине июня Ли отправил всю свою кавалерию в рейд, поставив перед ее командиром Джебом Стюартом задачу уточнить позиции северян. Однако Стюарт, к несчастью для южан, увлекся самим рейдом и очень сильно задержался, лишив Ли жизненно важной разведывательной информации. Только 28 июня Ли узнал от своего шпиона Харрисона, что силы северян замечены недалеко от небольшого городка Геттисберг, стоящего на перекрестке нескольких стратегически важных дорог. Не располагая точными данными о численности и намерении северян, Ли двинул свои войска им навстречу.

Гораздо более информированный Мид приказал всем своим войскам двигаться к Геттисбергу, около которого и должна была состояться решающая битва. Вперед была выслана кавалерийская дивизия Джона Бьюфорда, которая 30 июня заняла Геттисберг и столкнулась с передовыми частями армии Северной Вирджинии. На следующий день Ли пришлось вступить в бой на незнакомой местности и на условиях, выгодных противнику. Он тогда еще не догадывался, что ему придется иметь дело со всей армией Потомака.

Первая схватка

И вот нашли большое поле:

Есть разгуляться где на воле!

М. Лермонтов, «Бородино»

Геттисберг, 1 июля.

Поле боя представляло собой холмистую равнину, в центре которой, на перекрестке нескольких больших дорог, находился Геттисберг. В окрестностях городка находились несколько ферм, поля с пшеницей и кукурузой и фруктовые сады. На юг от города тянулись две гряды холмов: Семинарский хребет и Кладбищенский хребет. На первом из них располагалась лютеранская семинария, на втором — старое кладбище Эвергрин.

Утром 1 июля большая часть обеих армий маршировала в сторону Геттисберга. Наступавший на город с запада корпус южан во главе с Амброузом Хиллом отбросил кавалерию Бьюфорда и атаковал только что прибывшие на поле боя первый и одиннадцатый корпуса армии Потомака. Северяне отразили первый натиск, после чего командир первого корпуса Джон Рейнольдс повел в контратаку элитную «Железную бригаду». Несмотря на то, что Рейнольдс вскоре был убит, «Железной бригаде» удалось не только задержать наступление противника на Геттисберг, но и взять в плен несколько сотен южан. В этот момент к городу подошел корпус южан под командой Ричарда Юэлла, который атаковал федералов с севера. Чуть ли не впервые за всю войну мятежники получили численный перевес над противником, однако их атака была плохо скоординирована, и вскоре бой превратился в суматошную свалку. В итоге понесшие большие потери северяне отступили сначала к Геттисбергу, а потом — к Кладбищенскому холму.

Северяне потеряли в первый день убитыми и ранеными около 9000 человек, однако южане не смогли выжать максимум из своего успеха. Федеральные генералы Хэнкок, Ховард и Даблдэй (которому легенда приписывает изобретение бейсбола) смогли быстро реорганизовать отступившие в беспорядке войска. К вечеру северяне заняли оборону на склонах Кладбищенского хребта, а измученные южане не стали их атаковать. Противники стали ждать подкреплений, отложив решающую схватку на следующий день.

Трудное решение

Налево пойдешь — сам пропадешь, направо пойдешь — коня потеряешь...

Русская народная сказка

Геттисберг, 2 июля.

Рассвет 2 июля застал генерала Роберта Ли на ногах. Перед ним стояла сложная задача: неожиданно для самого себя он оказался втянут в крупную битву, и теперь было необходимо быстро решить, что же делать дальше.

На рассвете 2 июля Роберту Ли предстояло принять самое важное решение в своей жизни.

Ночью к Геттисбергу подошел еще один корпус южан, которым командовал генерал Джеймс Лонгстрит, по прозвищу Старый боевой конь. Это было существенное подкрепление, однако в то же время на поле боя прибыла почти вся армия Потомака, и численное превосходство оказалось на стороне северян (в битве при Геттисберге приняли участие 94 000 солдат Союза). Ли, оставшийся по вине Стюарта без кавалерии, не мог провести эффективную разведку. Ему оставалось только гадать, сколько же северян в действительности окопалось на Кладбищенском хребте. Тем не менее он решил предпринять рискованную атаку на позиции федералов.

Собрав военный совет, Ли объявил, что намерен послать три дивизии из корпуса Лонгстрита в обход левого фланга северян. Опрокинув неприкрытый фланг федералов, эти дивизии смогли бы ударить по основным силам противника с фланга и тыла. Одновременно с этим корпус Юэлла должен был произвести отвлекающую атаку на правый фланг северян.

Джеймс Лонгстрит заявил, что этот план слишком рискован и что южанам следует не наступать, а самим занять хорошую оборонительную позицию и спровоцировать северян на атаку. Лонгстрит не сомневался, что только оборонительное сражение может гарантировать конфедератам победу, как это уже не раз бывало раньше. Однако Ли был непреклонен. Он хотел атаковать врага во чтобы то ни стало, не считаясь ни с какими потерями. Уже после войны Лонгстрит обвинял Ли в том, что своим решением атаковать он обрек южан на поражение. В свою очередь, сторонники Ли ставили в вину Лонгстриту, что он не смог должным образом исполнить план своего командира.

План Ли вовсе не был плох. Однако он основывался на неверной информации. В действительности левый фланг северян располагался почти на милю южнее, чем предполагало командование южан. И когда корпус Лонгстрита начал свой обходной маневр и подошел к так называемому Персиковому саду, на его пути неожиданно возник целый федеральный корпус под командой Сайклза. Впрочем, Сайклз не ожидал атаки скрытно подошедших мятежников. Лонгстрит бросил в атаку на Персиковый сад дивизию Мак-Лоуза, а еще одну дивизию, которой командовал генерал Худ, послал еще южнее, в сторону Берлоги дьявола (так называлось усеянная обломками скал лощина) и холма Литтл Раунд Топ.

По большому счету, в этот момент исход битвы не зависел уже ни от Ли, ни от Мида. Судьба сражения оказалась в руках их подчиненных.

Поворотный момент

Кто хоть однажды видел это,

Тот не забудет никогда.

Он не забудет, не забудет

Атаки яростные те —

У незнакомого поселка,

На безымянной высоте.

М. Матусовский, «На безымянной высоте»

Литтл Раунд Топ представлял собой заросший лесом и усыпанный камнями холм в южной части Кладбищенского хребта. Эта высота господствовала над всем полем боя. Если бы мятежникам удалось установить на ней свою артиллерию, то они без труда сломили бы сопротивление северян и одержали бы решительную победу.

«Львы Раунд Топ». Полковник Джошуа Чемберлен ведет 20-ый Мэнский полк в отчаянную штыковую атаку.

В первый день битвы у обеих сторон была возможность без боя занять Литтл Раунд Топ. Однако битва началась совершенно внезапно и в суматохе боя ни конфедераты, ни юнионисты не удосужились произвести разведку местности. Только утром 2 июля обе стороны осознали, насколько большое значение имеет этот холм.

Первыми это поняли южане. Мид же долгое время не придавал своему левому флангу должного значения. Так что когда дивизия генерала Худа начала наступление на Литтл Раунд Топ, он все еще не был занят северянами.

Казалось, ничто не помешает мятежникам занять господствующую высоту. К счастью для федералов, в этот момент на холме Литтл Раунд Топ по чистой случайности оказался бригадный генерал Кембл Уоррен, главный инженер армии Потомака. Быстро оценив ситуацию, он распорядился послать на защиту холма бригаду генерала Винсента. Не успели люди Винсента занять оборону на подступах к Литтл Раунд Топ, как на них обрушилась яростная атака южан. Закаленные в боях техасцы и алабамцы из дивизии Худа потеснили северян и начали карабкаться на Литтл Раунд Топ, на вершине которого расположился 20-й Мэнский полк под командой полковника Джошуа Чемберлена. Теперь судьба всей битвы зависела от того, смогут ли 400 солдат из штата Мэн, руководимые бывшим преподавателем античной истории, продержаться до подхода подкреплений.

«Ни шагу назад!». Бригада Винсента защищает подступы к холму Литтл Раунд Топ.
Sid Meier's Gettysburg. Бой за Литтл Раунд Топ. Северянам осталось продержаться еще 15 минут.

На стороне южан было численное превосходство, но северянам на руку играл очень удобный для обороны характер местности. 20-й Мэнский успешно отбил несколько атак, но и сам потерял убитыми и ранеными больше трети своего состава. Подошли к концу боеприпасы. Сам Чемберлен утверждал позднее, что считал невозможным отразить еще хотя бы один удар. Однако полковнику удалось найти единственно верное решение. Когда казалось, что все уже кончено, он приказал своим бойцам примкнуть штыки и повел их в отчаянную контратаку. Наступавшие южане совершенно не ожидали от врага подобной наглости. Они остановились, дрогнули и побежали. Победоносный 20-й Мэнский преследовал их, взяв в плен около 400 человек. За свой подвиг Чемберлен был награжден Почетной медалью Конгресса и вскоре получил звание генерала.

Пока Худ безуспешно пытался занять Литтл Раунд Топ, солдатам Мак-Лоуза удалось разбить корпус Сайклза и прорвать оборону северян в районе Персикового сада. Мид начал спешно перебрасывать в место прорыва войска с других участков. Но только героическое сопротивление 1-го Миннесотского полка позволило северянам вовремя закрыть брешь в своей обороне.

Атака бригады Барксдейла...
... и контратака 1-ого Миннесотского полка.

К исходу дня на поле боя наконец прибыли долгожданные кавалеристы Джеба Стюарта. Они привели с собой захваченный федеральный обоз из 125 фургонов и несколько сотен пленных. Но повлиять на исход сражения они уже никак не могли.

Вечером 2 июля северяне по-прежнему удерживали свои позиции на Кладбищенском хребте. План генерала Ли с треском провалился. Теперь фланговая атака была невозможна. Командиру южан оставалось либо атаковать армию Потомака с фронта, либо убираться восвояси.

Благоразумнее было бы отступить, но Ли понимал, что на карту поставлено слишком многое и что он просто обязан довести до конца то, что начал. К тому же он верил, что его солдатам по плечу любая задача. Наутро Роберт Ли отдал приказ атаковать окопавшегося противника в лоб.

Атака Пикетта

Два дня мы были в перестрелке,

Что толку в этакой безделке?

Мы ждали третий день.

Повсюду стали слышны речи:

«Пора добраться до картечи!»...

М. Лермонтов, «Бородино»

Геттисберг, 3 июля.

Первоначально Роберт Ли намеревался произвести хорошо скоординированную атаку по всему фронту, одновременно послав кавалеристов Стюарта в рейд по вражеским тылам. Однако Ли, любивший облекать свои приказы в крайне расплывчатую форму, не смог толком объяснить своим подчиненным, что от них требуется. К тому же Мид, разгадавший замысел мятежников, принял необходимые контрмеры. В результате все с самого начала пошло не так, и Ли пришлось срочно менять свои планы и импровизировать на ходу.

Sid Meier's Gettysburg. Исполняя приказ Роберта Ли, генерал Пикетт ведет свою дивизию в самоубийственную атаку на позиции северян.

Он решил повторить излюбленный прием Наполеона Бонапарта: послать свои отборные части в фронтальную атаку на небольшом участке, предварительно обрушив на противника мощный артиллерийский огонь. Лонгстрит возражал, но его никто не слушал. На Семинарском хребте, напротив центра обороны северян, было сосредоточено около 150 орудий. В час дня артиллерия южан открыла огонь. Обстрел Кладбищенского хребта длился почти два часа, пока у мятежников не иссякли боеприпасы. Артиллерия федералов поначалу отвечала, но потом умолкла. Казалось, что после такой мощной артподготовки на Кладбищенском хребте не осталось ничего, кроме трупов и воронок.

Дивизии Пикетта и Петтигрю двинулись в штыковую атаку. Для того чтобы достичь позиций северян, им предстояло пройти полторы мили по открытой местности. Это была наивысшая точка Конфедерации. Развевались знамена, трещали барабаны, сверкали штыки...

Это интересно: во время атаки южане издавали какой-то особый боевой клич. Никто не знает, как он звучал в действительности, хотя осталось множество письменных свидетельств. Его сравнивали с воплями индейцев или с завыванием волчьей стаи. Он наводил неописуемый ужас на врага. Один из ветеранов-северян утверждал, что, когда он слышал клич мятежников, ему казалось, будто кто-то вкручивает штопор в его позвоночник.

В это время защитники Кладбищенского хребта вылезли из своих окопов и выкатили вперед артиллерию. Подпустив противника поближе, они обрушили на него огонь из 200 орудий и тысяч винтовок. Мятежники шли навстречу настоящей огненной стене, они умирали десятками от федеральных пуль и картечи. Но они продолжали наступление. Ведя огонь из винтовок и действуя штыками, они потеснили северян. Казалось, победа близка.

Sid Meier's Gettysburg. Бригада Армистеда штурмует Кладбищенский хребет. Через минуту мятежники побегут в обратную сторону.
«Задайте им, парни!». Генерал Армистед ведет свою бригаду в атаку на Кладбищенский хребет.

В этот момент по левому флангу наступавших дивизий Пикетта и Петтигрю ударил корпус Ховарда. Понесшие огромные потери конфедераты отступили в полном беспорядке. Но это еще был не конец. Шедшая во втором эшелоне атакующих бригада Армистеда устремилась вперед. Сам Армистед, нацепив свою шляпу на кончик шпаги, несся впереди своих бойцов. «Давайте, парни! Задайте им! За мной!» — кричал он. Конфедераты вновь достигли позиций северян, обратили в бегство несколько полков и захватили одну из батарей. Через десять минут федералы контратаковали. Армистед погиб, его бригада бежала. Обессиленные победители рухнули на землю прямо посреди трупов. Битва была закончена. Остаток дня обе стороны провели в бездействии.

Потрясенный Ли поскакал навстречу остаткам своих ударных частей. Позднее он публично извинился перед своими подчиненными, но очень многие, в том числе Лонгстрит и Пикетт, так никогда и не простили его.

Это неудачное наступление вошло в историю как «атака Пикетта». Из почти 15 тысяч участвовавших в ней южан 1000 погибли, еще 5000 были ранены. В американском английском появилась новая идиома «Pikett's charge», означающая всякое обреченное на провал предприятие.

День Независимости

Вот затрещали барабаны —

И отступили бусурманы.

Тогда считать мы стали раны,

Товарищей считать.

М. Лермонтов, «Бородино»

Civil War Generals 2. Мятежники празднуют победу под Геттисбергом. Народу погибло почти столько же, сколько в действительности. А вот раненых значительно меньше.

Утром 4 июля Роберт Ли приказал своим войскам отступать. Мид попытался преследовать мятежников, но ему помешал сильнейший ливень. Так совпало, что в тот же самый день на другом конце страны войска генерала Улисса Гранта захватили стратегически важную крепость Виксберг. Теперь северяне контролировали всю долину Миссисипи, а Техас и Арканзас оказались отрезаны от основной части Конфедерации. По еще одному, весьма символичному совпадению, все это произошло в очередной, 87-й день рождения американской нации. США как бы родились во второй раз.

Даже для победителей это был «праздник со слезами на глазах». Под Геттисбергом погибло 3160 северян, 14 530 было ранено и 5370 пропали без вести. У привыкших к постоянным победам южан известие о поражении армии Ли вызвало настоящий шок. Потери южан были немногим больше, чем у северян (4420 убитых, 12 180 раненых, 6000 пропавших без вести). Однако Юг обладал весьма ограниченными людскими ресурсами и для него такие потери были гораздо ощутимее. К тому же армия Северной Вирджинии потеряла под Геттисбергом своих лучших солдат.

После Геттисберга и Виксберга поражение южан в войне стало неизбежно. Конфедерация сопротивлялась еще почти два года. Южанам удалось победить в битвах при Чикамуге, при Спотсильвейни и при Колд-Харборе. Но это уже ничего не решало. С каждой битвой силы южан уменьшались, а их враги без труда восполняли даже самые тяжелые потери. 9 апреля 1865 г. армия Северной Вирджинии капитулировала при Аппатомаксе. Сдачу солдат генерала Ли принимал «спаситель Геттисберга» Чемберлен. К маю прекратили сопротивление все армии южан. Единство страны было восстановлено, а старый рабовладельческий Юг был унесен ветром истории.

А что, если бы...

Если у вас нету тети,

Ее вам не потерять.

И если вы не живете,

То вам и не умирать.

А. Аронов, «Если у вас нету тети»

Как уже было сказано, американцы считают Гражданскую войну «перекрестком» своей истории. И несмотря на то, что победа Севера, казалось бы, была предрешена изначально, американские историки и писатели-фантасты предприняли множество попыток заглянуть в альтернативную реальность, в которой южане добились победы. Собственно, не осталось ни одного мало-мальски значимого события в этой войне, в котором бы уже не обнаружили большую или малую «историческую развилку», а то и несколько. Естественно, Геттисберг авторы трудов по альтернативной истории Гражданской войны обойти вниманием никак не могли.

Перечислим некоторые «развилки Геттисберга». Томас Джексон доживает до июля 1863 г. и дает северянам прикурить. Джошуа Чемберлен, наоборот, гибнет слишком рано и северяне сдают врагу Литтл Раунд Топ. Южане занимают Литтл Раунд Топ или весь Кладбищенский хребет еще 1 июля. Стюарт возвращается из рейда за несколько дней до битвы, обеспечив Ли всей необходимой информацией. Лонгстрит убеждает Ли не атаковать противника. Ли дает утром 2 июля четкие и недвусмысленные приказы и атака южан удается... Любое из этих событий могло бы привести к победе южан.

Встречаются и более любопытные варианты. Историк Дж. Макферсон, например, описывает в одной из своих статей битву при Геттисберге, случившуюся ранней осенью 1862 г., в которой федералы атаковали окопавшихся на Кладбищенском хребте южан. В фантастическом романе Уорда Мура «Дарю вам праздник» вообще речь идет о том, что конфедераты неминуемо бы заняли Литтл Раунд Топ и выиграли бы войну, если бы им не помешал историк, прибывший на машине времени из будущего, в котором США являются страной третьего мира, а Конфедерация добивается статуса мировой сверхдержавы. В другом фантастическом романе живущий в XXI веке американский офицер-расист отправляется на машине времени в 1863 г. к генералу Ли, прихватив с собой несколько ящиков с автоматами. У него, правда, в итоге ничего не выходит.

Многие американцы всерьез полагают, что Геттисберг предопределил дальнейший ход всей мировой истории. Наверное, они правы. Представьте себе на минуту мир, в котором между Мексикой и Канадой расположена не одна страна, а две?

Геттисберг в компьютерных играх

Тема Гражданской войны была всегда очень популярна в США. И нет ничего удивительного в том, что посвященные ей компьютерные игры появились очень рано. Это были в основном пошаговые стратегии, в которых игрок передвигал свои войска из штата в штат, пытаясь захватить как можно больше территории и истребить как можно больше супостатов. Исторической достоверностью в них, как правило, и не пахло.

Через некоторое время появились игры, посвященные уже не всей войне, а ее отдельным эпизодам, в первую очередь Геттисбергу. Среди них были Gettysburg Дэйва Гудмэна и BattleGround: Gettysburg от фирмы Talon Soft. Тут уже были и детально проработанные карты, и исторически достоверные составы войск. Однако эти игры не пользовались особой популярностью. Другое дело — серия Сivil War Generals от Sierra On-line и непревзойденный Sid Meier's Gettysburg от Firaxis. Их мы разберем более подробно.


Civil War Generals — пошаговая тактическая стратегия, главное достоинство которой — огромное количество сценариев и кампаний. Мало того, что в ней воссозданы все более или менее значимые сражения войны, так еще придумано несколько десятков «альтернативных» сценариев, в том числе и полдюжины «альтернативных Геттисбергов». Хотите узнать, что было бы, не опоздай Стюарт на поле боя? Пожалуйста, нет проблем. Причем в кампаниях игрок может влиять на то, в каких условиях его армия начнет следующее сражение, что делает каждое прохождение уникальным.

Радует возможность захватывать трофеи и вооружать ими свою армию — в действительности многие конфедераты были вооружены оружием, отбитым у янки в бою.


Sid Meyer's Gettysberg. Южане рвутся к Берлоге дьявола. Федеральной бригаде Уорда приходится тяжело, но подкрепления уже на подходе.

Sid Meier's Gettysburg поражает своим реализмом. Например, как вы не старайтесь, на максимальном уровне сложности завершить полным успехом атаку Пикетта вам не удастся. А вот повторить подвиг Чемберлена и удержать Литтл Раунд Топ одним полком вполне возможно, хотя и очень трудно. Несмотря на то, что в процессе игры вам предстоит пройти через целую серию «развилок», на высоком уровне сложности ход сражения очень часто повторяет реальную историю с небольшими отклонениями. И надо быть очень хорошим тактиком, чтобы привести южан к победе. С другой стороны, за северян играть не очень интересно. У них, как и в реальности, значительное преимущество, особенно в конце битвы. Вообще, Север и Юг в игре совершенно не равнозначны. Например, у южан совсем нет кавалерии (Стюарт-то в рейде!). Зато среди южных пехотинцев гораздо больше ветеранов. Конечно, один южанин не стоит десяти янки, но две бригады мятежников могут наравне сражаться с тремя бригадами федералов.

Поле битвы в игре не просто достоверно, оно еще и очень красиво. Иногда кажется, что это настоящий Геттисберг. Состав войск соответствует историческому, только вот выглядят они куда менее живописно, чем в действительности. Все полки и бригады носят совершенно одинаковую форму, хотя у многих частей на самом деле были свои отличительные знаки. Например, «Железная бригада» северян в игре лишилась своих знаменитых черных шляп.

В игре вы встретите всех лидеров, о которых шла речь в данной статье. Худ, Рейнольдс, Уоррен, Пикетт и другие скачут по полю боя на белых конях, подбадривая своих людей. Их можно ранить, но не убить. Не хватает только двух главнокомандующих, Ли и Мида. Видимо, подразумевается, что в их роли выступает сам игрок.

Тактика в игре соответствует исторической: в колонне двигаемся, в шеренге стреляем, в штыковую атаку без надобности лучше не ходить. Лучший способ разбить врага — обстрелять его с фланга. Примечательно, что в вышедшей вслед за Sid Meier's Gettysburg игре Sid Meier's Antietam роль учебника по тактике выполняет один из настоящих уставов армии Союза.

Все сценарии в игре разделены на исторические (как было на самом деле) и гипотетические (как могло бы быть). Самый крупный гипотетический сценарий основывается на предположении, что легендарный южный генерал Томас Джексон не погиб под Чанселорсвиллем, а принял самое активное участие в Геттисбергской битве.

Помимо маленьких сценариев, предназначенных для одиночной игры, существует несколько крупных сценариев, охватывающих события целого дня и предназначенных для игры по сети против живого оппонента. На самом деле в них можно играть и против компьютера, ведь в этой игре искусственный интеллект вовсе не страдает откровенным слабоумием.

Игры, вышедшие после Sid Meier's Gettysburg, например, American Civil War: Gettysburg, оказались в тени своего великого предшественника. Ни одна из них не смогла добиться подобной популярности.


* * *

Наверняка в будущем появится еще не одна игра, посвященная Геттисбергу. Хотя за пределами США об этой битве многие ничего не слышали, интерес самих американцев к ней, судя по всему, никогда не угаснет. Вряд ли, однако, в скором времени появится шедевр, который превзойдет игру Сида Мейера.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9
проголосовало человек: 97
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
Здесь
База знаний Lineage2. Хостинг и регистрация доменов
ruvds.com