КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ДУЭЛЬНЫЙ КЛУБ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№4 (77) апрель 2008
вид для печати

Anno 1701

Жанр:
Разработчик:
Related Designs Software
Издатель:
Sunflowers
В России:
Новый Диск
Системные требования:
Минимальные - 2,2 GHz, 512 MB, video 64 MB
Рекомендованные - 3 GHz, 1 GB, video 256 MB
Адрес в сети:
Сетевые режимы:
локальная сеть, интернет
Рейтинг: 85%

На первый взгляд, Anno 1701 — обычная экономическая стратегия в реальном времени, но она сильно отличается от стандартных представителей жанра. Несколько особенностей позволяют надеяться, что дуэльный клуб в этом мире будет необычным.

Первое, что нужно выделить, — жесткая экономическая модель, не позволяющая сосредоточиться на добыче какого-нибудь «главного ресурса». Чтобы наладить стабильный доход, нужно беспокоиться о многих мелочах и деталях — от стабильных поставок табака до производства кирпичей.

Для технологического развития необходимо выращивать жителей соответствующего уровня: пионеров, поселенцев, граждан и так далее. Для перехода на уровень выше необходимо не только удовлетворить их потребности, но и быть готовым постоянно угождать населению. Потребности людей строятся по схеме, известной в психологии как «пирамида Маслоу»: на нижнем уровне людям необходима лишь пища, затем появляются потребности в духовном развитии и товарах «для удовольствия» (от табака и алкоголя до конфет и ювелирных украшений).

Немалую роль играет и то, что дело происходит на колонизированных островах, и одного поселка недостаточно для нормального развития. Каждая сторона должна осваивать новые земли, что вносит важную специфику в военные действия.

Игроки не предоставлены сами себе: случайные события постоянно разнообразят положение. Во-первых, не обойтись без взаимодействия с нейтральной силой — торговцем. Кроме прямых обязанностей, поставок полезных товаров, он время от времени дает задания из серии «кто успеет первым» — то есть (удивительное дело для RTS!) провоцирует мирное соперничество. Во-вторых, непредвиденные гости могут помочь с тем или иным ресурсом или ускорить науку. Наконец, возможны разнообразные беды: чума, ураган, пираты!

Дуэлянты об игре

Александр Яковенко

Программист, журналист. Предпочтения зависят не от жанра, а от необычности игры: больше всего любит разбираться с новыми принципами игрового процесса. Особенно уважает пошаговые стратегии за равные условия для всех участников и минимальное влияние случайностей.

Год рождения: 1981

Образование: системное программирование

Игровой стаж: 19 лет

Коротко об игре:

Первое знакомство с Anno 1701 запомнилось мне надолго. Я вполглаза понаблюдал за обучением, запустил случайную карту, вовсю начал строить и торговать... и через час вконец разорился. Списав проигрыш на случай, я сосредоточился, заново запустил игру — и через тот же час обнаружил полное отсутствие золота. Неплохой щелчок по носу!

За пасторальными пейзажами Anno 1701 оказалась жесткая экономическая модель с рядом мелочей и деталей. Пришлось положить рядом с клавиатурой калькулятор и карандаш — только тогда выяснилось, что компьютерные персонажи порой бессовестно обманывали меня.

Итак, в нынешнем заседании «Дуэльного клуба» война станет лишь одной из проблем — может так статься, что выиграет тот, кто позже разорится!

Александр Яковенко

Сергей Зверев

Переводчик, преподаватель, журналист. Любит пошаговые стратегии, ролевые и карточные игры. Ценит сражения с живыми соперниками. Все еще предпочитает сложные тактики с многочисленными ловушками и ложными ходами.

Год рождения: 1975

Образование: иностранные языки

Игровой стаж: 20 лет

Коротко об игре:

Война? Какая тут может быть война, думал я, наблюдая за разорением очередной из своих островных империй. Тут бы выжить самому! Через некоторое время секреты управления колониями наконец-то раскрылись, и прибыль начала стабильно поступать в казну.

Торговые маршруты, расширение границ, торговля — мир вдруг ожил, превратившись из головной боли по зарабатыванию денег в увлекательное приключение. Но, как известно, «приключаться» лучше в хорошей компании, когда есть с кем исследовать мир и, самое главное, — есть с кем подраться!

Сергей Зверев

Бой 1. Бермудская треуголка

Поспешил — Кецалькоатля насмешил.

Ацтекская мудрость

Начальные условия

Для первого боя мы решили выбрать сценарий «Испытание силы»: в нем сочетаются удачные для военного развития условия и равные стартовые возможности. Карта рассчитана на трех игроков, так что компанию нам составит виртуальный персонаж.

Три главных острова расположены на одинаковом расстоянии от центра и могли бы послужить вершинами равностороннего треугольника. В центре живет торговец, а вокруг — еще дюжина клочков суши.

По условиям каждый игрок начинает на собственном корабле и вправе выбрать место для высадки. Где-то рядом есть сильные пираты и местные жители... Кроме того, в игре незримо присутствует ее величество королева.

Великое переселение сумасбродов

Зверев: Цирк, да и только
Яковенко: Исследовательский корабль не должен стоять ни минуты!

Яковенко: Земля! Обычно этот крик звучит спустя месяцы после начала плавания, но нам повезло. Не успела команда насладиться морским путешествием, как впереди показался уютный остров. Подплывая к нему, мы заметили раскидистые пальмы, заросли сахарного тростника и пасущихся слонов. Интересно, откуда они приплыли...

Перед нами райский уголок? Может быть. В любом случае, «хорошо» уже в прошлом — мы же здесь! Первый попавшийся берег Балдингена (такое звучное название получил остров) оказался негостеприимным: скалы вокруг помешали бы строительству. Еще минуту виднелись лишь неприступные рифы, но вот наш парусник «Нептун» достиг удобной бухты. Словно доисторические животные, мы покинем гостеприимное море и заживем новой интересной жизнью! Работники быстро поставили торговую пристань, я бросил последний взгляд на нетронутые джунгли.

Хватит лирики! Где-то рядом не спят конкуренты, и поселение переходит на военное положение. Приказываю: рыбу — ловить, пальмы — вырубить, слонов — разогнать!

Почва на Балдингене подходит для пшеницы и кофе, а сахарный тростник избавит от недостатка алкоголя. Окрестные воды на редкость богаты рыбой: именно она и обеспечит нас провизией. Разведчики нашли три месторождения железной руды, а вот глины на острове маловато — в отдаленном будущем ее придется импортировать.

Зверев: Живем как японцы. Рыбалка — главный источник пищи.
Яковенко: Гарнизон и воинов готовит, и металлургов защищает.

Зверев: Трюмы «Чайки» ломятся от вяленых сардин и муки, свежей древесины и молотков с отвертками. На горизонте появляется наша новая родина. Тихий прибой, диковинные рыбы, густые заросли тропического леса. Вот, значит, где мне придется состариться и умереть. Се ля ви.

Высаживаемся. На острове растет сахарный тростник и какао. Хороший капитан всегда считает на несколько ходов вперед. Сахар, перегонка, спирт. Что ж, неплохо — похоже, через год праздничный стол не останется пустым. Ведь не хлебом единым!

Что насчет других вредных привычек? В конце концов, мы приплыли сюда не монастырь основывать. Поселенцы не только пьют, но еще и дымят как три паровоза, которые, правда, еще не изобрели. Пока кроме пальмовых листьев курить нечего — табак тут не растет. Но я подозреваю, что это не единственный остров в Карибском море. Будет что выпить и чем закусить, и чем набить старую трубку. Все будет.

Год 1701 от Рождества Христова

Тысяча семьсот первый год от Рождества Христова; путешественники по-прежнему осваивают западные земли. Что происходило тогда в разных частях Земли?

Главное европейское событие — начало войны за испанское наследство. Король Испании Карл II умер бездетным, и на освободившиеся земли стали претендовать Франция, Священная Римская империя, Англия, Нидерланды и другие страны. Испанская империя к тому времени не ограничивалась Пиренейским полуостровом и включала значительные области в Германии, территорию современной Бельгии, Сицилию, Сардинию, Неаполь, Милан, а главное — обширные земли в Америке и даже в Азии (Филиппины). В результате войны Испания растеряла свое влияние, и ее владения были частично поделены: например, так началась история британского Гибралтара.

Россия уже год приходит в себя после фиаско в войне со Швецией — прошлой осенью Карл XII с 8500 солдатами разбил 35-тысячное русское войско. Петр I реформирует армию, чтобы прорваться к Балтийскому морю и основать Санкт-Петербург.

В Северной Америке закончились так называемые «Бобровые войны» — кровавый конфликт между ирокезами, другими индейскими племенами и французскими колонистами. Воинственные индейцы быстро оценили преимущества огнестрельного оружия и шестьдесят лет тревожили европейских переселенцев.

Карибские острова переживают тяжелые времена, которые позже назовут «Золотым веком пиратства». Безработным морякам, которых тогда было много, не сиделось без дела.

Исааку Ньютону пятьдесят восемь лет, он уже сделал главные открытия и служит директором британского монетного двора. Лейбницу пятьдесят пять, он служит в придворной коллегии Ганновера и пишет философские труды. В Европе набирают популярность новые сказки Шарля Перро «Красная Шапочка» и «Золушка». Джонатану Свифту тридцать четыре года. Он ухаживает за садом и сажает ивы вблизи своей церкви. До «Гулливера в стране лилипутов» еще двадцать лет. Антонио Вивальди — рыжий семинарист двадцати трех лет. «Временам года» осталось двадцать два года томиться в коллективном бессознательном. Иоганну Себастьяну Баху шестнадцать. Он изучает латынь в школе Святого Михаила и знакомится с известными органистами Европы.

Множество других знаменитых художников, писателей и ученых либо еще не родились, либо уже давно умерли.

Пальмовладельческий строй

Яковенко: Наша первая задача проста — как можно быстрее потратить стартовый капитал. Звучит странно, но золото само по себе нам не нужно — а вот преимущество в развитии будет кстати! Решено: развиваться предстоит в промышленных масштабах. Пять лесопилок обеспечат поселок деревом, две овчарни — тканью...

Яковенко: Спустившись с небес, увидел свою статую.
Яковенко: Без пиратов приключения неполноценны!

Пока остров развивается по накатанному шаблону, я уделяю особое внимание паруснику. Во-первых, необходимо постоянно наведываться к торговцу за дефицитными инструментами, во-вторых, для будущей войны нужны сведения о соседних островах. «Нептун» ни на секунду не останавливается!

На севере я нашел компьютерного персонажа, а Зверев поселился на востоке. Моим южным соседом оказался некий Поксакоатль, но на торговлю с человеком, у которого такое имя, нет ни времени, ни желания.

К юго-востоку от родного Балдингена расположился небольшой, но полезный островок с табаком — запомню, скоро мне это пригодится. Еще дальше в том же направлении моряки заметили другой такой же островок — и тоже с табаком. Именно там впервые встретились наши с Сергеем корабли: на этот раз мы разошлись мирно.

Пока я изучал географию, колония основательно разрослась: 190 жителей, из них — 71 поселенец. К сожалению, баланс соблюсти не удалось — убытки невелики, но постоянны. Неприятно: в казне осталось лишь восемнадцать тысяч монет из двадцати пяти.

Зверев: Что самое главное для обустройства жизни на незнакомом острове? Еда? Строительные материалы? Нет, не угадали. Самое главное — это живое человеческое общение. Именно поэтому сердцем нашего поселка становится центральная площадь. Вокруг нее появляются новые и новые хижины, жители которых постоянно собираются поговорить о том, о сем. Тут же возводится статуя неизвестного мне гражданина с мечом в руке и зачем-то устанавливается бассейн с морской водой, хотя до побережья — ногой поддать. Но я не вмешиваюсь — главное, чтобы народ был доволен. Люди — это наше все.

Зверев: Вольный торговец входит в порт. Картина маслом.
Яковенко: Помыслы о высоком? Всего лишь стремление к лучшей жизни.

А тем временем нужды людей просты и неказисты. Было бы что покушать — этим занимается рыбак, регулярно выплывающий на своей шаланде в теплые воды. Было бы что надеть — ткач делает добротную одежду из шерсти привезенных овец, которым пришлась по вкусу здешняя травка. Было бы из чего построить жилье — местные деревья превращаются в доски на двух лесопилках. Службы в маленькой часовне завершают эту идиллическую картину. Счастье как оно есть.

Отдохнувшая после долгого перехода «Чайка» снова расправляет паруса. На юг, в неизведанное! Всего день пути, и перед нами остров-сосед. Все те же пальмы, скалы, все та же тишина и полное отсутствие цивилизации. Все то же, кроме табака, который здесь можно выращивать сколько душе угодно. Что вы сказали? Курить — здоровью вредить? Так ведь на дворе 1701 год от рождества Господа нашего, и мы ничего такого не знаем. Не судите нас строго.

На обратном пути в белесой дымке тумана мелькает что-то очень похожее на корабль. Мы тут не одни, или мне просто показалось?

Колониальное перемирие

Зверев: Идолопоклонство на центральной площади. Куда смотрит инквизиция?

Яковенко: Сперва в Балдингене жили лишь пионеры — а им было нужно лишь хорошенько поесть и как-нибудь одеться. Поселенцев обеспечить не так просто: в полном соответствии с их наименованием основываю новое поселение.

Главная цель моей колонии — постоянные поставки табака. Вопрос в том, создавать ли на втором острове полноценный городок? В перспективе большое число жителей принесет значительную прибыль, но сейчас затея потребует серьезных вложений. Нет, лучше уж я потрачу эти деньги на развитие — а после займусь финансами.

В казне осталось лишь десять тысяч — придется экономить. Первой жертвой стала наука — я уже успел изобрести пожарную охрану и воровство, и этих вершин человеческой мысли нам достаточно.

Шпиона-карманника я сразу же заслал к Сергею, но тут мне не повезло: его миссия провалилась. Денег все меньше и меньше... К счастью, торговец сделал срочный заказ на алкоголь — вознаграждение в две тысячи отсрочило банкротство.

Яковенко: Вторая колония на недостаток природы не жалуется.

Скоро, совсем скоро в моем городе появятся граждане. Посмотрим, как там поживает мой сосед! Противник явно опережает меня по экономическим показателям, но у меня уже построен гарнизон. Еще немного, и придет время для вторжения.

Но нет, мне сегодня не везет... Вскоре после появления граждан в городе начался пожар, уничтоживший целый квартал. Экономика и без того переживала не лучшие времена, а после огненной стихии и вовсе сорвалась в штопор. В казне лежат лишь жалкие три тысячи монет!

Может быть, задание торговца поддержит экономику? В этот раз нам нужно подобрать обломки кораблекрушения. «Нептун» рванулся к цели на максимальной скорости, но парусник Зверева будто возник из тумана и успел подобрать ценный груз.

Больше медлить нельзя: победу может принести лишь немедленная атака. Быстрее, быстрее! Каждая секунда на счету!

Зверев: Среди рыбацких домиков и верфи случайно затесался гарнизон. Оказалось очень в тему.

Зверев: Недолго длилась идиллия — ведь человеку всегда мало того, что у него есть. Наша колония не исключение. Жителей становится больше, потребности растут, и мы уже не хотим жить в деревянных хижинах, вместо них возводятся кирпичные дома. Вот и еще одна головная боль для меня — кирпичи.

Дальше — больше. Новому поколению чужда романтика первопроходцев. Они хотят не просто жить, а жить хорошо. На острове производится спиртное, с юга завозится табак, каждый десятый ходит в школу. «Будешь хорошо учиться — станешь губернатором», — шепчет на ухо сыну заботливая мамаша. Ну-ну. Подсиживают, однако...

Город растет быстро, и одна и самых неприятных проблем — нехватка инструментов и стройматериалов. В какой-то момент мне даже пришлось разобрать по досточкам две лесопилки, чтобы наскрести гвоздей на постройку кузни; вот оно — плохое планирование. Спасают лишь заморские купцы. Без них мы бы уже все жили в землянках.

Увы, купцы не единственные, кто заплывает в наши тихие воды. К западу от моей табачной колонии кто-то живет и тоже выращивает табак. Чую, добром это не кончится.

Стосекундная война

Яковенко: Мрачные и обугленные последствия войны.

Яковенко: Отправляю «Нептун» к врагу по кратчайшему пути. Нападение на колонию противника не принесет успеха — нужны серьезные разрушения на главном острове. Вот парусник достигает берега, гренадеры высаживаются на пляж... и наталкиваются на пушки гарнизона. Кто же мог подумать, что Сергей построит главное военное здание не рядом с портом, а на отшибе?!

Я высадил войска безо всякой разведки — и, конечно же, поплатился. Дорогостоящие гренадеры гибли в боях с простейшими ополченцами, не успев нанести минимального ущерба. К тому же противник умудрился построить рядом сторожевую башню за секунды до начала боя!

Армия, казавшаяся мне непобедимой, погибла за какие-то две минуты. В этот же момент закончились и деньги в казне. Катастрофа.

Зверев: Ничто не предвещало беды. Она и не пришла.

Зверев: Люблю помогать людям. Да и как не помочь моему любимому купцу, он ведь просит о сущей мелочи — подобрать какой-то сундук. Что было в сундуке, я не знаю, но когда я привез его, он радовался, словно ребенок, и в благодарность загрузил мой трюм всякими вкусностями. Может, стоило заглянуть внутрь?

Из начальных двадцати пяти тысяч золотых у меня остается половина. Налоговики исправно собирают деньги, но с прибылью пока туго, потому что на развлечение жителей тратится почти столько же. Как получить больше налогов? Все гениальное просто — увеличить количество жителей! По моему приказу ученые разрабатывают новую демографическую программу, суть которой — застройка Каргейма (моей табачной провинции) дешевым жильем. Все, что понадобится тамошним поселенцам, — еда и центральная площадь. Никакой одежды, никакой религии, о табаке и пиве я вообще молчу. Пусть ходят в чем мать родила, благо климат позволяет, плодятся и платят налоги. А я уж найду этим средствам достойное применение. Какое? Например, потрачу их на войну.

Кстати, о войне... Мой сосед, мирно выращивающий табак и коноплю, оказался на поверку не таким уж мирным. В то время как «Чайка» совершала вояж вокруг его главного острова, он тоже приплыл ко мне в гости. Отличие заключалось в том, что трюмы его брига были заполнены совсем не заморскими тканями и пряностями. Оттуда вышли здоровенные жлобы в крикливых фиолетовых мундирах и напали на мой город.

Последние дни империи

Зверев: Наше поселение на Google Earth.

Яковенко: Королева спасла меня от финансового коллапса, предоставив заем. Я делаю все, что могу: восстанавливаю экономику после потрясений, готовлюсь к ответному вторжению, планирую новую атаку.

Контрудара пока нет, и я смог-таки привести экономику в порядок. Похоже, мне еще удастся повоевать! Еще немного, и я организую новый рейд... Но в этот момент происходит неожиданное: возле Балдингена появляются пираты. Один корабль мне удалось отогнать, но вскоре рядом с портом возникают сразу три корсара. Результат прост — поставки табака прерваны, казна снова получает удар.

Противодействие разбойникам требует времени — а его и так не хватает. Последствия не заставили себя ждать: Зверев уничтожил мою колонию, а через несколько минут начал вторжение на главный остров. В промежутке я успел прервать его поставки табака, но это означает всего лишь то, что победителям будет нечего курить.

Зверев: Желтым не фиолетово!

Зверев: Место, выбранное неприятелем для высадки, оказалось крайне удачным. Но не для него, а для меня. Если бы он напал с северной стороны острова и разрушил незащищенный склад, меня бы уже ничего не спасло. Однако его гренадеры очутились прямо рядом с гарнизоном, в котором строились войска. Снести гарнизон — это вам, ребята, не с поселенками на сеновале развлекаться. Толстенные стены, бойницы, ощетинившиеся стволами мушкетов... Ошибка, большая ошибка! Через пару минут все было кончено.

Так вот он как со мной! Не по-соседски... Ни тебе торговли, ни дипломатии, сразу, значит, палкой промеж глаз. Гренадеров у меня пока что нет, но зато есть секретная ложа, выпускающая мелких профессиональных гаденышей. Как это там называется в большой политике? Несимметричный ответ? Вот и отлично — проредим кошельки его жителей с помощью засланных карманников.

Пока ворюги заняты своим черным делом, я сажаю ополченцев на корабль и решаю нанести ответный визит. Он проходит отлично — вражеская табачная колония приказала долго жить. Плохая новость — мою постигает та же участь. Похоже, что настало время войны на выживание, заниматься экономикой нет ни времени, ни ресурсов. «Чайка» высаживает гренадеров на главный остров, туда же направляются ополченцы, преуспевшие в борьбе с табачным бизнесом противника.

Нас встречает защитная башня, которая вскорости превращается в груду кирпичей, я уничтожаю пару отрядов врага, подошедших из центра поселения, и захватываю портовые склады. Александр выбрасывает белый флаг.


Разбор полетов

Александр Яковенко: В этом бою я могу пожаловаться на тотальное невезение — ко мне, в отличие от противника, так и не приехал кузнец, враг успел возвести укрепления за секунды до атаки, а пираты добили экономику. Однако основной причиной поражения стали все-таки ошибки планирования, порожденные чрезмерной спешкой. Технологического преимущества я добился, но реализовать его уже не сумел.


Сергей Зверев: Александр высадил десант рядом с моим гарнизоном и поэтому потерял свои войска. В дальнейшем у нас произошел размен колониями, но нападение на его главный остров решило исход сражения. В итоге выиграл тот, кто сумел ударить в уязвимое место.

Бой 2. Безумство трезвых

Пушка... Они заряжают пушку... Зачем? А! Они будут стрелять!

м/ф «Остров сокровищ»

Начальные условия

Для второго боя мы решили значительно изменить условия. Во-первых, сведены к минимуму внешние воздействия: в сражении не участвуют компьютерные персонажи и королева, а сила пиратов уменьшена. Во-вторых, запас золота в казне увеличен вдвое — до пятидесяти тысяч монет. В-третьих, в дебюте у нас не будет кораблей, и мореплавание начнется лишь после строительства верфи.

Остаться в живых

Яковенко: Мирная бухта за минуту до высадки войск.

Зверев: Бескрайнее голубое небо над головой. Утренний прибой выносит к берегу поселения разноцветные ракушки и пахнущие морем водоросли. На сотни миль вокруг нет ни войн, ни голодных, ни страждущих. Все сказочно богаты. Я тихо улыбаюсь во сне, сладко потягиваюсь и бьюсь затылком о ржавый гвоздь, выпирающий из стены моей крохотной хижины. Добро пожаловать в реальность, черт ее подери.

Захватить все острова в указанном участке моря. Подавить любое сопротивление. Колонизировать, развить, повысить, обеспечить и еще пара сотен глаголов из приказа ее величества откровенно действуют на нервы. Я мог бы доживать свои годы при дворе, в покое и почестях. Я мог бы стрелять только по волкам и лисам и никогда больше не страдать от морской болезни. Я мог бы... Но от переживаний колонии не растут, и налоги не собираются. Хватит. Arbeiten!

Яковенко: Два кирпичных завода — предвестники войны и забитого склада.

Яковенко: В прошлый раз я сам выбирал место для высадки, сейчас же стартовая точка зависит от удачи. Результат не замедлил сказаться — мой остров далеко на севере, да и пристань расположена с наименее удобной стороны. Мне, конечно, приятно видеть родной хвойный лес вместо заморских пальм, но экономически это невыгодно: табак можно найти лишь далеко на юге.

Что же есть на острове со странным названием Тафальрод? Два месторождения железной руды (вполне достаточно), три глиняных ямы (больше, чем нужно), хмель (проблем с пивом не будет), среднее количество рыбы в окрестных морях. Рыбаки заметили даже китов, но это уже менее важно. Война наверняка начнется до того, как мне пригодятся пшеница, мед или мрамор, так что на эти ресурсы можно попросту не обращать внимания.

Ошибки прошлого боя не забыты: в этот раз я буду намного осторожнее и потрачу значительную часть ресурсов на оборону. В таких условиях особенно важно быстро найти колонию противника, чтобы начать экономическое давление.

Два дома

Зверев: Собственное производство инструментов — ключевой момент в развитии.

Зверев: Остров, ставший базой для моей экспансии, не плох и не хорош. Равнины и деревья, глина и железо, табак и даже какао — всего этого здесь в изобилии. Но выращивать сахарный тростник или хмель не получится, поэтому, как только мы построим собственное судно, придется прочесать окрестности. Трезвость — не наш метод.

Тем временем все идет своим чередом — на лесопилках визжат пилы, в овчарнях блеют овцы, в церкви отпевают первых жертв тропической лихорадки, а поселенцы ссорятся, мирятся, рожают детей и обмениваются сплетнями на городской площади.

Яковенко: Первые мои заботы связаны со строительством, а главным врагом стал рельеф острова. Здесь есть и небольшое озеро, и холмы, и скалы, и плато... Не хватает только места для зданий. С трудом я нашел свободную площадку, чтобы основать поселение: чтобы расширить доступную территорию, мне с самого начала пришлось соорудить три рынка, а вскоре понадобится и еще один — для добычи железной руды.

Есть и приятные новости: первым гостем в моем городе стал кузнец. Так я бесплатно получил дефицитные инструменты — может быть, это обеспечит экономическое преимущество?

Море чудес

Зверев: Торговать, торговать и еще раз торговать!

Зверев: Когда крыши домов покрываются черепицей, а склад заполняется железом и кирпичами, настает время странствий. Наш первенец — трехмачтовый бриг «Торнадо» — снимается со стапелей в поисках врагов, спирта и прочих приключений на свою деревянную корму. Ближайшие острова не приносят удовлетворения. Дальше и еще дальше от родных берегов — и лишь на востоке мы находим подходящий для винокурни клочок суши. Самое время. Конкистадоры старше восемнадцати лет уже заждались.

По пути домой произошло странное. Знакомый купец прислал мне весточку с просьбой обыскать место, где затонуло одно из его судов, и выловить оттуда пару ящиков. Мол, дороги ему как память. Я подплыл и сразу увидел эти ящики. Проблема была в том, что их уже грузили на корабль. На мостике, нагло ухмыляясь, стоял крепкий усатый дяденька в фиолетовой треуголке и фиолетовых штанах. По-моему, я уже где-то его видел...

Зверев: Есть город, который я вижу во сне...

Яковенко: Наконец-то я построил верфь и смогу вырваться с надоевшего острова! Мои работники скромно назвали первый корабль «Ноевым ковчегом», и первое плавание началось. Пока рано основывать колонию, так что сперва мы отправились за инструментами к торговцу, а затем начали исследовать окрестные земли. Соседей у провинциального Тафальрода нет, и это к лучшему.

Строительство тоже не стоит на месте. Развиваюсь я не так быстро, как в прошлый раз, зато баланс — положительный. Оптимистичные отчеты экономистов не мешают золоту испаряться: деньги постоянно уходят на строительство, а эта статья расходов не учитывается при подсчете бюджета.

Пока я строил второе судно, подоспело первое задание от торговца. На этот раз нужно было всего лишь успеть первым к обломкам корабля — гонка в чистом виде. «Ковчег» сразу же отправился на поиски, подплыл к цели... и увидел парусник Зверева. Мы подплыли к цели одновременно — но я успел на целую секунду раньше! Если среди обломков прятались моряки, они могли наблюдать удивительную картину: два корабля наперегонки пытались их спасти, а затем проигравший уныло поплыл восвояси.

В награду за спасение подарили табак, так что граждане появились в Тафальроде раньше срока. Вообще-то, это хорошо, но без постоянных поставок табака я рискую получить полноценный бунт! Остров для нового поселения нашелся как раз вовремя и не так далеко, как ожидалось.

Соединенные Штаты Франции

История Северной Америки насчитывает несколько сделок, поразивших потомков невероятными масштабами. Наиболее известная — покупка острова Манхэттен у индейцев за двадцать четыре доллара (примерно 500-1000 современных долларов США) в 1626 году. Многие помнят и о продаже Российской империей Аляски в 1867 году. Но оба соглашения меркнут перед событиями 1803 года, когда первый консул Франции Наполеон Бонапарт продал Луизиану молодой стране — Соединенным Штатам Америки.

Стоимость земель составила пятнадцать миллионов долларов того времени — сумма большая, но не безумная. Злые языки утверждали, что половина вырученных денег ушла на платья для знаменитой Жозефины, будущей императрицы!

В этой истории есть несколько любопытнейших деталей. Во-первых, указанная Луизиана — это вовсе не провинциальный штат Луизиана, известный, прежде всего, полуразрушенным Новым Орлеаном. В XVIII веке под этим названием скрывалась огромная территория от Карибского моря до современной Канады, по площади сравнимая с Европейским союзом. Новая территория увеличила размер США в два раза! Если бы не сделка 1803 года, возможно, и не было бы сейчас на карте такой страны — Соединенные Штаты Америки.

Во-вторых, давайте разберемся, что такое «пятнадцать миллионов долларов»? Если взять за основу цену золота, сейчас это число можно приравнять к 600-800 миллионам долларов США. В мире, между прочим, почти тысяча официальных миллиардеров!

Что же, Наполеон продешевил? Однозначного ответа нет. С одной стороны, борьба за эти земли длилась к тому времени уже два столетия. С другой — громадная территория по-прежнему оставалась неосвоенной и попросту опасной. Более того, существовала опасность потерять владения бесплатно... Наконец, как мы знаем, у Наполеона были собственные планы насчет всей Европы. Ясно одно: то соглашение в значительной мере повлияло на историю человечества.

И последний вопрос: можно ли потратить «на платья» триста миллионов долларов? Скорее всего, можно — но при этом траты уже будут называться «инвестициями в экономику».

Слабый звонок

Яковенко: Скоро два городка станут одним прибыльным целым!

Зверев: Теперь мои жители именуются горожанами, могут ходить в театр, лечиться у доктора и строить соборы. Это произошло только после того, как я полностью удовлетворил их нужду в никотине и горячительных напитках. Вот он — секрет прогресса! И ведь логично, до того доктор им был не нужен, а без спиртного в театре — мертвецкая скука.

Говорят, что к хорошему привыкают быстро. Ничего подобного — не быстро, а моментально. Горожане теперь и дня прожить не могут, чтобы не заложить за воротник. Я только и успеваю отправлять «Торнадо» за новыми и новыми партиями огненной воды.

Увы, очень скоро жизни навеселе пришел конец. Первой ласточкой надвигающихся проблем стали провокаторы, невесть откуда взявшиеся на нашей мирной земле. «Сбросьте с себя ярмо налогов, платить налоги — страшный грех...» — бубнили одни. «Даешь шестичасовой рабочий день в тропиках!» — кричали другие. Я не обращал внимания. Но когда островная газета вышла с передовицей «За рабство с человеческим лицом», моему терпению настал конец. Агитаторы отправились на каменоломни.

Яковенко: Нечего курить? Все на демонстрацию! Да, налоги пока можно не платить.

Но откуда взялись эти засланцы? Фиолетовый враг? Наверняка он — больше некому. Расслабился я тут, работая на благо своих людей, дал слабину. А враг вскоре напомнил о себе. Причем очень садистским способом.

Яковенко: К тому моменту, как я обнаружил вотчину противника, для первой пакости все было готово. Надеюсь, вор хорошенько облегчит его карманы! При исходном запасе в пятьдесят тысяч монет это не так уж и важно, но все равно приятно.

Моя вторая колония успешно развивается: рядом с табачными плантациями уже вырос городок. Поселение не оставлено без защиты: здесь есть и сторожевые башни, и два отряда ополченцев. Конечно, такая защита не выстоит перед полноценным вторжением, но раннего наскока можно не опасаться.

В целом, развитие идет по плану, если не считать проблем с продовольствием на главном острове. К счастью, я вовремя заметил недостачу и восстановил запас. Ситуация была критическая: в какой-то момент на складе полностью закончилось продовольствие, хотя до голодного бунта дело не дошло.

В казне осталась лишь половина от первоначального запаса, зато развитие идет быстро. Мирная фаза заканчивается...

Угадай колонию

Зверев: Враги сожгли родную хату.

Зверев: Как рассказывали потом некоторые из выживших дегустаторов, атака на винокурни была проведена с ужасной жестокостью. Я бы простил агрессорам разоренное поселение, угнанных в рабство детей и прочие издержки военного времени. Но высадившийся десант разбил перегонные кубы и разлил по окрестностям десятки тонн первоклассной кокосовой самогонки. Страшное, бессмысленное варварство!

Новости повергли островитян в уныние. Кружку пива в хорошей компании? Нет больше пива. Рюмку чего-то покрепче за здоровье жениха и невесты? Неоткуда взять. Опохмелиться с утра? Забудьте.

Народ стал роптать, а злой и тем более трезвый народ — это очень серьезно. Передо мной выбор — либо отправиться отбивать Фишбрук (так называлась захваченная колония), либо напасть на центральный остров моего заклятого врага и покончить с ним раз и навсегда. Поразмыслив, я выбрал второе. Нет человека — нет проблемы.

Яковенко: Орудийные башни, ополчение на главной площади... Ждем гостей!

Яковенко: Центральный остров Зверева мне давно известен, но я не нашел других колоний. Неужели он не основал ни одного поселка? Нет, тогда бы ему не хватало алкоголя. Я начал новый поиск с увеличенным радиусом и вскоре нашел еще одну деревушку под названием Фишбрук. Рыба действительно составляет весь рацион местных жителей, но основная цель фактории — алкоголь.

Непонятно другое: почему этот остров так далеко от противника? Неужели не нашлось ничего поближе? В любом случае, такой возможностью необходимо воспользоваться! Защиты Сергей не предусмотрел, поэтому для вторжения хватит и простых ополченцев.

Не забыл я и о науке: мои доблестные ученые, осмотрев пристань, выдали идею о второй пристани! Вот где настоящий полет мысли! Я не замедлил воспользоваться изобретением, и табак стали доставлять намного быстрее. Одновременно я обезопасил себя: даже если противник уничтожит одну гавань, поставки не прекратятся.

Тем временем пришла информация от разведчика: как оказалось, население моих городов больше на двести человек, но у него в казне двадцать восемь тысяч монет против моих двадцати трех. Противоречиво...

Пора переходить к решительным действиям! Демагог отправился с тайной миссией на главный остров Зверева: надеюсь, он не только приостановит производство, но и отвлечет Сергея. Одновременно «Ноев ковчег» с ополченцами отплыл на Фишбрук, и уже через несколько минут город был в моей власти. Удивительно: сопротивление попросту отсутствовало!

Фактор краха

Яковенко: Диверсанты хозяйничают в беззащитной колонии.

Зверев: Торговые суда превращаются в военные транспорты. В их трюмах не табак и не гавайский ром — лишь сердитые гренадеры. Много гренадеров! Я не намерен шутки шутить — за мной должна остаться лишь выжженная земля. Высаживаемся с наименее укрепленной стороны, взрываем склад, забрасываем бомбами все, что подворачивается под руку. Жги, бей, круши! А впереди еще домики и еще... Боже, сколько целей! Подходят солдаты противника, бьем их, строятся защитные башни — сносим. В пылу сражения я не замечаю, как количество высадившихся отрядов все уменьшается и уменьшается, а что делать — неясно. Моя армия просто заблудилась среди бесчисленных домиков, улочек и башенок этого проклятого острова, поистрепалась от стычек с ополченцами противника и в итоге тихо умерла.

А в это время родные жители уже устраивают демонстрации, возмущенные тем, что нет алкоголя. Доходы падают, и я теряю контроль над ситуацией. На мой главный остров нападают, внутренние и внешние проблемы накладываются друг на друга, создавая смертоносную смесь. Поселенцы пакуют сундуки, оставляя за собой лишь выжженные коробки каменных домов. Некогда красивый город, город-сад пришел в запустение.

Я пишу эти последние строчки в корабельной тюрьме, где меня держит тот самый таинственный капитан в фиолетовом мундире. Дай бог, чтоб он был милостив со мной...

Зверев: К загрузке в трюм будь готов!

Яковенко: Вскоре после аннексии Фишбрука начался легкий экономический кризис. Ближайшие минуты я посвятил обслуживанию собственных граждан: проверил запас товаров на складе, основал еще одну колонию на юго-западе.

Избавившись от проблем, я поймал себя на мысли: а чем сейчас занимается противник? Поставки алкоголя прерваны, и мы оба понимаем — экономическая победа за мной. Действительность подтвердила худшие подозрения: враг уже высаживался на севере Тафальрода!

К счастью, как раз на севере у меня ничего важного нет. Одной проблемы я избежал исключительно из-за перестраховки: именно в месте высадки была первая гавань, и вторая пристань оправдала себя на все сто процентов.

С максимальной спешкой я укрепил подходы к городу шестью сторожевыми башнями, а гарнизон стал готовить ополченцев по ускоренному курсу. Взглянув еще раз на поле боя, я замер: рядом с городом хозяйничало полдюжины гренадерских отрядов! Выдержит ли защита?! Вражеская армия подошла к поселению, разобрала по камешкам башни и принялась за центральную площадь. Мои ополченцы успевали лишь храбро погибнуть...

Зверев: Девять нас, это — класс!

События оборонительной войны развивались по принципу «вода камень точит». Гренадеры Сергея уничтожили рыбачий поселок, снесли укрепление из трех башен, разнесли городской центр... Ополчение, в свою очередь, непрерывным потоком шло на противника прямо из гарнизонов.

Описанная тактика требует значительных расходов, и нет ничего удивительного в быстром опустошении казны. Чтобы не проиграть раньше времени, я пытался всеми средствами увеличить доходы. Удивительно: в моей столице хозяйничают захватчики, а я занимаюсь обустройством колоний! Впрочем, парадоксальные действия дали результат: установилось некое подобие финансовой стабильности.

Постепенно активное сопротивление ослабило вражеские отряды, и они погибли один за другим. Еще через минуту я восстановил контроль над городом.

Держать без дела большую армию бессмысленно: казна и так получила сокрушительный удар. Мои партизаны были переквалифицированы в орудие возмездия и отправились прямиком к врагу. Даже если они погибнут, все равно нанесут какой-нибудь вред, да и платы больше требовать не будут. Цинично, но что делать?

Экспедиция высадилась на берег, подавила слабое противодействие и начала захватывать рынки в тылу у врага. Еще минута — и противник сдался.


Разбор полетов

Сергей Зверев: Я переоценил мощь своей гренадерской армии и растратил ее на центральной земле противника, не достигнув ничего стоящего. Нужно было сносить часть зданий, увозить войска, нападать с другой стороны, опять сносить, опять увозить — и таким образом «откусывать» у вражеских поселений все ценные постройки. Сил на фронте было предостаточно, но вот штабное планирование подкачало.


Александр Яковенко: С начала боя я придерживался одной и той же линии поведения, которая и привела к победе. Ранняя разведка и быстрое развитие позволили экономически блокировать противника, а дальше достаточно было не растратить преимущество. Впрочем, не обошлось без удачи: при затяжной войне я мог бы банально обанкротиться.

Бой 3. Кондитер и империя

Уничтожь деньги — и уничтожишь войны.

Марк Фабий Квинтилиан

Начальные условия

Практика показывает, что ранние атаки на колонии почти всегда дают преимущество агрессору. Как следствие, меркнет одно из главных преимуществ Anno 1701 — сложность экономического развития. Чтобы решить эту проблему, мы заключили дополнительное джентльменское соглашение: объявлять войну может лишь тот, кто достиг четвертого уровня поселения. Кроме того, расширены условия победы: для выигрыша достаточно 150 тысяч монет или десяти тысяч жителей.

Остров-сокровище

Яковенко: По условиям боя нам предстоит продолжительное мирное развитие, поэтому я предпочту финансовую стабильность быстрому прогрессу. В Anno 1701 есть два основных пути к богатству — налоги и торговля, — и я намереваюсь воспользоваться обоими.

Яковенко: Военное противостояние заставило забыть об ацтеках.
Яковенко: Металлургическая промышленность врага беззащитна! Ловушка? Неосмотрительность?

Судьба занесла нас в крайнюю западную точку карты, но жаловаться не на что: здесь в достатке и рыба, и глина, и железная руда. Кроме того, на этом же острове можно выращивать табак и какао — оба растения пригодятся в будущем.

Не все так радужно: алкоголь придется завозить с других островов. Кроме того, понадобятся мед и китовый жир, именно эти вещества нужны для перехода на четвертый уровень. Итак, первая цель — быстро построить верфь и отправить парусник на поиски.

Зверев: О чем мечтает маленький мальчик на маленьком острове? О далеких странствиях, схватках с пиратами, подвигах? О том, чтобы вырасти таким же сильным и смелым, как его отец из королевской гвардии? Может быть... Но я всегда мечтал о другом. Я хорошо помню, как попробовал их в первый раз. В тот год, кроме обычной солонины и зерна, корабль из Европы привез еще кое-что. Снаружи они были покрыты тонким слоем шоколада, прокусив который я попал в густую орехово-сахарную начинку и без остановки дошел до самого центра, туда, где в сладко обжигающем ликере плавала отборная виноградинка. Мои любимые, цель и смысл жизни, самая главная страсть и мечта. Мои конфеты...

В поисках капитана Зверева

Яковенко: Развитие идет непривычно медленно, в прошлых боях я продвигался намного быстрее. Причина в дефиците инструментов — поначалу я не способен самостоятельно обеспечить себя, а кузнец с торговцем явно считают мой остров настоящим медвежьим углом. Пусть здесь нет ни единого мишки, но чего стоит одно название — Вульфсхавен!

Зверев: К нам пожаловал Леонардо да Винчи собственной персоной.

В таких условиях мне придется самому отправляться за нужным товаром в магазин — а без корабля это, мягко говоря, затруднительно. Я экономлю буквально на всем, каждый молоток на счету...

В бочке дегтя нашлась и ложка меда: у меня есть время заняться гражданами. В центре острова есть большая ровная площадка, на которой быстро вырос городок. Большинство зданий в нем первого уровня, но жители исправно платят налоги.

Спустя пару минут торговец все-таки соизволил привезти нужный товар. У пристани сразу же возникла верфь, а вскоре на волнах покачивался первый корабль. Народное голосование присвоило ему гордое имя «Британик». Где-то я его уже слышал... Так назывался корабль-близнец «Титаника», проплававший всего год и подорвавшийся на мине. Хорошее предзнаменование, нечего сказать!

Обеспечив меня инструментами, корабль отправился на поиски места для новой колонии. Главная цель экспедиции — алкоголь, но на островах должно быть достаточно места для городка. Первый найденный остров, Типпекано, оказался красивым, но бесполезным. Затем я последовательно нашел ацтеков, Зверева, индейцев, снова Зверева, пиратов... «Британик» вернулся к родной пристани, но так и не нашел ничего подходящего.

Зверев: Табачные плантации империи.

Отсутствие алкоголя волнует меня все сильнее и сильнее. Не у Зверева же его покупать? Во-первых, лишние средства ему ни к чему. Во-вторых, это просто обидно. В-третьих, он и не продаст...

Решаю ускорить поиски и для этого заказываю второй парусник. Новый корабль получает простое имя «Ласточка», и это приносит удачу: далеко на севере найден подходящий остров. За сухим названием Ранцинген скрываются заросли хмеля и хорошие условия для китобоев — это именно то, что мне нужно.

Впрочем, для чрезмерного оптимизма причин нет. Я прекрасно понимаю, что намного отстал от соперника и отставание уже не восполнить. Делать нечего, придется откорректировать планы: буду готовиться к обороне. Что же делать? Ученые начнут исследования, связанные с обороной. Такие изыскания, мягко говоря, недешевы, но я могу себе это позволить. Далее запланировано строительство целого ряда укреплений: на главном острове будет сразу три гарнизона, в колонии — еще один. Так я в случае опасности смогу быстро создать большую армию: иначе пришлось бы строить войска заранее и постоянно платить им жалование. Кроме того, необходимо сделать запасы всех важнейших продуктов.

Яковенко: Выбор исследований указывает на оборонную стратегию.

Зверев: Я подрос, время шло, поселение росло, как и полагается. Сладостей нам больше не привозили, да и не до того было. Все время занимала тяжелая работа — вырубка леса, освоение шахт и карьеров, заботы о пропитании.

О конфетах я почти не вспоминал, но с удовольствием участвовал во всех экспедициях, которые начались после постройки верфи. Не лоцман, не боцман, всего лишь судовой повар, кок по-нашему. Но мне это нравилось... В сотне миль к югу мы колонизировали замечательную землю, построив на ней приличный по размерам городок. Его жители исправно трудились, превращая невзрачные зеленые листья в золотистый рассыпчатый табак и ароматные сигары. Такой сладкий запах и такой тяжелый вкус. Не то, совсем не то.

На востоке вырастает еще один город. Хижины, хижины — до самого горизонта, лишь бы еды хватило. Жизнь здесь совсем проста — знай себе собирай хворост, лови рыбу да ходи в церковь. Скучно? Кому как.

Вернувшись домой после долгого плавания, я с трудом узнаю свою деревню. Площадь выложена камнем, вместо деревянных домиков — величественные особняки, а людей — вообще не протолкнешься. Многие приезжают из Европы, польстившись на рассказы о сладкой жизни в колониях и несметных богатствах. Они привозят новости, и одна из них — что мы не одиноки в этом забытом Богом уголке. Западные острова заселены, но кто там живет, неизвестно. Еще одна новость может показаться пустяком — на далеком южном острове растут плоды со смешным названием какао. По слухам, из них делают шоколад. Если бы я смог добыть эти плоды и открыть здесь собственную кондитерскую! Детские мечты смогут стать явью, а я — богатым и знаменитым. И конфеты. Конфеты каждый день!

Жизнь в муравейнике

Яковенко: Удача позволила немного сократить отставание. Поселение перешло на третий уровень еще до основания колонии: я успел выполнить задание торговца, заказавшего шесть тонн шерсти, и получил в подарок немного алкоголя. Конечно, пару минут пришлось потерпеть без свежих поставок пива, но дефицит был недолгим.

Зверев: Каждому острову — свой Стоунхендж!
Яковенко: Разорена никому не нужная провинция. Досадно.

Некоторое время я боролся со случаем и собственной невнимательностью: рост населения привел к проблемам с питанием. Начался даже голодный бунт, но я кое-как сумел закупить продовольствие и погасить восстание.

Для третьего поселения подошел соседний остров Типпекано: вскоре может понадобиться мед. Я даже завез строительные материалы, но основывать пасеку пока не спешу — главной целью поселения остаются налоги. Разведка подсказывает, что Зверев основал четыре дополнительных колонии! Его экспансия поражает, но размер деревушек невелик, тогда как мой Ранцинген превратился в хорошо защищенный город.

Приятный сюрприз: торговец предложил найти клад на моем же острове! Конечно же, это не вызвало трудностей, и скоро я радовался случайным двум тысячам монет. За приятной новостью пришла и неприятная: в столице началась чума. Погибло немало жителей, но расходы все равно не достигли доходов: экономика прошла тест на критическую ситуацию!

Взаимодействие с противником ограничивается взаимными визитами карманников: каждый вор наносит удар по экономике, но в сумме баланс не меняется. Значительно больше обрадовала передвижная повозка с пивом: бесплатный алкоголь пришелся как нельзя кстати!

Зверев: Мы снова отправляемся в путь. На западе — развитая цивилизация на трех островах. Соседи ведут себя мирно, но друзья они или враги — пока неизвестно. На юге заработала первая плантация какао, потом еще одна. Товары свозятся на склад и отправляются прямиком в столицу, где предстоит сделать еще массу всего, чтобы превратить горькие какао-бобы во что-то вкусное. Кстати, о столице... Она разрослась до невиданных размеров, и люди занялись вещами, о которых раньше и помыслить не могли. На севере острова организован китобойный промысел. Мы притаскиваем туши этих гигантских животных, разделываем их и производим ламповое масло. Больше никаких темных вечеров! На пасеке в гигантских центрифугах гонят мед, рядом работают мельницы. В общем, крохотная деревушка превратилась в центр купечества и промышленности.

Зверев: Ловись, рыбка, большая, а маленькая — не надо.
Яковенко: Рельеф острова позволяет надежно защитить его.

Не обходится и без неприятностей. Расплодившиеся в условиях всеобщего обжорства крысы приносят в город чуму — к счастью, она быстро проходит. Помогает в этом не врач, он не успевает посетить всех больных, а естественный отбор — тот, то умирает, перестает заражать других.

Проходит еще совсем немного времени, и мечта начинает сбываться. В кондитерскую приходят все компоненты для производства конфет — и буквально на следующий день я потрясаю воображение горожан своей сладкой продукцией. Один раз попробовав такое, люди уже не могут остановиться и требуют конфеты каждый божий день!

Вместе с радостью приходит и страх. Что будет, если у нас закончится какао? Что, если не хватит денег, поступающих из других колоний? Настало время воевать, господа. На западе — ценнейшие земли, которые можно захватить, чтобы делать еще больше конфет. Я стараюсь донести эту мысль до всех самых богатых и влиятельных людей империи.

Роковые сладости

Яковенко: Сбор налогов идет неплохо, пришло время оптимизировать торговлю. Я увеличил продажи ткани, а также отправил в магазин излишки лампового масла. Результат превысил ожидания — каждый визит торговца приносит мне около тысячи монет!

Яковенко: Дома неказисты, но их много!

Гром прогремел, пока я с умилением наблюдал дело собственных рук. Дипломаты принесли опасную весть: противник перешел на четвертый уровень цивилизации! Это жужжание неспроста... Гарнизоны сразу же начали подготовку копейщиков: до сих пор военных отрядов у меня не было, но на складах припрятано достаточно оружия. Верфь заложила два новых парусника: войска должны быть мобильными!

Тревожное ожидание не продолжалось и десяти минут. Молчание было прервано сообщением: войска Зверева высадились на восточном берегу Ранцингена! Дюжина гренадерских отрядов при поддержке копейщиков легко разгромила пивоварню и замерла, не решаясь атаковать город. К счастью, вторая пивоварня продолжала работать. Чтобы полностью прервать поставки алкоголя, Сергею пришлось бы пройти через город под огнем орудийных башен и гарнизона. Неприятная перспектива!

Три отряда копейщиков отправились защищать колонию, еще шесть остались: теперь стоило ожидать вторжения в столицу. Одновременно подоспело известие о том, что моя шахта истощилась. Что ж, так даже лучше: оружия и инструментов на складе достаточно, а металлургия больше не будет тянуть экономику вниз.

Догадка была неверна — следующей жертвой стал Типпекано. Поразмыслив, я решил отдать остров врагу, ведь роль этой колонии так и не стала важной. Ранцинген фактически не пострадал, а после ухода агрессоров я легко восстановил производство в полном масштабе. Как же поступит Зверев? Пока я не предпринимаю ответных действий, лишь наращиваю военную мощь... Выбор за ним, а я готовлюсь отражать атаки.

Яковенко: Торговец порой вносит приятный вклад в бюджет!

Подумав, противник высадил отряды на западе. Вопреки ожиданиям, это не стало полномасштабным вторжением, скорее у меня в тылу высадился диверсионный отряд. Непрошеные гренадеры сумели разорить табачные плантации перед тем, как я перебросил войска, затем вступили в неравный бой и частично отступили на корабль, частично погибли. Спустя минуту другой отряд высадился на востоке и нанес удар по рыбакам и мясному производству.

Каков же результат диверсий? Теоретически стоило бы ожидать голода и табачных бунтов, восстания, экономического краха... Нет, ничего подобного не произошло.

У благоприятного итога две причины. Во-первых, производство табака и мяса не было сосредоточено в одном месте и потому продолжилось, хоть и в меньшем размере. Во-вторых, на складах остались запасы еще на несколько минут.

Что ж, оборона доказала свою состоятельность, пришло время для контрмер. Первым делом я отправил небольшой отряд на Типпекано: здания там не были разрушены, а всего лишь перешли к Звереву. Во-вторых, «Ласточка» с четырьмя отрядами копейщиков отправилась к крупнейшей колонии противника: посмотрим, сможет ли он прожить без табака. Если верить разведке, на защиту Сергей не разменивался...

Зверев: В городе появились купцы. А оно нам надо?

Зверев: Гонка вооружений — это всегда дорого. Но ничего — мы успеем нанести противнику такой урон, что наши расходы по сравнению с этим будут семечками. Высадка на одну из колоний противника. Удар! Отход. Нападение на китобойные промыслы. Удар, уводим людей. Главное поселение врага хорошо защищено гарнизонами, просто так не подберешься.

Я стараюсь не вступать в прямое столкновение, а вместо этого — крушить ключевые строения, грузиться на транспорт и уплывать. Крушить получается, но что из этого выходит, пока неясно. Деньги незаметно заканчиваются. Моя кондитерская не останавливается, работники требуют плату, прибавьте сюда расходы на войну...

А у другой стороны дела, похоже, идут неплохо. Три острова, толпы солдат, которые пока используется для защиты, здания всех мастей... Много зданий. Через некоторое время на нашу столицу нападают. Денег становится еще меньше. В какой-то прекрасный момент становится нечем платить рабочим, не на что покупать стройматериалы для новых домов и фабрик. Войска требуют жалование, но золота нет...

Вы родились в мире Anno 1701, если...
  • Вы можете всю жизнь питаться одним мясом безо всякого ущерба для здоровья.

  • Интерес к алкоголю и табаку появляется только после посещения церкви.

  • Вы ходите в театр группами не меньше пятисот человек.

  • Если вам нечего курить, вы в ярости сжигаете собственный дом.

  • Вы перестанете быть аристократом, если каждую минуту не выливаете на голову два литра духов.

  • Вам недоступно университетское образование, если вы не едите конфет. Минимум килограмм в минуту!

  • Чтобы стать гражданином, вам нужно иметь здоровую печень и крепкие легкие. Больной человек не выпьет десять бутылок пива в день...

  • Если вы разбогатели, к вам в дом подселят еще тридцать девять человек.

  • Вы можете умереть от насморка, поскольку врачи здесь лечат только чуму.

Войны гасит вечность

Яковенко: Войска славно погуляли во владениях Зверева и захватили живописный островок. Ключевые здания я уничтожил, рыбацкие хижины, наоборот, отремонтировал. Возможно, налоги дадут дополнительный доход?

Сергей также не сидел сложа руки: сначала он предпринял новый поход на Вульфсхавен — и потерял немалую часть армии. Затем он вернулся на Типпекано и, судя по всему, начал издеваться над мирными жителями — как иначе объяснить полномасштабные военные действия на острове, лишенном всякой защиты? Кроме того, немалый отряд отбил захваченную колонию, я не стал вступать в бой, а отвел копейщиков в глубь джунглей. Теперь у него есть выбор: преследовать новоявленных партизан и терять время, оставлять часть войск в качестве охраны или фактически обрекать остров на повторный захват. Меня устраивают все варианты...

Зверев: Склад третьего уровня смахивает на дворец.
Яковенко: Перед отправкой к Звереву.

Зверев выбрал третий пункт, и копейщики цинично захватили колонию во второй раз. Противнику, похоже, остров был дорог, и он вернул назад армию чуть поприличнее... Я отправил в район боевых действий сразу два парусника с новобранцами.

Когда экспедиция уже подплывала к колонии, я обратил внимание на столицу противника. Похоже, Зверев забрал оттуда все резервы! Парусники круто изменили курс и вскоре высадились на востоке. Армия копейщиков прошлась по тылам противника, снося рынки и общественные здания. С солидным опозданием появились какие-то отчаянные ополченцы, но и они не остановили регулярную армию. В походе погибло три четверти солдат, но выжившие смогли уничтожить металлургическую промышленность Сергея.

Золота в казне было достаточно, и гарнизоны стали готовить новые армии. Я уже планировал следующее вторжение, как пришло сообщение: противник капитулирует. Победа!

Зверев: А ведь все так хорошо начиналось, а ведь какая была мечта, какие планы. Теперь лишь сожженная площадь, разруха, трупы. И коробки со сладостями, которые некому есть.

Заметьте — конфеты выпускались до последнего, ко мне претензий быть не может! Что ж. Поищем себе другую империю, может быть, там будут ценить и оберегать настоящих кондитеров.


Разбор полетов

Александр Яковенко: Победу принесла сильная экономика, не рухнувшая даже после потери одной из колоний и важных зданий. Может показаться, что преимущество в золоте я получил из-за отказа от кондитерской промышленности, но это не так, ведь весь бой в казне оставалось не меньше двадцати пяти тысяч монет.


Сергей Зверев: Поддержание четвертого уровня развития и содержание большой армии оказалось неподъемной задачей для моей экономики. Александр неплохо защитился, и в итоге я сам себя разорил. В общем, мнение о том, что все войны выигрываются экономически, в очередной раз подтвердилось.


ФИНАЛЬНЫЙ СЧЕТ
2 1
ПОБЕДА АЛЕКСАНДРА ЯКОВЕНКО

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.3
проголосовало человек: 101
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования