КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

РУКОВОДСТВА И ПРОХОЖДЕНИЯ

Автор материала:
Марина Минченко
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№2 (75) февраль 2008
вид для печати

Culpa Innata
(Презумпция виновности)

Жанр:
Разработчик:
Momentum AS
Издатель:
Strategy First
В России:
Акелла
Системные требования:
Минимальные - 1 GHz, 512 МB, video 64 MB
Рекомендованные - 2,8 GHz, 1 GB, video 256 MB
Адрес в сети:
Сетевые режимы:
нет
Рейтинг: 90%
  • Новый мир от А. Алатли и Momentum AS: социальная модель в действии
  • Расследование убийства: странные смерти, неслучайные случайности
  • Прохождение: семнадцать дней беготни и головоломок
  • Реконструкция изображений и радужные бабочки
  • Любопытные нюансы и вечные вопросы выбора

Я прислушался. Тот, что был с лопатой, длинно и монотонно излагал основы политического устройства прекрасной страны, гражданином коей являлся. Устройство было необычайно демократичным, ни о каком принуждении граждан не могло быть и речи (он несколько раз с особым ударением это подчеркнул), все были богаты и свободны от забот, и даже самый последний землепашец имел не менее трех рабов.

Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу»

Когда могущественные государства объединяются ради причинения добра и насаждения справедливости, оптимист берется за изучение английского, пессимист — китайского, а реалист строит бункер, и желательно где-нибудь подальше от центра событий. Потому что ни одна система не способна противостоять хорошо организованному добру.

В Мировом Содружестве, куда вошли прогрессивные страны, оставив за бортом всех политических агрессоров и питекантропов (таких как, например, Китай, Индия или Россия), царит мир и благоденствие. Граждане не знают бедствий страшнее порицания на работе; голод, нищета и преступность не пересекают государственной границы, а Большой Брат, как нетрудно догадаться, бдительно оберегает покой и порядок этого социального заповедника.

Счастливые граждане Мирового Содружества социализированы до предела: дети живут и воспитываются в интернатах (и странно, что не выращиваются в пробирках), институт семьи упразднен как система, взращивающая межрасовую нетерпимость, а секс лишился статуса личных отношений и благополучно перешел в разряд развлечений. Зато корпоративное сознание поднялось на недосягаемую доселе высоту, так что Содружество населено исключительно успешными, уверенными в себе, здоровыми телом и духом людьми, каждый из которых мог бы служить живым примером для жителей отсталых стран или даже сняться в рекламе зубной пасты.

А теперь знакомьтесь — Феникс Уоллис, обитатель светлого города Адрианополиса и старший офицер GPSN (Global Peace and Security Network). Именно офицеру Уоллис предстоит распутать дело об убийстве некоего Василия Богданова, который лишь три года назад эмигрировал в Содружество из России и был недавно убит в Одессе.

Мир гуманного воображения, мир страха перед будущим

Своим появлением на свет Culpa Innata не в последнюю очередь обязана турецкой писательнице Алев Алатли и ее роману «Кот Шредингера».

Толкование латинского названия Culpa Innata, предлагаемое авторами игры, — «врожденный порок» — довольно прозрачно намекает на сомнительность идеалов Содружества, подозрительно похожих на чаяния и устремления современного общества. Насколько разработчики преуспели с конкретными параллелями с реальными событиями и лицами, судить трудно, но в целом карикатура удалась.

Здоровый дух в здоровом теле, здоровая конкуренция в здоровом обществе, где хороши все средства, кроме запрещенных, а политкорректность, восторжествовав, мирно почила на лаврах.

Разумеется, в здоровом обществе никак не обойтись без здорового секса, так что комплексы на этой почве отягощают граждан сего нерушимого союза не больше, чем калории — обезжиренный йогурт.

Это, к слову, необходимо иметь в виду: тема меж- и внутриполовых отношений (политкорректность, как мы помним, торжествует, растворенная в воздухе) в игре запретной отнюдь не является, более того — поднимается с завидной регулярностью и немалой откровенностью, позволяя не ограничиваться легким флиртом. Впрочем, выбор всегда остается за Феникс.

Кстати, эта девушка довольно-таки резка в высказываниях: ее мысленные монологи и комментарии, как правило, точны, но не всегда цензурны. А с окружающими — что поделать! — приходится неизменно помнить о корректности, особенно находясь при исполнении. Впрочем, вежливые слова офицер Уоллис при необходимости дополняет богатейшими оттенками интонаций, способными порой совершенно переменить их смысл.

Надо признать, подобную специфику речи никак нельзя отнести к недостаткам: она превосходно вписывается в образ и дополняет его. Но при этом ее надо учитывать, наряду с «основным инстинктом», поминаемым легко и непринужденно. Разработчики неоднократно подчеркивали, что намеренно создавали игру для взрослой аудитории, и локализатор в России не рекомендует ее для лиц младше 17 лет.

Одна из главных прелестей Culpa Innata — нелинейность: вариантов развития событий достаточно, чтобы ощущать, с одной стороны, полную свободу действий, а с другой — всю ответственность за ход расследования. Однако благодаря деликатным подсказкам верного дневника и чуткому руководству со стороны вышестоящего начальства ответственность не превращается в тягостную обязанность, а свобода не кажется результатом преступного небрежения разработчиков.

Еще один огромный плюс игры — звуковое сопровождение. Создатели подошли к речи своих героев со всей ответственностью, проделав огромную работу по озвучиванию диалогов и комментариев. В результате голос и манера речи почти каждого из пятидесяти с лишним персонажей (единственная досадная промашка — голоса детей) в любой произвольно выбранный момент соответствуют его характеру, настроению и степени занятости.

А им есть чем заняться, жителям славного града Адрианополиса: авторы позаботились о том, чтобы гражданам Содружества было куда пойти в свободное от общения с офицером Уоллис время. Во всяком случае, именно такое впечатление создается, если отвлечься от расследования и попробовать просто пройтись по городу. Пять больших игровых зон, более пятидесяти локаций — офисы, магазины, клубы... Феникс может пойти на дискотеку, купить себе новые туфли, посидеть в кафе с подругой — да мало ли что еще! Жизнь не ограничивается работой, и мир игры вполне позволяет не забывать об этом.

Впрочем, о времени забывать тоже не следует. Приходится учитывать и дальность поездок, и продолжительность интервью, а бывает и так, что утреннее планирование идет прахом — как и в обычной реальности, никто не застрахован от таких сюрпризов, как срочные звонки, начальственные вызовы и прочие стихийные бедствия...

Живой и объемный мир Culpa Innata кажется таковым не только за счет бытового реализма и ярких образов. Это — мир с прошлым, с собственной историей, тщательно выписанной и довольно убедительной. Сами разработчики сравнивают глубину проработки истории и геополитики игрового мира с такими играми, как Outcast и Half-Life.

Ценно и то, что вся эта масса информации об истории создания и становления Мирового Содружества выдается не одной непомерной порцией — вводный экскурс не в счет, — а постепенно и только тем, кто сам того захочет.

Летопись человечества.

Если же подробности неинтересны, можно не морочить себе голову, заниматься исключительно своей работой и не глазеть по сторонам. Впрочем, можно не морочить себе голову вообще и потратить большую часть игрового времени на вокзалы и рестора... простите, кафе, клубы и тренажерный зал. Правда, в этом случае Феникс все равно придется узнать о себе много нового, но уже от начальства, да и баллов, которые начисляются по мере продвижения расследования, она получит заведомо меньше, чем хотелось бы, а значит — прости-прощай повышение и новые интересные задания, здравствуйте, дорогие бумажки!

О грустном. Пожалуй, единственный зримый, во всех смыслах этого слова, недостаток игры — это графика. К сожалению, в этом вопросе разработчикам похвастаться нечем, кроме разве что уникальной технологии синхронизации движения губ и речи, разработанной и запатентованной компанией Momentum несколько лет назад. Все остальное... увы. Не слишком аккуратно сработанные модели (разве что главная героиня неизменно радует), низкокачественные текстуры... Создается впечатление, словно люди, не лишенные вкуса — интерьеры GPSN и прочих локаций тому порука, хотя дизайн иных вещей из гардероба Феникс может заставить усомниться и в этом, — оказались крайне стеснены в средствах, вот и приходится в результате наблюдать шестиугольные планеты, шестигранные бокалы и деревянную жестикуляцию. С другой стороны, нельзя не отдать должное усилиям художников: мимика и внешний облик персонажей индивидуальны даже в тех случаях, когда речь идет о совершенно проходных фигурах. Конечно, в диалогах, когда лицо собеседника дается крупным планом, недочеты становятся заметнее, но по сравнению с пластиковыми масками, которыми многие разработчики награждают своих героев, лица обитателей Адрианополиса полны жизни.

Что еще? Мелочи, в общем-то: конечное число ячеек для сохранения (их, конечно, немало, но, учитывая количество сюжетных развилок и общую продолжительность игры, и не избыток), несколько условная логика линии «обновленцев» — с этим движением борцов против Хаоса Феникс познакомится почти параллельно ходу расследования.

К слову, тех людей, которые за последние несколько лет заполучили аллергию на Тайное Знание и его Адептов — не всех творение Дэна Брауна, точнее последствия его выхода в свет, миновало безболезненно, — эта линия, скорее всего, в восторг не приведет.


Трудно сказать, насколько обоснованны надежды авторов на то, что Culpa Innata станет для кого-то больше, чем просто игрой — предостережением или хотя бы поводом к размышлениям. Но можно сказать с определенной долей уверенности, что вне зависимости от того, насколько успешно окажется такое обращение к мировому сообществу, игра наверняка найдет своих поклонников: великолепно проработанный мир, увлекательный нелинейный сюжет, украшенный побочными интригами, яркие персонажи и прочие, менее значительные, детали делают ее безусловной жемчужиной жанра. Единственный недостаток Culpa Innata — графика — благополучно забывается, стоит всерьез увлечься расследованием.

И, хотя лавры Рагнара Торнквиста авторам Culpa Innata пока что не светят, компанию Momentum AS вполне можно поздравить с удачным дебютом и пожелать успешной работы над продолжением, на которое весьма прозрачно намекает финал игры.


ДОСТОИНСТВА НЕДОСТАТКИ
Увлекательность
8/108
азарт расследования в хорошем объеменекоторые разговоры приходится повторять
Графика
7/107
3D, мимика персонажейнедостаточно аккуратно
Звук
8/108
очень хорошо подобранные голоса......но есть пара исключений, увы
Игровой мир
10/1010
превосходно проработанный мир, исторический пластне отмечены
Удобство
8/108
навигацияограниченное число ячеек под сохранение
Новизна нет

Интерес повторной игры да
НаградаКОРОНА Вердикт: Слабая графика не способна замаскировать самый яркий сюжетно-разговорный квест последнего времени. В финале его - запятая:вероятно, перед нами начало великой серии? Рейтинг
90%

День первый

Начало застает Феникс в ее собственном кабинете. Признаться, на фоне тех офисных пейзажей, что ежедневно предстают перед многими из нас, кабинет пробуждает чувства, более всего похожие на банальнейшую зависть. Но Феникс не до красот обстановки: в ее отсутствие какая-то... хм... нехорошая личность без разрешения взяла ее ЛП: Личного Помощника (PA: Personal Assistant). Надо бы отыскать и вернуть пропажу: трудно в современном мире без этого мини-компьютера, совмещающего в себе функции телефона, записной книжки, базы данных и Дамской Сумочки (тм). Однако прежде чем покинуть кабинет, нужно заглянуть в компьютер, который осчастливит вас срочным вызовом к шефу, — и вот тут-то все и начнется.

Совещание. «Сделайте, пожалуйста, умные лица!»

Серьезное расследование — а случилось убийство, куда уж серьезнее! — это как раз то, чего так недоставало офицеру Уоллис в жизни. Это и ее шанс продвинуться по служебной лестнице, и возможность доказать себе, что она действительно чего-то стоит. Вот только драгоценный напарник — молодой и весьма амбициозный юноша... хотя нет, это называется «человек с активной жизненной позицией» — тоже хочет повышения по службе. Чтобы всерьез рассчитывать на его помощь, нужно быть безнадежным альтруистом, а таких в GPSN не держат.

Итак, дано: некий Василий Богданов, три года являвшийся гражданином Содружества со всеми вытекающими правами и обязанностями, был убит в Одессе выстрелом из огнестрельного оружия. Что делал этот благополучный гражданин Адрианополиса в Одессе и кто с ним так обошелся — вопросы, на которые нам и предстоит найти ответ.

После инструктажа Феникс первым делом отправляется на поиски своего ЛП. Задача несложная: наверняка пропажа — дело рук Джулиуса, почти выжившего из ума старика, который наводит порядок в кабинетах. Спустившись на лифте на второй этаж, она отыщет и Джулиуса, и свой ЛП (буквально в паре шагов от старика).

На заметку: ЛП (Personal Assistant) вызывается на экран правым кликом мышки и универсален до того, что позволяет сохранять и загружать игру и даже покидать ее пределы.

Вернувшись в кабинет, Феникс загрузит в ЛП все, что до сих пор лежало на столе: теперь, к примеру, розовый маникюрный набор офицера Уоллис хранится у нее за ухом в цифровом виде и может быть материализован при первой же необходимости. Какие возможности для киберпиратства открывает эта технология — даже подумать страшно!

Осталось добыть пропуск, запертый в ящике под диаграммой HDI. Поскольку ключ у нас пропал вместе с ЛП, а потом судьба их, видимо, разлучила, открывать придется подручными средствами, но в наше время книг о детективах и шпионах даже ребенок знает о безграничных возможностях хорошего маникюрного набора. Поковырявшись в замке невидимкой (два раза вверх, один вниз, влево и снова вверх), Феникс обретет свой пропуск и сможет приступить к расследованию.

На первом этаже нам представится возможность в подробностях рассмотреть три плаката на стене справа, наглядно повествующих о том, как прогрессивное человечество дошло до жизни такой. Миновав эту летопись, Феникс откроет дверь под витражной «розой» и пройдет в уже знакомый нам конференц-зал — мы видели его в начальном ролике. Там один растяпа по имени Талли забыл свою ID-карточку. Заберем ее и заодно осмотрим все, что поддается осмотру (к примеру, кафедра, с которой держала речь Дагмара Морссен, снабжена панелькой с текстом речи — можно ознакомиться).

А теперь обратно, на выход из здания GPSN.

Это баг: время от времени игра впадает в помутненное состояние сознания: экран заволакивает непроглядная мгла. Обходится эта проблема элементарно: нужно сохранить игру, не обращая внимания на происходящее на экране, а потом загрузить обратно.

Служебный пропуск откроет нам двери, и немедленно выяснится, что снаружи вовсе не такое яркое солнышко, как кажется, если смотреть из окна кабинета. А тут еще и какой-то в меру упитанный товарищ крадется за кустами — видимо, верит, что если он слегка согнет колени и будет очень-очень осторожно переставлять ноги, никто и никогда не заметит этот ходячий транспарант «я шпион». Бегает он, кстати, не особенно быстро. Зато умеет проходить сквозь стены. Точнее, сквозь запертые ворота. Canst thou not come in by usual way as decent people do?

Феникс такими талантами не обладает, так что придется открывать замок. Внимательно осмотрев сначала правую, а потом левую табличку на воротах старого кладбища, девушка обнаружит, что на второй смутно угадывается какой-то рисунок. Смазав ее кремом для рук, а потом протерев ватным тампоном, она получит ничуть не более понятную, но несколько более отчетливую картинку и, сфотографировав ее, перейдет к замку.

Единственный муниципальный транспорт.

Пощелкав по кнопочкам, Феникс обнаружит, что каждая из них убирает некоторые (разумеется, не все) штыри замка, а рычажок слева — возвращает конструкцию в исходное состояние. Наверное, вдумчивая медитация и способна подсказать, какие кнопки и сколько раз требуется нажать, чтобы чуть позже сфотографировать и подобрать валяющийся по ту сторону ворот компакт-диск, но тем, кто утомился сидеть в позе лотоса, совет: нажмите дважды самую нижнюю кнопку и один раз — третью сверху.

Добыча в руках, но пока мы возились с табличками и кнопочками, новоявленный Гудини исчез бесследно, а одинокая прогулка по старому кладбищу практичную Феникс не привлекает.

Дорожка доведет нас до моста, за которым, осмотревшись, мы обнаружим скромный зеленый козырек: метро. Спустившись, мы попадем в пустынное помещение, оснащенное несложной автоматикой и людьми, которые никуда не торопятся. И тут же уподобимся туристу: все осмотрим. Феникс, бегая туда-сюда по двойному клику мышки, не упустит из виду ни одной детали — благо упускать почти нечего: картина с радужной бабочкой на нижнем ярусе платформы А — вот и все, что ее может заинтересовать в оформлении станции. Еще можно на выход с платформы в тоннель полюбоваться — судя по виду этой решетки, она перекочевала сюда напрямую из далекого прошлого.

Теперь пойдем постучимся в силовое поле, которое не пустит нас на платформу Б, — и вместе с Феникс пойдем обновлять ее проездной. В правом углу верхнего яруса станции найдется специальный автомат коричневого цвета. Чтобы докинуть денег на счет, нужно сначала выбрать верхнюю опцию, а потом ввести код своей карточки (social security card) — и путь на платформу Б будет нам открыт.

Спустившись, Феникс сядет в подошедший поезд и откроет ЛП, однако верный друг, как выяснилось, заглючил: показывает помехи в форме бабочки и пишет всякую пакость о том, что ему, мол, плохо и он нуждается в перезагрузке. Сделать с ошалевшим ЛП все равно ничего нельзя: покорно нажимаем ему ОК. (Под горячую руку рехнувшийся ЛП офицера Уоллис завесил мне машину и попытался было спрятать курсор, но трогательная солидарность техники, по счастью, продолжалась недолго.) В финале нажимаем ему «Save».

Электронная карта снова требует, чтобы ее обновили: знакомая песня... Впрочем, мир высоких технологий не устает удивлять: достаточно сфотографировать висящую тут же на стене схему Адрианополиса — и это мгновенно успокоит нашу нервную технику.

На заметку: как распланировать время Феникс — вопрос неоднозначный и во многом зависит от игрока, поэтому разбивка по дням и событиям в этой статье более чем условна. Возможно, кому-то будет удобнее другая последовательность действий: игра нелинейна. При планировании дел на день следует помнить несколько правил жизни в Светлом Будущем. Во-первых, в Адрианополисе закон запрещает беспокоить свидетеля своими разговорами больше одного раза в день. Во-вторых, рабочий день заканчивается в семь — и значит, после семи все служебные дела переносятся на следующий день.

Свое расследование Феникс начнет с визита в дом ныне покойного Богданова (комната N3105). Правда, еще на пороге выяснится, что автоматика по-прежнему на страже личного пространства бывшего русского эмигранта. Придется разочаровать детище высоких технологий, помахав перед недремлющим стражем своими регалиями и полномочиями (выбрать в диалоге вторую сверху опцию). Это угомонит оцифрованного домового.

Шагнув внутрь, примемся вдумчиво осматривать все, что может предоставить нам зацепку или просто информацию о покойном. На кофейном столике найдется визитка, из которой следует, что в Пирамиде (район развлечений, где сосредоточены все магазины, кафе, клубы) у мистера Богданова был магазин Thing Store: если верить Феникс, неплохое место для того, чтобы потратить деньги. На комоде напротив мы найдем магнитную карточку, спрячем в карман и пойдем осматривать спальню. В спальне на тумбочке обнаружится «краткий курс для получения гражданства», а картина над кроватью — не верь глазам своим, мало ли что написано на этом плакатике! — скрывает сейф. Выставив на кубик-рубике кодового замка российский триколор, Феникс обретет предмет, который кроме как «странная штука с лопастями» и назвать-то нельзя.

Теперь можно направиться в магазин. Вызвав карту, мы найдем на ней значок Пирамиды и отправимся туда.

Напротив входа в магазин на стене красуется еще одна любопытная деталь этого города: плакат общества Анти-Хаос с лозунгом и формулой, в которой нас интересует результат: 505. Этот результат Феникс и введет в окошечке терминала слева. Теперь, когда надпись изменилась, а мы все равно пока ничего не понимаем, вернемся к делу. Кстати, Анти-Хаос со своими таинственными сентенциями отныне будет нас преследовать с некоторой регулярностью.

Мысли вслух: пожалуй, идея с плакатами — один из наиболее нелогичных моментов игры. Расследование только-только начинается, и совершенно ниоткуда не следует, что нужно вообще обращать внимание на плакаты, а если «да» — то почему именно на эти. На этом фоне поведение Феникс, которая сначала смотрит на плакат, а потом вводит на терминале три циферки, напоминает интуитивные действия шамана-самоучки.

На первом этаже торгового центра мы сначала осмотрим оба подиума: на одном из них на столике выставлены странные, не похожие на голограммы предметы. К одному из них прекрасно подойдет «странная штука с лопастями» — оказывается, это ключ! Возьмем из пасти зайчика электронный дневник и пойдем разговаривать с нашим первым свидетелем, девушкой в серо-голубой служебной униформе. Это Алисия, бывшая сотрудница Богданова. Как честный человек, она будет несколько удивлена интересом службы безопасности к своей скромной персоне, но охотно согласится ответить на ряд рутинных вопросов, интересующих нас и Феникс.

На заметку: в разговоре следует помнить, что, выбирая одну тему из предложенного списка, вы нередко отказываетесь от остальных, поэтому строить диалог нужно внимательно: от того, как вы будете задавать вопросы и о чем, зависит и то, сколько вы узнаете, и то, сколько раз вам придется разговаривать с этим свидетелем.

Ночник. Главное — не проснуться ненароком среди ночи.

Вытянув из наивного ребенка все, что она может сказать о Богданове и его поведении в последние дни, мы заодно узнаем еще и о каком-то Гарри Калахане, который представился ей офицером службы безопасности и, как и Феникс, расспрашивал о бывшем начальнике. Попытка Алисии на словах описать внешность упомянутого Калахана выявит всю несостоятельность подобного подхода, потому что по этим «особым приметам» можно треть Адрианополиса записать в подозреваемые. Хорошо, что за ухом торчит верный ЛП! Можно составить фоторобот буквально на коленке, меняя прическу, глаза, нос, губы и подбородок на рисунке до тех пор, пока Алисия не сочтет, что результат соответствует оригиналу. Зафиксировав рисунок при помощи опции reconstruct, Феникс закончит опрос свидетеля и отправится в офис г-на Богданова: лифт ей откроет найденная в доме покойного магнитная карточка.

Судя по обстановке офиса, скорая смерть в планы нашего покойника не входила: бардак в помещении вполне рабочий, даже можно сказать — жилой. Внимания заслуживает диаграмма HDI на стене, а также фотоальбом (те фотографии, которыми заинтересуется Феникс, стоит рассмотреть повнимательнее) и кубик Рубика, на котором нужно добиться равномерного желтого окраса одной из граней.

Компьютер, конечно, потребует пароль, но номер дома со второй фотографии его успокоит. Прочитав письмо от некоего Дугласа Андерсона, Феникс занесет в ЛП новые сведения и отправится по указанному в письме адресу.

Поднявшись на седьмой этаж (рядом с лифтом висит список с указанием офисов) девушка без особенного труда найдет нужную ей дверь и уломает электронного стража доложить мистеру Андерсону о своем визите. Дуглас Андерсон — преуспевающий юрист с высоким уровнем HDI (диаграмма слева от двери), времени у него мало. Он, конечно, согласится уделить некоторую его часть офицеру Уоллис, но попросит задавать вопросы по существу, так что для дела полезнее будет сразу выбрать официальную манеру общения.

То немногое, что господин Андерсон может сказать о своем клиенте (немногое — потому что их деловое общение началось слишком недавно и закончилось слишком внезапно), осчастливит нас с Феникс новыми именами: Лариса Лукина, постоянная любовница Богданова, Роджер Арнетт, его имиджмейкер, и доктор Капелло, терапевт.

Home, sweet home.

Теперь Феникс предстоит... нет, не найти всех троих и поговорить — этим мы займемся чуть позже. И не разобраться наконец в собранных уликах. Следующим пунктом нашего маршрута станет офис GPSN: Ингрид (с ней, кстати, надо бы поговорить), глава Иммиграционной Академии, прислала извещение о том, что через час Феникс должна будет провести свое первое собеседование. Претендент — некий Рэй Пател. И именно от Феникс зависит, получит этот неведомый еще Рэй Пател гражданство Содружества или нет.

Какой-то он, этот доктор Пател... странный. Давать ему гражданство или нет — зависит от нас: он его получит, если не расспрашивать подробно о его участии в бунте и массовых беспорядках. Но, откровенно говоря, Феникс он не нравится.

Если собеседование окончилось в неурочное время и к Ларисе Лукиной являться с визитом уже поздно, офицер Уоллис отправится домой.

Здесь осматривать почти нечего (ванная, спальный отсек... что нового можно обнаружить в собственной квартире?), а вся ценная информация заключена в головизоре, который охотно поделится новостью о смерти доктора Мелвина Спенсера, профессора Университета Адрианополиса. О внезапной смерти доктора Спенсера.

Если хотите, здесь можно еще вспомнить детство и поиграть в куклы: в гардеробе найдется несколько комплектов одежды, так что можно будет одеть Феникс и так, и вот эдак, и рассмотреть со всех сторон.

День второй

Утро начинается... правильно, с офиса. Здравствуй, любимая работа!

Кроме того, Феникс назначили свидание — вечером, в кафе «Роза»... Ну а то, что свидание назначила подруга Сандра, так это просто прекрасно: будет наконец возможность после трудового дня спокойно отдохнуть за чашечкой кофе и досужей болтовней.

Однако свидание у нас вечером, а работа не ждет уже сейчас. Верный ЛП еще вчера нашел и занес в память координаты тех людей, чьи имена прозвучали в разговоре с Андерсоном, и теперь достаточно одного щелчка по нужному значку. Первой, кого офицер Уоллис обрадует своим вниманием, будет бывшая любовница Богданова, Лариса Лукина.

Кстати, у нее очень хорошо обставлены комнаты: ретро (с точки зрения того, кто живет в 2047 году), не переходящее в старомодность. Вытянув все, что бедная женщина может сейчас рассказать о своем бывшем любовнике, офицер Уоллис договорится о возобновлении беседы «как-нибудь потом» и отправится к другому своему свидетелю, доктору Софии Капелло.

Арбуз с ушами.

Чтобы войти в офис, нужно сначала починить электронику на двери, которую отчего-то переклинило. Задача не особенно сложна: в холле расположены две панели с красноречиво предостерегающими значками, верхняя скрывает рубильники, нижняя — предохранители. Открываем верхнюю и вырубаем электричество в секции А (все три панельки секции должны светиться красным). Открываем нижнюю и возвращаем на место слетевший предохранитель. Теперь снова открываем верхнюю и восстанавливаем подачу энергии (то есть включаем обратно нижний рубильник в нужной нам секции).

Можно идти с визитом.

Разговор с Софией Капелло — Феникс возьмет официальный тон и будет права — подарит нам еще одно имя: Катина Ставрополис, глава Центра детского развития, еще одна любовница Богданова. Правда, поговорить с мисс Ставрополис не так-то просто: за терминалом в Центре сидит девчонка-подросток и всем своим поведением демонстрирует как эффективность внедрения жизненных принципов Содружества («люби себя, чихай на всех — и в жизни ждет тебя успех»), так и острую недостачу в этих стенах ремня как элемента воспитания. У девочки занятная татуировка на лбу, больше всего напоминающая разноцветный штамп, а вдобавок к этому противный голос и синдром вахтера во всей красе.

Чтобы добиться встречи с Катиной, придется как-то справиться с этим кошмаром в розовой футболке. Опции «выпороть», к сожалению, в списке нет, придется подкупать.

Идем на территорию игрового уголка — слева на шкафчике стоит жизнерадостный арбуз с кроличьими ушами: конфетный автомат. Рука-рычаг позволяет выбрать вкус, а после нажатия на нос лакомство по изогнутой трубочке выкатывается в подставленное блюдце. Этим сладким шариком мы и попытаемся подкупить девицу за терминалом, но, как выяснится, «вообще конфету» она не хочет — она любит только конфеты со вкусом киви!

Подавив зарождающееся рычание, идем обратно к автомату, чтобы вдоволь подергать рычаг и убедиться, что киви в ассортименте не значится. Еще раз загнав поглубже некстати проснувшиеся инстинкты, нажимаем на нос-кнопку и, не глядя, что именно там вывалилось, идем с добычей к одному из столиков — тому, что ближе прочих к окну. Там стоит контейнер с разноцветным... нет, не пластилином, хотя, конечно, очень похоже. Это тесто такое съедобное, для лепки. По крайней мере, нас не обвинят в попытке отравления — тем паче что травить пластилином этот кошмар за терминалом бессмысленно: случай тяжелый, нужен дуст.

Смешав в пустой ванночке синий, желтый и белый цвета, мы получим бледно-зеленую пакость, в которую и закатаем полученную конфету. Вторая попытка подкупа...

Еще не особенно веря в то, что подлог удался (у девочки, видимо, вкусовые рецепторы атрофированы за ненадобностью), Феникс снова попросит сообщить о своем визите Катине Ставрополис — и на этот раз добьется успеха.

Правда, бедная женщина будет совершенно шокирована известием о смерти Богданова, но человек, способный изо дня в день без ущерба для себя общаться с такими цветами жизни, как малолетняя шантажистка за терминалом, должен обладать неимоверным запасом прочности.

Расспросив Кати о Богданове, мы узнаем, что взаимоотношения между любовниками не были безоблачными, но эту тему мисс Ставрополис обсуждать откажется. Вернемся к этому вопросу в следующий раз.

Хорошо бы еще наведаться к имиджмейкеру Богданова, но уже поздно. К тому же у нас свидание. Вернувшись домой и переодевшись во что-нибудь менее рабочее, Феникс откроет ЛП, вызовет карту и отправится в кафе «Роза».

Пусть вас не смущает полное отсутствие кофе, чая или каких-нибудь коктейлей: в конце концов, Феникс с Сандрой пришли сюда посплетничать, девушка за соседним столиком то ли ждет кого-то, то ли спит, а остальных посетителей нам в подходящем ракурсе не покажут.

Феникс без зазрения совести выдаст подруге ворох служебных тайн по делу Богданова, и хотя комментарии Сандры не отличаются разнообразием (думает подруга преимущественно о сексе и о мужчинах), болтовня за виртуальной чашечкой кофе получится вполне милой.

День третий

Это утро Феникс начнет с визита. Как выяснится чуть позже — с неприятного визита, потому что ассистентка Роджера Арнетта, Глэдис, наотрез отказывается беспокоить свое высокое начальство ради какого-то офицера Уоллис. Она, конечно, готова нас записать — но расписание у мистера Арнетта настолько плотное, что возможность с ним поговорить «в порядке общей очереди» выдастся не раньше чем недельки через четыре. Попутно Феникс скажут несколько профессиональных гадостей про ее внешний облик, и на сем наша первая попытка встретиться со свидетелем провалится окончательно.

Взяв со стойки рекламку нового эпилятора, Феникс отправится в родной офис, чтобы загрузить компьютер всей собранной информацией.

Раздел search (census database) — попробуем закинуть умной машинке созданный с Алисией фоторобот неведомого Гарри Калахана (находим в базе ЛП, переносим в рамку на экране компьютера). Кажется, база данный пасует. Ладно, дальше.

Раздел audio visual viewing — проверим, что за компакт-диски раскладывают новоявленные Гудини на старом кладбище. Н-да... теперь у нас есть чистый диск, вот радость-то!.. Что дальше?

Дальше у нас странное происшествие с заглючившим вдруг ЛП. Берем данные по поломке и отправляем на анализ в раздел data processing (text processing). Компьютер, впрочем, полагает, что это бред какой-то, и нам остается с ним только согласиться. Повторим попытку, но на этот раз в image processing. Ага, а вот это уже результат. Конечно, изображение разбито, но что нам стоит собрать паззл? Особенно если компьютер не ленится подтверждать верные сочетания.

Кажется, на этом наши ценные улики закончились, а вот неопрошенные свидетели еще остались. Возвращаемся к Thing Store, где отыщем Монику, вторую сотрудницу ныне покойного Богданова. Она охотно согласится ответить на все наши вопросы, но ничего особенно ценного мы не узнаем, к тому же девушка сбежит посреди интервью.

Попробовав навестить Ларису Лукину, выясним, что ее состояние все еще нестабильно... точнее, стабильно плохое — и врач временно запретил ей какие бы то ни было контакты. Что ж, перезвоним позже, а сейчас поедем к Андерсону. Благо достойный юрист стоически перенесет очередное вторжение, расскажет о финансовых делах Богданова, и у нас появится еще одно имя в списке: Пьер Девилль, художник. Кажется, теперь Феникс вытянула из Андерсона всю актуальную информацию — можно наконец распрощаться и больше не беспокоить и без того занятого человека.

Творческий процесс — он неуправляем...

Тем временем девушке придет письмо от Жан-Мишеля Фремонта, мужчины, который хорош всем, кроме одного незначительного аспекта: с ним почти не о чем разговаривать. С другой стороны, они ведь встречаются не для разговоров!

Кстати, а не назначить ли заодно встречу с Сандрой?

Договорившись о встрече, вернемся к делам. Кто у нас там по списку? Художник Девилль, партнер Богданова по бизнесу. Что ж, посмотрим, что это за персона.

Личное знакомство с этим... человеком искусства подтверждает старую шутку, что люди творческих профессий творят из хаоса, а хаос создают сами. Единственное, что посреди этого... мм... художественного беспорядка выглядит пристойно, — диаграмма HDI. Н-да... прямо скажем, не самый высокий показатель. А вот коллекция оружия на стене вполне достойна внимательного взгляда.

Впрочем, это все детали, перейдем к разговору. Пьер — как он предложил себя именовать — изумительно бесцеремонен. К сожалению, его интерес касается отнюдь не покойного компаньона и обстоятельств его смерти, а офицера Уоллис. По существу, единственный вывод, который можно сделать из этого разговора, сводится к тому, что Богданов был не особенно откровенен с компаньоном (и отчего-то это совершенно не удивляет).

Вечером у нас запланировано сразу два свидания — сначала с Сандрой в кафе «Роза», а потом с Жан-Мишелем, в ресторане.

На заметку: общение с этим молодым человеком — и соответственно, последующее развитие событий — зависит от Феникс и ее желаний. Если девушка настроена на бурную ночь и возьмет в разговоре фривольный тон, после ужина они отправятся к ней домой. А если такого настроения нет — после ужина можно будет спуститься вниз, поговорить с пианистом и погулять по ночной Пирамиде.

День четвертый

Психоделика? Нет, психотерапия.

С утра мы еще раз заглянем в Thing Store и поговорим с Моникой о ее взаимоотношениях с Богдановым. Оказывается, она вполне довольна своей должностью младшего менеджера — к тому же покойный в исключительно неофициальной обстановке обещал вскоре повысить ее до старшего. К сожалению, спокойно закончить беседу нам не удастся: Моника скажет, что ее внимание срочно требуется покупателям и сбежит (а между тем, если верить глазам, покупатель у нее всегда один и тот же, и никакого внимания он требовать не может, поскольку долгие часы завороженно покачивается перед одной из голограмм, как змея перед факиром). Что ж, Феникс — девушка упорная, просто так от нее не отвяжешься. Закончим завтра.

А пока навестим доктора Капелло — благо она имела неосторожность разрешить нам повторный визит. Доктор расскажет Феникс о своих наблюдениях и умозаключениях, сложившихся в результате тех двух встреч, которые у нее были с покойным. По ее мнению, Богданов был из тех людей, для которых успех и богатство — способ компенсировать провалы на личном фронте. Он не только отчаянно стремился разбогатеть, но и деньги тратил так, чтобы подчеркнуть свой высокий статус в обществе: оплачивал услуги дорогого терапевта, дорогого юриста, был завсегдатаем клуба «Звездная пыль»...

Вот в такой обстановке и взращивают... цветы жизни.

Вот этим-то клубом — а также танцовщицей по имени Мата Хари — мы и займемся вечером. А сейчас снова заглянем на огонек в Центр детского развития.

Уф... За терминалом на этот раз сидит вполне вменяемая девушка, которая не откажется вызвать мисс Ставрополис. Расспросив Кати об отношениях с бывшим любовником и о его характере в целом (если слегка на нее надавить, она все-таки поделится с нами своим «профессиональным вердиктом»), мы получим еще сколько-то информации.

Выслушав все, что офицер Уоллис может сказать о знакомых Богданова, Дагмара Морссен спросит, нужен ли ордер на задержание кого-либо из этого списка, но, думается, пока это ни к чему.

Феникс отдаст шефу электронный дневник покойного, а напоследок поведает о новоявленном Гудини на старом кладбище... и, оказывается, будет не первой. Впрочем, поимка этого шустрого привидения, по счастью, не входит в задачи офицера Уоллис.

Выйдя из кабинета шефа, Феникс смахнет со лба пот, выдохнет и отправится домой — переодеваться и ехать в клуб «Звездная пыль».

See you, big guy...

Увы, на вечер танцев мы в этот раз не попадем: то ли рановато пришли, то ли Мата Хари, которую, по словам доктора Капелло, боготворил покойный, выступает не каждый день. Ничего страшного, расспросим служащих. Бармен по имени Фабиан охотно расскажет все, что сможет припомнить полезного о Василии Богданове — к сожалению, тот, похоже, избегал говорить о своем прошлом.

После того как разговор будет окончен, а все доступное пространство — осмотрено, офицер Уоллис покинет клуб и выйдет на ночные улицы Пирамиды. Довольно-таки пустынные ночные улицы.

На лестнице возле двери возвышается широкоплечий усатый охранник обиженного вида. Он будет рад перекинуться парой слов с Феникс, и хотя в плане общения этот печальный парень, кажется, мало чем отличается от Жан-Мишеля, он тем не менее покажется девушке вполне достойным ее внимания.

Поговорив, прогуляемся по дорожке направо — там обнаружатся терминал и плакат общества Анти-Хаос. Алгоритм тот же: ищем трехзначное цифровое значение на плакате и набиваем в терминал — нам в ответ еще что-нибудь загадочное напишут. В прошлый раз достаточно было просто посмотреть на результат в конце длинной формулы, но здесь задачка поинтереснее: цифра у нас двузначная, 11. Правда, речь идет об 11 июня, так что попробуем ввести не просто 11, а 611: июнь у нас шестой месяц, не так ли?..

Читаем получившуюся сентенцию, опять ничего не понимаем и идем дальше. Домой. Спа-а-ать...

День пятый

Ничего себе сны снятся уверенной в себе и в своей жизни Феникс Уоллис!..

Впрочем, выспалась или нет — а работа, к сожалению, не волк. В лес не убежит.

Кстати, что, если попробовать еще раз поговорить с Ларисой? Звонить ей бессмысленно, она все время плохо себя чувствует, но можно соблазнить ее визитом в Пирамиду — договориться о встрече в кафе. О, это сладкое слово «халява», волшебное слово, открывающее запертые двери и исцеляющее скорбных! Бесплатная чашечка кофе и бесплатный буррито — и Лариса без особенных возражений согласится ответить еще на порцию вопросов о России вообще и о бывшем любовнике в частности.

Впрочем, кроме проникновенных рассказов о водке (а в России, как известно, ее хлещут буквально все, с пеленок — вместо молока, чая и кофе), которой так не хватает Ларисе в новой жизни, мы опять ничего интересного не узнаем. По крайней мере, ни одной конкретной версии о том, с чего это вдруг Богданова понесло в Одессу, у нас по-прежнему нет. Наша собеседница, впрочем, упомянет интересный факт: оказывается, в России обладатель достаточно толстого бумажника может получить в свое распоряжение практически все, что угодно (если, конечно, его не найдут следующим же утром в канаве с проломленной головой и «многочисленными ножевыми ранениями»). То есть за соответствующую плату вам найдут и доставят хоть китайскую принцессу, хоть луну с неба, хоть ядерную боеголовку. О таких мелочах, как оружие или наркотики, даже речь не идет — что угодно, на любой вкус, запах и цвет.

Кати Ставрополис, помнится, в прошлом разговоре упоминала бабушку и дедушку Василия... Может быть, это как раз те люди, чью фотографию мы видели в альбоме Богданова? Вернемся в его офис — заодно продолжим разговор с неуловимой Моникой. И кстати, надо бы выяснить, где третья сотрудница магазина, некая Пайпер.

После разговора поднимемся в офис и снова откроем фотоальбом... Да, действительно, очень похоже на то, что эти пожилые люди и есть его семья. Получается, что белобрысый мальчуган — Василий? Хм... а по этой улыбке и не скажешь, что у него было такое уж тяжелое детство — очень жизнерадостный парень.

На обратной стороне снимка что-то написано аккуратными печатными буквами (видимо, чтобы офицер Уоллис не мучилась еще и с кривым почерком). Кириллицей. Точнее, это для Феникс текст выглядит полной абракадаброй — мы-то знаем, что это просто список имен и фамилий. Внизу еще номер семизначный написан: то ли чей-то телефон, то ли шифр от какого-то сейфа.

Еще раз побеспокоим доктора Капелло.

На вечер у нас запланировано посещение клуба, так что следующая встреча будет, пожалуй, последней на сегодня. Очень не хочется ехать к Пьеру Девиллю... так что не будем портить себе день и вместо визита к художнику завершим разговор с Кати Ставрополис. Утомленная вниманием службы безопасности, она наконец расскажет Феникс о том, как у нее протекали выяснения отношений с бывшим любовником. Как мы и подозревали, Василий в минуты душевного волнения никак не походил на образец дипломатии и такта: тяжелое детство, темное прошлое...

Бармен и сыщик. Оба при исполнении.

«Уже поздно», — резонно заметит Феникс на наше предложение еще забежать в офис и порыться в библиотеке и благоразумно поедет домой. Рабочий день у нее, конечно, нормированный, но в некоторых случаях работать приходится сверхурочно, и посещение клуба «Звездная пыль» — как раз такой случай. Что поделать, у них тоже нормированный рабочий день, только часы работы другие.

Бармен Фабиан охотно поговорит с нами о своем клиенте, а также предложит освежающий коктейль. Соглашаемся и чаевые накинем по максимуму — иначе этот источник ценной информации обидится и ничего не расскажет.

Как и предполагала доктор Капелло, Богданов очень хотел стать своим в среде состоятельных, преуспевающих людей. Собственно, в «Звездную пыль» другие и не ходят... за редким исключением. И наше эмигрантское исключение на удивление хорошо играло свою роль — насколько хорошо, что бывалый бармен обманулся его манерами и речью. Попутно шокировав Фабиана тем, что HDI Василия Богданова не превышало роковой отметки «70» (у бармена такой изумленный вид, как будто он пропустил появление ПТУ-шника на великосветской вечеринке), мы чуть позже получим еще одно подтверждение высоких профессиональных навыков доктора Капелло: в этот бар Богданова действительно влекли не только задушевные разговоры и не только роль состоятельного человека. Что же это за таинственная Мата Хари?..

День шестой

Поскольку у Феникс нет знакомых историков-славистов, таинственные записи придется расшифровывать самостоятельно. Хорошо еще, что в здании Академии на втором этаже приютилась нужная нам библиотека: с древними бумажными книгами. Там на стеллаже живет русско-латинский словарь, он-то нам и нужен. Сфотографировав форзац с табличкой соответствия символов, Феникс вернется в свой кабинет и загрузит компьютер задачкой на дешифровку (раздел decryption). В поле слева нужно скопировать форзац словаря, в поле справа — текст с фотографии Богданова. Теперь последовательно нажимаем латинскую букву слева — и соответствующую ей букву справа... и так до тех пор, пока машинка полностью не заменит кириллицу на латиницу. Закончив сей скорбный труд, Феникс с чувством выполненного долга полюбуется на результат и понесет его шефу в доказательство, что не зря получает зарплату.

Чтоб вы так работали, как мы отдыхаем!..

А вечер будет не из легких — надо ехать к Пьеру Девиллю. Интересно, у него на полу уже новая пицца сохнет или все та же? Или это не пицца, а такой несвежий, но оригинальный дизайнерский ход?

Впрочем, будем терпеливы... а куда мы денемся-то?

Продравшись сквозь обилие его незамысловатых намеков и прямых предложений, посмотрим, что у нас в итоге.

Он немного рассказал про их с Богдановым взаимовыгодное и равноправное сотрудничество. Потом, правда, опять свернул на любимую тему... Соберись, Феникс, ты же сотрудник службы безопасности, у тебя должны быть стальные нервы. Соберись, тебе сюда еще возвращаться.

А пока можно выдохнуть, назначить Сандре свидание и бегом бежать на новое собеседование в Академию: офицера Уоллис ждет новая кандидатка, некая Шакира аль-Хайари.

Классическая «стрекоза» из старой басни. Бездна жизненной энергии и желание жить лучше всех. Результат теста напрямую зависит от задаваемых вопросов: если расспрашивать о планах на будущее, компьютер ей откажет; если больше интересоваться прошлым — она пройдет тест.

Правда, эта «стрекоза» вместе с Девиллем отняли у нас довольно-таки много времени: уже конец рабочего дня, нужно еще добраться домой и успеть в кафе.

После посиделок с подругой Феникс с твердым намерением увидеть наконец неуловимую танцовщицу отправится в «Звездную пыль». В этот раз Фабиан где-то ходит, и от скуки можно будет заняться осмотром зала. Благо есть на что посмотреть — начиная с безголовых статуй и заканчивая деревянным резным панно на заднике сцены. Занавес сегодня поднят, и ничто не препятствует нашему любопытству.

Что характерно, ни один из тех, кто тихо скучает в этом зале, не обратит внимания ни на то, что какая-то нахальная девица полезла на сцену, ни на то, что под ее шаловливыми ручками часть деревянной мозаики попросту отвалилась... у-у-упс.

Надо срочно чинить, пока не вернулся бармен: чего-чего, а скандала с администрацией нам не нужно. Сначала соберем паззл из обломков панно на полу: задача несложная, тем более что как только два осколка обретают друг друга, они слепляются намертво. Но встает вопрос — а как, собственно, будем его прилеплять обратно? Оно же не удержится на одном лишь тихом ласковом слове!

Клей придется искать за стойкой — опять же, пока Фабиана нет, кто нас остановит?..

Проходим в это святая святых, видим набор ингредиентов для коктейлей (как-то маловато для хорошего клуба, прямо скажем) — и принимаемся ваять клей из того, что есть. У нас там где-то завалялась рекламка с рецептом состава для варварского способа депиляции: 1,5 чашки кипятка, 0,5 чашки сахара и две столовые ложки лимонного сиропа. Все крепко заварить и перемешать.

Сначала наполняем мерные кружки водой (берем кружку, перетаскиваем ее курсором на нужную нам емкость, потом тем же методом опустошаем в стоящую тут же чашу), потом доходит черед и до сахара с лимоном.

Когда состав готов, помещаем его в микроволновку — и получаем мерзостного вида субстанцию. Смазываем ею стену. Удостоверившись, что состав не разъедает кирпич, смазываем им же наш паззл и аккуратно помещаем на место. Все, композиция обрела завершение, а мы можем выдохнуть: успели!

Фабиан прошествует на свое законное место, и Феникс пойдет расспрашивать дальше. На этот раз, рассказывая ей о друзьях Богданова, бармен упомянет некоего мистера Михайлова — единственного, чье имя этот хитрец сможет припомнить.

Что ж, результат не так плох: этот Михайлов, мелкой плиссировкой лица немного похожий на черепаху, сидит за столиком с дамой. Дама, к слову, и есть та самая Мата Хари, легенда клуба «Звездная пыль». Но глядя на нее, поневоле вспоминаешь, что танцовщиц ценят не за красоту, а за пластику: у нее суховатое немолодое лицо и не особенно приятная мимика. Может быть, на сцене она преображается?..

Заметив, что на нее смотрят, женщина встанет и покинет зал, следом за ней выйдет и мистер Михайлов. Любопытная реакция известной танцовщицы на интерес публики... необычная для женщины, привыкшей чувствовать себя в центре внимания.

Что ж, больше в клубе делать нечего. Выйдем, перекинемся парой фраз с охранником — и домой.

День седьмой

Заглянув в Thing Store, Феникс поговорит с Моникой и Алисией. Алисия, если спросить ее про «другие бизнес-проекты» мистера Богданова, честно признается, что — да, были. Что же касается друзей, их у ее шефа хватало, в том числе тех, с которыми он ходил в какой-то «очень шикарный клуб» — по всей видимости, речь идет о «Звездной пыли». Сама она там не была.

Лариса, которую мы навестим с утра пораньше, обрадуется нам настолько, что ее «welcome» звучит почти как «опять ты!». Или это уже шутки разгулявшегося воображения?

Памятник архитектуры, руками не трогать.

Подтверждая слова Кати, она расскажет Феникс о том, что Богданов был временами весьма груб и несдержан с ней, и во время этих необъяснимых приступов агрессии у него появлялся странный блеск в глазах. Хм... подозрительно похоже на симптомы наркомании.

Впрочем, это пока досужие домыслы.

Лариса также подтвердит и то, что Богданов очень любил своих бабушку и дедушку, вырастивших и воспитавших его. У нее же родственников ни в Содружестве, ни за его пределами нет: единственный дядя умер четыре года назад, и его наследство помогло Ларисе эмигрировать и получить гражданство.

Теперь отправляемся к Девиллю. Ну, неприятный тип, да. А что делать!..

Зато у него такая замечательная коллекция огнестрельного оружия. Сама Феникс, в общем, не особенно любит оружие, и коллекция ее впечатляет скорее своей обширностью.

Следующим этапом нашего пути станет разговор с шефом... ох и тяжелый нрав у Дагмары Морссен!

Рассказав ей все, до чего удалось докопаться, Феникс получит парочку прицельных пинков по профессиональному самолюбию, выдохнет и поедет домой: скинуть униформу, выбрать в гардеробе какое-нибудь платье. И ехать в клуб.

Загадка танцовщицы, выступающей под псевдонимом «Мата Хари», не дает Феникс покоя. Но, к сожалению, Фабиан не знает настоящего имени этой таинственной женщины и, скорее всего, даже если и знает — не скажет.

Очарован он сам ее искусством или нет — непонятно. Если верить его словам, ее танец действует на мужчин настолько сильно, что нет никого, кто мог бы противостоять ее чарам. Надо будет все-таки взглянуть, что же это за танец такой...

День восьмой

Наскоро прикинув схему дневных перемещений, сначала отправимся к Ларисе. Разговаривать с ней трудно, любые сведения приходится буквально выцарапывать, и добыча незавидна. В этот раз Феникс узнает, что до эмиграции Лариса была замужем, они обсудят достоинства и недостатки брака, и офицеру Уоллис придется откланяться.

Возможно, имеет смысл по дороге заглянуть в Thing Store — на случай, если там появилась та самая Пайпер, о которой упоминали и Моника, и Алисия.

Пайпер явно старше и той, и другой, держится уверенно и пренебрежительно. Судя по всему, эта милая дама из тех, о ком говорят «дай палец, отхватит по локоть», так что тратить на нее свои дипломатические таланты бессмысленно. До тех пор, пока она полагает, что ей офицер Уоллис ничего сделать не сможет, разговор не сдвинется с мертвой точки, и только обещание выбить специально для нее ордер на допрос несколько изменит ситуацию.

К сожалению, сегодня воспользоваться результатом своих трудов Феникс не удастся: ее срочно вызывают в GPSN — какие-то невероятно ловкие хакеры обдурили все защитные системы, проникли во внутреннюю сеть и здорово там начудили. Так что сейчас придется выяснять, что у нас пропало, что появилось нового, а также что за неопознанный файл обнаружился у нашего ЛП в Дамской Сумочке (тм).

Неопознанный файл мы закатаем в компьютер и там, в подразделе image processing, аккуратно разберем на запчасти. Некоторые запчасти неминуемо потеряются: придется восстанавливать вручную. Машина преобразует полученные данные в шестнадцатеричный код, где поврежденные байты заменены красным знаком вопроса. По щелчку мыши выбранный знак вопроса будет последовательно изменять значение до тех пор, пока компьютер не опознает этот кусок кода как исправленный: тогда он подсветит циферку синим и можно будет перейти к следующему поврежденному участку. В том случае, если повреждено два байта, развлечение будет дольше и изысканнее, но метод последовательного перебора чисел в конце концов все ж таки сработает. Для самых торопливых — ключ: 4135/В45D, C99F/EFEA, AAB?/8DCF, F?DD/F56?, A7C8/15B3.

Как только все будет исправлено, нам покажут восстановленный рисунок, изумительно похожий на тот, что уже давно пылится у нас в ЛП, только на том внизу написано JUSTITIA, а на этом — AMOR. Теперь, кстати, у нас есть все четыре рисунка для того, чтобы составить 3D-модель, этим и займемся.

В подразделе reconstruct multiple images рамочка для работы с выбранными объектами состоит из пяти секций: одна в центре, четыре ее обрамляют. Верхнюю секцию займет CD-диск, нижнюю — рисунок с кладбищенской таблички, а по бокам разместим оба разноцветных стебелька: amor — справа, justitia — слева.

В том, что получится после воссоздания изображения, опознать бабочку нелегко, однако это именно она: 3D-бабочка. Радужная.

Кстати, у нас есть еще одна бабочка на примете: на станции Омега 10. Сбегаем туда — благо для этого не нужно ехать через весь город — и сфотографируем, а потом обработаем в подразделе reconstruct from single image и получим две очень похожих 3D-модели. Сравнив при помощи опции object compare puzzle, получим очень интересный результат: карту метро Адрианополиса с помеченным крестиком участком.

Математическая модель бабочки. Обобщенная.

Кстати, у Феникс ведь теперь есть доступ к военной базе данных!.. Поищем-ка там что-нибудь ценное. Правда, фоторобот Калахана компьютер воспринимать откажется, но зато шифр из восьми циферок, взятый с фотографии Богданова (3865959), сработает довольно неожиданным образом, вытащив из базы досье капитана армии Х. А. Переса.

Итак, на вечер у Феникс запланирован клуб «Звездная пыль», на ночь — прогулка по метро, а сейчас самое время съездить на военную базу и побеседовать с Х. А. Пересом.

Хм... на базу-то мы добрались, а вот побеседовать с упомянутым капитаном не получится: практическая некромантия и спиритизм не входят в спектр обязательных навыков офицера службы безопасности. А. Манахем, к которому офицера Уоллис любезно препроводят после разговора с дежурным, объяснит ей, что капитан Перес первого апреля погиб в авиакатастрофе, а высокое начальство и в этот раз решило не портить статистику и не волновать граждан понапрасну.

Получить хоть какую-то информацию о капитане Пересе, минуя строгий запрет на разглашение, можно разве что у офицера Ульрики Торрсен, бывшей его любовницы. Благо офицер Торрсен приписана к этой же базе.

Бесконечные пустые коридоры изрядно напоминают какой-нибудь старый НИИ, скоропостижно перенесший евроремонт. Двери-двери-двери, стены-стены... кое-где встречаются огнетушители (неужели в Светлом Будущем противопожарная автоматика их не упразднила? Или оставили как декоративный элемент?) и планы эвакуации. Присмотримся к ближайшему огнетушителю: на его боку указано имя ответственного за пожарную безопасность. Никто не знает, почему такая разумная девушка, как Феникс Уоллис, не уточнила у офицера Манахем, в каком кабинете искать любовницу капитана Переса, но этот огнетушитель здесь явно висит вместо стрелочки «туда». Обнаружив на его боку имя Ульрики Торрсен, поднимаем взгляд выше и вдумчиво изучаем план эвакуации, где указан нужный нам номер кабинета.

К сожалению, разговор с мисс Торрсен придется прервать на середине: Феникс срочно вызывают в GPSN.

...Хоть какая-то польза от драгоценного напарника!

Он выяснил несколько ценных аспектов. Во-первых, Богданов прибыл в Содружество с изрядной суммой на счету. Во-вторых, он прибыл не один, а с женой... Ларисой Лукиной. Помимо этого, в его файлах найдено упоминание имени доктора Мелвина Спенсера (покойного, как мы помним). Все это предоставляет нам роскошное поле для деятельности, и вспахивать его мы начнем с визита к Ларисе и Девиллю.

Наконец-то Лариса поделится с нами чем-то более интересным, нежели сравнительный анализ условий жизни в России и в Содружестве! Оказывается, Василий Богданов принадлежал к русскому мафиозному клану Гамбино (исключительно русское название клана!) и, решив порвать с прошлым, вместе с женой бежал в Содружество.

Тем временем к Девиллю мы уже не успеваем — и нельзя сказать, что это сильно расстраивает Феникс. Зато, заглянув в банковский отчет Богданова, девушка только что не присвистнет от удивления: суммы, перечисляемые людьми, чьи имена мы однажды уже транскрибировали с кириллицы, существенно превышают доход от Thing Store. Наиболее щедрых донаторов надо бы навестить: вот, к примеру, Лену Вандербильт. Но это завтра, потому что сегодня для визитов уже поздно, а нам пора ехать в «Звездную пыль», где нормальные люди развлекаются, а Феникс будет работать.

Там она снова поговорит с барменом о таинственной танцовщице и ее странном поведении. Фабиан, впрочем, ничего конкретного не скажет — то ли действительно не знает, то ли дал корпоративный обет молчания.

Но здесь, в зале, есть еще один человек, с которым можно и нужно поговорить: мистер Михайлов, знакомый и, по мнению бармена, близкий друг покойного. Представившись и объяснив ему причину своего появления, Феникс огорошит его новостью, выразит свои соболезнования и попросит ответить на ряд вопросов.

На заметку: у нее будет возможность повести разговор в прохладном тоне или же в неофициально-дружелюбном. Выбирайте первое, иначе этот престарелый любитель прекрасного наговорит Феникс столько интересного, что Пьер Девилль со своей неповторимой манерой покажется учтивейшим из джентльменов.

Расспросив собеседника, мы выясним, что они с Богдановым были друзьями детства, но тут на сцене начнется долгожданное представление — танец Маты Хари, — и окончание разговора придется отложить.

Увы, сцена танца совершенно беспощадно демонстрирует всю беспомощность разработчиков в том, что касается 3D-анимации. И если по ходу расследования этот недостаток искупается — отчасти или полностью — сюжетными коллизиями, богатством мимики и диалогов, то здесь остается только смотреть и ужасаться.

Собственно, после того как будет завершен разговор с Михайловым, делать в клубе больше нечего — по крайней мере, в ближайшее время.

На заметку: охранник, который скучает у входа в клуб, никакой сюжетообразующей миссии на своих широких плечах не несет. Феникс просто нравится кокетничать с этим серьезным парнем.

Далее у нас два варианта развития событий: можно пойти домой отсыпаться после тяжелого дня, а можно усложнить себе жизнь еще сильнее и отправиться исследовать метро в окрестностях станции Омега 10: помните, мы уже обращали внимание на неприметную калиточку в конце платформы А?

Сама по себе идея побегать по метро довольно увлекательна, но нужно заметить, что есть там одна тайная комнатка, в которой анти-хаосники вершат свои непостижимые ритуалы, и чтобы паззл на стене вас опознал, нужна степень посвящения не ниже пятой, а у Феникс пока всего лишь вторая. Так что домой или в метро — решать вам.

А мы с Феникс пока что домой.

День девятый

С утра Феникс отправится осматривать дом покойного профессора Спенсера.

Собственно в этом некогда жилом помещении, где сейчас ощутимо гуляет виртуальное эхо, нас больше всего интересует ноутбук на коробке возле окна. И в качестве пароля к нему — забытая в спальне пьеса Роберта Болта о Томасе Море, «Человек на все времена» (в строке пароля в ноутбуке набиваем sirthomasmore).

Нам нужна мусорная корзина, содержимое которой — два файла — надо перенести в папку с документами. Открываем. Листовка подтвердит, что профессор Спенсер действительно преподавал в университете Адрианополиса — в чем мы, доверяя новостным программам, и раньше как-то не сомневались. Однако теперь у нас, кажется, появилась насущная необходимость заглянуть в обитель знаний...

Университет встретит Феникс слухами. Секретарь, с которой нам доведется беседовать, без особенного сопротивления поделится сведениями, предоставленными информационным агентством ОБС: о причудах профессора в отношении ЛП, который Мелвин Спенсер нередко отключал (старая модель); о его глубоком восхищении сэром Томасом Мором, его принципами и его жизнью; о том, что Ивана, его любовница, твердо уверена, что прямо перед смертью профессор с кем-то занимался сексом.

Когда же сплетни иссякнут, секретарь вспомнит, что она чрезвычайно занятой человек, поэтому Феникс пообещает заглянуть еще раз и поедет к Пьеру Девиллю, мысленно готовясь к очередному малоприятному разговору.

...А художника не окажется дома. Что ж, озадачим его компьютер требованием оповестить хозяина, что тому необходимо связаться с офицером Уоллис, и наведаемся в Thing Store — у нас там разговор с Пайпер не закончен. Кстати, еще и разговор с Торрсен надо бы продолжить, но, наверное, не сегодня: далековато ехать. Остаток дня Феникс посвятит Пирамиде.

Огорчив Пайпер тем обстоятельством, что надолго от офицера Уоллис ей не избавиться, поинтересуемся ее мнением о покойном начальстве. Хм... нелицеприятно. Но ведь не за это же он получил пулю на улицах Одессы.

Теперь пойдем на свидание с Джиллиан Джонс: ее магазинчик Ultimate Faithful, если верить карте, располагается где-то неподалеку. Щелкаем на новый значок на карте — и оказываемся на улице рядом с магазинчиком. Кстати, здесь же на стене красуется еще один плакат общества Анти-Хаос — его рисовали люди, давно познавшие дзен, потому что для разгадки очередного кода требуется вдумчивая медитация на цветные пятнышки. Если медитировать достаточно долго, они сложатся в число 026.

Ладно, пойдем постучимся в магазин Джиллиан Джонс.

Учись, дубина!

Мисс Джонс, по всей видимости, большой оригинал: не всякому владельцу магазина придет в голову, что лучший способ привлечь клиента — это запереть двери. Но поскольку Феникс, как и положено сотруднику службы безопасности, человек решительный и упорный, а поговорить с мисс Джонс нужно, придется повозиться с замками.

Первым делом откидываем нижние защелки: нашему взору откроется не слишком сложный, но несколько странный для эпохи всеобщей компьютеризации механизм: шестеренки, ручки управления...

Левую ручку надо крутить влево (два раза), правую — вправо (три раза). Потом наше внимание будет некоторое время принадлежать рычагам, которые без труда можно принять за дверные молоточки той эпохи, когда двери еще запирались на засовы. Левый опять же отводится влево, а правый, под которым спряталась маленькая синенькая кнопка, вправо. Нажимаем на кнопку — и можно входить.

Уф-ф... совершенно задымленное пространство, хоть топор вешай! Как будто здесь регулярно собирается Общество анонимных курильщиков, а вентиляция давным-давно подала в отставку от таких перегрузок. Поскольку хозяйка не спешит навстречу клиенту, попробуем немного проветрить, а то дым очень уж глаза режет. И дышать им как-то, мягко говоря, неприятно.

Система дымонаведения располагается примерно по центру этого вытянутого помещения: две трубы под длинной полкой справа. Но прежде чем приступать к проветриванию, оглядимся по сторонам еще на пороге: справа и слева от двери расположены тотемы, а глаза им заменяют драгоценные камни... или то, что похоже на драгоценные камни, — в сущности, это неважно. Забираем их и зеленую салфетку с вышивкой.

Салфетка нам пригодится в самом ближайшем будущем: намотаем ее на верхнее колесо дымовыводящего устройства, чтобы не обжечься случайно, когда будем его крутить. Намотав, обратим внимание на два желтых рычажка на трубах: один справа, другой слева — их нужно перекинуть в другое положение. Учитывая, что положений у рычажков всего два, особенных затруднений возникнуть не должно. Теперь — колеса, верхнее и нижнее. Тут хитрости вообще никакой нет: и то, другое нужно крутить до тех пор, пока труба не зашипит и не стравит какой-то не то пар, не то дым. После того как мы дважды услышали это негодующее шипение, возвращаем желтые рычажки на место и тянем за торчащую из стены цепь.

Хорошая тут, похоже, вентиляция — в один миг вытянула дым из помещения. Просто ею обычно не пользуются, да?..

Однако хозяйки по-прежнему нигде не видно. Можно, конечно, пойти и душевно пообщаться, к примеру, с африканским щитом, прислоненным к стене возле наглухо закрытой двери в какое-то внутреннее помещение, но основы рационализма, привитые Феникс еще в интернате, помешают ей столь бездарно тратить время. Поэтому снова принимаемся за манипуляции с чужими глазами — в смысле, с камушками. На стене, справа и слева от двери, красуются два барельефа; один из них нужно украсить красными глазками, а другой — зелеными. Глаза, подошедшие по формату, начинают светиться.

Дернув в сторону африканский щит и потянув за рычаг, Феникс завершит разблокировку двери и войдет, бесконечно удивив своим появлением хозяйку.

Оказывается, ту сумму, что мы видели в банковском отчете о финансовых операциях покойного, Джиллиан Джонс заплатила дизайнерской артели «Богданов и Девилль» за советы по оформлению магазинчика — и весьма довольна и сотрудничеством, и результатом. На этом мы и распрощаемся.

Да, кстати, сегодня у нас снова намечено свидание с Сандрой, а время уже не раннее, так что быстро домой и оттуда — в кафе «Роза».

На этот раз Сандра не только выслушает, как обычно, хронику расследования, но и даст хороший совет: коль скоро Пьер Девилль не появляется дома, его имеет смысл поискать где-нибудь еще. К примеру, на дискотеке в клубе. Клуб называется Carpe Diem и хорош всем, кроме разве что необходимости купить для посещения какую-нибудь красивую тряпочку, потому что ничего из гардероба Феникс, к сожалению, не подходит. Впрочем, это обстоятельство никак не может считаться неприятным: покупать себе красивые вещи офицер Уоллис любит ничуть не меньше любой другой женщины.

День десятый

Сегодня первым в списке стоит визит к Лене Вандербильт. Судя по ее дому, эта женщина весьма состоятельна — впрочем, это было ясно и раньше. Однако здесь Феникс постигнет первое разочарование: компьютер доложит, что хозяйки нет дома

Виртуально помахав перед недремлющим стражем своими GPRS-регалиями, Феникс склонит его к сотрудничеству, но тот мало чем сможет помочь: доложит, что хозяйка сейчас в Реабилитационном центре, и пообещает немедленно прислать весточку, как только та вернется.

Что ж, займемся покупками. Сначала заглянем в магазинчик Zap, где нас давно знают и любят. То, что ей посоветует для дискотеки Теодора, постоянный консультант в том, что касается одежды... Ну, зато оно идеально сидит.

Унылый морж, (не)продающий обувь.

Надо признать, что с обувью в мире победившего добра ситуация ничуть не лучше, чем в наши дни, а говоря откровенно — много хуже. Потому что в наше время, если вам нахамили в одном магазине, можно плюнуть и пойти в соседний. Да в наших rogue states, как они называют все страны, отказавшиеся вступать в мир Светлого Будущего, такие магазинчики, как этот, на каждом углу натыканы! Маленький зал, скромный ассортимент, на большую часть выставленного на полках нельзя смотреть без слез. А цены...

Магазин называется Gary's Shoes, и заведует в нем задумчиво-агрессивный мужик, который преизрядно нахамит нам с Феникс, после чего останется только выйти, выдохнуть, вернуться в магазин и при помощи небольшой электронной книжки (лежит на конторке справа от входа) написать жалобу (file complaint — complaint related to service quality — born loser). На сегодня наша магазинная эпопея закончена, а посещение клуба придется отложить.

Зато ничто не помешает нам расспросить Пайпер о поездке ее бывшего шефа в Россию. Пайпер, впрочем, ничего толком не знает, но надо же убедиться!

И кстати, в «Звездную пыль» кокетничать с охранником нас больше не пускают... Жаль.

День одиннадцатый

Проснувшись, добраться до офиса, а оттуда уже ехать в обувной магазин. Оказывается, наше возмущение возымело действие: клерк сменился. Этот не хамит. Зато он предложил нам туфли, от стоимости которых даже привычная Феникс поначалу потеряла дар речи, а обретя его, попросила отложить ей эти лаковые тапочки, пока она сбегает до банка и получит кредит.

Кредитная мозаика.

«О, черт... Ненавижу банки!» — бормочет себе под нос наша амазонка из GPSN по дороге. Кстати, возле него на стене висит еще один анти-хаосный плакат. Цифры, на которые в типографии попало меньше всего растворителя, составляют шифр: 802.

В банке, к слову, жизнь течет неспешно: посетителей нет, вдоль стены выстроились пустые терминалы, Феникс ждут...

Да уж... стоило войти в систему и попросить денег (extended credit) — и тут же стало ясно, почему офицер Уоллис так не любит банки: настолько дурно организованную систему любить не за что. Процесс получения кредита мучительно напоминает развивающие игры для детей дошкольного возраста, к тому же сумму кредита превышать никак нельзя: то есть все, что взято, должно быть немедленно потрачено.

В общем, сложив слово «вечность»... нет, это из другой сказки!.. так вот, набрав кружочков и треугольничков ровно на 375 зеленых, идем обратно за туфлями. Теперь навестим Пайпер... «О черт!» — скажет офицер Уоллис, которую опять прервали на середине разговора. И опять надо все бросать и бежать в офис, чтобы поговорить с очередным кандидатом.

На этот раз кандидатка родом из Индии, а в Индии, как известно, много не только диких обезьян, но и программистов. Поэтому, забегая вперед, скажем, что кандидатка не пройдет тест: Феникс подловит ее на рассказе о прошлом. Выяснится, что эта милая женщина — талантливый хакер, широко известный под ником «Мираж».

Центр развлечений: жизнь так и бурлит...

Поведав Мираж об ожидающих ее перспективах, офицер Уоллис сдаст ее с рук на руки охране и поедет сначала домой, а потом на дискотеку.

Клуб Carpe Diem располагается в довольно старинном на вид здании. Высокие потолки, много воздуха, посреди зала — танцпол, а справа и слева, вдоль стен, располагаются те, кто хочет отдохнуть или пообщаться. Очень разумно все устроено.

Здесь-то Пьер и обнаружится. Ну здравствуй... пропажа.

Пропажа будет страшно раздосадована тем, что спрятаться от вездесущей Феникс невозможно, но нам все же удастся вытянуть из Девилля немного информации, прежде чем он встанет и в великом раздражении покинет наше общество.

Кстати о танцполе: он здесь не совсем для красоты — в смысле, что Феникс, раз уж она все равно здесь, с удовольствием потанцует: для этого достаточно щелкнуть курсором на подиум. И надо признать, что легендарная и восхваляемая Мата Хари по части танца в подметки не годится нашей Феникс.

День двенадцатый

Этот рабочий день начнется с визита на военную базу GPSN и с разговора с лейтенантом Торрсен. Лейтенант расскажет нам парочку интересных подробностей, касающихся их взаимоотношений с погибшим капитаном Антонио Пересом. Дело в том, что при их плотном графике у них было очень мало времени на разговоры: они виделись всего лишь пару раз в неделю на каких-нибудь два-три часа, которых хватало ровно на то, чтобы заняться сексом, а какое-либо общение было разве что приятным дополнением, если вдруг выдавалась свободная минутка.

Но в последнее время Антонио вел себя довольно странно: был несколько агрессивнее обычного, а однажды «расплакался как ребенок». Немного необычно, не так ли?.. И отчасти напоминает об эмоциональных перепадах Богданова.

«Я входил в Мосэстраду, как в дом родной...»

Совпадение?..

Снова навестим Пайпер. Интересно, когда она начнет подпрыгивать от нашего приветствия?..

Если спросить ее о побочных предприятиях Богданова, она припомнит, что время от времени к шефу приходили какие-то люди — судя по акценту и поведению, приезжие из России, — с которыми тот уединялся в офисе, говоря, что это касается его дизайнерского бизнеса. Еще он получал какие-то коробки, содержимое которых так и осталось для сотрудниц Thing Store тайной.

Узнав все эти любопытные подробности, Феникс поблагодарит наблюдательную девушку и решительно заявит, что нужно посоветоваться с шефом. После этого разговора в нашу Навигационную карту добавится значок Делового центра, но туда мы поедем как-нибудь в другой день, поскольку сегодня у нас еще и университет запланирован, и хотя располагаются они буквально в двух шагах друг от друга, успеть всюду не получится.

Секретарь в университете охотно ответит на наши вопросы, и хотя ее ответы не особенно прояснят весь этот бардак фактов, догадок и смутно уловимых связей, сами по себе они будут довольно интересны.

Попытка заглянуть еще и в Деловой центр, как и предполагалось, окончилась ничем: туда офицер Уоллис уже не успевает. С сожалением вздохнув, едем домой переодеваться для дискотеки.

В этот раз разговор с Девиллем получится более результативным: после того как Феникс покажет ему банковские выписки из отчета о финансовых операциях Богданова, художник разразится потрясенно-матерными комментариями в адрес покойного партнера по бизнесу и все-таки ответит, что получал по тысяче долларов в месяц. Но так и не скажет, получал ли он что-то от клиентов напрямую. Хотя наверняка ведь так и было!

Но нашу уверенность к делу не пришьешь — хорошо еще, если выйдет добиться ордера на аудиторскую проверку его счета.

День тринадцатый

С утра пораньше шеф нас обрадует разрешением на перетряхивание финансовых данных по состоянию счета Пьера Девилля. Вот она, польза и одновременно ловушка всеобщего перехода на безналичный расчет: каждую копейку можно проследить... то есть каждый цент. Хотя нам это, конечно, на руку. Заглядываем в ЛП — там обосновался аудиторский отчет.

Ну и ну! Этот свободный художник не соврал нам! По крайней мере, поступления у него шли только от Богданова — та самая тысяча долларов, о которых мы от него же и слышали. А в остальном — сплошные расходы. Бедняга... Даже как-то жаль его становится.

Шеф, мы круты!

Впрочем, «мы побережем наши слезы, чтобы пролить их над чьим-нибудь более достойным прахом», как говорил капитан Блад.

Да, кстати, нам пришло сообщение от Торрсен: дисциплинированный лейтенант написала, что уезжает, и обещала незамедлительно известить по возвращении. Что ж, времени в рабочих днях настолько мало, что этот отъезд отчасти даже на руку: поможет определиться с маршрутом.

Первым пунктом у нас значится Центральное управление торговой сети Thing Store: необходимо уточнить требования компании к владельцу магазина, использующему их бренд.

Да, кстати... Феникс, смотри! Снова наши любимые плакаты общества Анти-Хаос! Какой, интересно, философской парадокс нам выпадет на этот раз? Этот плакат прост до чрезвычайности: цифры никуда не прячутся, написаны нормальным шрифтом, и нет ничего сложного в том, чтобы выделить их из текста. Вводим на терминале число 246 — и получаем фразу, ничуть не более понятную, нежели остальные.

Теперь, когда у нас есть коды от всех изображенных на терминале сентенций, вводим их последовательно: 246, 802, 611, 505, 026. По мере того как будут меняться фразы, справа будет оставаться все больше и больше места, и после введения пятого кода на освободившемся пространстве проступят надпись «Chaos becomes Peace» и число 12814.

Так и не сообразив, к чему бы это, офицер Уоллис пойдет общаться с Ричардом Акерманом (но сначала не забудьте поговорить с дежурным!), который и поведает нам, что никаких особых правил в данном случае у них нет. Это добавит немного твердой почвы под обширные корни наших предположений, и офицер Уоллис решит поделиться с шефом своими оформившимися выводами.

Кстати, выслушав обоснования версии, что покойный вел какие-то нелегальные дела на территории Содружества, Дагмара Морссен будет исключительно довольна. Попутно рассказав, что еще удалось собрать, и выслушав пару комментариев, Феникс отправится по своим делам. В это же время верный ЛП чирикнет, оповещая владелицу, что пришло новое срочное сообщение. И действительно пришло — результаты аутопсии доктора Спенсера, исключительно своевременная информация. Правда, отчет какой-то странный. Неоконченный, что ли?..

То, что на черепе и коже головы нет никаких следов травмы, — интересно, потому что в тканях головного мозга обнаружен изрядных размеров отек, о характере и области распространения нам честно напишут. То есть гематома есть, а следа от удара — нет. Вдобавок это медицинское заключение совершенно не проливает свет на вопрос, от чего же все-таки погиб уважаемый историк. Темнят что-то эскулапы...

Ладно, к эскулапам потом, а пока заглянем в университет. С этим «делом Богданова», того и гляди, еще несколько загадочных смертей расследовать придется!..

Все-таки что за личностью был Мелвин Филипп Спенсер?..

Судя по словам секретаря, человеком он был несколько старомодным, не болтливым, все свои силы отдавал истории, в особенности своей теме, и ничем больше, кроме науки, не занимался — да и как бы он нашел для этого время? Он преподавал, участвовал в конференциях, часто ездил в страны, не вошедшие в Содружество, особенно в Россию и Китай. О личной жизни особенно не распространялся, поэтому в университете известна только одна его любовница, Ивана, которая после его гибели ушла в месячный отпуск, поэтому поговорить с ней не получится.

Выяснив все, что можно узнать таким образом о человеке, Феникс отправится в Реабилитационный центр. Здесь же, к слову, где-то должна находиться и Лена Вандербильт, наш свидетель, но искать ее пока не станем. Изучив плакат на стене в холле, выясним у дежурного координаты кабинета врача, проводившего аутопсию, и пойдем знакомиться.

Врача зовут Гизелла Немет, и они с Феникс некоторое время будут увлеченно обсуждать ситуацию, но от этого интересного занятия офицера Уоллис внезапно оторвет пришедшая на ЛП срочная служебная записка. Записка — в полторы строки, зато в этих строках говорится, что в локальную сеть GPSN снова наведались хакеры и основательно порылись в файлах Феникс. Что поделать... девушка ругнется и поедет узнавать новости.

Новости, к слову, нас поджидают непосредственно в нашем ЛП: новый файл. Ого, нам прислали Веселого Роджера! Хорошо, что не Черную метку, а? Что ж, почитаем...

Ого... это манифест хакера. Можно сказать — манифест, адресованный обществу здорового образа жизни от общества здорового любопытства.

Прочтем, закроем и оставим лежать в Дамской Сумочке (тм) — потому что сделать с ним больше ничего нельзя. Никакой зашифрованной информации обнаружить не удается, преобразовать не получается, стереть — и то невозможно. Ну и пусть себе лежит.

Тем временем позвонит Глэдис, ассистент Роджера Арнетта, и позовет на аудиенцию. Пока Феникс уже в салоне будет ждать, когда же мистер Арнетт изволит ее принять, Глэдис предложит ей совершенно бесплатно сделать макияж — так сказать, за счет фирмы. За пять минут. Может быть, ее шеф, Роджер Арнетт, увидев результат, наконец оценит талантливое сокровище, которое ходит у него в ассистентках?.. А Феникс любопытство не чуждо, поэтому она согласится. В конце концов, это самый дорогой салон красоты в городе!

Хм-м... Первой результат усилий Глэдис увидела жертва — и в зеркале себя поначалу не узнала. Потому что, господа, далеко не у всех людей настолько гибкое восприятие и богатое воображение, чтобы опознать себя в этом двуногом без перьев с плоскими ногтями, у которого вокруг глаз такие синяки, как будто он только что завершил двухнедельный алкогольный марафон. Что сами глаза при этом пожелтели — право, такие мелочи!..

В таком виде Феникс и пойдет разговаривать с Роджером Арнеттом. Насколько она поняла из их беседы, Василий Богданов был прямо-таки мечтой стилиста: в Содружестве почти нет людей с настолько неприглядной внешностью (хотя это он зря — наверное, просто в «Звездную пыль» не заглядывал), и если бы Арнетту удалось клиента «переоформить» — это был бы его звездный час как профессионала. Увы, придется его огорчить... Богданов уже раз и навсегда определился со своим имиджем.

Окончив разговор с этим, несомненно, интересным, но отчасти карикатурным человеком (создатели игры несколько перестарались с образом), Феникс заедет домой и отправится в кафе «Роза». Сандра тоже не сможет не отметить несказанное своеобразие нового облика подруги, так что дамы некоторое время будут обсуждать животрепещущую тему клоунов в рядах службы безопасности, а потом перейдут к прочим сплетням.

А ночью нас ждет метро!

Станция Омега 10, по счастью, не закрывается после часа ночи. И не снабжена специальными бдительными бабушками, препятствующими входу в тоннель.

Апофеоз политкорректности.

Здесь темновато, но для вольного исследователя весьма комфортно: вдоль путей проложен пандус, по которому Феникс уверенно цокает каблуками; такая же пешеходная дорожка тянется и с противоположной стороны. Вот и двери в упомянутые служебные помещения: три с одной стороны, три с другой. Кто-нибудь сомневается, что осмотреть придется все?

Начнем с комнаты 9-1. Чтобы туда попасть, нужно дойти до двери 10-1, пройти чуть дальше до специального «мостика» и перепрыгнуть на другую сторону путей.

В помещении 9-1 Феникс обретет две очень важных вещи: магнитный ключ (на гвоздике в шкафу висит) и номер на халате, который надо запомнить. Теперь пересечем пути в обратную сторону и пойдем в комнату 10-2: там стоят компьютеры. Обновим свежеобретенную магнитную карту, а на требование пароля к карточке мы скормим машине номер с халата и нажмем key access. Готово, можно продолжать свои исследования.

В комнате 10-3 нас ожидает куча каких-то ящиков, возле одного из них обнаружится грязная тряпка... боги мои, Феникс, зачем тебе это? Ты что, не могла взять из шкафа халат?..

Риторический вопрос. Видимо, не могла, хотя от находки она тоже не в восторге. Впрочем, тряпка эта нам действительно пригодится в самом ближайшем будущем: когда в комнате 10-1 мы польем растворителем (большая бутыль в той же 10-1 на столе справа) ржавую табличку возле двери, нам будет чем ее вытереть.

Только не спрашивайте, исходя из какой логики Феникс будет это делать! Считайте, что мы вступили в область интуиции.

Почистив табличку и прочтя слово RATIO, пожмем плечами и продолжим изыскания. Дверь с номером 9-2 закрыта (да, нам снова придется прыгать через пути, это экстрим такой), но зато теперь, когда у нас есть ключ, можно войти в соседнюю комнату 9-3.

Вы когда-нибудь были в мистической серверной? Нет? Тогда полюбуйтесь.

Мистическая серверная.

В помещении 9-3 мы обнаружим полумрак и алые лазеры, лучами которых на стене справа (надо найти ракурс, из которого будет видно) изображено слово CHAOS.

Оглядываем еще раз полутемную комнату. Вот эта похожая на трансформаторную будка, донжоном возвышающаяся посреди окружающего бардака, — сервер. А панель со странными буковками наверху, на которую можно и нужно взглянуть поближе, — разумеется, самая что ни на есть обыкновенная деталь сервера. То, что принцип работы непонятен (и нерационален), — в сущности, пустяки: сейчас проверим, насколько успешно Феникс развила свои шаманские навыки, разгадывая загадки на плакатах Анти-Хаоса.

Пощелкав по панельке, мы обнаружим, что при кажущемся изобилии кнопок есть только два элемента, с которыми действительно можно что-то сделать: это две прямоугольных клавиши, слева и справа. Нажимаем правую — и в надписи наверху меняются все четные буквы. Левую — все нечетные. На этом этапе логика вздыхает и обещает заглянуть как-нибудь попозже, а мы продолжаем на одной интуиции.

Сначала мы долго и вдумчиво тыкаем в левую клавишу, дожидаясь, когда нечетными буквами окажутся R, T и О. Дождавшись, принимаемся точно так же нажимать правую... да, именно так, теперь нам нужны буковки A и I — помните недавно отчищенную ржавую табличку? Как только мы добьемся своего, в серверной начнут твориться странные дела: лазеры о чем-то перемигнутся друг с другом и нарисуют на стене уже совсем другое слово: PEACE.

Окончательно сломав себе голову причудами здешней техники, выйдем из комнаты и обнаружим, что соседняя дверь — искомая 9-2 — теперь открыта.

Как говорится, и было бы что прятать: грязный пол, краской всюду наляпано, ящики какие-то валяются... Правда, на стене поверх грязной же, полуосыпавшейся кафельной мозаики начертан какой-то ребус. Судя по знакомому стилю, это привет от общества Анти-Хаос — начинаем искать подвох.

Подвох обнаружится немедленно: некоторые буковки (а именно A, E, C и P) нажимаются. Некоторое время потестировав в случайном порядке этот паззл, Феникс выскажет свое удивленное мнение о задачке, но возьмется с нашей помощью нажимать уже конкретные участки мозаики, пользуясь ключом, который выдал нам напоследок терминал в Деловом центре (Chaos becomes Peace, 12814). Нужно набрать слово PEACE, отсчитав от начала текста первую по счету букву P, вторую Е, восьмую А и т.д.

Получаем: sPherical, nEither, equAtions, Cones, arE. Сезам, откройся!

Перед нами коридор, который приводит в небольшую комнатку с компьютерами, где заняты делом знакомые и незнакомые нам люди. Больше всего это похоже на нормальный рабочий процесс в каком-нибудь небольшом вычислительном центре. И если незнакомые люди Феникс интересуют пока что не очень сильно, то Рана Ша, она же Мираж, и мужчина рядом с ней, чья внешность идеально совпадает с фотороботом, полученным от Алисии... О, эти двое очень, очень интересуют офицера Уоллис!

Жаль только, что попытка арестовать обоих ни к чему не привела... Впрочем, можно рассматривать произошедшее как уникальный опыт: никто и никогда еще не стрелял в Феникс радужными бабочками!

День четырнадцатый

Первым делом Феникс, появившись на работе, пойдет докладывать шефу о том, к чему привели ее прогулки по трамвайным рельсам... в смысле, по ночной подземке. И попросит ордер на арест Раны Ша и человека, швыряющегося радужными бабочками.

Хотя люди эти не связаны напрямую с делом Богданова, их теплое гнездышко прямо под носом у GPSN наводит на мысли, что компьютерные террористы — а кто это еще может быть? — потеряли всякую совесть.

В принципе, с некоторого момента в игре будет с хорошей регулярностью появляться возможность попросить ордер на какое-нибудь действие, но реально их понадобится не так уж много: два финансовых и один на допрос. К тому же не так-то просто получить требуемое: сначала нужно объяснить шефу причину, по которой Феникс полагает столь серьезную меру необходимой.

Уладив необходимые формальности, офицер Уоллис вернется к своему расследованию: у нее и помимо радужных бабочек планы на ближайшее будущее наполеоновские.

Not again!

К сожалению, разработать маршрут так, чтобы обошлось без лишних петель, довольно сложно. Сегодня мы начнем с магазинчика Джиллиан Джонс — благо проветривать его второй раз и заново проходить всю систему доступа с тотемами и барельефами не нужно.

Мисс Джонс производит впечатление эксцентричной, но довольно-таки адекватной женщины, и кажется, ее отношения с «дизайнерской артелью» действительно ограничивались консультациями. Что ж, за нее можно только порадоваться.

Следующий, кого мы возьмемся оторвать от насущных дел, будет Роджер Арнетт. О побочном детище Богданова, пресловутом совместном предприятии с Девиллем, он отзовется пренебрежительно. По мнению мистера Арнетта, Богданов был человеком, совершенно непригодным для работы в какой-либо сфере искусства.

Роджер Арнетт — довольно странный и далеко не всегда приятный собеседник, но способен сказать о внутреннем мире человека не меньше, чем София Капелло. Впрочем, неудивительно — он ведь тоже профессионал, разве что в несколько иной сфере. Вот только знаешь, Феникс... расспрашивать его о своей скромной персоне все-таки не стоило. Душевный покой, которого и так кот наплакал, окончательно куда-то испарился.

На заметку: при каждом посещении салона Глэдис будет предлагать вам сделать новый макияж. Соглашаться или отказываться — дело ваше, никакой сюжетной нагрузки этот фрагмент не несет, да и макияж в исполнении Глэдис каждый раз получается картиной авангардиста. Но любопытство ведь не порок...

Сегодня мы еще успеваем либо на военную базу GPSN, либо в Реабилитационный центр... куда поедем? Ценность визитов примерно равна, так что поедем в клинику: она ближе.

Разговор с Гизеллой даст Феникс еще некоторую пищу для размышлений. Уникальный случай, каким является смерть профессора Спенсера, труден для исследования не только потому, что невозможно с достаточной степенью уверенности сказать, что вызвало патологические изменения в тканях мозга, но еще и потому, что предполагаемый прибор, который уже неоднократно упоминался, недоступен для исследования.

Феникс поблагодарит за помощь, договорится о следующей встрече и распрощается. В конце концов, и у нее, и у доктора уже заканчивается рабочий день, а значит, пора домой.

День пятнадцатый

Поскольку вчера Феникс не успела поговорить с лейтенантом Торрсен, исправить это упущение надлежит сегодня. Лейтенант по-прежнему добросовестно отвечает на вопросы, разве что если офицера Уоллис вдруг начинает заносить в сферы, не особенно относящиеся к делу, вежливо спрашивает: «Вам это действительно нужно для расследования?»

Так вот, для расследования нам более всего ценна информация о том, что о ее отношениях с погибшим капитаном Пересом знал кто-то помимо персонала базы и Феникс, а именно — некий журналист из WXBG-news, Брайан Эйнсворт. Видимо, он собирался делать репортаж по этой теме и хотел добавить в историю любовную линию, но ему крупно не повезло с объектом: Ульрика Торрсен не склонна делиться с кем бы то ни было своими чувствами. По крайней мере, без серьезных на то оснований.

Провинциальный офис русской мафии.

Помимо этого, лейтенанта можно расспросить про систему охраны границ Содружества от незаконных иммигрантов, а также от воробьев, кротов и прочих иноземных агрессоров. «Если близко воробей — мы готовим пушку...»

Просветившись на этот счет (или так и не узнав ничего о системе охраны, если не было желания тратить время на общую эрудицию), мы отправляемся в Деловой центр на поиски Брайана Эйнсворта. WXGB — более чем солидная контора, так что найти здание этого медиа-магната несложно. Войдя в холл, мы обнаружим на стене перечень департаментов с указанием этажей: новостной отдел расположен на седьмом. Справа от перечня выход к лифтам, один из которых и доставит нас к Брайану.

Тот ответит на наши вопросы о его интересе к авиакатастрофе — но только в обмен на сведения об убийстве Богданова. Кстати, ситуация с неразглашением вообще остро напоминает сцену из «Гардемаринов»: «Так об этом весь Петербург болтает. И все — под страхом смертной казни».

Но зато мы получим диск со снимком места катастрофы! Эту бочку меда, правда, несколько отравит то, что, по словам Брайана, снимок очень «грязный» — то есть изображение выглядит примерно так же, как фотография, которую потерли наждаком. Но у Феникс за спиной — громада GPSN, и есть некоторые основания полагать, что к нашим услугам будет самая лучшая из возможной аппаратура для обработки снимков.

Точнее, нет... мы, конечно, получим диск, но не сию же минуту: Брайан обещает принести его в кафе «Роза», вечером. Что ж, смирившись с тем, что поработать с диском удастся только утром, Феникс едет домой наводить красоту перед предстоящим свиданием.

В кафе выяснится, что принести диск на эту встречу Брайан не смог. Вместо этого он довольно-таки прозрачно предложит Феникс... мгм... выпить чего-нибудь у него дома, и дальнейшее развитие событий зависит исключительно от наших личных пожеланий. Если Феникс согласится, то, проснувшись в чужой постели в шестом часу утра после ночи любви, обнаружит искомый диск на журнальном столике. А если откажется — Брайан пришлет ей его утром в офис.

День шестнадцатый

Что бы там ни было ночью, утро обрадует Феникс существенно больше. Охотничий азарт — куда более яркое чувство, чем смутное разочарование после ночи любви или мирные сны после долгого трудового дня. А причины для охотничьего азарта немалые!

Бежим с драгоценным диском вниз, на второй этаж, где расположена набитая аппаратурой Monitoring room — там царит и властвует высококлассный специалист Беверли, способная сделать с любой оцифрованной записью практически что угодно. Правда, сама она сейчас занята, но у нее есть некто Гарольд, недавний выпускник, которому она и препоручит Феникс. Эх... просьба в случае чего помочь парню в обращении с аппаратурой отчего-то в восторг не приводит, ну да что делать...

Отдаем Гарольду диск... н-да, все-таки придется брать процесс в свои руки. Компьютер, считав изображение, радостно сообщит об ошибке и уступит нам инициативу.

Итак, у нас есть рамочка для восстановленного изображения наверху, покамест пустая, и покадрово разбитая на кусочки картинка внизу. Что особенно увлекательно — каждый кусочек еще дополнительно разбит на два, которые требуется вручную наложить друг на друга в основном окне, чтобы компьютер известил нас о том, что одно соответствует другому, и показал изображение, а не причудливые разноцветные полоски. Когда все кусочки будут таким образом сложены, а в большом окне не останется пустого пространства, приступаем ко второй части паззла: к формированию из этой каши внятного изображения. Занятие тем более утомительное, что цвета на снимке неяркие, и понять, где и как один оттенок переходит в другой, — задача не из простых.

Как только изображение будет восстановлено, компьютер радостно чирикнет и очнется от спячки, начав сканирование. И вот тут-то нам и перепадет замечательно увесистый улов! Умная машина среди этой довольно-таки тусклой эпической картины неведомым чудом выловит ценный фрагмент, увеличит его — и все заинтересованные лица смогут убедиться, что самолет капитана армии Мирового Содружества действительно возил через границу контрабанду, потому что никак иначе эти сигареты квалифицировать нельзя. Конечно, остается еще один небольшой шанс, что все это мистификация или что контрабанду подкинули, дабы очернить светлое имя наших вооруженных сил, но что-то нам подсказывает, что мы этим шансом пренебрежем.

Шеф будет в восторге. Как говорится, нам забот было мало, у нас еще коррупция среди военных обнаружилась?

Теперь можно съездить в Реабилитационный центр и продолжить разговор. Гизелла упомянет одну любопытную деталь: хотя профессор Спенсер в день смерти был дома один, у него на одежде остались следы спермы. Странно это как-то для человека с благополучной личной жизнью.

Выяснив все, что может иметь отношение к ее расследованию, Феникс поблагодарит доктора Немет, посмотрит напоследок на труп, вокруг которого было столько суеты, и спешно поедет в офис GPSN: получен ордер на арест обосновавшихся в Подземке кибертеррористов. Но не успеет она получить от шефа инструктаж, как откроется дверь и на пороге возникнет мистер Гамильтон собственной персоной. Обнаружить столь высокое начальство в дверях своего же кабинета — нелегко даже для Железной леди.

Как выяснится чуть позже, мистер Гамильтон уже отменил ее запрос на помощь отряда спецназначения и пришел известить наиболее заинтересованных лиц (в число которых входим и мы, разумеется), что арест отменяется. Оказывается, эти люди работают над серьезным, очень важным и очень секретным проектом, находящимся под личным контролем мистера Гамильтона. И беспокоить их... не рекомендуется.

Ну что тут скажешь... Да, сэр.

Зато когда мы покинем кабинет шефа, Феникс придет автоматическое сообщение от компьютера Лены Вандербильт — помнится, мы его еще в начале нашей эпопеи просили известить, когда хозяйка дома вернется из Реабилитационного центра. Можно навестить Лену — коль скоро нам строго приказали заниматься собственным расследованием и не лезть куда не просят.

Мы еще не успеем постучать в дверь, как случится еще одно интригующее событие: Жан-Мишель решил позвонить просто так. Не назначая свидания, не желая узнать что-то конкретное, а так... поговорить. По ходу разговора к этому удивлению добавится и другое, поувесистее: оказывается, Жан-Мишель выглядит таким уставшим — можно даже сказать, измотанным — потому, что они уже который день находятся в полной боевой готовности. От кого предполагается защищаться, с кем война и война ли это — неизвестно. Ничего себе новости... но, общем, ладно. Даже если он прав и с минуты на минуту может начаться война, наши планы это покамест не меняет. Особенно сейчас, когда долгожданный свидетель наконец освободился от опеки медиков.

Свидетель, надо сказать, не в восторге от нашего визита, но Феникс умеет быть очень настойчивой. Наконец Лена, убедившись, что без ее помощи вся полицейская половина службы безопасности непременно наденет траур по неудавшейся жизни, неохотно согласится ответить на несколько очень важных вопросов.

Да, она действительно попала в больницу после того, как использовала некий прибор, который за преизрядную плату сдавал ей в аренду мистер Богданов. Кстати, это имя вызывает у нее приступ такого гнева, что впору задуматься, так ли хорошо ее вылечили в клинике. Хотя... все-таки женщина чудом избежала смерти — можно сказать, отделалась легким испугом. Ей есть с чего не любить нашего криминального покойника. Увы! Только мы обрадуем ее известием о том, что с Богдановым она повстречается разве что уже на том свете, как нам придет срочное сообщение от Сандры.

Скромное обаяние обширных пустынных пространств.

Драгоценная подруга, не особенно интересуясь, какой чепухой там занята Феникс, требует, чтобы та бросала все дела и немедленно ехала в Пирамиду. Прямо-таки дело жизни и смерти.

Чьей жизни и чьей смерти — вопрос интересный. Особенную актуальность он приобретет после того, как выяснится, ради чего нам пришлось на самом интересном месте прервать разговор с Леной Вандербильт.

А-а-а-аррргх... Нет, это просто... это просто фантастика какая-то!

Оказывается, в магазинчике Zap, где подруги обычно покупают себе обновки, объявлена особенная, очень краткосрочная сезонная распродажа, и Сандре позарез нужно мнение Феникс о том, покупать платье или не стоит. Черт возьми, Сандра! Это и есть твое «дело жизни и смерти»?!

Так... выдыхаем... Все равно уже ничего нельзя исправить, а разговор с Леной мы продолжим завтра. Что теперь?

Хорошо бы, конечно, заглянуть еще раз в подземку и удостовериться, но все-таки личный запрет мистера Гамильтона... хм... Нет, Феникс, может, и не решилась бы нарушить этот запрет, но некстати пришедшее письмо с той стороны баррикад окончательно заглушит остатки благоразумия, и офицер Уоллис решительно отправится в метро.

Тихо и пусто на этот раз в Тайной комнате, откуда Феникс унесла радужная бабочка. Можно спокойно пройтись и все осмотреть, но единственный предмет, который можно будет заставить работать, зовется лифтом.

Да, к слову... возит он только вверх.

Уже совершенно забыв о недвусмысленных директивах высокого начальства, Феникс отправится исследовать неведомые территории, в которые ее занесло собственное любопытство. Вот только здесь, в этом тоннеле, как-то совершенно не жарко. А еще прямо возле перегораживающей проход светящейся стенки сидит какой-то парнишка. Феникс он не боится, но и разговаривать, похоже, не хочет: представившись Конрадом и произнеся несколько трудных для понимания фраз, он нырнет за светящуюся стенку и пропадет из виду. Когда то же самое соберется проделать Феникс (а идти все равно больше некуда), силовое поле ее тоже пропустит, но начнет истошно орать сигнализация.

Бежим по тоннелю почти до конца — до первой двери. Входим.

Крестики-нолики: победи машину!

Вот это — действительно вычислительный центр, а то, что там внизу, — так... скромный сарайчик. К сожалению, компьютеры или не работают вовсе, или заблокированы: все, кроме одного. На огромной черной панели красуется вопрос: «Хочешь поиграть в шахматы с Джошуа?» Клавиатура расположена ниже, набирать на ней что-либо указателем мыши — дело, требующее некоторого терпения.

Если мы наберем «Yes» — Феникс немного поиграет в шахматы с компьютером, и тот разгромит ее буквально в три счета.

Набрав «No», мы попадем в меню, где нас более всего интересует пункт «Игры»: на игровой клавиатуре нажимаем 5 и «Enter». В этом подразделе выбираем «Крестики-нолики» (2), а когда машина захочет узнать количество игроков, введем — ноль. Это ее озадачит настолько, что она сначала зависнет, а потом перегрузится, попутно запустив и все прочие компьютеры — видимо, за компанию.

Можно наслаждаться экскурсией и широкоэкранным кино. По одному экрану показывают Адрианополис. По другому — космические разработки с обещанием конца света в начале четвертого тысячелетия. Ничего себе будет подарочек на Новый год! Учитывая, что на дворе у нас 2047 год, информация более чем актуальна.

Насладиться осознанием в полной мере Феникс не дадут: прибежит девушка Сара, скажет, что она из общества Обновления (Renovators), и попросит освободить вычислительный центр от своего присутствия. Что ж, в чужой кастрюле свою кашу не заваривают: идем по коридору дальше. Благо сигнализация утихла, свет зажегся. Через некоторое время натыкаемся на вторую такую же дверь — и снова входим.

Девушка, да не пугайтесь вы так...

На этот раз интерьер больше всего похож на регистратуру какой-нибудь небольшой, но аккуратной больнички. Вот и дежурная опять же. Конечно, это не лучшая идея: явиться без приглашения, расспрашивать, как тут что устроено, заодно просить встречи с Самым Главным... но другого варианта у нас все равно нет: Феникс очень интересно и как у них тут что устроено, и как вернуться домой. Желательно, без потерь. Уилма, которая отчего-то не выставит нас вон и даже ответит на вопросы, обмолвится о структуре общества, болезненно похожей на структуру практически любого тайного общества, и скажет, что вопрос приобщения неофита к информационному ресурсу решает Грандмастер лично. Интересно, а радужными бабочками они все умеют швыряться или для этого особый талант нужен?

Что же касается насущных вопросов, Уилма посоветует нам идти дальше по тоннелю до тех пор, пока не выйдем в главную шахту, и заверит, что заблудиться здесь негде. Да, действительно, негде: поворотов хватает, но ни одной развилки. Вот и главная шахта... ого!

Окинув взглядом гигантское помещение, стены которого в несколько ярусов опоясывают ряды каких-то дверей, пойдем осматриваться. Итак, одна дверь ведет туда, откуда мы недавно вышли. Вторая — заперта. Один тоннель — арка прямоугольной формы — ведет к открытой двери, за которой разлита тьма египетская... разумная Феникс, у которой, похоже, здравый смысл взбунтовался против произвола азарта и любопытства, туда пока не пойдет, и правильно. Вряд ли там все выстлано коврами и негде споткнуться.

Второй тоннель — арка в форме семигранника — приведет нас к деревянной двери. Она, к слову, тоже не заперта, а за ней открывается впечатляющих размеров пещера — она же столовая, если судить по многочисленным столам, занимающим все доступное пространство. Да здесь можно накормить армию, если понадобится!

По счастью, армии у нас нет и не предвидится. Э, а это кто? Знакомый силуэт... эй, стой!..

«Куда ты, тропинка, меня завела?..»

Вредный призрак, по милости которого Феникс уже однажды впечаталась с разбега в кладбищенские ворота, ускользнет и в этот раз. Нырнул себе в стену — и был таков. «Люди Икс», туземный вариант?..

Разочаровавшись в своих способностях охотника за призраками, офицер Уоллис совершит обзорную экскурсию по этой грандиозной трапезной. На одном из столов обнаружатся остатки чьего-то ужина и пластинка процессора — непонятно откуда взявшаяся и непонятно к чему относящаяся. Но мы все равно возьмем ее с собой — вдруг пригодится? Кстати, там в шахте было, помнится, какое-то загадочное устройство, огражденное от прочего мира железной сеткой, надо попробовать туда свою находку пристроить.

Сказано-сделано. Возвращаемся в шахту, заходим в отгороженное пространство и примеряем процессор на приборную панель. Подходит!

Впрочем, прыгать, радоваться и хлопать в ладоши рано: подходить-то он подходит, да не работает. По крайней мере, без дополнительных манипуляций. Присмотревшись, Феникс понимает, что ей предстоит в спешном порядке осваивать навыки электронщика.

Итак, перед нами микросхема. С одной стороны у нее процессор и пять конденсаторов с проводниками разных цветов, с другой — три индикатора, тоже разноцветные. Соответственно, нужно так соединить контакты имеющимися в распоряжении джамперами, чтобы ток шел по совпадающим по цвету проводникам.

Изрядно помучившись с джамперами (для таких тонких манипуляций у Феникс есть в косметичке превосходный пинцет), но подчинив себе враждебную технику, не понимающую человеческого голоса, нажимаем на кнопку справа. Если все сделано правильно — устройство заработает, и можно будет, покинув жилую, но безлюдную сейчас шахту, идти в последний оставшийся тоннель в поисках приключений на свои «вторые девяносто». Теперь за дверью мерцает Млечный путь и подмигивают друг другу далекие галактики... да ни при чем тут тяжелые наркотики! Их в Содружестве вообще нет!

Здесь Феникс ожидают две встречи, одна судьбоносная, вторая не очень: ей опять встретится Конрад (к сожалению, с детскими голосами разработчики промахнулись всерьез: в игре дважды встречаются дети, и оба раза они разговаривают неестественными либо просто не подходящими для этого возраста голосами). А потом, когда мальчишка убежит, в космический зал явится и столь необходимый Грандмастер.

Здесь поработали драконы...

Беседа у них с Феникс будет долгая и содержательная: об инстинктах, о судьбе, об астрономии... даже о географии немного поговорят. А в финале нам все равно опять достанется радужная бабочка и туманное обещание новой встречи. Обидно!

Э... ну и куда этот, извиняюсь, учитель Йода нас закинул?

Здесь холодно, сыро, того и гляди пойдет дождь, и пейзаж радует глаз разнообразными оттенками бурого, бурого и бурого. Все постройки выглядят так, словно их слепили из пластилина, а потом по недосмотру сунули под лампу. Взорванные рельсы, ржавый локомотив... кстати, вдали чернеет вход в шахту. Но туда нам пока рано, хотя, к сожалению, придется.

Кстати, если щелкнуть курсором по стене какого-нибудь из бараков (да-да, эти перезрелые кабачки в компостной куче — бывшие бараки, хотя опознать в них хоть какое-то подобие человеческого жилья не так-то просто), Феникс подойдет поближе и с удивлением сообщит, что надпись-то она видит, а прочитать не может: язык не знаком. Точнее... это — русский?!

Ладно, осматриваемся дальше. За левым бараком, если пошарить в остатках дома прямо за ним, найдется канистра с бензином. Пожалуй, неприлично чистая канистра: такое впечатление, что ее сюда принесли и поставили лишь пару минут назад. Возле локомотива обнаружится рычаг, покрытый ржавчиной больше в декоративных целях. Если пройти дальше и поискать возле каменной стены неподалеку от второго барака — найдется моток проволоки. Подобрав возле входа в шахту пластиковую воронку, Феникс в надежде на новые удивительные находки и открытия попробует заглянуть и в шахту, но там слишком темно и страшно и идти туда как-то не хочется.

Чики-чики тумблерочек...

Остается только восхищаться всесторонней технической подготовкой сотрудников GPSN... потому что, побегав еще немного по округе и обнаружив (за домом слева от шахты) странную железную конструкцию, отдаленно похожую на полевую кухню, Феникс без колебаний опознает в ней генератор. Неработающий генератор, хотя и с очевидностью менее древний и унылый, чем прочая окружающая действительность. Вынув из бака заглушку, вставляем в отверстие воронку и заливаем бензин. Затем ставим на место рычаг, раскручиваем — и с удовольствием слушаем взрыкивания вполне исправного источника электричества. Да, к слову, красная кнопка на боку этот самый источник выключает.

Теперь внимательно смотрим его бок, преизрядно ржавый, но не вовсе сдавшийся на милость коррозии. Наверху из-под пятен ржавчины проглядывает какая-то схема: она нам пригодится, здесь еще проводку предстоит восстанавливать. Да, к вопросу о проводке... Останавливаем генератор — чего попусту бензин тратить? — и идем смотреть на щиток справа. Печальное зрелище: судя по полному отсутствию проводов, бензиновый зверь может сколько угодно рычать в своем сетчатом загоне — в шахте от этого светлее не станет. Вспомнив схему у него на боку и попробовав мысленно достроить недостающие участки схемы, берем проволоку и связываем друг с другом нижние два контакта, а затем оставшиеся четыре соединяем крест-накрест, после чего Феникс оптимистично заявит, что теперь-то все сделано верно. А значит, можно снова запускать генератор.

Теперь старая шахта худо-бедно освещена. И хотя балки держатся на честном слове, а на чем держится проводка — и вовсе неведомо, но почему-то все работает, ничего не обваливается, и в целом оборудование шахты ведет себя очень добропорядочно для своего возраста.

К сожалению, в конце тоннеля поджидает малоприятный сюрприз: рельсы для вагонеток уходят в стену. Черт! Чтобы пробить дорогу через этот завал, нужна бригада данаид с отбойными молотками, а вовсе не Феникс Уоллис.

Так, ладно... Оглядимся. Что это за ерунда — в смысле, микросхема — разноцветная на стене висит? Может ли она быть хоть чем-то полезна? И главное, какой безумец ее паял?!

Взглянем поближе... что и требовалось доказать — это чудо чьей-то инженерной мысли, и работает оно вопреки здравому смыслу. Но вообще-то замерзшей, уставшей и ничего уже не понимающей в происходящем Феникс совершенно неинтересно, как именно оно это делает.

Летающий гроб на тросиках.

Общий смысл сводится к тому, что нам нужно подать электричество на обе лампочки. Если нажать кнопку справа, по проводам начинает бежать красивая икра и, зайдя в тупик, с недовольным «бжжж» угасает. Красные шлюзы направляют энергию вверх, синие — вниз, зеленые направо, желтые — налево.

Когда первая лампочка зажжется, для одного из шлюзов придется поменять направление потока энергии, после чего загорится и вторая, а первая отчего-то не погаснет. И каменные глыбы отползут с нашего пути. Кто бы мог подумать, что в rogue states настолько развита магия?!

Когда пыль уляжется хотя бы отчасти, станет понятно, что идти здесь толком некуда — разве что вниз. Но внизу мы уже были! И подъемник старый, на ладан дышит... нет, он, конечно, и на машинное масло дышал бы, но с собой, как назло, ни того, ни другого.

Что ж рискнем!..

...что, что ты там сказал, Здравый смысл, а? «Не надо»?! В следующем перерождении ори громче, а то в этом как-то... неудачно получилось!..

День семнадцатый

Ну и сон! Что-то повадились кошмары заглядывать, хоть к Софии Капелло на прием записывайся... Однако этот бред сонного разума не означает, что офицеру Уоллис позволительно забыть про расследование.

Сон — это сон. А то, что ЛП переклинило и он теперь на одной из страничек выводит все в нечитаемой кодировке, означает, что всякое бывает даже с такой безотказной техникой.

Сегодня навестим Лену, с которой катастрофически не получается закончить разговор, и вновь попробуем добиться от нее хотя бы описания того странного и, по всей видимости, опасного приборчика — по нашей просьбе она все же воссоздаст 3D-модель и предоставит в наше распоряжение.

Изложив шефу краткую выжимку своих рассуждений, Феникс бегом побежит на второй этаж к Гарольду и сдаст ему с рук на руки 3D-модель удивительного, нигде не сертифицированного приборчика. Компьютер опять совершит чудеса наблюдательности — на этот раз и вовсе небывалые — и из различных обломков на полученной от Брайана фотографии выделит и воссоздаст точно такой же приборчик.

Ты на верном пути, Феникс!

Снова обрадовав шефа и получив указание уделить внимание мистеру Михайлову, отправимся в «Звездную пыль».

На этот раз черепаха в костюме поделится действительно важной информацией: оказывается, он не просто старый друг семьи, он родной брат Ларисы Лукиной! Так что даже если повесть об умершем четыре года назад дяде и не совсем ложь, то и не вся правда, это точно. Что ж, мы ее один раз уже предупреждали о прискорбных последствиях вранья службе безопасности. Похоже, пришло время напомнить...

День восемнадцатый

Похвальная грамота от Дагмары Морссен.

Явление грозного офицера GPRS — а Феникс при необходимости может быть вполне грозной — изрядно поспособствует откровенности Ларисы, и мы узнаем несколько важных подробностей. Наиболее ценными будут сведения о том, что Михайлов занимал — и, наверное, занимает до сих пор — довольно высокий пост в клане Гамбино.

Феникс попросит у шефа ордер на допрос Михайлова, получит безоговорочное согласие и поедет было домой, но успеет лишь порог переступить, как ее догонит звонок от Дагмары Морссен: офицера Уоллис срочно вызывают в офис.

Оказывается, клиента уже задержали, и теперь шеф хочет, чтобы Феникс сама, в одиночку, провела этот разговор.

Высокая честь, а если все пройдет гладко — и высокая награда.

Все помнят, какую награду больше всего любят вручать разнообразные спецслужбы своим наиболее талантливым сотрудникам?

Правильно, приз за одно хорошо выполненное задание — другое задание, еще более интересное.

Еще, бывает, в чине повысят....

Удачи в Одессе, лейтенант Феникс Уоллис!

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9
проголосовало человек: 50
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования