КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ДУЭЛЬНЫЙ КЛУБ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№5 (78) май 2008
вид для печати

World in Conflict

Жанр:
Разработчик:
Massive Entertainment
Издатель:
Sierra Entertainment
В России:
SoftClub
Системные требования:
Минимальные - 2 GHz, 512 MB, video 128 MB
Рекомендованные - 2,5 GHz, 1 GB, video 256 MB
Адрес в сети:
Сетевые режимы:
интернет, локальная сеть
Рейтинг: 94%

World in Conflict — лучшая стратегия в реальном времени 2007 года, но стандартной RTS ее не назовешь. В самом деле, что приходит на ум, когда мы говорим о real-time strategy? База, заводы, казармы, сбор дерева или металлов... Так устроена львиная доля этих игр. Здесь же нет ничего подобного: технику и солдат просто сбрасывают с воздуха.

Еще одна важная особенность — все погибшие войска можно восстановить за пару минут, а лимит войск при этом невысок. В результате победитель локальной стычки не получает преимущества, если не считать очков поддержки — отдельного ресурса, необходимого для вызова артобстрелов или десантников. Этот ресурс восполняется лишь в награду за успешные действия и служит вспомогательной силой в критических ситуациях. С другой стороны, именно такие бомбардировки способны переломить ход сражения.

Основную популярность игре принесли командные сражения восемь на восемь, где каждый должен выбирать один из родов войск. Мы же будем командовать всеми типами отрядов сразу, ведь наладить взаимодействие пехоты, техники и авиации гораздо интереснее, чем управлять на выбор чем-то одним.

Для дуэли мы выбрали режим «превосходство», в котором нужно контролировать специально отмеченные участки — командные пункты. Другие режимы значительно меньше подходят для соперничества один на один, да и не столь интересны. Сами бои довольно скоротечны, поэтому победителя определят пять раундов вместо стандартных трех.

Дуэлянты об игре

Александр Яковенко

Программист, журналист. Предпочтения зависят не от жанра, а от необычности игры: больше всего любит разбираться с новыми принципами игрового процесса. Особенно уважает пошаговые стратегии за равные условия для всех участников и минимальное влияние случайностей.

Год рождения: 1981

Образование: системное программирование

Игровой стаж: 20 лет

Коротко об игре:

Честно говоря, я бы не рискнул назвать World in Conflict стратегией в реальном времени. Да, внешне перед нами — RTS, но она так отличается от обычных соплеменников! Что ж, тем интереснее попробовать третью ипостась игры — после кампании и командных сражений в интернете.

Александр Яковенко

Сергей Зверев

Переводчик, преподаватель, журналист. Любит пошаговые стратегии, ролевые и карточные игры. Ценит сражения с живыми соперниками. Предпочитает сложные тактики с многочисленными ловушками и ложными ходами.

Год рождения: 1975

Образование: иностранные языки

Игровой стаж: 21 бессонный год

Коротко об игре:

Как ни забавно, World in Conflict напомнила мне поля сражений из World of Warcraft. Захваты точек, контроль территории, штурмы, защита. Только вместо воинов и магов — тяжелые танки и боевые вертолеты, вместо паладинов — уазики, а охотников — артиллерийские установки.

Когда-то у меня неплохо получалось командовать такими битвами. Получится ли опять?

Сергей Зверев

Бой 1. Вино отравлено!

Начальные условия
Режим Превосходство
Длительность 20 минут
Карта Виноградник
Александр Яковенко НАТО
Сергей Зверев СССР

Яковенко: Первая задача любого боя в World in Conflict — быстро доставить войска к ключевым точкам. Французский пейзаж сразу же напомнил известную историю о том, как в 1914 году парижские таксисты за ночь перевезли к фронту шесть с половиной тысяч солдат — и спасли столицу от немецкой армии. Быть посему: в первый наш отряд войдут два грузовика, снайпер и противотанковая пехота.

Зверев:

Parlez-vous Franзais, товарищ командир? Мы ж во Франции!

Шо? Ты, Иванов, мне не умничай! После боя умничать будешь, шутник хренов. Ставлю задачу. Захватить бункер, поле для гольфа и винзавод. Если удержим эти точки в течение двадцати минут, отправимся на дегустацию вин и коньяков. Да и французские девчонки в этих краях — ух! Если не удержим — командование мне голову снимет. А я вам. Да так, что дегустировать и за барышнями ухаживать уже нечем будет. Доходчиво объяснил?

Винзавод как место для знакомства

Яковенко: Мобильный отряд получил ответственное задание — быстро занять поселок на юго-западе карты. Если не будем терять время, скоро там возникнут укрепления и без боя этот командный пункт не сдастся.

Перед следующим шагом я перенесу место высадки: это увеличит подконтрольную нам площадь. В бою один на один такой маневр придется повторять чаще, чем в командных сражениях на официальном сервере. Так и войска быстрее доберутся до цели, и противник запутается.

Яковенко: Ровные грядки винограда, старинный особняк. Идиллия!
Яковенко: Тихая французская деревушка. Казалось бы, ничто не предвеща...

Через минуту высадилось пополнение: шесть средних танков и четыре легких. По отдельности они не так уж и сильны, но вместе смогут противостоять как пехоте, так и технике противника. С воздуха атаку прикроют два легких вертолета.

Ударный кулак осторожно приблизился к центральному пункту карты — винзаводу. Карта подсказывала: Зверев уже там... Громыхающий полукруг подъехал к холму — и обнаружил всего лишь один легкий танк! Бедняга не прожил и пары секунд. Порадоваться я не успел — сразу же появились основные силы русских.

Зверев: Командир у нас добрый, как теленок. Потому очень любит напускать на себя грозный вид. Да и чего он так разнервничался? Будет ему и бункер, и винзавод, и поле для этого, как его? Гольфа, вот. Заодно посмотрю, что это такое. У нас в области в енто не играют.

Времени мало, так что делаем все шустро. Один легкий танк на юг, другой на север, а я со снайперской винтовкой вперед побежал, к винзаводу. Если повезет и натовцы направят туда свою пехоту, будет чем заняться. Там и лесок неподалеку, засядем в нем и развлечемся.

Следующим делом — пара тяжелых вертолетов. Очень они славно по бронированной технике работают. Аж загляденье. Площадку для гольфа взяли — на вид ерунда какая-то. Бункер тоже наш сейчас будет, и к винзаводу подкатываемся. Солнышко светит, над головой вертушки тарахтят, в рации товарищ командир матерится. В общем, все идет по плану.

Первое свидание

Зверев: Плавучий фонтан. Бесполезная игрушка во время войны.

Яковенко: В качестве авангарда противник предложил два тяжелых вертолета. О, как я порадовался собственной предусмотрительности! Пока пара Ми-24 целилась в бронетехнику, мои пилоты выпустили ракеты. Взрыв! Одна из винтокрылых машин рухнула среди деревьев, а вторая резко рванулась назад.

В погоню! Охотники бросились за убегающим врагом — и спустя мгновения настигли его. Еще две ракеты, и Зверев остался без авиации. Ответный выстрел отвлек от празднования: к винзаводу двигались две группы противника. С севера к укреплениям приближалась танковая колонна, с юга — пехота...

Несколько спокойных секунд у меня все-таки было, так что я отправил грузовики из поселка к месту высадки и одновременно вызвал пехоту из резерва.

Как еще обезопасить завоеванную позицию? С востока к домикам примыкает небольшая рощица, откуда русские солдаты легко обстреляют наши войска. В качестве превентивной меры я сброшу туда напалм: пожар как минимум задержит врага, да и подозрительных деревьев уже не будет.

Вскоре две танковых армии столкнулись. Преимущество было на моей стороне: во-первых, я защищался, во-вторых, часть средств Сергей потратил на автоматчиков. Дым развеялся — и я увидел, что центр карты остался за мной. Радоваться не стоило: скоро подоспели люди врага.

Яковенко: Лес сжигаем заранее — уж слишком он удобен для русских снайперов.

Русские практически окружили винзавод... Нас спасли заработанные очки поддержки: я сбросил на многострадальную рощицу химическое оружие. Оставшихся в живых я попросту задавил. Нельзя сказать, что противник не сопротивлялся, напротив: от первой группировки войск осталась лишь пара дымящихся танков! К счастью, я успел подтянуть дополнительные силы, а джип починил ветеранов.

Зверев: Только-только начали закрепляться около винзавода... И тут началось. Танки, броневики, еще чего-то там и много, много! Все вражеское. Смели нас подчистую, вертолеты сбили. Я и добежать туда не успел. К счастью.

Заказали в центре подкрепления. Тяжелые танки, противотанковые расчеты пехотные. «Шилку», чтобы вражеские вертолеты истреблять. Сидим, ждем. Высадилась пехота, пошли. Подходим к винзаводу, ну, думаю — сейчас снесем все это к чертовой матери. А не тут-то было. Пролетел над пехотой самолетик, сбросил пакость какую-то. Заволокло все зеленым газом — на этом атака наша закончилась. Страшная вещь. Вот на что капиталисты тратят деньги американских рабочих — на яды. Правду нам на политинформации в десятом классе рассказывали. А я что? А я в лесу сижу. Жду чего-то, сам не знаю чего. Но живой зато.

Бронетанковый флирт

Яковенко: Во время боев я улучил момент и отправил грузовики с пехотой на север. Дело в том, что именно там ключевая точка карты! Казалось бы, основная спорная точка — центр, но войска НАТО имеют тут явное преимущество: до точки высадки ближе. Северная усадьба дальше от русских, чем винзавод, но для европейцев-то она еще дальше! Именно на том участке (под названием шато) должны происходить важнейшие сражения.

Мое преимущество в такой ситуации — бомбардировки, ведь дорога к шато узка и, следовательно, опасна. Решено: отправлю вертолеты на разведку, а сам готовлюсь прикрыть путь артиллерией.

Яковенко: Атака на поле для гольфа: у новых лунок диаметр больше метра.
Зверев: Виноград и танки — жестокая борьба с алкоголизмом.

Впрочем, все рассуждения верны лишь «по умолчанию». В бою против человека важна непредсказуемость — что, если Зверев решил все-таки атаковать винзавод?

Спустя минуту я убедился: так и есть! Атаки в центре накатывались, будто в шторм, но результата не было: я уже укрепился на холме. Еще атака, еще, еще... Эффект был близок к нулю. Многострадальная рощица сгорела дотла, а я даже отправил десант в тыл противника — на поле для гольфа. Усиленный артобстрел уничтожил там укрепления, но Зверев, похоже, даже не заметил этого!

Когда десантники готовились захватить первую лунку, преимущество стало полным. Чистая победа.

Зверев: T-80 наши тоже сгинули. Из лесу, что за винзаводом, по ним что-то било не по-детски. Хотели глянуть что, но там еще и укрепления, вражеские танки. Так и не узнали.

Попробовали еще вертолет с десантником в тыл врагу заслать. Заслали. Не вернулся ни десантник, ни вертолет — одни обломки обгоревшие от него остались. Что случилось, никто не знает. Недоглядели, ешкин кот!

В общем, оставшееся время штурмовали мы этот проклятый винзавод, штурмовали — и все без толку. Разве что вертолеты американские сбили, но это уже ничего решило, время продолжало работать против нас. А сколько техники положили, да людей — на несколько военных парадов бы хватило. Товарищ командир так орал в эфире, что потом еще две недели мог ругаться только шепотом. А я из лесу выбрался и, не дождавшись пехоты противника, вернулся на базу. Вот и повоевали.


Разбор полетов

Сергей Зверев: Где-то мне не повезло, где-то я сам просчитался. Во-первых, с ходу потерял тяжелые вертолеты. Во-вторых, не смог эффективно применить пехоту. В-третьих, зря всю дорогу атаковал центр. Стоило подумать о захвате Шато. Но когда эта мысль пришла в голову, было уже поздно.


Александр Яковенко: Мою победу обеспечила удача. В самом начале я угадал с вертолетами — и быстро взорвал дорогие Ми-24 противника. Заработанные очки позволили вызвать газовую атаку... Удержать полученное преимущество — дело техники (во всех смыслах).

Война и рестораны

В конце 1870 года немцы четыре месяца вели осаду Парижа во время франко-прусской войны. Та осада считается наиболее суровой в истории французской столицы: пищи остро не хватало, люди ели даже крыс и животных из зоопарка.

Война всегда остается войной, но и французы оставались французами: во время осады по-прежнему работали рестораны и кафе! Недавно было найдено меню одного из таких заведений. Хотя подлинность этого меню не подтверждена, его содержание представляет явный интерес. Перечислим несколько пунктов без комментариев...

Суп из конины с просом

Собачья печень на шампурах от шеф-повара

Рагу из кошки под майонезом

Филе собаки с помидорами, приготовленное на углях

Бегонии в собственном соку

Сливовый пудинг с костным мозгом лошади

Крысы в шампанском

Осленок, именуемый теленком

Бой 2. Курортники

Начальные условия
Режим Превосходство
Длительность 40 минут
Карта Ривьера
Александр Яковенко СССР
Сергей Зверев НАТО

Яковенко: Казалось бы, перед нами снова французские поля и виноградники. Тем не менее стратегические отличия налицо. Во-первых, командные пункты распределены неравномерно, и городок у моря наверняка привлечет особое внимание. Во-вторых, здесь существенно больше лесов и других укрытий для пехоты. В-третьих, ландшафт холмистый, так что даже слабый отряд может победить за счет удачной позиции.

Длительность боя увеличена вдвое, так что вместо блица нас ждет долгая партия. В довершение мы с Сергеем поменялись сторонами — теперь я исполняю роль захватчика.

Зверев: О чем подумает обычный человек, услышав слово «Ривьера»? Ну конечно же — Лазурный берег, мягко накатывающаяся волна, прогулка на яхте, коктейли, отпуск, блаженство для души и тела. Мои ассоциации совсем-совсем другие. Сейчас это уже часть истории — конец сентября 1989 года, французская Ривьера. Одно из самых жестоких столкновений с советским спецназом на территории Европы. Я был там.

Прогулка у моря

Зверев: Красиво жить не запретишь. Зато все это можно взорвать!

Яковенко: В поселке курортного типа сосредоточены два командных пункта: Вест-таун и церковь. Над жилыми домами нависают военные укрепления, отмеченные как база огневой поддержки. В центре стоит особняк, на северо-востоке — ферма, далеко на востоке — мельница.

Городок удобен тем, что небольшие силы способны контролировать сразу два командных пункта, расположенных в городке. Подозреваю, что именно туда Сергей первым делом направит войска, а уже затем будет атаковать мои позиции. Нужно опередить противника! Решено: уже опробованный по прошлому бою отряд (два грузовика, снайпер, противотанковый отряд) отправится к Вест-тауну. Эта позиция расположена выше городка, и построенные укрепления способны остановить атакующие войска. Особенно тяжело придется танкам: узкие улочки не позволят легко подобраться к дотам.

Первая часть операции проходит успешно, а на опушке высаживаются основные силы — пехота. Почему именно пехотинцы? На карте много лесов и зданий. Кроме того, вокруг много неровных участков, где технике придется нелегко.

Вынужденное промедление окончено: войска готовы к действиям. В атаку! Ура-а-а!

Яковенко: Грузовик хорош в дебюте — при быстром захвате командных пунктов.

Зверев: В какой-то паре сотен метров от побережья находился старинный особняк, окруженный ровными рядками винограда и деревьями, уже затронутыми разноцветными красками осени. Погода стояла отличная. Умирать не хотелось.

Для начала мы решили закрепиться в этом здании, не отдавать же такую красоту Советам. Снайпер засел на втором этаже, два танка заняли позиции неподалеку. Тем временем русские тоже не ворон считали — разведка донесла, что Вест-таун перешел под их контроль. Несколько наших средних танков захватили церковь чуть южнее. Прихожане с пастором заблаговременно эвакуировались. Ну и славно. То, что здесь скоро будет, им не понравится.

В этот самый момент к особняку подошла первая группировка противника. Пехотинцы, три или четыре отряда. Парень с оптикой поработал на славу. Не ушел никто. Сменить позицию он не успел. Буквально через пару минут от памятника архитектуры остались обгоревшие балки. Что вы говорите? Восточное варварство? Ничуть. Я бы на их месте сделал точно так же. Однако первый раунд был за нами, как ни крути.

Вызываем огонь на себя и уничтожаем вторую пехотную волну русских. Это место — стратегический центр, ключ к победе в этом бою. Был приказ держать его любой ценой. И мы держали. Удар с воздуха, добивание. Солдаты не живут на открытой местности.

Мест нет!

Яковенко: Похоже, я опоздал. Особняк в центре карты, к которому я так спешил, уже был занят... Неудивительно: в сезон так трудно найти приличное место для ночлега!

А если серьезно — Зверев меня опередил. Мои предположения оказались неверны: первым его шагом стал захват центра. Хуже того, в здании оказался снайпер, который легко расправился с моей атакой. Что ж, попробуем еще раз. Быстрее, быстрее! Огонь по зданию! Похороним врага под обломками!

Яковенко: И мельница целая, и вражеский десантник куда-то делся. Вот что значит — удар прямой наводкой!

Еще немного, и прекрасный особняк превратился в руины. Вперед, продолжим атаку... Нет, не успел. Тяжелая артиллерия ударила точно по скоплению пехоты, и от всей группировки осталась лишь пара раненых солдат.

Впрочем, не все так плохо. За это время солдаты на грузовике укрепились на холме, на базе огневой поддержки. Принес пользу и ранний захват городка: танки Сергея все-таки попытались там прорваться, но завязли в укреплениях. Засевшая в здании пехота чувствовала себя, будто в тире: ракеты легко разнесли французскую технику.

Следующие минуты теряются в дыму. Танковые армии сталкиваются у развалин особняка, вертолеты Зверева охотятся на мою технику и погибают от ракет ПВО, Вест-таун переходит из рук в руки...

К десятой минуте боя под моим контролем стабильно остаются ферма и военная база, а Вест-таун и особняк постоянно меняют хозяина. Сергей владеет второй частью городка с расположенной там церковью, а затерянная в полях мельница остается нейтральной. Все это дало мне небольшое преимущество — примерно 60 на 40 процентов.

Понятно, что противник обязан перенести внимание на последний незанятый командный пункт, тем более что тот расположен ближе к его территории. Так и есть: один из отрядов направился прямо туда! Похоже, Зверев уже считает эту территорию своей собственностью... Попробую перехватить инициативу: в ближайший лесок высаживаются десантники, а тяжелая артиллерия бьет по окопавшимся французам. Спецоперация проходит идеально: минутой позже мельница становится моей.

Зверев: Одним центром сыт не будешь. Церковь укреплена, и занявшие ее средние танки пора использовать. Попытка с наскока захватить Вест-таун удалась лишь частично, но мы хотя бы отъели от него половинку.

Зверев: Когда вражеское ПВО принимается за дело, в воздухе становится неуютно.

Тем временем подходит подкрепление — два тяжелых вертолета. Они подлетают к центру, и очень вовремя! Советское командование явно положило на него глаз, как раз в тот момент с севера надвигалась танковая колонна. Вертушки уничтожили нескольких, остальные ушли восвояси. Куда делись после этого сами верхушки, осталось тайной. Да, техника иногда тоже пропадает без вести.

Группа наших тяжелых танков таки разобралась с Вест-тауном, и теперь мы контролируем все побережье. Сказочно красивые лодочки у причала — прям к Ван Гогу не ходи. Выживем — прокатимся.

На бывший особняк снова накатывается вражеская бронированная волна и на какое-то время даже захватывает его. Однако статус-кво восстанавливается быстро — точка высадки подкреплений НАТО совсем недалеко. Держать центр!

Проваливается операция с высадкой десанта на дальнюю мельницу. Вернее, десант-то высаживается и даже захватывает южный участок, но через минуту связь с ним прерывается, а транспортный вертолет исчезает с радаров. Но есть и радостные известия. Мы не только удержали центр, но и смогли развить наступление на ферму к северо-востоку. Вдобавок мы вторгаемся на базу огневой поддержки на северо-западе. Контролируем две трети территории, господа!

Радость на северо-западе была недолгой — танки были уничтожены артобстрелом. Зря они остановились, чтобы разнести пустой грузовик, но это было такое искушение! Однако в районе фермы дела пошли. Свинки с козочками радостно хрюкали и мекали, завидев нас, а кроме них там никого в живых и не осталось. Отлично сработала газовая атака, правда, применить ее пришлось дважды. Лес стал необитаемым, простите нас, французы! Все ж это лучше, чем лес, полный советских партизан.

Отпуск по обмену

Яковенко: Ядовитый газ — идеальное оружие против партизана.

Яковенко: К пятнадцатой минуте я решил снова поставить на пехоту, и это решение было ошибкой. Зверев вовремя «накрыл» атаку химическим оружием (дважды!), и солдаты без толку сгинули в лесах. Мощная группа из тяжелых танков прорвала фронт на северо-востоке, и я потерял ферму. Двадцатая минута была безрадостной: у меня оставалась лишь военная база на горе и мельница, причем последняя — явно ненадолго. Счет показывал явное преимущество НАТО.

Действительность оказалась даже хуже прогнозов: пять тяжелых танков противника пробрались на холм к военной базе. Ее же охраняет один-единственный отряд солдат! Танки заняли половину командного пункта и методично обстреливали вторую половину. Это фактически мой тыл! Такую наглость я вытерпеть не мог — и тяжелая артиллерия ударила точно по танкам. Одна из машин осталась на ходу, но тот самый отряд обычных солдат добил ее при помощи гранат. Настоящие герои — в одиночку против пяти бронированных монстров!

Маленькая победа не радовала: налицо провал. Сам факт атаки на защищенный холм навевал сумрачные мысли. Катастрофа.

К счастью, у меня был козырь в рукаве: все прошедшее время я берег очки поддержки и сейчас возлагал на них особую надежду. На укрепления Вест-тауна опустилась бомба объемного взрыва, и образовавшуюся пустоту заполнили легкие и средние танки. Вторую часть города накрыли артобстрелы, и вскоре советская техника захватила поселение полностью. Зверев попробовал было подвести вертолеты, но я подготовился: силы ПВО подбили четверку летающих машин.

Операция удалась из-за того, что Зверев перенес внимание на другой участок карты. Как и ожидалось, мельница перешла в его руки — но зачем гонять туда сразу шесть тяжелых танков? Может быть, Сергей ожидал увидеть целую армию у себя за спиной? Так или иначе, время он потерял.

Зверев: Оборона особняка длилась весь бой. Даже тогда, когда самого особняка уже не было.

Удивительное дело: за несколько минут наши армии фактически поменялись местами. Исконно вражеский городок оказался заполнен нашими танками, а такая близкая ферма оказалась недоступной... Именно она должна стать следующей целью!

Подкрепления высадились недалеко от нее и быстро вернули точку в наши руки. Тем временем вернулись с мельницы танки противника... Несколько минут шел обмен ракетами, затем я обработал врага тяжелым артобстрелом, а тот ответил ковровой бомбардировкой. Нужно ли описывать результат? Не осталось почти ничего, лишь пара французских танков утюжила остатки полей.

Место высадки советских войск располагалось намного ближе — и вскоре я захватил-таки ферму. До конца осталось десять минут — и в этот момент я вернул себе преимущество!

Зверев: На военной доске настало время разменов. Вертолеты проредили танковую группу противника и сами погибли — отработала советская ПВО, к которой заманили наших летчиков. Вывод — не бойтесь наступающих танков, бойтесь отступающих! Мы наконец-то захватили ферму, отравив еще одну вражескую группировку газом. Не остановились на достигнутом и отобрали мельницу. Шесть тяжелых танков — убедительный аргумент. Если мельницу кто-то и охранял, я этого не заметил. Впрочем, проинспектировав через пару минут эту территорию, самой мельницы я тоже не заметил. Видать, этот кто-то прятался внутри.

Прощальная вечеринка

Яковенко: За восемь минут до финала ситуация оставалась равной. Кто же извлечет максимум из спорной позиции? Советская танковая армия должна была стать решающим аргументом — но неожиданно попала под массированный артобстрел. Зверев остановил атаку тем же методом, что и я десятью минутами раньше. У него в запасе осталось больше очков поддержки, и он использовал их сполна.

Яковенко: Думаете, церковь? Командный пункт!

Похоже, Сергей хорошо подготовился к контратаке. Сначала он вернул себе южную часть городка, затем артиллерией уничтожил танки и при помощи прорыва вернул ферму.

К этому моменту я приберег тяжелые вертолеты: до этого момента я избегал авиации, надеясь, что противник ослабит бдительность. Так и случилось: его танки были беззащитны перед огнем с небес. Увы, поздно, слишком поздно! Я распылял силы, пытаясь остановить наступление, и потерял позиции на всех участках. Может быть, я вернул бы утраченное — но время вышло. Поражение.

Зверев: Когда где-то пусто, где-то заполнено. И наоборот. Велика мудрость древних, будь они неладны. Мы снова потеряли побережье — все силы были на севере. Первая попытка вернуть потерю провалилась, после чего мы занялись им всерьез. Все те же шесть тяжелых танков и бомбардировки решили вопрос. Под конец мы даже обзавелись собственной противовоздушной самоходкой, потому как враг стал досаждать авиацией. В общем хаосе его авиация, как и наше ПВО, сгинула без следа. Голодные демоны войны в тот день нажрались до отвала. Между делом мы снова теряли центр, но захватившая его техника вдруг ретировалась оборонять Вест-таун. Недолго думая мы забрали центр обратно. Удержать Вест-таун Cоветам все равно не удалось — израсходовав резервы боеприпасов, мы накрыли танковую группу с воздуха и скоро контролировали уже почти всю карту. Это была победа. Тяжелая, кровавая, но победа. Я был там.


Разбор полетов

Сергей Зверев: Удачное начало со снайпером, отстрелившим кучу народа, вселило надежду. Газовые атаки ее усилили, а успешные рейды тяжелых танков по тылам противника уже основательно укрепили. Похоже, что Александру никак не удавалось нащупать свою игру, и я был все время на шаг впереди.


Александр Яковенко: Успех в дебюте предопределил преимущество противника. Я потратил слишком много усилий, чтобы временно восстановить паритет, и на дальнейшую борьбу ресурсов не хватило.

Бой 3. Иглотерапия по-русски

Начальные условия
Режим Превосходство
Длительность 30 минут
Карта Space Needle
Александр Яковенко США
Сергей Зверев СССР

Яковенко: Городские бои — не чета сельским встречам. Вместо бескрайних полей автострады, яркие огни заменили зеленую листву, а пустота наполнилась людьми.

Да, кстати, о людях. В таких условиях на пехоту особая надежда: в городе полно больших крепких зданий, так что несколько солдат вполне могут победить полдюжины танков.

Зверев: Небоскребы! Гамбургеры! Кадиллаки! Да это же Америка, ребята, Америка! Страна, о которой мы раньше знали лишь по вкладышам от жвачек, по джинсам от фарцовщиков, предстала перед нами во всей своей мерзости и во всем великолепии. Но мы пришли сюда не как туристы-ротозеи, не как эмигранты, предавшие советскую родину. Нет. Мы принесли сюда новый порядок. Мы пришли освободить таксиста из Нью-Йорка, сталевара из Чикаго, рабочего из Детройта. Освободить их от всех этих Гейтсов, Баффетов и прочих кровопийц. Освободить, пусть даже и насильно, пусть с боями, пусть через кровь и боль. Да здравствует коммунистическая партия! Да здравствует дело Ленина-Сталина! Ура, товарищи!

Космическая гонка

Яковенко: Недалеко от моих позиций два ключевых пункта — тоннель и знаменитая башня Space Needle. Захватить окрестности башни проще, поэтому я начну с тоннеля. Два снайпера и противотанковый расчет легко решают поставленную задачу.

Яковенко: Узкие улицы — хорошее место для артобстрела.

Вокруг башни зданий намного меньше, поэтому там пригодятся танки. Я неспешно занимаю позиции — и в этот момент получаю первый сюрприз! Зверев решил действовать стремительно и захватил центральную точку карты под названием бизнес-центр. Похоже, он оставил «на второе» пункт в тылу, а вместо этого решил повторить успех второго боя!

Четыре тяжелых танка «Абрамс» отправились в атаку. За ними двинулись две зенитки М48, готовые при случае познакомиться с вертолетами. Короткая стычка — и два танка погибли, изрядно потрепав силы противника. Нет, русских голыми руками не взять... Тут ко мне как раз подоспело подкрепление — на этот раз пехота.

Солдаты подошли к укреплениям, выпустили пару ракет, получили ответные аргументы и снова откатились на исходные позиции. Вовремя! Район, где они были три секунды назад, заволокло ядовитым зеленым туманом. Немного промедления, и не было бы у меня пехоты.

Что ж, осталось последнее средство: артобстрел. Снаряды смешали построенные доты с асфальтом, и танки вальяжно поехали к позиции. Чудом выжившие солдаты расселись по окрестным домам в ожидании врага.

Долго ждать не пришлось, к бизнес-центру уже бежала вражеская пехота. Скажу коротко: с газовой атакой мне повезло намного больше, чем сопернику, и центр остался за мной.

Пришло время обратить внимание на оставшийся в стороне док. Как и в прошлый раз, туда отправились десантники... Они даже высадились и заняли командный пункт, но на считанные мгновения — а потом подошли русские танки.

Зверев: Нас высадили у какой-то стройки. Но строить нас не учили. Нас учили ломать.

Как справиться с тройкой T-80? Ответ прост — три «Апача». В прошлых боях я не слишком жаловал авиацию, и в этот раз вертолеты должны стать сюрпризом для Сергея.

Зверев: Выслушав на утреннем построении эту пламенную речь командующего, мы получили оружие и боеприпасы. Настало время для вещей более прозаических и конкретных. Наша задача — зачистка и удержание крупного города на северо-востоке США. Город называется Сиэтл.

Главная база и база снабжения сразу попадут в наши руки, потому как мы высаживаемся на севере карты. Следующие две цели — доки далеко на юго-востоке и бизнес-центр в середине города. Там, скорее всего, развернутся самые жаркие бои с американцами. Вернее, с наймитами мирового капитализма! Ведь простые рядовые американцы давно покинули Сиэтл...

Встречаем первопроходцев! Два легких танка, снайпер и грузовичок. Думаете, грузовик нужен для перевозки снайпера? Думаете, у него ноги болят и он не умеет быстро бегать? Ничего подобного. Просто таким образом мы сразу получаем четыре отряда. Больше отрядов — быстрее захват территории. Снайпер забегает в строительный барак (он просидит там весь бой, повезло парню), танки и грузовик занимают базу снабжения.

Следующими в дело входят четыре средних танка — и отправляются прямиком к бизнес-центру. Казалось бы, можно беспрепятственно занять главную базу у нас в тылу, но командование не торопится и правильно делает. Как гласит старое правило преферанса, сначала загляни в карты соседа, в свои всегда успеешь! Так и в войне за контроль территории — то, что наше, от нас не убежит. Но нужно как можно скорее отхватить центральный район Сиэтла у сил НАТО.

Яковенко: Был отдан приказ уничтожить бизнес-центр. Коммерция подождет.

Половина бизнес-центра наша. Постоять бы там, выждать... Так нет же! Подумали, авось захватим и вторую часть, — вперед, танкисты! Завернули за угол какого-то надцатого авеню, а там нас уже ждали. Вот вам и авось, вот и небось, твою дивизию. Отъездили свое ребята. Успели, правда, кое-кого с собой прихватить, не зря погибли.

Однако мы люди упрямые. Там где не выдюжили средние танки, справятся тяжелые. Через пару минут точка перед бизнес-центром снова наша. Страшный грохот — и само здание центра оседает грудой обломков. Свое рвут, не жалеют, гады. Думали, видать, что в здании наши ребята прячутся. А не было там никого.

Только я обрадовался, ломанулась пехота противника. Нутром чую — у них такой же приказ, как и у нас: этот самый бизнес захватить. Вернее, то, что от него осталось. Сбрасываем на них контейнер с боевыми ОВ. Они у нас забористые, как вдохнешь, да начнешь чихать — все кишки досуха вычихаешь. Угощайтесь, буржуи, думаю. Часть угостилась, часть убежала. Тут и наша пехота подоспела, ее тоже газом угостили. В общем — кошмар творится, а все из-за какого-то делового центра, гори он в аду.

Поколупались мы там еще минуту-другую, пробовали боевой вертолет применить, а американцы подготовленные были — сбили его ракетой из какой-то пшикалки своей. В общем, вырвали они этот центр у нас из-под гусениц. Плохо дело.

Прохладная война

Яковенко: Плохие новости — советские танки входят в доки.

Яковенко: Треть боя прошла, настало время для первых итогов. Зверев все-таки закрепился в доках, так что число ключевых точек сравнялось. Главное отличие — я занял позиции намного раньше и получил преимущество по очкам, 75% против 25%. Такое соотношение мне подходит, поэтому в оставшееся время достаточно удержать позиции.

Еще пару минут я хулиганил в доках при помощи вертолетов, но позже туда подошли еще танки и пехота. Пришлось срочно улетать.

Доки для меня окончательно потеряны, но Зверев вынужден держать там значительные силы, так что такой вариант меня устраивает. Было бы намного хуже, направься те же танки к моим позициям!

Ближайшее время я решил посвятить мелким пакостям. Небольшие группы пехоты пробирались в дома рядом с дорогами и обстреливали проезжающие танки. В результате атаки противника докатывались до меня в усеченном варианте, и я без труда их преодолевал. Окончательно уверовав в силу партизанской тактики, я снял противотанковую пехоту с ближайшего к башне здания — и переулками отправил прямо ее к укреплениям противника. Там мы славно постреляли!

Кстати, снайперы одновременно выполняли функции разведчиков. Я заранее видел русские атаки и неоднократно останавливал их точечными артиллерийскими ударами (улицы-то узкие!).

Яковенко: Иприт, би-зед, зарин? Да какая разница! Главное — работает.

Восемь минут до конца, преимущество по-прежнему у меня. Отлично!

Зверев: Ладно, не сошелся свет клином на этой точке, откусим-ка мы пирог с другой стороны. Доки уже заждались. Два тяжелых танка и «Шилка», чтобы никто с воздуха не баловался. Приехали, стоим. А тут уже какой-то шустрик в здание успел залезть — и давай оттуда по танкам палить. Вреда никакого, но раздражает! Начали его выкуривать, но дело идет медленно. У самой воды еще один клиент из серии «я в домике!». Ну что за наказанье...

Ладно, побалуйтесь, а доки все равно уже наши. Вдобавок туда направляется еще группа танков и пехоты. Приехали и убедили всех, что доки теперь советские. Наступило равновесие.

Вроде радоваться надо? Ан нет. Ничья нас тут не устраивает, это после всех потерь в технике и живой силе — ничья? Шутить изволите, мистеры. Время на исходе, получен новый приказ — любой ценой захватить еще две стратегические точки. «Что хотите, то и делайте — прогрызайтесь зубами сквозь асфальт и бетон, насылайте на врагов порчу, заговаривайтесь от пуль и осколков, но чтоб через две минуты у нас было преимущество!» — это и еще много смачных эпитетов услышали все командиры подразделений.

Точность и вежливость

Яковенко: Оставалось лишь семь минут до победы — и тут начались неприятности. Рядом с башней начали бомбить, ударили напалмом, клин танков прорвался к командному пункту. Конечно, я остановил прорыв, но оставленное чуть раньше здание заняла пехота врага. Восстановить контроль я не успел.

Зверев: С детства не переношу такие аттракционы. Огонь прямой наводкой!

Похожая диверсия произошла у бизнес-центра. Я потерял еще одну ключевую точку после быстрой атаки. Вертолеты остались добивать врага у башни, танки отправились отбивать бизнес-центр... Еще одна неожиданность: быстрый налет истребителей лишил меня авиации.

Зверев перехватил инициативу всего лишь на несколько минут, но сразу на всех направлениях! Результат — за короткий срок мой рейтинг упал вдвое, и Сергей выбился в лидеры.

Вскоре контрольные точки вернулись ко мне. Более того: я перешел в контратаку, сбросил бомбу на его доты, захватил часть укреплений. Если бы оставалось еще минут десять, даже пять, я вернул бы преимущество... Но этих минут не было.

Зверев: Сказано — сделано. На северо-востоке города симпатичная такая башенка стоит — Спейс-Нидл называется. Всю ее территорию не удержим, сил не хватит, но нам хотя бы часть. Мы люди скромные. При помощи танков и пехоты захватываем ближайший к нам сектор. Начинается кромешный ад, но противник теряет часть исконной земли. Очень помогает гранатометчик, засевший в ближайшем к точке здании. Он уничтожает последний танк врага, и сектор еще долгое время остается нейтральным. Гораздо дольше, чем это могли себе позволить силы НАТО.

Сразу после атаки на Спейс-Нидл часть бизнес-центра снова переходит в наши руки. В схватке обозначился перелом: мы контролируем девять стратегических точек карты, противник — только шесть! Под конец американцы таки забирают обратно окрестности «космоиголки» и пытаются перейти в контратаку. Бизнес-центр переходит то к нам, то к ним. Но их время, их драгоценное время потеряно, маятник уже качнулся в сторону Советского Союза, и через минуту-другую мы понимаем, что битва за Сиэтл выиграна. Огромной ценой, но выиграна. Просто не верится.


Разбор полетов

Сергей Зверев: Моя основная головная боль в этом бою — вражеская пехота, засевшая в зданиях. Сколько она нанесла мне потерь, я понял лишь в самом конце. Правда, стоит отметить, что мой гранатометчик неподалеку от Спейс-Нидл тоже поработал на славу и в одиночку купил мне пару минут преимущества. В итоге, ценой громадных потерь и отчаянной атаки за пару минут до конца боя, удалось вырвать победу в ситуации, которую я считал безнадежной. Повезло?


Александр Яковенко: Поздравляю Сергея, он исключительно точно рассчитал время атаки. Статистика показала, что его потери были в полтора раза больше — но распорядился успехами он намного лучше. Мне же следовало действовать агрессивнее, а не пассивно защищать первые успехи.

Слово президента

11 августа 1984 года во время еженедельного радиообращения президент США Рональд Рейган включил микрофон и заявил: My fellow Americans, I'm pleased to tell you today that I've signed legislation that will outlaw Russia forever. We begin bombing in five minutes («Братья американцы, рад заявить вам, что сегодня я объявил Россию вне закона навсегда. Бомбардировки начнутся через 5 минут»).

Как позже выяснилось, Рейган хотел всего лишь проверить работу аппаратуры. Она работала.

Нужно ли говорить, что слушатели были слегка удивлены? Скандал вышел громкий, и президент был вынужден извиниться. В тот день человечество пережило несколько увлекательных минут, а фраза вошла в историю.

Бой 4. Лети, вертолетик...

Начальные условия
Режим Превосходство
Длительность 20 минут
Карта Свобода
Александр Яковенко СССР
Сергей Зверев США

Яковенко: Карта, посвященная статуе Свободы, особенная. Как прикажете воевать на море, если никакого флота не выделено? Кроме того, все командные пункты сосредоточены на небольшом острове, так что обходных маневров будет мало, а локальных стычек — хоть отбавляй!

Зверев: Бой за Губернаторский остров в нью-йоркском заливе был самым странным за мою военную карьеру. Нас высадили на крохотном кусочке суше к западу под названием Ellis Island. Как переправить через залив тяжелые танки, ПВО? Я запросил морские транспорта и получил загадочный ответ: «Их вообще нет в этой игре, сэр!» В какой еще игре, тысяча чертей? Эти штабные бурундуки совсем тронулись умом?!

Чемпионат по плаванию на БТР

Зверев: Транспортный вертолет несовместим с ракетой...

Яковенко: Фактически нам с Сергеем предстоит блиц, так что важно быстро добраться до цели. Каждому из нас выделен островок (мне в качестве бесплатного угощения досталась статуя Свободы), а все командные пункты находятся на третьем клочке земли — Governor's Island.

Есть два варианта, как стать первым: быстрее плыть или помешать противнику. Второй вариант кажется мне приятнее — и два легких вертолета Ми-28 летят наперерез войскам Зверева. Сперва им удается перехватить транспортный вертолет — правда, тот уже возвращался после первого рейса. Затем начинается воздушное сражение два на два, в котором и погибла моя авиация.

Пока Ми-28 отвлекали противника, я времени не терял: четыре плавающих БТР с пехотой достигли острова и закрепились на юге. Я первым захватил командный пункт! К переправе подходила и вторая группа, когда напал противник.

Для атаки Сергей избрал авиацию и средств не пожалел. Один, два, три, четыре... Семь вертолетов, как легких, так и тяжелых! Похоже, спокойно жить нам не дадут. К счастью, у меня уже было достаточно очков поддержки, чтобы вызвать истребители. Стремительный налет — и силы врага урезаны вдвое!

Оставшиеся пилоты решили сменить тактику и после легкого раздумья направились к моему «родному» острову. Большая ошибка! Такой поворот я предусмотрел и заблаговременно вызвал зенитную установку «Стрела». Вражеские пилоты, кажется, даже не поняли причину собственной гибели.

Яковенко: Приятно, когда карта точно соответствует реальной местности.

Зверев: Не дождавшись вразумительного ответа из центра, решил, что действовать нужно своими силами. Чем богаты, тем и рады, как говорят наши славянские враги. Кстати, о врагах. Они заняли Liberty Island, нашу святыню, и уже наверняка сушат портянки на факеле статуи Свободы. Кто же раньше доберется до Губернаторского острова?

Есть два варианта переброски пехоты — на тихоходных амфибиях и транспортных вертолетах. Преимущество первого — амфибия это тоже боевая единица. Преимущество второго — скорость. Решаю использовать оба.

Вертолет с пехотинцами на борту еле-еле успевает долететь до цели — над водой его взяли на прицел две боевых вертушки русских. Когда десант таки высаживается, ему на голову сыплются горящие обломки. Я вызываю два своих вертолета и расправляюсь с наглецами. После чего решаю заказать в центре еще шесть (!) бортов. Летать — так летать, топить — так топить. Однако то, что в теории казалось замечательной идеей, на практике принесло очень скромные результаты. Амфибии противника доплыли до острова, несмотря на мой воздушный налет. А мгновеньем позже авиагруппа сгинула после удара истребителей. Советский спецназ тем временем занял половину острова. Хм...

Декларация победы

Яковенко: Массовая гибель вертолетов не могла не сказаться на ситуации. К пятой минуте я захватил два командных пункта, а Сергей достиг того же только к девятой минуте. Неудивительно, что по рейтингу я вдвое обгонял соперника!

Яковенко: Справа бетонобойная бомба снимает вопросы о снайпере, слева газ очищает здания... Это я называю фундаментальной подготовкой!
Яковенко: В атаку вместе с подчиненными! Хотя бы визуально.

На сей раз я решил не повторять ошибки, а взять инициативу в собственные руки. Охота на авиацию позволила накопить очки поддержки, и я решил не беречь их. Оборона Крейг-роуд оказалась слабейшей: газ быстро отравил защитников, а бомба разрушила дом со спрятавшимся снайпером. Уверенная, даже наглая атака позволила легко захватить и этот участок карты, а многочисленные здания стали укрытием для пехоты.

Зверев не остался в долгу: газ отравил и моих солдат. Впрочем, такое развитие событий было очевидным, поэтому я максимально рассредоточил снайперов. Оставшиеся бронетранспортеры смогли сдержать противника, и даже прилетевшие вертолеты не стали решающим аргументом. Еще несколько минут — и мое преимущество стало подавляющим.

Зверев: Говорят, когда попал в переплет, не дергайся — хуже станет. Но я все-таки решил дернуться. Совершил еще один налет, на этот раз тяжелыми вертолетами. Они тоже были уничтожены. Стало хуже. Удивительно! И чему ты удивляешься, старый дурак, сказал я сам себе. Тому, что дважды два — четыре?

Было несколько радостных моментов — засевшие в зданиях пехотинцы успели потрепать противнику нервы. Но его пехота потрепала мои ничуть не хуже. Выкурить их оттуда без тяжелой техники — задачка для мазохистов.

На какое-то время удалось захватить половину острова, но соотношение потерь было катастрофическим. Потом и той половины не стало, в моих руках остался лишь форт. Прошло еще несколько минут, и все пропало. Все пропало, шеф. Все пропало. Интересно, что построят на острове русские? Какой-нибудь исполком?


Разбор полетов

Сергей Зверев: Любовь к авиации сыграла со мной злую шутку. Пока я увлекался налетами, Александр медленно, но верно захватывал точку за точкой. В итоге и вертолеты мои погибли, и стратегический проигрыш не заставил себя ждать. Правду говорят — любовь зла!


Александр Яковенко: Мне повезло — я сумел точно предугадать действия Сергея. Я был готов к трем атакам с воздуха, заблаговременно обезвредил снайпера, вовремя применил газ... Отсутствие сюрпризов и вылилось в победу.

Кухонный спор

Эту фотографию сделал американский фотограф Эрвит Элиот в 1959 году. Дело происходило в Москве и вошло в историю под названием Kitchen Debate. Отношения между СССР и США были не самыми дружественными, и даже такая невинная вещь, как выставка американских кухонных принадлежностей, вылилась в неприятную перепалку.

«Мы богатые, вы бедные! Мы едим мясо, вы едите капусту!» — твердил президент Никсон, тыкая пальцем в грудь Никите Сергеевичу. Его ответ на это заявление не вошел в официальную распечатку той беседы, но автор снимка стоял достаточно близко, чтобы расслышать слова генерального секретаря. Он сказал Ричарду... Он посоветовал ему... Ну, в общем, напрягите фантазию. Прямым текстом редактор не пропустит.

Бой 5. Враги сожгли родной «Макдональдс»

Начальные условия
Режим Превосходство
Длительность 30 минут
Карта Родной город
Александр Яковенко США
Сергей Зверев СССР

Яковенко: Решающий бой. Карта «Родной город» немного асимметрична, но продумана хорошо, так что шансы равны. В центре — городок, разрезанный S-образной речушкой, посередине — два спорных командных пункта. Кроме того, есть по одному «домашнему» пункту на каждого и два объекта далеко на флангах.

Зверев: В газетах потом писали, что в ходе боев мы почти полностью уничтожили этот живописный уголок Америки — фермерский городок Клиавотер Крик. Клеймили нас варварами, оккупантами и убийцами. Не верьте. К тому моменту мы были расквартированы там уже две недели. Речка с карпами, зеленые холмы и лес — все стало таким близким, я просто влюбился в этот городок и окрестности. И когда на севере появились американские танки, мы с ребятами держали оборону так, будто защищали родную деревню. Загадочная русская душа? Может быть...

Военная хитрость

Яковенко: Стандартная тактика на этой карте предполагает раннее столкновение. При этом играет роль несимметричность — я теоретически должен прорываться по центральной оси, а противник займет командные пункты на флангах, сдерживая меня в городке.

Поступлю по-другому. Пехота на грузовиках быстро прорвется по левому флангу и закрепится у лесопилки (там как раз есть лес приличной дремучести). Кроме того, войска должны занять городскую площадь и дамбу.

Яковенко: В лесу пехота будет играть в прятки с танками.
Яковенко: Командные пункты способны самостоятельно отпугнуть вертолеты.

После дебюта положение будет равным: у каждого будет по три командных пункта. Затем мы прорвемся к центру карты — то есть к мосту. Расстояние до него одинаковое для обеих сторон, так что участок будет постоянно переходить из рук в руки. Таким образом, рейтинг будет медленно, но неуклонно смещаться в мою сторону.

По крайней мере, надеюсь на это.

Зверев: Когда наша спокойная жизнь в американской глубинке была грубо прервана сиренами боевой тревоги, мы уже знали, что делать. Контроль ближайшей территории, перекрытие мостов — все это было спланировано заранее. Первая танковая группа заняла южную часть города, вторая направилась на запад — к бензоколонке.

Предполагая, что противник может вторгнуться по мосту, здания на юге занимают наши ребята. Снайпер, обычный стрелок и гранатометчик. Такая комбинация и против техники сработает, и пехоте даст прикурить.

Однако по мосту никто не вторгается. Вместо этого американцы занимают лесопилку и северную часть города. И так выходит, что контролируют уже больше территории, чем мы. Какие шустрики! Не, дорогие мои, так не пойдет. Танки, занявшие бензоколонку на западе, сейчас возьмут север города, а на лесопилку отправляются еще четыре бронированных машины — вряд ли сопротивление будет серьезным.

Аромат танка

Зверев: Сперва это выглядело так.

Яковенко: Начало боя недостойно подробного описания. Быстрый прорыв по левому флангу, затем международный обмен опытом между танками в центре городка... Мост и южная часть города — у Зверева, лесопилка и север под моим контролем. Все так, как и предполагалось.

Что дальше? Разумеется, вражеская атака на лесопилку. Четыре тяжелых танка приехали по проселку и с чувством собственного достоинства выстроились в ряд. О, какая аппетитная цель! Ракеты легли кучно, и на месте вражеской техники остались лишь обломки. Еще одна «галочка» в моем плане.

Третий пункт, как вы помните, — атака на мост. Мы собрали ударную группу, приготовились к атаке... и тут прилетели вертолеты. Нет, конечно, я учитывал что-то подобное и построил две зенитки. Бесполезно: что они могли сделать против четырех Ми-24? Враг быстро «погасил» ПВО, а дальше без помех уничтожал танки. Истребители помочь не могли: Зверев учел ошибки прошлого боя и непрерывно менял расположение вертолетов.

Не прошло и тридцати секунд, как от моей техники не осталось и следа.

Зверев: Мост на север — мост к победе.

Зверев: Операция на севере частично удается — удержаться там не получилось, но командный пункт теперь ничейный. А вот боевые единицы, посланные на лесопилку, странным образом исчезают. Русская бесхозяйственность? Но расследовать сей загадочный инцидент некогда — все думы о северной площади. А что, если захватить ее с воздуха? Четыре тяжелых вертолета зависают над одним из тамошних холмов, а потом его захватывают десантники. Но враг как знал, что мы применим авиацию, — из-за моста уже выруливает ПВО.

В потасовке гибнут вертолеты, взрываются вражеские самоходки — размен по технике не в пользу СССР, но один из холмов остается нашим — к одиноким десантникам никто не доехал. Очередная попытка захвата лесопилки на востоке опять проваливается. Гиблое место, однозначно. В лесу там притаился какой-то Чак Норрис с гранатометом, не иначе. Как еще объяснить гибель семи танков на голом месте?

На севере продолжаются размены техники. Боги войны играют нами в шахматы — несколько вертолетов в обмен на танки с зенитками, пехота, погибшая от газа, — на пехоту, погибшую от артобстрела. Вот такая смертельная свистопляска. Постепенно T-80 и удачно примененные вертолеты передавливают. В те моменты, когда враг остается без поддержки ПВО, уцелевшая авиация расправляется с его танками. И очень успешно. Проходит немного времени, и северная площадь полностью переходит под наш контроль! В атаку! Не отдадим Клиавотер капиталистам!

Военно-полевой конвейер

Яковенко: Моим войскам вдвое ближе до севера городка. Игра позволяет полностью восстановить войска за пару минут — казалось бы, я должен быстро вернуть позиции... Как бы не так!

Зверев: Несмотря на авианалет, мои танки занимают северную площадь.

Сергею удалось наладить постоянный приток новой техники, и в спорном районе был водоворот разнообразных отрядов. Ситуация отличалась редкой стабильностью: два неугомонных «конвейера» посылали войска в район конфликта, и все войска исправно гибли. Приезжали танки — и пехота уничтожала их ракетами, приходили солдаты — дома укутывались ядовитым газом, прилетали вертолеты — и знакомились с ПВО.

Все произошло в соответствии с планом: один спорный командный пункт, два против трех «стабильных». Вот только преимущество оказалось у Зверева.

Попытки сменить тактику упирались в стволы напирающих танков, а противник тем временем умело реализовывал полученные позиции. Все эксперименты лишь ухудшали положение. Еще немного, и результат боя стал очевиден.

Зверев: А что ж пехота? А ей пришлось несладко, как нашей, так и вражеской. Кто сидел в зданиях, выжил. Не считая, правда, зданий, попавших под газовую атаку. Там еще долго нельзя будет жить. А один американский ковбой-гранатометчик вел дуэль прямо из дома с укреплениями на мосту. Шутник.

Итак, город наш. Чего ж мы ждем — вперед, к дамбе! Защиты там почти никакой, разве что автоматчик выбегает навстречу, да бомбами обрабатывают. Ну, почти никакой защиты. Продолжаем накачивать северный город тяжелой техникой и на всякий случай отправляем туда же «Шилку». А то как-то неспокойно стало — вдруг сейчас из-за моста вылетит веселая стайка, плюющаяся ракетами?

Но беспокоились зря — после захвата дамбы воевать стало уже не с кем. Как так — спросите вы? Вот так. Товарищ командир сообщил, что мы победили. А мы ему верим.


Разбор полетов

Сергей Зверев: Похоже, что в этом бою мне удалось навязать Александру свою игру. Комбинируя тяжелые танки и авиацию, я либо захватывал северную площадь, либо оставлял ее нейтральной. В результате — с 10-й минуты игры преимущество перешло ко мне и сохранялось до конца. Атаки на востоке были, наоборот, неудачными, плохо спланированными. Сложно успеть везде, но важно успеть в главном.


Александр Яковенко: Я перехитрил сам себя, предложив экспериментальную тактику. Зверев должен был бы растеряться — а он попросту не обратил внимания на мое «коварство»! Дальнейшие события стали лишь естественным продолжением той ситуации, что сложилась в дебюте.


ФИНАЛЬНЫЙ СЧЕТ
Зверев Яковенко
3 2
ПОБЕДА СЕРГЕЯ ЗВЕРЕВА

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.8
проголосовало человек: 96
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования