КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

КРАСНАЯ КНИГА

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№9 (94) сентябрь 2009
вид для печати

Крысолюди

Жила-была на свете крыса

В морском порту Вальпараисо,

На складе мяса и маиса,

Какао и вина.

Она жила, пила и ела,

Но ей на складе надоело —

Во всей округе захотела

Поцарствовать она!

Ю. Ким, «Баллада о крысе»

Наряду со знаменитой проблемой «Одни ли мы во Вселенной?», в смысле — нету ли на других планетах разумной жизни, равной людям или превосходящей их, порой задаются и более постижимым для нас вопросом: «Одни ли мы на Земле?» Нет ли другой расы, чей разум уже вполне сопоставим с нашим? И, кстати, добавят люди мнительные, — а не угрожает ли нам она?

Разумные животные

На планете Земля люди всегда предполагали, что они разумнее дельфинов, потому что они придумали так много: колесо, Нью-Йорк, войну и т.д., а дельфины всегда только плескались в воде и развлекались. Дельфины же, напротив, всегда считали себя разумнее человека — причем по той же самой причине.

Д. Адамс, «Путеводитель по Галактике для автостопщиков»

Кандидаты на звание самых разумных животных известны давно. Большинство исследователей сходится на такой примерно шестерке:

  1. Обезьяны (в первую очередь шимпанзе, гориллы и орангутанги, за ними в отдалении следуют мартышки и макаки).

  2. Дельфины.

  3. Слоны.

  4. Крысы.

  5. Осьминоги и кальмары.

  6. Собаки.

Некоторые добавляют еще свиней, реже — воронов, белок, кашалотов. Предпринимались попытки доказать выдающиеся возможности кошек или лошадей, благо среди зоологов тоже немало рьяных любителей тех и других, но пока их усилия ничего не дали.

Но это позиция зоологов; а писатели, киношники, игроделы и творцы «городских легенд» расставляют приоритеты иначе. Им ведь интересно найти не просто расу, обладающую зачатками разума, — а такую, которая может чему-то научить или чем-то угрожать...

Обезьяны слишком похожи на людей, а потому в этом качестве малоинтересны: как ни крути, получается «недочеловек».

Дельфины, резвящиеся в океане, годятся на роль удивительного собеседника, но о цивилизации дельфинов говорить всерьез трудно: мы ведь считаем неотъемлемым признаком высокого развития изготовление орудий... а плавниками и зубами это делать трудно. В крайнем случае можно представить дельфинов этакими мыслителями, может — псиониками...

Слонов тоже порой представляют носителями чистого разума, любителями медитации, знатоками древних тайн, к тому же у них есть хобот, пригодный для тонкой работы. И в былые времена легенды о слоновьем уме и культуре имели широкий ход: говорили о религии слонов, об их медицине, кладбищах... Но позже, когда «таинственные джунгли» перестали быть белыми пятнами, эти истории стали увядать: «спрятать» на современной карте слоновий город решительно невозможно!

Собаки слишком известны и слишком открыты; так и кажется, что, если бы они знали и умели чуть больше, мы бы непременно это поняли. Может, это и неверно, но переубедить читателей (зрителей, игроков) слишком трудно. На тему собачьей цивилизации есть буквально пара-тройка интересных рассказов — написанных хорошо, но явно в шутку.

Остаются лишь крысы и морские головоногие.

Те и другие хорошо подходят на роль угрозы: головоногие — на «ужасы в глубинах», которые топят корабли и людей и, возможно, где-то в пучине готовят оружие, армии рабов или еще какую-нибудь чертовщину; крысы — на «подполье» внутри наших городов. Существует множество легенд, отчасти основанных на правде, где крысы таинственным образом похищают продукты, пользуясь довольно сложными орудиями, или защищают свое логово, или ликвидируют средства борьбы с грызунами... Не забудем также о древнем кошмаре — чуме, переносимой крысами, — и станет ясно, почему они оказываются кандидатом номер один на звание «опасного для людей земного разума».

Воплощению головоногой опасности — кракенам — был посвящен наш предыдущий выпуск. Теперь же поговорим о крысах, вернее — о цивилизации крысолюдей.

Двуногое без перьев, но в шерсти

Итак, крысолюд, он же крысочеловек, скейвен, ратткин или попросту крысюк. Выглядит как помесь человека с крысой: двуногое, прямоходящее, с хорошо развитыми пальцами — однако с крысиной мордой и, как правило, голым хвостом.

Это важно: не следует путать крысюков с крысами-оборотнями — существами, которые могут становиться крысой, человеком или чем-то средним, а своим укусом распространяют ликантропическую заразу. Крысолюди обладают лишь одной формой, не могут делать из людей себе подобных, не зависят от фаз луны и не защищены от железа. Оборотням будет посвящена отдельная статья.

Чаще всего крысюки достигают роста гнома (около 110-130 см), хотя отдельные крупные разновидности оказываются с человека. Я говорю об их «естественном» росте: поскольку крысолюди обычно ходят не на всей стопе, а только на передней ее части с пальцами (как и обычные крысы), то ноги у них при ходьбе постоянно согнуты. А это значит, что крысолюд в принципе может выпрямиться и стать выше сантиметров на 20-40, но такая поза для него неудобна и неестественна, как для нас стояние на цыпочках.

Кости у них довольно тонкие и легкие, а сложение, даже у самых крупных, субтильное, к тому же они очень гибки — и легко могут протиснуться в отверстие, на первый взгляд, слишком узкое для такого большого существа (например, в канализационную трубу). Малый вес и цепкие лапы позволяют им отлично лазить по стенам, скалам и деревьям; а вот бегуны они посредственные, на ровной местности человек их, скорее всего, догонит без особого труда. Только вот поди застань их на ровной местности!

Кожа этого народа покрыта короткой шерстью, не длиннее, чем у обычных крыс. Иногда у них, особенно к старости, отрастает что-то вроде гривы, густой мех на плечах или густые пучки шерсти в районе усов — этакие бакенбарды, но в остальном шерсть такая короткая, что ее можно порой принять за голую кожу. Порой она частично облезает — получается на редкость несимпатично.

Глазки-«бусинки» без белков отлично видят во мраке; быть может, не в полной тьме (хотя и такое встречается), но света им нужно во много раз меньше, чем человеку. Правда, на ярком солнечном свету замечательные глаза могут подкачать; а если им часто приходится бывать на солнце, они становятся подслеповатыми. Но слух и нюх тоже превосходны — крысюки могут почти свободно действовать с завязанными глазами.

Язык отлично развит и способен к сложной членораздельной речи. Правда, голос их очень писклив, к тому же им порой плохо даются взрывные согласные (п, к, т...). Собственный язык крысолюдей обычно насыщен шипящими, а из гласных там преобладают и и е.

Крысолюди предпочитают носить одежду, хотя от природы не слишком страдают от холода: быстрый обмен веществ помогает им согреваться. Часто они одеваются только ниже пояса, но порой, наоборот, закутываются в плащи. Некоторые авторы полагают, что таким образом они пытаются сойти за людей, но это вряд ли — все равно походка их непременно выдаст. Обуви не носят почти никогда — при хождении на пальцах ног это не очень удобно.

Рацион крысолюдей весьма широк. И обычные-то крысы скорее всеядны, в отличие от большинства родичей-грызунов; а крысолюди весьма расширили это понятие даже по сравнению с человеком. Насекомые, падаль, кости — все это оказывается пригодным им в пищу.

Большинство нечеловеческих рас в волшебных мирах живет дольше нас; крысолюди — редкий случай обратного. Характерная продолжительность их жизни — лет 15-25, 40-летний считается древним старцем-долгожителем, и только чары могут продлить их годы до человеческих. Однако этого времени вполне хватает, чтобы крысолюд вырос, развился (они растут много быстрее людей), научился всему необходимому и, возможно, даже успел изобрести что-нибудь новенькое.

Откуда они взялись

Крысолюди — редкий случай в бестиарии: существа, которые равно хорошо чувствуют себя в фэнтези и в научной фантастике, среди мечей и чародеев или среди атомных зарядов и звездолетов. Их стиль жизни, внешний вид и послужной список годятся куда угодно; до сих пор неизвестно даже, в мире какого типа их обнаружили впервые. Слишком уж много кандидатов. Скорее всего, все же в нашем родном...

Будь то в волшебном мире или в техногенном, но крысюка обычно можно охарактеризовать понятием «мутант». Когда-то они были ординарными крысами, но некий фактор «Х» — будь то радиация, заклятие, неведомая инопланетная или волшебная субстанция или телепатическое воздействие — навсегда изменила мирных грызунов, увеличила в размере и усилила мозг.

Если это было намеренным вмешательством, то те, кто это сделал, могли ускорить прогресс крысиной цивилизации; если нет, они рано или поздно успеют научиться всему сами. Хотя с письменностью у них чаще всего так себе, учатся они быстро.

Нравы и общество

По части интеллекта они, видимо, людям не уступают, а порой так даже и превосходят — по крайней мере в части всевозможной инженерии. Правда, читать и писать они если и умеют, то не слишком любят; видимо, в механике они одарены от природы.

Во всяком случае, в большинстве миров крысюки освоили довольно сложную технику, а порой и магию. Нередко они берут в свои руки ту силу, что мутировала их предков, и начинают производить собственных мутантов — так, например, в мире Warhammer они сотворили гигантских крыс, а также крысоогров; порой овладевают бактериологическим оружием — так, миру еще не раз «икнется» великая Чума.

Нередко Чума становится одной из основ их религии — вместо того чтобы страдать от нее наряду с людьми, они начинают ею наслаждаться, как некоторые люди — войной. Смерть от чумы считается славной кончиной, достойной героя.

Но вообще-то герои у крысюков в дефиците. Они в избытке наделены инстинктом самосохранения... а попросту — изрядные трусы. Смелость им придает либо невидимость (выстрел из засады — любимое дело, тем паче что по части засад они великие мастера), либо большой численный перевес.

С численным перевесом у них тоже неплохо; крысолюдка рождает за раз 4-8 детей, причем беременность длится только два месяца, и порой за год она успевает разродиться четырежды — малыши становятся почти самостоятельными буквально через месяц. В год-полтора крысолюд уже полностью взрослый; так что не стоит удивляться, что группка в дюжину особей лет через пять порождает целые полчища. Хватало бы пищи... а не хватит, так они могут и сами взять.

Впрочем, агрессивны они при одном важном условии: если у них сформировалась прочная власть. При весьма трепетном отношении к собственной жизни чужую, даже жизнь сородича, они не ценят совершенно, и крысиный вождь может не моргнув глазом жертвовать тысячами подданных.

Но если они продолжают жить кланами — то им проще прятаться по углам либо, как в некоторых мирах, вливаться в мультирасовый социум на самых низших ролях. Например, становиться мусорщиками, как в Танфере. Почему бы и нет? Они небрезгливы, довольствуются, по людским понятиям, малым...

Однако кланы крысюков без центральной власти обычно начинают разлагаться, особенно в условиях мегаполиса. Причина чаще всего одна: неустойчивость к соблазнам. По этой части они переплюнули даже людей. Крысолюди легко подсаживаются на спиртное и другие наркотические вещества, ведутся на азартные игры — словом, за ними нужен глаз да глаз.

Женщины крысиного народа более устойчивы. Однако проследить за своими мужьями они не могут по двум причинам. Во-первых, равноправием полов у крысюков и не пахнет — женщина постоянно занята размножением и потому, увы, не принимает активного участия в общественной жизни. А во-вторых, крысолюди далеко не всегда признают институт брака; частенько «брак» заключается буквально на три месяца, на один цикл размножения.

Поэтому мужчин-крысолюдей в небольшом клане некому удерживать от всяческого разврата. И только бдительный вожак способен сплотить их и избавить от большинства вредных для здоровья и кошелька пороков.

Крысиная власть

Власть крысолюдей можно охарактеризовать так же, как в свое время говорили о российской монархии: «Самодержавие, ограниченное удавкой».

Власть крысиного предводителя крайне велика, он имеет право буквально на все, что взбредет ему в голову, и приказы его беспрекословно исполняются. Однако должность эта опасная: как правило, умирают правители прямо на рабочем месте — от разрезов в области спины, несовместимых с жизнью.

Законы крысолюдей изучены плохо. Но они существуют и весьма разнообразны; например, один юрист упоминал, что их кодекс держит рекорд по количеству упомянутых в нем смягчающих обстоятельств. Свыше тысячи причин могут избавить крысолюда от ответственности за убийство, кражу и другие предосудительные деяния.

Наследственная монархия у них редкость — чаще встречается пожизненное избрание (а если избранник неудачен, так его пожизненный срок можно и сократить). Нередка также теократия — в этом случае вождя обычно именуют «пророком». По-настоящему многочисленные народы могут организоваться во что-то вроде республики или, скорее, конфедерации — когда правит совет из монархов, возглавляющих отдельные племена. Примерно так устроено правление скейвенов в Warhammer: власть принадлежит Совету Тринадцати, куда входят главы кланов, а также главнокомандующий крысиной армией и верховный пророк.

Силовой захват власти, как ни странно, почти не практикуется — только силовое устранение текущего вождя. А уж дальше все будет настолько честно, насколько это возможно для крыс...

Главное средство управления — страх, благо безрассудная смелость этому народу несвойственна. Крысиный вожак не стесняется самых жестких мер, и они лишь увеличивают лояльность подданных. Пока крысюк знает, что за ним наблюдают, он обычно довольно тщательно исполняет приказы.

Поэтому городской стражи и тому подобных организаций крысы обычно не держат, зато обладают чем-нибудь вроде тайной полиции, соглядатаев и так далее. И развитой службой поимки и уничтожения преступников. А армии крыс нередко сопровождаются заградотрядами — дабы бежать вперед было менее страшно, чем назад.

Вообще же, если есть возможность, от любимого вождя крысы бегут, и не только на войне. Отщепенцы поселяются на периферии городов других рас, но чаще всего новый клан исчезает, не родившись, — по причинам, изложенным выше.

Города и промыслы

В отличие от крыс-оборотней, с которыми их часто путают, крысолюди не нуждаются в соседстве человеческого поселения. Они, конечно, могут обжить канализацию или катакомбы под городом — особенно если планируют его захватить, но чаще селятся в пещерах или развалинах покинутых городов. При необходимости можно сделать развалины из еще живого города.

Дом крысолюда — это, как правило, общая спальня, столовая и много-много кладовок и шкафов. Крысолюди весьма запасливы, причем хранят не только пищу, как их родичи-грызуны, а все, что «может пригодиться», от старого валенка до мотка проволоки. И, по справедливости, им это в самом деле пригождается; если вдруг ударили холода, крысюк помнит, где в его доме припрятан левый валенок и подбитый мехом сапог, быстро их найдет и наденет. А из мотка проволоки можно при случае соорудить капкан, рыболовный крючок или вешалку для копчения пойманного бродяги.

Чаще всего плотность населения у крысолюдей слишком велика, чтобы у каждой семьи был свой дом, — тем более что семья у них, как уже упоминалось, дело преходящее. Энное количество крысолюдей объединяется и заселяет дом совместно.

Малочисленные племена живут по общинному закону, но большие народы практикуют рабовладение.

В рабы попадают не только свои же крысюки, но и представители других рас. Однако в большинстве миров шанс оказаться в крысьем рабстве для нас с вами невелик: людей они в плен стараются не брать, потому что мы по их меркам слишком прожорливы, недостаточно выносливы и мало работаем. Но порой они решают освоить сельское хозяйство, в котором сами крысолюди ни уха ни рыла, — и вот тут-то люди им пригождаются.

Сами крысолюди предпочитают добывать пищу собирательством (благо в еду им годится такое, на что не позарится даже голодная гиена), но если их много, в ход идут торговля, война и охота. Скотоводство под силу лишь очень немногим кланам, земледелие — только рабам. А поскольку они ничего не смыслят в посевах и жатве, то даже наблюдать за сельхозработниками им непросто. Поэтому крысиные поля — большая редкость.

Крысы на тропе войны

Вопреки расхожему мнению, крысюки не злобны от природы. Да, они то и дело оказываются агрессорами в войне, виновниками исчезновений людей или торговых караванов — но это следствие устройства их общества, а не врожденное свойство. Так, малые общины крысолюдей в городах людей нередко вызывают брезгливость или снисходительную жалость (примерно как кринновские овражные гномы), но вреда от них особого нет. Крысолюди не кровожадны, драться очень не любят и даже не слишком ценят самоутверждение и власть.

Однако крысолюди гораздо хуже умеют регулировать свою численность, чем крысы. Если обычная серая крыса живет впроголодь, она не забеременеет; с крысолюдьми это не так. А огромное полчище крысюков невозможно прокормить без агрессии. С ними происходит примерно то же, что с саранчой: пока их мало, это мирные «кобылки», которые пасутся себе в траве и не причиняют серьезного вреда, но стоит им сбиться в рой — и прости-прощай все живое на их пути.

Воюют они в разных мирах по-разному, но есть три главнейших метода, которыми они пользуются.

Захват изнутри

Завоевание намеченного города проходит с длительной подготовкой. Крысиные боевые отряды обживают канализации, крыши, подвалы, постепенно ликвидируют охрану или приучают ее не искать себе неприятностей в темных углах.

В одну не слишком прекрасную ночь они, как большевики в революцию, захватывают мосты, вокзалы, банки, почту и телеграф, арестуют временное или постоянное правительство — и оказывается, что в городе сопротивляться уже некому. Немногие рьяные правоохранители лежат с перерезанным горлом. Двенадцать часов, и все спокойно.

Самые хитрые вожаки вообще могут не объявлять о том, что власть переменилась. Пусть себе жнут и сеют, торгуют и, главное, собирают налоги. А крысы все спокойно вывезут куда следует. Это выгоднее захвата, но намного сложнее.

Заражение

Этот способ практикуют те крысолюди, что поклоняются Чуме или какому-нибудь ее покровителю. Чумные крысы, которым терять уже нечего, приносят в город заразу. После чего аккуратно заселяют опустевшие дома.

Преимущество этого способа в том, что окрестные поселения сами добровольно изолируют город-жертву: поставят по краям чумные камни, запретят торговлю. Что многократно уменьшит риск лобового столкновения армий. И даже если о крысиной операции станет известно, кто пойдет добровольцем освобождать чумной город?

Недостаток простой: крысы, как ни крути, тоже подвластны чуме.

Запугивание

Если же крысам все-таки приходится воевать, то они предпочитают полагаться сразу на технологическое (магическое) превосходство и на многократный численный перевес.

90% их изобретательских и инженерных усилий уходит на оружие, и потому чаще всего им есть чем удивить противника; но сильнее срабатывает деморализация. Солдат, который видит, что на одного «нашего» приходится двадцать крысюков, как-то приунывает... А зря, потому что в рукопашной крысолюди обычно немногого стоят, а моральный дух крыс крепок только до первого серьезного удара.

Сами крысы это отлично знают и потому стараются лишить врага воли к сопротивлению — Ужасно Страшными Чарами, зрелищем гигантской серой орды и даже специальными драматическими эффектами.

Россказни о крысином потоке, который «ничем не остановить», распускаются самими крысами. Поэтому, если вам доведется служить в армии противника крысолюдей, постарайтесь запомнить и объяснить товарищам по отряду: труднее всего в первые полчаса; если за это время вы не побежали — то побегут, скорее всего, они.

Как поладить с крысюком

Подружиться с ним — вторая задача. Первая и главная — чтобы он и его сородичи не восприняли вас как добычу.

Поэтому ни в коем случае не обнаруживайте при знакомстве страх — ни перед самим крысолюдом, ни перед кем-либо еще. Лучше всего обозначить себя как более сильного, причем такого, который может оказать покровительство. Этот вид отношений они понимают лучше всего.

Не надо ничего просить, хотя можно предлагать обмен («ты мне, я тебе»). Требовать — можно, но осторожно: дело в том, что крысолюди обычно воспринимают угрозы и ультиматумы предельно буквально. То есть, если вы скажете крысюку: «Отдай мне то, что ты несешь, не то я оторву тебе голову!», он запросто может решить, что терять ему уже нечего, и... Если это крысюк из большого племени, а не городской одиночка, помните, что, скорее всего, есть кое-кто, кого он боится сильнее вас, — его вожак.

При общении с ними можно не особенно бояться оскорбить собеседника. Это вам не гном, с которым одно неосторожное слово может дорого обойтись. Крысюки сами редко пытаются кого-то унизить — и практически не понимают, что такое унижение. В их культуре такое понятие отсутствует. «Я сильнее тебя и главный над тобой» — да, а «ты жалкий, глупый, трусливый» — нет. Порой всевозможные моральные уроды часами глумятся над крысолюдом, не понимая, что с тем же успехом могли бы осыпать оскорблениями собственный башмак.

Кто-то упоминал, что нашел такое ругательство, которое крысюк воспринимает всерьез: «падаль». Но он просто недопонял ситуацию. Крысолюд счел это не ругательством, а желанием собеседника употребить его в пищу. Мимика крысолюдей вообще очень плохо читается человеком.

И последнее: ни в коем случае не считайте крысолюда дураком. Он может успешно им прикидываться, но, как правило, их мозги ничем не уступают нашим. Примитивные хитрости они раскалывают вмиг, а сами способны на довольно изощренные ходы.

Серая крыса

На свете существует больше полусотни видов разнообразных крыс, по преимуществу тропических. Однако все известные мне источники единогласно называют ближайшим родичем крысолюдей пасюка, или серую крысу.

Если задуматься, это удивительно: ведь средневековую чуму разносили вовсе не пасюки. За это отвечают черные крысы, в наше время уступившие серым первенство. И с кораблей бежали, вопреки многочисленным картинкам, не пасюки (второе название черной крысы — корабельная); да и гаммельнский крысолов, по всей видимости, уводил из города именно черных крыс. По крайней мере, надпись на ратуше Гаммельна гласит, что дело было в 1284-м, а тогда пасюки по Европе еще не распространились.

Однако сейчас серую крысу, к сожалению, каждый из нас имеет все шансы увидеть на улице: в российских городах они присутствуют во множестве, пасутся на помойках, обживают подвалы, канализацию, вентиляционные ходы... Она и стала героиней многочисленных городских легенд; именно из них и выросли крысолюди.

На самом деле серая крыса — не серая; такой мастью могут похвастаться только крысята. Где-то к полугоду она становится буроватой, с легкой рыжиной. (Кстати, со скейвенами происходит то же самое; те немногие, что остаются серыми, идут в священнослужители.)

Обычно взрослый пасюк в длину бывает сантиметров тридцать (плюс еще сантиметров пятнадцать хвост), а весит граммов триста. Но бывают и раза в полтора покрупнее. Он и вправду отлично слышит, а вот хорошее зрение крысолюди взяли не от нее — крыса видит только в зелено-голубой части спектра и на близком расстоянии. Даже нельзя сказать, что в темноте она отличается хорошим зрением — предпочитает ориентироваться по слуху и нюху.

В дикой природе она жила, по-видимому, на берегах ручьев, рек и озер, рыла норы в прибрежном грунте и уже тогда была всеядной. Воды ей надо много и по возможности близко, поэтому лучший друг крысиного племени в городах — сырые подвалы и канализационные ходы. Впрочем, она уже обучилась неплохо добывать себе все необходимое и в более сложных условиях.

Необходимо ей, кстати, многое; в отличие от мышей, белок и прочих бобров она в самом деле нуждается в животной пище. И даже в диком состоянии никогда не ограничивала себя зернышками и листочками, как почти все остальные грызуны.

Секрет крысиной живучести — в исключительной всеядности, сообразительности и стайности; а секрет широкого распространения — в том, что крысе все равно, где жить. Почти всякий зверь стремится прожить свою жизнь на одном и том же месте, привычной территории; даже из «неволи», если у него есть возможность считать вольер своей территорией, он по доброй воле не уйдет. А уж осваивать новые владения без веских причин... Но вот крыса всегда готова поискать чего получше — потому и стала в наши дни, по-видимому, самым многочисленным из млекопитающих Земли. Не исключая коров, свиней и человека.

Скейвены

Крысолюди встречаются во множестве миров; однако самые популярные, яркие и «правильные» крысюки — пожалуй, скейвены (skaven) из Warhammer Fantasy. И потому на них нельзя не остановиться подробнее, тем более что им посвящено целых две компьютерных игры.

Само слово skaven — искаженное scavenger, то есть падальщик или, на более старом русском языке, стервятник. Кроме того, у этого слова есть значение «мусорщик, сборщик отходов», которое тоже отлично к ним подходит. В свое время я пробовал переводить это как «стервники»; что-то в этом есть, но, конечно, очень непривычно.

Мутация скейвенов порождена субстанцией под названием warpstone (в разных переводах — гнилой камень, камень искажения). Они продолжают его употреблять, пользуются им для получения волшебных сил, новых мутаций, заряжают им свое оружие.

Пушка искаженных молний. Моделька для игры.
Гордый представитель клана Скрир.

Тоннели скейвенов проложены через целые континенты; их подземное царство называют даже «Подземной империей» (Under-Empire). Главные ходы тянутся под горными хребтами, а от них сетью вен расползаются тоннели поменьше — до самых Талабхейма, Мидденхейма, Борделье... И под столицей Империи, Альтдорфом, они тоже есть. А как же!

Скейвены довольно крупны для крысюков (до 1,5 м ростом) и покрыты не серой, а бурой шерстью, реже черной. Серые среди них редки — и часто делаются священнослужителями (серыми пророками). Белые крысы служат в гвардии Совета Тринадцати.

Как и положено крысам, армии скейвенов обычно весьма многочисленны, но не слишком отважны. Этот недостаток исправляется их особым свойством: боевой дух крыс тем выше, чем больше размер отряда.

Характерное презрение к жизни соплеменников тоже нашло свое отражение в правилах Warhammer Fantasy Battles: скейвены — единственные, кто имеет право стрелять по отряду, находящемуся в ближнем бою с союзником. Разумеется, с потерями для обеих сторон... Это правило по-английски называется «there's much more there», в смысле «что-что, а крысы всегда найдутся новые». Очень жаль, что в Warhammer: Mark of Chaos, где скейвены представлены детально, этого свойства нет — а все потому, что разработчики зачем-то разрешили стрелять в гущу боя всем армиям, да еще и без вреда для своих. Это большая глупость, повредившая тактической глубине игры.

Кланов скейвенов много, но широко известны среди них четыре.

Эшин (Eshin)

Это племя специализируется на тайных убийствах, разведке, проникновении во вражеские ряды и так далее. Их спецвойска — gutter runnersбегущие по канавам»), которые появляются на поле боя с неожиданной стороны; их герои — убийцы.

Они же служат тайной полицией Совета Тринадцати и показывают трусам и предателям, что возмездие неотвратимо. Правда, сейчас Эшин уступил первые позиции в совете клану Скрир, но это не повод его не бояться.

Мор (Pestilens)

Крысоогр.

Крысюки Мора, как нетрудно догадаться, специализируются на рассылании чумы. Сами они при этом от нее почти не страдают — таково благословение одного из богов Хаоса, Нургла.

Впереди армии Мора шагают чумные монахи, знаменитые боевой яростью; их элита, разносчики чумы, своими курильницами рассылает заразу, которая мгновенно косит врагов (не говоря уже об ужасе, бегущем впереди них). А вокруг стаями кишат серые и черные крысы — разумеется, чумные.

Творцы (Moulder)

Название клана — Moulder — замечательно многозначно: его можно перевести и как «творцы», и как «литейщики», и как «разлагатели» или «загниватели».

Специализация Творцов — генетика. С ее помощью они научились делать живых существ еще более отвратительными, чем им положено от природы.

Так, например, они вырастили крыс размером с волкодава, облезлых, красноглазых и удивительно вонючих. Теперь пускают их в бой, а позади — скейвены из клана топают с кнутами. Но это был первый эксперимент, а их главный шедевр — крысоогры. Этакие скейвены ростом с огра, но вместо здорового огрского пуза и мышц канатами — исковерканная плоть, которую еле-еле удерживают вместе обмотки. Впрочем, в бою крысоогр ничем не хуже огра обычного. Разве что туп как пробка... ну так за ним тоже есть погонщик с кнутом.

Скрир (Skryre)

На сегодняшний день Скрир — самый могучий клан. Эти используют камень искажения просто как техномагическое «топливо» — создавая всевозможные пушки. Их маги именуются warlock engineers; а их основное оружие — warplock pistols. Привожу по-английски, чтобы была видна игра слов. Они умеют только самую простую боевую магию класса «ба-бах молнией по черепу», но зато могут заряжать светящимися зелеными камушками самые разные орудия.

Так, например, есть у них длинные винтовки-джезайлы (в нашем мире джезайли использовались в Афганистане — из такой был ранен доктор Ватсон). Крысы ростом поменьше афганцев, а потому держат джезайл вдвоем, задний целится и стреляет, передний подает заряды и держит щит, на который опирается ствол. Джезайл — в общем-то, обычное для Warhammer ружье, только очень дальнобойное.

Серый пророк. Рога на голове — знак того, что он служит Рогатой Крысе.
Истошный набат. Моделька для игры.

А вот глобадёры (или глобадиры) отравленного ветра кладут камень в стеклянный шар и швыряют им в ряды врага; от ядовитых миазмов не спасает ни доспех, ни могучая жизненная сила тролля или дракона.

Более тяжелое орудие — ratling gun, крысиный аналог пулемета. Как и все большие пушки в Warhammer, иногда взрывается, но этого можно избежать, если стрелять осторожно и не гнаться за высоким уроном. А можно собрать на камне искажения и огнемет — причем метать огонь он может на большое расстояние. Оба орудия невелики размером и стоят недорого; средних размеров настольная армия может себе позволить их штук пять... И самый крупный калибр — пушка, стреляющая молниями. Выкашивает всех, кого коснулся луч...

Серые пророки

Особняком ото всех кланов стоят серые пророки — главные маги и жрецы крысиного народа, владеющие чарами всех четырех кланов и не только ими. Порой они едут в бой на огромной передвижной колокольне под названием «истошный набат» — эта конструкция вселяет во врагов страх громовым звоном, а также порождает всевозможное колдовство. В отличие от техномагов Скрира они истинные чародеи — используют ветры магии, а не силу гнилого камня.

Веруют пророки в Рогатую Крысу — демоническую силу, одного из младших богов Хаоса. Она ведает и болезнями (сфера деятельности Нургла), и магией (Тзинч), в какой-то мере подчиняясь им обоим.

Крысолюди в играх

На недостаток внимания игроделов эта раса не жалуется. Причем очень часто крысолюди оказываются не отдельными монстрами, а именно расой — со своей культурой, властью... и своими героями.

Warhammer'овским скейвенам полностью посвящена первая компьютерная стратегия по этому миру — Shadow of the Horned Rat. С точки зрения богатства тактики и стратегии она была великолепна; особенным добрым словом стоит помянуть ее нелинейную структуру миссий. Но слабоватая графика и неуклюжий интерфейс не дали ей добиться широкой славы, в отличие от продолжения — где скейвенов уже нет. Зато они есть в недавней Warhammer: Mark of Chaos; жаль, что эта игра слишком далеко отошла от канонов Warhammer Fantasy Battles, а потому всей красоты ее тактики там не увидишь. Но крысолюди получились импозантными и эффективными, как им и положено. В Warhammer Online они пока, к сожалению, не стали играбельной стороной, зато исправно трудятся в качестве монстров. А еще этой расой можно поиграть в забавной модификации к «Цивилизации III», посвященной миру Warhammer, — мы о ней как-то писали на страницах ЛКИ.

Игра за скейвенов в Civilization: Warhammer.

Поиграть за крысюка разрешается в EverQuest II, где эта раса называется «ратонга», выделяется умом и ловкостью. Ратлинги в последней игре Брэдли, Wizards & Warriors, — тоже игровая раса; а вот в его предыдущих играх, Wizardry, за раткинов играть нельзя, зато среди этого весьма распространенного в игровом мире народца есть альтернативные искатели приключений — которые тоже скитаются по свету, выполняют задания и могут обчистить сундучок в подземелье раньше вас.

Между прочим, раса зверолюдей в Master of Magic — тоже наши клиенты. В этом несложно убедиться, приглядевшись к картинке. Она, конечно, крохотная и на современный вкус топорная, но черты грызунов не скроешь. Крысолюдам подчинились там и кентавры, и минотавры, и даже химеры; к тому же это одна из самых интеллектуальных наций в MoM. В Fantasy General они тоже в рядах зверолюдов, но уже не главные — просто один из видов их легкой пехоты.

Ну а игр, где крысюк — просто один из монстров, не перечесть. Might & Magic и Dwarf Fortress, Lineage 2 и Battle for Wesnoth, Titan Quest и Arx Fatalis... И это еще при том, что в извечном источнике монстров для всего прогрессивного человечества, D&D, крысолюди — большая редкость.

Будем справедливы, крысолюди это заслужили. Без гигантских размеров великана или дракона, без сверхчеловеческих возможностей вампира или злобоглаза, они — весьма достойные противники хоть на поле боя, хоть за столом переговоров. И хотя подлинный размах их изобретательность и коварство получили из игр только в Warhammer, им наверняка уготована превосходная карьера.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.1
проголосовало человек: 203
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования