КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

РУКОВОДСТВА И ПРОХОЖДЕНИЯ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№7 (92) июль 2009
вид для печати

Still Life 2

Жанр:
Разработчик:
GameCo Studios
Издатель:
Microїds
В России:
Акелла
Системные требования:
Минимальные - 3 GHz, 512 MB, video 256 MB
Рекомендованные - 3 GHz, 1 GB, video 512 MB
Адрес в сети:
Сетевые режимы:
нет
Рейтинг: 78%

Сколько времени можно провести без воздуха? А что будет, если ввести в организм неизвестный яд? Что нужно человеку, чтобы пойти на убийство? Насколько изменятся психомоторные реакции жертвы, если та будет знать о скорой смерти?

Постойте — «жертвы»? «Без воздуха», «яд»?! Да, именно так. Все это есть в Still Life 2 — продолжении таких игр, как Post Mortem и Still Life. Игра не то чтобы дает ответы на подобные вопросы — она позволяет вам получить их самим. Стоп, еще раз: мы говорим о квесте? Именно!

— А где твой костюм?

— Я одета как маньяк-убийца. Они ничем не отличаются от обычных людей.

к/ф «Семейка Аддамс»

Вы любите триллеры о серийных убийцах и маньяках? Вам знакомы такие фильмы, как «Пила» и «Хостел»? Если да, то можете не сомневаться — вы оказались в нужном месте и в нужное время, так что не торопитесь переворачивать страницу. По крайней мере, пока не ответите еще на один вопрос: вы когда-нибудь слышали о компании Microïds? Ну же, напрягитесь, дилогия Syberia — их рук дело. Вспомнили? Отлично! А теперь представьте, что получится, если захватывающую и леденящую душу историю о маньяке нам расскажут именно эти ребята?

В 2002 году они уже сделали это, подарив миру Post Mortem — шедевральный квест, в котором главный герой — частный детектив — пытался найти человека, зверски убившего парочку любовников в отеле. Великолепный сюжет, нелинейность (заметьте, очень редкое для квеста явление), шикарная на тот момент картинка, неповторимые диалоги и непередаваемая атмосфера таинственности, интриги и опасности — все это моментально приходит в голову при упоминании о Post Mortem.

Высокие оценки критиков и хвалебные отзывы игроков практически не оставили Microїds выбора: о продолжении думали недолго, и вскоре работа закипела. Так появилась Still Life — старая история, рассказанная на новый лад. Мы узнали о том, как молодая агент ФБР, Виктория Макферсон, пыталась раскрыть дело Убийцы в маске — жестокого маньяка, копирующего убийства пятидесятилетней давности.

Параллельно с приключениями Вик шло расследование ее деда, Гаса Макферсона, главного героя Post Mortem, а действие игры разворачивалось в двух временных слоях — Прага 1930-х и Чикаго наших дней. Особый стиль и шарм Still Life принесли ей широкую популярность, однако некоторая скомканность событий и логические пробелы в сюжете не дали критикам поставить галочку в поле «Шедевр».

Теперь ошибки первой части спешит исправить вторая. И если оригинал чем-то напоминал фильм «Видок» с Жераром Депардье и книгу Зюскинда «Парфюмер», то теперь перед нами самая настоящая вариация на тему «Пилы».

Новые песни о старом

В последнее время стало модным показывать крупным планом всяческие ужасы и неприкрытое насилие, но неужели Microїds тоже пошла на это? Все немного не так. Чуть не почившая в эпоху перемен компания теперь выступает в роли издателя, а за разработку отвечают французы из GameCo Studios. Именно их видение — новое, свежее — и послужило толчком к изменению стиля.

Какой обаяшка! Вот только улыбка чересчур хитрая, а взгляд — едкий.

Поразмыслив и прикинув все «за» и «против», велосипед решили не изобретать — просто немного усовершенствовали его и сменили дизайн. Первым в пункте изменений стала ставка на кинематографичность. То есть она и раньше подразумевалась, но вторая часть просто пестрит голливудскими моментами. По сути, разработчики показывают (вовсе не рассказывают, нет!) нам новую порцию приключений симпатичного агента ФБР и не менее симпатичной журналистки. Все эти переходы от сцены к сцене, дрожание камеры при беге и прочие эффекты в видеороликах создают впечатление, что мы смотрим остросюжетный фильм. Более того, даже в обычном режиме игры камера не двигается вслед за персонажем, а выхватывает самые интересные ракурсы. Идея хоть и не новая, но смотрится отлично!

Вторым, и немаловажным, пунктом выступает сюжет. Он... повторяется. Помните «Я знаю, что вы сделали прошлым летом», «Я все еще знаю, что вы сделали прошлым летом» и «Я всегда знал, что вы сделали прошлым летом»? Решение разработчиков вернуть загадочного убийцу полностью соответствуют подобной тематике. Только вместо старого мерзавца у нас появился новый, друзья и недруги здесь на других ролях, а новые знакомства не сулят ничего хорошего.

Но самым важным изменением, окончательно роднящим Still Life 2 с вышеупомянутыми образчиками современного молодежного кинематографа, стало решение заставить игрока влезть в шкуру жертвы. Вот где эмоции! Вот где адреналин! С помощью этого изящного хода разработчики привнесли в обычный с виду квест огромную долю напряжения.

Ребята из GameCo Studios постарались ответить на множество вопросов. Что было дальше? Что стало с персонажами и насколько они изменились? А что будет, если их кошмары вернутся? Задумка, безусловно, хорошая, но неужели обошлось без подводных камней?

Матрас за пазухой

Still Life 2 можно условно поделить на две неравные части: игра за агента ФБР и жертву маньяка. Последней стала журналистка Палома Эрнандес, которая слишком много трепала языком и лезла не в свое дело. Ее похитили из квартиры, усыпили и притащили в заброшенный дом где-то на окраине. Теперь на девушке ошейник, который бьет током при лишних телодвижениях, а шанс выбраться — ничтожно мал. Хорошо хоть она умудрилась дозвониться до Виктории и примерно описать, где ее держат.

Играя за Палому, нам предстоит решать загадки наперегонки со временем: Палачу Восточного побережья нравится пускать в комнаты смертельно опасный газ и вводить в организм жертвы яд. На приготовление противоядия или поиск выхода из помещения отведено крайне мало времени, так что если не получилось с первого раза, придется загружать последнее сохранение.

На заметку: в идеале стоит сохраняться после каждого удачного действия или решенной загадки. Игра очень непредсказуема, и вы рискуете не угадать, что произойдет дальше.

Дело ведут колобки, правда, пока не слишком успешно.

Но если Паломе предстоит пройти хитро выстроенную полосу препятствий, выход из которой один (и то вперед ногами), то задача Виктории — сбор различных улик с целью установить личность маньяка, а также понять, что произошло с журналисткой в тот или иной момент. События далеко не всегда разворачиваются параллельно (особенно в середине игры). Например, вот на дворе стоит ночь и Палома пытается сбежать, а вот уже утро и к дому подъехали полицейские и несколько агентов ФБР.

Когда Вик находит что-то интересное, она либо звонит подруге Клэр Эшби, которая сидит в лаборатории Федерального бюро, либо берет образцы и анализирует материю/кровь/аудио и видеозаписи/отпечатки/запахи с помощью походного набора каждого уважающего себя ФБР-овца. В него входят несколько специализированных устройств, а также встроенный компьютер, который моментально пропускает информацию через доступные базы данных.

Помимо этого, у Вик есть смартфон. С его помощью можно не только звонить и посылать сообщения, но и фотографировать улики, прослушивать аудиозаписи и читать документы. Все, что вам удалось собрать, доступно в любой момент на тот случай, если вы вдруг не можете решить задачу (некоторые напрямую связаны с мобильником) или просто хотите лучше войти в курс дела. При всем при этом инвентарь очень удобный, хотя и компактный — слишком много всего туда не влезет. Разработчики, вероятно, решили, что хрупким девушкам не пристало носить тяжести, только вот почему-то за пазуху прекрасно помещаются кувалды и крышки от мусорных баков. Представьте: хрупкая девушка в одном платьице неожиданно достает из-за спины... огромный матрас, который больше нее в два раза.

В slo-mo наперегонки со смертью

Казалось бы, ориентация на молодое поколение (стремление обставить игру как некое подобие фильма ужасов и необычное повествование) должна была сказаться на общей сложности загадок. Ничего подобного!

Начнем с того, что для продвижения по сюжету Виктории необходимо собрать огромное количество улик, которые потом нужно еще и обработать должным образом. С одной стороны, это логично, ведь по единственному найденному волоску или пуле вряд ли удастся опознать преступника и в реальности. С другой — невольно начинаешь уважать работу криминалиста, настолько это иногда тяжело и нудно.

Этот старинный дом хранит немало тайн...

Далее — задачки на время, уже описанные выше. Единственный способ их решить заключается в многократном прохождении этих моментов. Тикающий секундомер только добавляет напряжения, заставляя ошибаться, торопиться и нервничать. А ведь это квест!

Высокий уровень сложности Still Life 2 довершает странная логика разработчиков. Над некоторыми задачами бьешься часами, в конце концов признаваясь в собственном бессилии. А когда решение наконец будет найдено, возникает законный вопрос: чем руководствовались создатели игры, когда придумывали такие условия задачи? Но такие ситуации — редкость, в основном все логично и вполне естественно.

И наконец, разработчики предоставили игроку возможность выбора: некоторые задачи могут решаться разными способами и с использованием разных предметов. Наличие в инвентаре таких «лишних» предметов только увеличивает путаницу, делая игру более сложной.

Декорации придутся по вкусу далеко не всем. Романтика пейзажей Still Life в прошлом, теперь нам предстоит носиться туда-сюда по заброшенному дому, двору и подземному бункеру. Уровней достаточно много — не во всех квестах столько наберется, но пробегать по десять-двадцать раз мимо уже ненавистной кучки мусора — это уже слишком. Дежавю преследует всю первую половину игры, во второй оно, к счастью, проходит. Не потому, что круговых забегов становится меньше, — просто половина дверей запирается, а выходить во двор опасно, так как можно наткнуться на маньяка.

Хотя это далеко не самое страшное, что может с вами произойти. Куда хуже, если Вик вдруг начинает бегать в режиме slo-mo и застревать в дверях или у компьютера. А когда она становится невидимкой или мы вдруг получаем вид от первого лица, хочется застрелиться. Но приходится терпеть, ведь глюков много, а патча все нет.

Самое оно и желание странного

Довольно спорным оказался переход в трехмерье. Хотя квест — не тот жанр, где необходима фотореалистичная картинка и огромные пространства, Still Life 2 иногда демонстрирует великолепные задники и эффектные кадры (чего только стоит вид из глаз убийцы!). Но ключевое слово тут — «иногда», в основном приходится довольствоваться замыленной картинкой. Больше всего огорчают модели персонажей — на них явно сэкономили. Причем не только на внешности, но и на анимации. Или мы отстали от моды, и походка в стиле «я пьян, и у меня перебиты обе ноги» — самый писк?

«Я что, настолько страшная, что ты надеваешь маску?!»

К ужасной картинке прилагается ужасающий звук. В хорошем смысле. Фоновые композиции — исключительно тревожные, а эффекты — резкие и неожиданные. В английской и немецкой версиях игры актеры поработали на славу, чего не скажешь о нашей локализации. Тут и переигрывают, и не доигрывают, но к золотой середине и близко не подходят.

И это при том, что игра-то далеко не средняя! Отличный сценарий, специфическая атмосфера и сложные задачи просто не дают обозвать Still Life 2 посредственной. Тут скорее подойдет выражение «чуток не дотянули». Ведь глюки и графика легко исправляются патчем (Resident Evil 4 тому пример), а в локализованную версию можно просто не играть, отдав предпочтение оригинальной. Остаются только круговые забеги, но с ними ничего не поделаешь — что имеем, то имеем.

Со всей ответственностью заявляем: продолжения нам не надо — концовка и так абсурдна до безобразия. Из такого уже ничего не выжать — и к лучшему. Пускай лучше Microїds соорудит что-нибудь новенькое. Например, сделает Кейт Уокер и Викторию Макферсон напарницами. Ах да, это уже придумали до нас... Но в любом случае, история о Палаче Восточного побережья и двух отчаянных девушках, остановивших его, достойна внимания. Ведь такие непростые во всех отношениях квесты попадаются последнее время уж очень редко.


ДОСТОИНСТВА НЕДОСТАТКИ
Увлекательность
8/108
интересные и тяжелые загадки, захватывающий игровой процессмногократные забеги по одним и тем же местам
Графика
7/107
хорошая прорисовка окру-
жения, игра света и тени, превосходно поставленные ролики
топорная анимация, низкая детализация персонажей
Звук
9/109
грамотно подобранная музыка, неплохая игра актеровнет
Игровой мир
8/108
хороший сюжет, юмор, атмосфера в стиле фильма «Пила»абсурдность и скомканность финала
Удобство
7/107
простое управление, удобный интерфейсобилие глюков
Новизна нет

Интерес повторной игры нет
Награда
журнала
ОРДЕН
Вердикт: Still Life 2 — определенно хорошая игра, которая, однако, не пре-
тендует ни на звание шедевра, ни на «Лучший квест года». Впечатления от сюжета и атмосферы, знакомой по фильмам «Пила» и «Хостел», несколько блекнут от абсурдности и скомканности последних часов игры. Жаль, можно было бы и «дотянуть».
Рейтинг
журнала
78%

Отчет агента ФБР Виктории Макферсон по делу № 136660408 «Палач Восточного побережья»

В тот день мне опять вспоминались события зимы 2005 года. Я выбегаю из галереи, мчусь по мосту Томиновой, стреляю в маньяка, он падает в реку... Тело так и не нашли, осталась лишь маска. Дело закрыли сразу после предположительного убийства маньяка, но я была не согласна — никаких доказательств его смерти у нас не было. Я уволилась из чикагского отделения ФБР и переехала в Лос-Анджелес.

Позвонила Клэр. Она опять просила оставить дело, но, естественно, безрезультатно. Клэр напомнила о первом маньяке, орудовавшем в 1930-х годах. Его звали Марк Аккерман, сын губернатора Калифорнии. Предположительно, убийца копировал именно его. Того маньяка упрятали в психушку, но в 1950-х все повторилось. Материалы дела лежали у меня на кровати.

Я расспросила Клэр о последних новостях ФБР, справилась о моем парне Ричарде и здоровье последней жертвы Убийцы в маске, которую я успела спасти. Затем решила восстановить цепь событий, благо все улики валялись у меня на кровати. Прочитала газетную вырезку о пожаре в лечебнице, где держали Аккермана, и наткнулась на упоминание о медсестре, которая хорошо знала предположительного поджигателя. Пролистала материалы старых дел и наткнулась еще на парочку интересных имен и название фонда Ричарда — «Лабиринт». Надо было срочно пробить их.

Я подошла к ноутбуку, но он был разряжен. Зарядное устройство я всегда держу под рукой, так что взяла его с тумбочки по соседству, подключила и залезла в интернет. Из статьи о «Лабиринте» узнала, что его основательницей была некая Беатрис Аллен. Оказалось, она была той самой медсестрой, а в 1950-х годах стала наследницей состояния Герберта Аккермана. У нее был сын, но он погиб в 1985-м, и она взяла опекунство над внуком. Я просмотрела информацию о Марке и Герберте, но ничего нового не обнаружила. Нужен был доступ в базу ФБР.

Слава богу, Клэр постаралась и скинула пароль. Материалы по делу Марка Аккермана были уничтожены, зато удалось найти имена родственников Беатрис. Сына звали Генри, а внука — Ричард. Кажется, мой парень от меня кое-что скрывал...

...Меня разбудил звонок Клэр. Оказалось, я просто задремала перед телевизором, а воспоминания о событиях трехлетней давности пришли во сне. На тот момент я находилась в штате Мэн. Подруга рассказала о результатах вскрытия найденной утром убитой девушки: смерть наступила от выстрела в висок, а не от множества ножевых ран на теле. И, естественно, никаких улик. Я сразу поняла, что мерзавец вернулся.

Клэр надо было бежать, она сказала, что перезвонит позже, а я включила Пятый канал. Там как раз распиналась Палома Эрнандес — журналистка, которая мне все время докучала. Услышала много нового, например, что я некомпетентна. Разумеется, я не выдержала и вырубила телевизор. Буквально через минуту позвонила Палома и предложила сотрудничать: мол, у нее есть тайный информатор, и в обмен на порцию информации она хочет доступ к архивам ФБР. Как бы не так! Я в ярости кинула трубку. Эрнандес перезвонила, но я не ответила.

Показания свидетельницы по делу № 136660408 Паломы Эрнандес:

«...Как раз накануне того дня я почти вышла на Палача Восточного побережья. Этот агент ФБР, Виктория Макферсон, — полный профан в своем деле. Она топталась на месте уже который год — и вот убийства возобновились. Журналистское расследование — вот что мне нужно было. К сожалению, именно тогда, когда у меня появилась возможность выйти на Палача, он сам нашел меня. Он ворвался в мою квартиру, но я успела спрятаться в ванной. Хотела дозвониться Макферсон, но безрезультатно. Что было потом — не помню...

«Пэрис, соберись!» — «Отстань, я только проснулась...»

Я очнулась в каком-то доме, в комнате Обрученной со Смертью (странная и жуткая шутка Палача — но они у него все такие). Именно здесь начинались и заканчивались все фильмы Палача. Он стоял передо мной, в плаще и противогазе, и говорил... говорил такое, что у меня мурашки по коже пошли. Потом он вышел.

Первым делом я, конечно, бросилась к окну. Этот момент запомнился на всю оставшуюся жизнь — меня ударило током так, что боль пронизала все тело. Этот урод надел на меня ошейник, а здоровенные датчики с красными лампами давали разряд каждый раз, как только я переходила невидимую границу. Надо было выбираться из этого ужасного места.

Я принялась лихорадочно вспоминать курсы по самообороне и выживанию в экстремальных ситуациях, которые закончила три месяца назад. Сами понимаете, профессия журналиста часто связана с опасностью. А я постоянно поднимала горячие темы, так что...

Первое, что вспомнилось, — надо использовать подручные средства. Я огляделась: шкаф, стол, телевизор, проклятые датчики, камеры наблюдения... Стол! В нем нашлась пилочка. О маникюре я, конечно, подумывала, но на первом месте был вопрос выживания. Попыталась снять ошейник — безрезультатно. Решила включить телевизор — не вышло, комната была обесточена. И тут я заметила какую-то панель на датчике рядом с телевизором. Присмотрелась — ее можно было открыть! Я открутила винтики с помощью пилочки и увидела микросхему — надо было ее как-то испортить.

В голову пришла сумасшедшая идея: а что, если провод от телевизора подключить к датчику и врубить электричество? До выключателя, правда, оказалось не так легко добраться — он был возле двери, и датчики не позволяли пройти. Дотянулась телевизионной антенной, воткнула провод в микросхему — произошло короткое замыкание. Мне аж полегчало!

Улики, фотографии, картины — дело 2005 года все не давало Виктории покоя.

Решила осмотреться в комнате, но ничего интересного, кроме свадебного платья и наполовину сгоревших листовок из строительного магазина (они валялись в печи), не нашла. Возле печки взяла кочергу, подумала, что может пригодиться. Так оно и оказалось: окна были заколочены, и я легко отодрала доски своей новой находкой. Вот только прыгать со второго этажа на землю было небезопасно. Тогда я кинула вещи в шкаф, взяла с кровати матрас и кинула его через окно. Затем и сама спрыгнула — времени на раздумья не было.

Во дворе стоял пикап, так что первым делом я подошла к нему. Сзади валялся закрытый ящик, а кабина оказалась заперта. Кочергу я оставила наверху... Слава богу, когда забежала за угол, нашла лестницу. Вернулась под окно, приставила ее, забралась наверх и взяла вещи из шкафа.

Затем я вернулась к машине и разбила стекло кочергой. На сиденье нашелся мой мобильник, а под ним — ключ от ящика! Я его, конечно, сразу открыла: внутри оказались мой диктофон и зарядное устройство (очень даже кстати, ведь телефон был разряжен). А еще я обратила внимание на кучку бумаг...

Тут я вспомнила, что наверху, возле двери была розетка. Залезла обратно по лестнице, поставила мобильник на зарядку и набрала Макферсон. Я попыталась как можно лучше описать, где нахожусь, но знаете, это было не так просто. Я была напугана, да и информации в обрез. Только-только смогла связно говорить, как открылась дверь, и вошел Палач. Дальше ничего не помню...»

Улики — прежде всего

Эрнандес хоть и была напугана, но все же сообщила достаточно фактов, и уже к утру мы ее нашли. Ну а когда она звонила, мы с напарником, Гаррисом, как раз осматривали ее квартиру. Гаррис, как исключительно правильный и последовательный агент, поспешил передать мне материалы дела о Палаче. Я заново ознакомилась с его психологическим портретом и списком жертв, потом подошла к телефону и прослушала сообщение: «Я приготовил тебе место в холодильной камере, Макферсон». Вот подонок!

Для сбора улик мне нужен был специальный набор под названием ЛАМП, так что я взяла его у напарника. В небольшую коробку входят портативный компьютер, цифровой микроскоп, распылитель, универсальный компьютерный ключ, палочки и пинцет для сбора образцов, электронный «нос» для анализа воздуха, порошок для проявления отпечатков и 3D-сканер. Этот внушительный арсенал очень пригодился. Вот что я сделала:

Не думайте, это не пыточная — среднестатистическая ванная среднестатистического маньяка.
  • Провела компьютерный анализ голоса с автоответчика.

  • Просканировала отпечатки ботинок возле входа и пропустила через базу данных.

  • Нашла пульт под кроватью (рядом с открытым сейфом), проявила отпечатки порошком, просканировала и пробила по базе данных. Это пальцы Паломы.

  • Взяла данные из разбитого ноутбука возле телевизора с помощью компьютерного ключа и провела компьютерный анализ. Всего лишь записки Эрнандес.

  • С помощью распылителя и ватных палочек взяла образец крови из раковины возле двери в ванную. Сделала химический анализ и пробила по базе данных. Кровь Паломы.

  • В ванной стоял странный запах, так что просканировала электронным носом вентиляцию. Оказался парализующий газ.

  • В дверном проеме ванной комнаты остался кусок ткани. С помощью пинцета взяла его и провела химический анализ.

Когда я наконец зашла в комнату, мой взгляд упал на кейс, лежащий внизу шкафа. Он был заперт, так что я одолжила пистолет-отмычку у Гарриса и вскрыла чемодан. Внутри лежал диск. Его я вставила в видеокамеру, подключенную к телевизору. Передо мной возник Джеймс Хокер, мой бывший напарник, отстраненный за убийство свидетеля. Подумать только, это он был секретным информатором Паломы!

И как раз в тот момент, когда видео закончилось, позвонила Эрнандес. Далее прикрепляю к материалу дела ее показания.

Показания свидетельницы по делу № 136660408 Паломы Эрнандес:

«...Я очнулась на кровати в какой-то мрачной комнате. Звонил телефон. Я решила, что это Макферсон, побежала за ним и наступила на кучу битого стекла. Но все же сняла трубку: звонил этот урод! Пока я спала, он ввел мне дозу яда и теперь хотел, чтобы я нашла противоядие. Он играл со мной! Но я не растерялась: пододвинула кровать к аптечке и взяла оттуда набор пробирок и склянку с зеленой жидкостью. Насколько я поняла, она должна была окрасить содержимое одной из пробирок, чтобы я поняла, где лекарство. Но колб было четыре, а жидкости хватило бы на две, так что пришлось разбавить ее под краном. Начала смешивать наугад, в одной из пробирок вода почернела (не помню, в какой). С опаской выпила, и мне, к удивлению, стало легче.

О боже, там крысы!

Наконец осмотрелась. Вся стена рядом с кроватью была исписана мольбами о помощи, а в углу были нацарапаны цифры — 2324. Тогда я еще не знала, что они значат, но на всякий случай запомнила.

Затем я взяла матрас и постелила его на осколки — на всякий случай, чтобы не пораниться. Дверь рядом оказалась закрыта, зато на полке нашлась карта памяти с отрывками из моих репортажей и шестигранный ключ. С помощью него я открыла ящик рядом с умывальником. Внутри стоял огнетушитель. Не знаю, как там им пожары тушат, но выбить дверь оказалось довольно просто. Однако передо мной предстала далеко не самая радужная картина: комната с электрическим стулом и кучей закрытых дверей. И опять этот урод завел свою песенку, мол, давай ищи выход, иначе так и подохнешь.

Я затолкала стул на крутящуюся платформу и ради интереса уселась на него. Дернула рычаг, и это дьявольское устройство повернулось в сторону одной из дверей. На ней загорелось какое-то имя и число. Я дернула еще пару раз, пока не увидела на двери надпись «Палома 129». Удивилась и приоткрыла небольшую панель на стуле — там можно было выставить напряжение. Тогда я поняла, что «129» — сила тока, которой я должна себя ударить, чтобы выбраться. Радости не было предела, ага.

Правда, электрический стул оказался какой-то слегка неэлектрический — напряжение забыли пустить. Решила приоткрыть распределительный щит: меня хорошенько шарахнуло. Нужно было вырубить эту штуковину, и я довольно скоро нашла решение: зашла в предыдущую комнату и выпрыснула содержимое огнетушителя на провода позади щитка. Вернулась, прикрыла за собой дверь и увидела выключатель! Щелкнула, естественно, и наконец добралась до распределительного щита. Внутри нашла проволоку и небольшую лампочку. Ну и рубильник подняла, активировав стул.

На кой черт мне сдалась лампа, я не знала, но применение проволоке нашлось довольно быстро. С помощью нее я сняла ошейник: вернулась к умывальнику и обнаружила небольшое зеркальце, в которое я рассмотрела прибор. Чтобы сорвать его, надо было ввести код. И тут вспомнились цифры «2324». Покрутила чуток — и вуаля!

У Паломы такой вид, будто она боится не только маньяка, но даже и перил.

А что потом? Уселась на стул и врубила напряжение в 129 вольт: дважды крутанула бегунок в 50 вольт, один раз — в 20, два раза — в пять и выставила значение бокового параметра в «-1». Нажала «Пуск»...

...Ощущения описывать не стану, но результат был достигнут: дверь открылась. Как только я вышла, увидела шкаф и лестницу. Достала из шкафа пустой распылитель, вернулась к крану, наполнила его водой, а уж только потом поднялась наверх.

И вот тут я в сердцах выругалась — оказалась в морге. И снова этот чертов имбецил начал нести какую-то чушь, но смысл я уловила: опять надо что-то сделать, чтобы открыть следующую дверь. Еще раз выругалась и огляделась. Мое внимание привлекла стена с проступающими буквами «Р» и «Н». Создавалось впечатление, что чего-то там не хватает...

Я подошла к столу в дальнем конце комнаты и взвизгнула от страха — он был весь в крови! Человеческой! А рядом валялся зеленый порошок и хирургический инструмент. Порошок я добавила в распылитель и получила зеленую смесь, которую выпрыснула на стену с буквами. Проявилась надпись «PRESS HERE», выложенная плитами, а на связь вышел Палач и предупредил, что если я не найду выхода за три минуты, то погибну от ядовитого газа. Мне казалось, что прошла вечность, оказалось — шестьдесят секунд: всего-то нажала плиты «Р», «Н» и «Е». Обратный отсчет моментально прекратился, путь был свободен. Я подошла к двери, открыла и... тупик! Черт, это было жутко! Я была не то что в отчаянии — в бешенстве! Чертов урод!

Слава богу, что вовремя заметила полую стену рядом с хирургическим столом. Пробила ее огнетушителем и оказалась в темной дыре. Вкрутила лампочку, отвинтила крышку какой-то панели и увидела странные механизмы. Покрутила там проволокой и хирургическим инструментом... оказалось, все это время я просидела в лифте! В общем, спустилась вниз, на кухню, но там ничего интересного не нашла. Решила выйти во двор. Последнее, что помню — яркая вспышка, после того как споткнулась на лестнице...»

И снова улики

Тем временем сведения, которые успела сообщить Палома, привели нас к дому убийцы. Полицейские уже были там, но, разумеется, ничего и никого не обнаружили. Я опросила шерифа Кейт Хэллоуэй, она дала мне флэшку, найденную на кухне, — единственное, что нашли.

Во дворе перед домом были следы пикапа убийцы, рядом с ними — следы босых ног Паломы и осколки стекла. Видимо, девушка пыталась вскрыть грузовичок. Также рядом с домом я заметила следы узких шин, похоже, от мотоцикла, а также следы ботинок убийцы.

Слева от дома, на опоре поленницы был рисунок, какая-то эмблема. Я позвонила Клэр и «обрадовала» ее и этим.

Сам дом состоял из множества комнат. Пришлось осматривать буквально каждый уголок. Вот список моих действий по сбору улик:

  • В гостиной справа от входа на клавиатуре сейфа были заляпаны цифры 1, 4, 6 и 9, а также буква «А», а неподалеку нашелся фильм «Синий георгин» 1946 года. Подставив букву, я подобрала пароль — «19А46». В сейфе лежала коробка с нижним бельем предыдущих жертв маньяка, а также сценарий к фильму, содержащий неизвестные отпечатки пальцев, — их я отправила в лабораторию Клэр.

  • Там же на столе лежала книга, заложенная прядью волос, — как выяснилось, это были волосы Паломы.

  • В шкафу нашла пустой тайник, на котором я обнаружила отпечатки пальцев шерифа Кейт Хэллоуэй.

  • На кухне не было ничего интересного, за исключением отпечатков Эрнандес на грязной посуде в раковине — видимо, Палач не собирался убивать ее в ближайшее время.

    На втором этаже я столкнулась с шерифом, которая сообщила о проходящем одновременно полицейском расследовании, связанном с пропажей местного охотника Андерсена, но так не призналась, что нашла что-то интересное.

  • В коридоре стоял шкаф, в котором нашлись женские вещи. На одежде я заметила прядь волос — это были волосы Сьюзан Гиарелли, одной из жертв маньяка.

  • Дверь слева вела в комнату Обрученной со Смертью. Там я нашла окровавленный бинт (кровь принадлежала журналистке) и отпечатки пальцев (ее же) на разбитом зеркале.

  • Дверь прямо вела в ванную. На полу была кровь Эрнандес, на краю ванной — тоже. Но, кроме того, улика содержала волокна стерильных палочек, которые используют для снятия отпечатков. Шериф? В аптечке на стене я нашла рецепт лекарства, а также противоядие. Прихватила их, а также губку на раковине.

  • Дверь справа была обуглена. Открыть ее не удалось, и я решила прийти сюда чуть позже вместе с Гаррисом. Еще одна дверь, рядом с лестницей, тоже закрыта. Но замок выглядел непрочно... Я спустилась на первый этаж. Подходящая «отмычка» — кувалда — нашлась в подвале. При входе туда, кстати, было темно. Какие-то доски мешали, но что было внутри, только предстояло узнать.

  • Комната вела на балкончик, где был странный аппарат. Анализ его программы показал глушащий сигналы код. Кроме того, на антенну налипла жвачка — анализ ДНК слюны мне не поддался, и я передала данные Клэр в лабораторию.

  • Снова спустившись в подвал, я обнаружила рядом с печкой остатки кредитки предыдущей жертвы маньяка, а также незаметные вначале синтетические волокна от парика.

  • Школьная доска скрывала тайный ход — воспользовавшись кувалдой снова, я оказалась в заброшенном морге.

  • Хитрый прищур шерифа не сулит ничего хорошего.
  • Прямо там, где я вылезла, на полу были отпечатки ног — компьютер показал, что это были следы Паломы.

  • За дверью с тупиком я обнаружила на стене частицы краски. Оказалось, лак для ногтей одной из жертв Палача. На хирургическом столе было много крови — анализ показал, что она принадлежала Оливии Вонг, жертве.

  • На трубе были следы крови одной из убитых девушек. Халат, висевший рядом, был весь в странных пятнах — как выяснилось, это была кровь. ЛАМП образец опознать не смогла, поэтому я передала данные Клэр.

  • Заодно узнала от нее же, что шериф Хэллоуэй пытается в обход ФБР раскрыть дело Палача. Раз уж зашел разговор, я поинтересовалась делом Андерсена, пропавшего несколько месяцев назад охотника, и выяснила, что оно было закрыто.

  • Как выяснилось позже, в подвале я пошла в обратную сторону пути, по которому пыталась выбраться Палома. В следующей комнате на полу рядом со стеной были следы, как будто тащили что-то тяжелое. Опять кровь.

  • В комнате, где стоял электрический стул, нашлось битое стекло от очков. Жертва Палача, не иначе. А вот в щитке на рубильнике — снова отпечатки Паломы.

  • Двигаясь дальше, я зашла в последнюю комнату. На входе осколки стекла, на них — кровь Эрнандес. Сфотографировав рисунки и надписи на стене, я обнаружила, что их автор — сам Палач.

    Пора было возвращаться наверх.

  • Во внутреннем дворике рядом с лестницей были следы ботинок убийцы и кровь Паломы на кусочках резины.

  • Недалеко стоял прицеп, номер был в грязи. Я протерла его мокрой губкой и позвонила Клэр, чтобы та попыталась пробить номер.

    Уходя, я захватила канистру с бензином и решила поговорить с Гаррисом. Он передал мне дело Хокера, а я рассказала ему о шерифе (и узнала, почему она мешала нам), отдала ошейник Паломы и попросила открыть электронный замок на обугленной двери на втором этаже. Теперь я пошла к шерифу.

  • Местный врач описал Хэллоуэй человека, получившего рецепт на лекарства, — это описание я передала Клэр.

  • В разговоре шериф призналась, что утаила часть улик: два образца (позже выяснилось, что это кровь Паломы и волокна ткани матраса) и электронный ключ.

    Пока Гаррис занимался обугленной дверью и электронным замком, я решила вернуться в подвал, предварительно взяв спички в гостиной. В темноте нащупала керосиновую лампу. Хорошо, что я прихватила бензин! Теперь, когда стало светло, я увидела за прислоненной к стене доской очередной электронный замок — тут и пригодился ключ шерифа.

  • На столе посередине комнаты была лужа крови. Эрнандес...

  • В шкафу на одежде — следы крови предыдущей жертвы Палача.

  • В небольшом холодильнике — тело пятнадцатилетней давности! Анализ кожных покровов показал, что это была первая жертва.

  • Компьютер рядом был защищен паролем: единственное, что удалось узнать при использовании анализатора.

  • В столе лежал сценарий со штампом USC — печатью университета. На всякий случай я передала эти сведения Клэр.

    Тут же лежали вещи Паломы — туфли, сумочка и губная помада. Покидая комнату, я осмотрелась в поисках полезных вещей и решила взять кабель на тумбочке и один из динамиков музыкального центра.

Проблеск света

В тот момент, когда я поднималась наверх, позвонила Клэр. Мы наконец-то продвинулись: у нас появился подозреваемый, Дэвид Карсон. Фото пока не было, но это было делом времени. Надо было спешить, ведь жизнь Паломы Эрнандес зависела только от скорости нашей работы. Я поднялась на второй этаж, чтобы узнать, получилось ли у Гарриса открыть электронный замок.

Когда я зашла в сгоревшую комнату, вновь нахлынули воспоминания о деле 2005 года. Мне нужно было поговорить с Ричардом, поэтому я приехала в Чикаго и пришла в его студию. Пока его не было, решила осмотреться. В то время он решил попробовать себя в роли скульптора, но результат был катастрофический, честное слово. Я как раз нашла один из его «шедевров» в дальнем конце комнаты, а неподалеку — одну из картин Аккермана. Там же стоял деревянный шкаф, но он был заперт. Что Ричард мог скрывать от меня? Надо было взломать замок, но чем?

В комнате сгорело все, и только манекен проявил волю к жизни.

К счастью, рядом стоял стол, на котором нашелся острый инструмент для лепных работ, а также набросок костюма убийцы, сделанный Томиновой — знакомой моего деда. Я сфотографировала его и продолжила осмотр: нужен был еще хотя бы один инструмент, чтобы сварганить какое-то подобие отмычки. Он нашелся под сваями, на столе справа от лестницы. Кое-как я соединила обе штуковины — импровизатор из меня просто отличный.

С блеском в глазах и хитрой улыбкой я подошла к шкафу, повозилась чуть — и дверь поддалась. И что вы думаете? Под ворохом тряпья на нижней полке я нашла накидку убийцы, всю в крови... Мне стало не по себе: это же Ричард, мой Ричард — как он мог?

А он не спешил возвращаться, и оставалось время для поиска других улик. И они нашлись быстро — в синем шкафчике рядом с лестницей. Во втором ящике лежало письменное признание Герберта Аккермана — в нем он называл сына убийцей. Эти документы Ричард позаимствовал у детектива, прикинувшись журналистом. Верхний ящик был закрыт, но на помощь пришла отмычка. Вот тут я очень удивилась — там хранилась переписка Беатрис Аллен и Марка Аккермана. Оказалось, они были любовниками, а Генри, отец Ричарда, — сыном убийцы. «Мой парень — внук маньяка, — подумала я. — О боже!»

И тут он вошел. Подкрался сзади, тихо, незаметно. Сказал, что соскучился, что безумно рад видеть, но мне было не до телячьих нежностей. Я задавала вопрос за вопросом, Ричард не успевал отвечать. Он узнал о том, что был внуком Аккермана несколько лет назад, когда умерла бабушка. С тех пор он стал коллекционировать картины маньяка и стал его яростным почитателем.

Когда я спросила об окровавленной накидке, Ричард попытался съехать. Теперь все встало на свои места. Он даже не пытался спорить, что был жестоким убийцей. О нет, вместо этого он решил показать мне картину...

Неожиданная встреча

Внезапно меня окликнул Гаррис, и я вышла из транса. Он сказал, что Хокер приехал, и пошел встречать его. Ну а мне нужно было осмотреть комнату. Пожар был довольно сильный, и ничто не осталось нетронутым. Но больше всего повезло панели видеонаблюдения на столе — она уцелела, хоть монитор и сгорел. Подсоединила к ней колонку, а под столом нашлось зарядное устройство, которое я подключила к панели с помощью кабеля. Но она не заработала, так что пришлось спуститься вниз и попросить помощи у Гарриса.

И вот тут произошла знаменательная встреча: впервые за несколько лет я встретилась со своим бывшим напарником, Хокером. Он ничуть не изменился: все те же джинсы и кеды. Поговорили чуть, и Джеймс пошел осматриваться, а я — искать улики дальше.

Вот под этими бочками и притаился вход в бункер.

Прежде всего я поднялась в сгоревшую комнату и вышла на балкон. На перилах были какие-то следы. Оказалось, кровь Андерсена, причем столько, что он вряд ли выжил после ранения. Это должно было заинтересовать шерифа, так что я спустилась к ней и поделилась информацией. В обмен она сделала пару звонков и выяснила, что в 1950-х под домом был построен ядерный бункер. У него было два входа, и оба хорошо спрятаны. Но у шерифа в машине лежал металлоискатель, и она согласилась дать мне ключи от багажника.

Эта штука оказалась громоздкой, так что не хотелось таскать ее за собой по всему двору. Я задумалась, где мог бы находиться вход, и пришла к выводу, что бочки посреди заднего двора явно стояли там не просто так. И таки да, под алюминиевой обнаружился люк, заколоченный досками, — тут как раз пригодилась кочерга. Крышка была закрыта, а рядом красовалась надпись «H103123».

Теперь стоило пообщаться с Хокером — мне нужна была его помощь, чтобы взломать компьютер внизу. Но прежде я набрала Клэр и пробила информацию о нем за последние пару лет. Охранник, увольнения... не густо. Джеймса я нашла в гостиной, Разговор моментально перешел на повышенные тона, и уже через минуту мы разругались, а еще через две — помирились и спустились к компьютеру. По дороге он рассказал, что вычислил принцип, по которому убивал Палач, — всему виной классика фильмов ужасов 1940-х годов и актриса Вероника Лейк.

Пароль к компьютеру Хокер подобрал довольно быстро — это была девичья фамилия Вероники, Оккельман. Для начала я посмотрела записи камер и увидела стены бункера — Палома, возможно, находилась там. Потом я залезла в пароли, но текстовый файл оказался закодирован, так что пришлось воспользоваться компьютерным ключом из ЛАМП, а файл — сохранить на смартфон. Меня заинтересовало следующее:

  • Восточный люк: исходная основа + D55.

  • Палома — Martin.

  • Виктория — Stanton.

Это было странно, но, кажется, у меня был пароль для входа в бункер. Я ввела «H103123D55» и открыла вход. Обрадованная, я поторопилась на задний двор, встретила шерифа и пошла с ней вдвоем. Мы вышли из дома...

...на улице по кругу лежали трупы полицейских. Палач казнил их всех. Я оглянулась, но Кейт уже была мертва: ее убила стрела, выпущенная из арбалета. Следующая предназначалась мне, и я вырубилась.

В бреду мне привиделся разговор с Ричардом в его мастерской. Он показал мне последнюю работу Марка Аккермана, «Предательство», и рассказал, что убийства он совершил в память о великом деде. Он считал, что стал настоящим художником, преодолев все ограничения и табу. Ричард ненавидел женщин из-за того, что в детстве мать бросила его. Он отказался сдаться... на этом воспоминание оборвалось — я очнулась в какой-то камере.

Показания свидетельницы по делу № 136660408 Паломы Эрнандес:

«...Палач притащил меня в какой-то бункер и кинул в камеру. Этот урод даже не дал поесть, оставил только пачку черт знает какого печенья! Но выбора не было, и после завтрака (или ужина?) я легла спать. Когда проснулась, он принес в бункер Макферсон и сказал, что у нас нет шансов, а Хокер уже болтается на веревке.

Как только маньяк ушел, я высунулась в окошко двери и окликнула Викторию. Но вместо нее из соседней камеры мне ответил перепуганный мужчина в оборванной одежде. Он представился Гари Андерсеном и сказал, что сидит там уже несколько месяцев. Вначале он был в моей камере, но попытался удрать через вентиляционную шахту, и Палач отправил его в клетку напротив. Гари кинул мне вилку, с помощью которой можно было отвинтить болты на решетке шахты, но она не долетела, и я стала искать способ дотянуться.

Я поднялась, отодвинула ящик возле кровати и подобрала железную трубу позади. Потом я отодвинула кровать, которая подпирала шкаф, но он был закрыт. Я использовала железяку в качестве рычага, и дверца поддалась. Внутри нашлась пустая канистра и магнит, а на стенде рядом — веревка. Тут я заметила трещину в стене и присмотрелась: в ней блестел какой-то металлический предмет. Достала его с помощью магнита, оказалось — обручальное кольцо. Ужас...

Я привязала веревку к магниту и кинула через окошко двери. Вилка была у меня, так что я подставила канистру под вентиляцию, отвинтила болты и выбралась в коридор. Первым делом я свернула за угол и заглянула в медицинский ящик — там нашлась аптечка, аэрозоль и пустая упаковка от амфетаминов. Повсюду были камеры, и я решила лишить убийцу удовольствия — забрызгала их аэрозолем. Затем подошла к камере Виктории, попробовала поговорить с ней, но безрезультатно — она была в близком к коматозному состоянии. Амфетамины были бы очень кстати, так что я спросила у Гари, нет ли у него хотя бы таблетки. Он согласился дать несколько в обмен на кольцо его возлюбленной, а оно как раз было у меня.

Я вернулась к камере Виктории и кинула ей парочку пилюль. Слава богу, она оклемалась! Минутой раньше я заметила цифровой замок рядом с камерой и спросила ее о нем, но Макферсон не знала пароль — у нее был только список имен со стоящими напротив фамилиями. Ей соответствовала Stanton, мне — Martin. Признаться, я растерялась и думала довольно долго, но наконец вспомнила одну занятную систему кодирования: каждая буква английского алфавита соответствует цифре от одного до девяти. Я прикинула и попробовала ввести «1215265». Получилось!..»

Взрывной темперамент

Как ни противно это признавать, но Палома меня вытащила. Она же рассказала, что Хокера вздернули, хотя это казалось неправдоподобным — скорее уж Гарриса. Я осмотрелась в комнате, взяла металлоискатель в углу и кекс со стола — может, проголодаюсь. Мы вышли из камеры и подошли к мужчине за решеткой. Он был очень голоден, так что я отдала ему свою черствую находку в обмен на увлекательную беседу. Передо мной вроде был тот самый пропавший охотник Андерсен...

Договорив с ним, я свернула в коридор, открыла шкафчик и взяла аптечку, аэрозоль и вилку. Пришло время подняться наверх: я нажала кнопку рядом с лестницей, сказала Эрнандес, чтобы забаррикадировалась и никуда не совалась, и полезла вверх.

Шесть трупов, заброшенный дом, а посреди всей картины — девушка, говорящая по телефону. Ну просто идиллия!

На улице уже стояла ночь. Первое, что я увидела, — раскачивающееся на дереве позади забора тело Хокера. И зачем только он приехал?.. Но давать волю эмоциям было нельзя, и я уже почти зашла в дом с заднего входа, как увидела на земле что-то светящееся. Наклонилась, проверила — это была мина! На всякий случай провела металлоискателем — нашла еще две! Разрядить их было нельзя, только накрыть чем-то. После некоторых раздумий решила, что мишень для стрельбы из лука позади прицепа отлично подойдет. Одна есть.

Решила поискать сбоку дома, но там, откуда ни возьмись, появилась какая-то коробка на заборе, а из-под влажной земли слышалось электрическое гудение. «Ловушка! — подумала я. — Если вскрыть коробку, то наверняка получится ее обезвредить». Вот только чем? Отмычки под рукой не было, так что я включила металлоискатель и начала поиски. Скоро нашла старое велосипедное колесо, а из двух спиц сделала любительскую ковырялку. Что ж, коробка поддалась быстро. Внутри было отверстие для пульта дистанционного управления и электронная клавиатура, прикрученная болтом, но вилка помогла мне с этим. Я вытащила цифровую панель, обезвредив ловушку.

Только я ее перешагнула, как с неизвестного номера пришло сообщение «Конец близится». Это заставило меня вспомнить о минах, так что я вернулась назад, взяла валявшуюся на земле решетку и накрыла детонатор возле входа в дом, чтобы ничего не произошло, если я вдруг буду быстро бежать и забуду о минах.

Потом все же пошла на передний двор и, обыскав трупы полицейских, нашла нож и кварцевые часы. Сами по себе они были бесполезны, так что с помощью лезвия я вытащила батарейку. Также залезла в багажник машины шерифа — там лежало ее тело и мультиспектральная лампа, которую я забрала. Затем я вошла в дом.

На пороге гостиной валялась дохлая крыса, но видимых причин смерти не было. Что-то было не так, и я на всякий случай побрызгала аэрозолем на проход — там оказалась растяжка. Я аккуратно обрезала ее и зашла в комнату. Палач готовил здесь ловушку, но не закончил, так что прихватила лазерный излучатель и отражатель. Я уже готова была спуститься в подвал, но на всякий случай опять побрызгала аэрозолем — растяжка была и здесь. Обезвредила и зашла в комнату с компьютером. Теперь там стояла куча отражателей, но ничего видно не было. Подключила лазер к розетке, а мультиспектральную лампу поставила наверх. Теперь я видела все лучи, а также висящую над ними газовую бомбу. Чтобы пройти вперед, повернула соседний излучатель на 90 градусов и установила на стойку отражатель. Несколько раз я вертела разные излучатели и в конце концов добралась до кнопки, которая отключала всю эту систему.

Надо было срочно связаться с кем-то, например, через компьютер. Вот только эта сволочь поменяла пароль и позвонила мне. Палач сказал, что уже идет и убежать не получится. Первое, что пришло в голову, — спрятаться в холодильнике с трупом, там-то меня бы точно не искали. Так оно и оказалось.

Макферсон прячется под покрывалом этой красотки. Непередаваемые ощущения!
Маньяк был отлично выдрессирован, но лучше всего знал команду «Умри!».
Устал сидеть за рулем?
Залезь в багажник и
займись йогой!

Когда я вылезла, то твердо решила: этого урода нужно убить, причем с помощью его же ловушки. У меня был его номер, так что осталось подготовить декорации...

Я пошла на второй этаж и вылезла на крышу. Там нашелся пульт дистанционного управления — им активировалась электрическая ловушка. Я вышла с черного входа и оказалась на заднем дворе. Подошла к коробке на заборе, вставила цифровую панель и пульт и заметила под клавиатурой надпись «SSP». Она соответствовала надписи на дощечке возле бревен. Попробовала код «8541» и активировала пульт. Теперь нужно было позвонить Палачу.

Я набрала номер и спряталась за углом. Как только он наступил на лужу в проходе, я пустила ток. У него не было шансов. Когда Палач упал замертво, я подошла и сдернула с него маску — лицо было мне незнакомо.

Надо было присоединиться к Эрнандес и Андерсену. Рядом с телом лежал электронный ключ, а в кармане обнаружилась записка со словом «namlekco» — это был пароль к компьютеру в подвале.

Я спустилась туда и ввела код. Просмотрев сведения, обнаружила, что вход в бункер снова заперт. Пароль был прежний, и я открыла люк. Также мне стало доступным досье Карсона. Помимо фактов там была его фотография. Тут-то я и поняла, что кое-кто выдает себя за другого. И я оставила Палому вместе с этим человеком!

Труп убийцы, велосипедное колесо, мишень, решетка и мина. Мозг может взорваться в любую секунду.

Я спустилась и зашла в комнату за электронным замком. Там нашлись ЛАМП, а также мина разгрузочного действия, аптечка, обойма для пистолета (всегда лучше ходить вооруженной), удлинитель, складной нож, скотч, нейлоновая веревка, ключ-вращатель от электронной отмычки, сама электронная отмычка, правда, с разряженной батарейкой. Я сняла отпечатки с журналов возле кровати — Теренс Кертис. Тогда я еще не понимала, какое отношение он имеет к этой истории.

В комнате с заваренной намертво вентиляционной решеткой снова журналы с теми же отпечатками. Но меня интересовал вентиляционный ход. Соединив мину со скотчем, я приклеила ее к решетке, а прицепив к взрывателю нейлоновую веревку, собрала готовую взрывчатку. Взрыв был чертовски хороший!

Проделанный ход привел в следующие помещения с несколькими дверьми. Одну из них можно было открыть с помощью электронной отмычки. Соединила ее с ключом-вращателем и батарейкой, и отмычка заработала. За дверью оказалась комната маньяка. Компьютер был выключен, и включить его можно было только с помощью отпечатка пальца. Надо было одолжить палец Палача...

На столе также лежала коробка с компьютерной игрой Still Life — героиня была очень похожа на меня, да и описание ее мне полностью соответствовало. Я люблю компьютерные игры! Из комнаты вел еще один выход наружу, и я воспользовалась им.

Я вылезла рядом с деревом, на котором повесили Хокера. Каково же было мое удивление, когда оказалось, что это был Гаррис, переодетый в одежду Джеймса! Из кармана Гарриса выпала флэшка, и я перенесла данные в ЛАМП. Кроме того, рядом с люком я обнаружила табличку с номером «H061914». Затем я пошла к трупу маньяка и — брр! — отрезала ему палец. Трофей помог включить мне заблокированный компьютер.

Среди всех сигналов один был зашифрован — помог компьютерный ключ из ЛАМП. Камеры показали привязанную к стулу Палому и Карсона. Я попыталась разговорить Палача, но у меня ничего не вышло — я только и узнала, что это он убил Андерсена. Надо было срочно спасать Палому.

Показания свидетельницы по делу № 136660408 Паломы Эрнандес:

«...Я увидела ключ на столе в дальнем конце комнаты, но до него не так-то легко было добраться. Я была прикована к стулу цепями, а мои руки были связаны. Пока убийца разговаривал с Макферсон, я пыталась освободиться.

Сначала я подкатилась на стуле к работающей циркулярной пиле и попыталась срезать веревку на правой руке. Вышло! Теперь я могла взять ключ. В тот момент, когда я окончательно освободилась, маньяк обернулся и заметил меня. Я побежала.

Забежав в комнату, я подперла дверь стеллажом со шкафа. Как только я это сделала, тут же позвонила Виктории...»

Неожиданная развязка

Нужно было обезвредить Карсона, пока он не ворвался к Паломе. Еще раз лихорадочно просмотрев камеры наблюдения, я неожиданно увидела надпись на одной из бочек — «D090746B2». Похоже, что это был код от той самой двери, которая вела в комнату с пилой в подвале. Я разблокировала дверь через систему управления и побежала наверх. Но там была ловушка — струи огня преградили дорогу.

Вот такая хитрая ловушка.

Я помчалась обратно в комнату с компьютером, чтобы найти другой ход, опять загрузила изображение с камер, а там... Хокер выстрелил в Карсона и увел Палому наверх. Итак, Хокер был жив, и он решил свести счеты с Карсоном. Оставалось только найти его и Эрнандес.

Я выбралась из бункера, и как раз позвонил Хокер, чтобы сообщить, где они находятся. Но тут связь оборвалась. Тогда я отправилась к месту убийства. Там я нашла электронный ключ, выпавший из кармана Карсона, а также пулю, которой его убили. Странно, но незаряженный пистолет Хокера лежал рядом с телом.

Джеймс позвонил снова. Я спросила, где он и как ему удалось выжить в этой бойне, но он пропустил это мимо ушей и напомнил, что они с Паломой ждут меня около ловушки с электричеством. Связь снова прервалась. Я вышла наружу, и неожиданно мое внимание привлек столб рядом с главным входом: там застряла пуля. Анализ ЛАМП обеих пуль не был проведен до конца из-за недостатка данных.

Опять позвонил Хокер и сказал, что это он все устроил, и предложил поискать объяснения в комнате, где пряталась Палома. Мной овладели нехорошие предчувствия. Я спустилась в подвал и включила компьютер. Камера показала привязанную к электрическому стулу Палому...

Джеймс рассказал, как после увольнения к нему пришел Карсон, и они легко нашли общий язык. Но именно Хокер разыграл весь спектакль, чтобы отомстить мне.

Надо было опять спасать журналистку. Я зашла в комнату с пилой, и тут неожиданно сработали ловушки с огнем. Хокер оставил меня умирать от удушья, а сам пошел к Паломе. Нужно было выбираться.

И тут я опять вспомнила студию Ричарда. Он так и не сдался. Вместо этого он поджег себя, а вместе с ним пламя начало пожирать и все остальное. Тогда меня спасли крюк, цепь, намоченная накидка убийцы, шест — и смекалка. Я точно рассчитала момент и выпрыгнула из окна. Все было кончено...

Я опомнилась и, рассчитав мгновения, пробежала между струями пламени. Но мне все еще грозила смерть от удушья. Первым делом выкрутила вентиль на баллоне с газом — огонь потух. Я побежала наверх. Хокер был на кухне, но взять его не удалось: он ранил меня и убежал, оставив на столе взрывчатку. Ее я на всякий случай прихватила. За Хокером можно было проследить позже, а пока надо было выручать Палому. Я вернулась в комнату с газом. Там в глубине, рядом с бочкой, на которой был код «D090746B2», нашлась дверь. Электронный замок был разобран. Цифровая клавиатура к нему нашлась на самогонном аппарате. Я помнила, что с той стороны такая же ловушка с огнем, и надо было ее обезвредить. Для этого с помощью ключа сняла маховик с печи.

Этот набор и есть ЛАМП. Незаменимая вещь в хозяйстве!
Ну вот и все, договорилась ты, подруга.

Обезвредив ловушку за дверью, я вернулась в помещение с тремя проходами. Один из них был наглухо закрыт, и именно он вел к Паломе. Я не нашла способ открыть дверь, поэтому просто взорвала ее: соединив запал с взрывчаткой, а паяльник, найденный в комнате с газом, — с удлинителем. Получилась неплохая бомба. Подсоединила ее к розетке неподалеку и спряталась за углом. Взрыв проделал достойный проход.

Комната была разделена на две части звуконепроницаемым стеклом, а за ним находилась прикованная к электрическому стулу Палома. Включив громкую связь, я узнала, что Хокер спрятался за соседней дверью. В углу стоял компьютер, и хотя клавиатура была сломана, в соседней комнате нашлась запасная. Камеры слежения показали, что Хокер спрятался и поджидал меня с пистолетом наголо. В руке у него был прибор, который отслеживал сигнал моего смартфона. Я вытащила жучок и прошла в комнату.

Там были цистерны, а справа за ними прятался Джеймс. Еле слышно гудела вентиляция — надо было включить ее на полную, чтобы моих шагов не было слышно. Жучок из смартфона я установила на одну из цистерн. А сама зашла сзади.

Я не собиралась убивать бывшего напарника, пыталась помочь ему, поговорить. Но он был зол, очень зол. Он винил меня в предательстве, хотел мести и не боялся смерти. Хокер собирался выстрелить, но я опередила его...

Осмотрев тело, я подобрала разбитый КПК, электронный ключ и обойму для пистолета. Теперь, когда мне ничто не угрожало, я зашла в комнату недалеко от трупа. На столе лежал файл с документами под названием Немезида. В нем был составлен последовательный план и список необходимых вещей для его осуществления. Целью, конечно же, было мое убийство.

Я нашла свою фотографию в ящике стола, а над ним — фото Карсона. Тут же нашелся кабель и резак по металлу, а в чемодане под кроватью сзади — весьма полезный набор из катушки провода, медной пластины, набора зажимов и изолированных кусачек. Взяв все это с собой, я вернулась в комнату с компьютером и подключила КПК через кабель. Угадать пароль было несложно — «Немезида». Теперь я прочла файл под названием «Немезида» (кстати, ему соответствовал код «А64571») и узнала, что жертвы Палача выбирались по первой букве имени ролей Вероники Лейк. Также я узнала, что Хокер был недоволен Карсоном, зато Кертис оказался исполнительным и преданным.

Ну ничего себе бомба!

Я знала все и пошла в комнату Паломы, чтобы освободить ее. Но как только мы заговорили, заработал телевизор: Джеймс записал видео на случай своей смерти, а также запустил механизм, который должен был поджарить Эрнандес. Думать пришлось в критических условиях.

На полу за стулом был регулятор тока. Ковыряться в нем не позволяло время, так что я просто отстрелила пенный изолятор, а затем вырезала из него кусок с помощью резака по металлу и вставила в регулятор. Можно было больше не волноваться, что Палома поджарится. Отмычкой я освободила ее от оков, но это был еще не конец: активировалась бомба, которая в считанные минуты взорвала бы дом и нас вместе с ним.

Эрнандес побежала к компьютеру, чтобы открыть дверь в бункер, а я должна была обезвредить бомбу. Открыла висящий на стене распределительный щит, достала оттуда цифровую панель, вышла из помещения и подошла к здоровенной железной махине, в которой был спрятан детонатор. Я вставила панель и набрала код из «Немезиды» — «А64571». Дверца отворилась, и я застыла как вкопанная: такой огромной бомбы не видела даже в кино!

Перерезать красный провод не удалось — они все были синие и пронумерованы. На шкале под проводами нашлась подсказка: «16», «07», «01». Выбора не было, и я перерезала эти провода изолированными кусачками. Бомба не взорвалась...

Столько пережито, а сказать друг другу нечего...

Спустя несколько минут мы вылезли наверх, где нас уже встречал отряд полиции. Мы с Паломой прислонились к полицейской машине и молча стояли — каждая думала о своем. Я о том, что могла не успеть ее спасти и тогда я в одиночку сидела бы на лестнице, теребя в руках пистолет. Она — о том, как бы быстрее позвонить в издательство и устроить сенсацию. Ох уж эта Эрнандес, даже пережитое за последние два дня не изменило ее — она умудрилась одолжить у полицейского телефон и набрать номер редакции. Я улыбнулась, выдрала его из рук Паломы и, провожаемая ее недоуменным взглядом, ушла.

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
8.8
проголосовало человек: 87
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования