КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХРОНИКИ ВИРТУАЛЬНЫХ МИРОВ

Автор материала:
Тимур Хорев
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№11 (96) ноябрь 2009
вид для печати

World of Warcraft
Четыре танкиста и танк

Жанр:
Издатель:
Blizzard Ent.
Системные требования:
PIV-1.2GHz, 256MB, 32 MB video, 56k (PIV-2.4GHz, 512MB, 256 MB video, broadband)
Адрес в сети:
Рейтинг: 98%

И во мраке невидим,
и от троллей невредим,
в латах звонких и блестящих,
в Света россыпях клеймящих,
твердой поступью фаланг —
впереди шагает танк.

Мрак и тишина наполняют древние коридоры Драк-Тарона. С тех пор, как крепость захватили порождения Короля-Лича, нет троллям покоя, и сотнями они выбегают по лестницам из этих затхлых стен, чтобы раствориться среди сосновых лесов — подальше от смерти, разложения и нежити.

Но иногда случаются в крепости и посетители. Подземельную тьму озаряет блеск шестнадцати разноцветных тотемов и водянистое сияние шариков воды, крутящихся, словно спутники по орбитам, вокруг четырех долговязых шаманок. И не сразу случайный наблюдатель заметит их предводителя — приземистого и кряжистого паладина с рыжей бородой. Пока покорительницы стихий выкладывают россыпь тотемов, он уходит далеко вперед, и распускаются за его спиной золотистые крылья. Он первым примет на себя удар восставших из мертвых троллей и их вождей. Он защитит напарниц и отведет от них опасность.

И во мраке невидим, и от троллей невредим, в латах звонких и блестящих, в Света россыпях клеймящих, твердой поступью фаланг — впереди шагает танк.

Это было недавно — это было давно

Путь мультибоксера не всегда усыпан розами. Когда играешь в пять окон, управляя пятью героями как единым организмом, очень трудно порой бывает осилить простейшие достижения — например, набрать десять нордскольских уровней. Из-за потерь опыта при игре единой группой приходится буквально выгребать из каждой области все квесты до последнего, и подолгу бегать, собирая по заданию крылья, ноги и хвосты — в пятикратном количестве.

«А кто вздумает напасть на шама-
нок, будет иметь дело со мной».

Но все когда-то кончается, и все когда-то начинается. Когда всем пяти шаманкам мультикоманды Тринаанити стукнул восьмидесятый уровень, закончилось их передвижничество. Уже не надо выгрызать и выцарапывать уровень за уровнем. Можно остановиться, осмотреться, задуматься.

И новая проблема тогда встает перед шаманками: если выросли года, чем заняться нам тогда?

Герой-одиночка обычно углубляется в подземелья и там обновляет квестовый сине-зеленый гардероб. Для мультигероев это не подходит — они ходят кучкой, танка и лекаря принять в группу не могут, а впятером им ловить в героическом подземелье нечего. По крайней мере, без поддержки дружественной руки — и не абы какой, а толстой и волосатой.

Обладатель пары подходящих под описание рук как раз сидел в таверне Стальгорна и дул гномье пиво. Это была привычка, выработанная у него годами.

И рыжые станут танками

Встреча паладина и четырех шаманок из гильдии «Отсутствует» прошла в теплой и дружественной атмосфере. Идея объединить усилия стихийных заклинаний и защиты воина Света уже была испробована не одним адептом искусства мультибокса и признана удачной. Не толстопопые друиды, не скрипучие рыцари смерти, не суровые воины, а именно паладины оказались лучшим подспорьем мультикомандам, желающим покорять подземелья. Свои святые заклинания, прочный доспех, гулко звенящий щит, силу и маневры в сражении — все это паладин Торвар мог использовать для защиты шаманок в героических подземельях.

Впереди — танк-наводчик, позади — шаманская батарея. Так выглядит классическое сочетание двух классов в мультибоксе.

— План такой: мы стоим на расстоянии полета заклинания, а ты собираешь на себя врагов как... как металлический бородатый громоотвод для наших молний! — объясняли шаманки.

— Дело знакомое, — кивал паладин, поглаживая рыжую бороду. — Я всегда говорил, что иметь под рукой знакомого танка — страшно полезно. Да и побегать с вами мне уже приходилось — в Монастыре Алого Ордена и в глубинах храма Атал-Хаккара. Конечно, одну из вас придется из группы выставить... Но давайте сразу уточним один момент: в группе — пять участников. Я — танк. Вы четверо — Наносящие Урон Бойцы. А как быть с лечением?

— Для начала — вот так, — отвечали шаманки, синхронно выставив четыре тотема исцеляющего потока.

— А если мою защиту будут пробивать так, что не хватит эффекта тотемов, вам придется отрываться от молний и лечить меня, — заметил паладин.

— Полторы секунды на малую волну исцеления — мелочь! — успокаивали его шаманки. — А четырехкратное исполнение этой малой волны оздоровит тебя выше крыши.

— Но кроме тотемов нет у вас, гражданки стихийные шаманки, мгновенных лечебных заклинаний, как у жрецов или друидов, — сетовал паладин.

— Есть, — лаконично отвечали Тринаанити, возжигая над лбом недоверчивого паладина четыре свечи дренейского Дара Наару.

И тогда поверил паладин, что не дадут ему сгинуть в бою бодрые шаманки. Понял он, что в единстве — сила, даже когда речь идет о лечебных процедурах. И согласился выступить в роли тяжелого танка, подменив собой Тринаанити, которая на время посещения героических подземелий отправилась на скамью запасных.

Всегда будь готов

Перед тем, как отправляться в долгий и опасный путь, обновленной команде предстояло многое сделать — перебрать снаряжение, таланты и макросы, приспособиться под новый стиль игры и, что называется, притереться.

Паладин отнесся к своему новому назначению — быть новым лидером мультигероя — со всей серьезностью. Для начала он решил модифицировать старый меч, который любовно называл Мечом Тысячи Истин. Это было отличное приспособление для истребления Тех, у Кого Нет Жизни, предсказанное небезызвестным Зальцманом из бухгалтерии. Но на мече висел несуразный наговор, усиливающий заклинания — рудимент, обломок давно минувшей эпохи. Яркой огненной аурой засиял меч Зальцмана, когда его заговорили на отведение удара. Каждый отведенный удар — это сохраненное здоровье в бою. «А чем больше у танка здоровья, тем меньше нужно отвлекаться на лечение шаманкам. По-моему, так!» — бормотал паладин, откладывая клинок.

«Эй, на слонах — не пяльтесь на меня так. Я постараюсь сделать вид, что вы не со мной».

Разобравшись с оружием, начистив старенький щит и перебрав драгоценные камни в доспехе, Торвар решил пересмотреть собственные таланты. С грустью он расстался с Расплатой — талантом, удваивающим удары. В былые времена дополнительные удары от Расплаты давали изрядную порцию угрозы, хотя и подвергали паладина риску умереть от столь же многочисленных парирований со стороны боссов. В нынешние времена Расплата далеко не так полезна, и свободных талантов на нее порой попросту не остается. Высвободившиеся пять очков Торвар забросил в Божественную силу. Сила дает паладинам и способность лучше держать удар щитом, и лучше держать на себе врагов, а с недавних пор именно сила, а не выносливость стала источником силы заклинаний.

Поменял паладин и таланты в ветке Возмездия. Вместо увеличенного шанса критического урона он взял Оправдание, ослабляющее врага в ближнем бою. Паладинам-защитникам нет большой пользы от критических уронов, а сниженная сила атаки врага — это спасенное здоровье и экономия бесценного шаманского времени.

Долго думал паладин, стоит ли брать Погоню за справедливостью, чреватую тем, что шаманки в подземельях будут отставать от чрезмерно прыткого танка. Но хоть броня и крепка — танки наши, тем не менее, должны быть быстры! В подземельях шустрый танк важнее, чем удобство дальних забегов. А на свежем воздухе шаманки могут и волками обернуться, и аурой Воина Света ускориться. Другое дело, что, сэкономив два таланта, паладин мог положить их в Благодарение, позволяющее меньше проседать по мане в бою. Скорость или мана? Мана или Скорость?.. Для разных защитников ответ на этот вопрос будет разным.

Символы для себя паладин перебирал недолго. Символ Cвятой клятвы уменьшал входящий урон на время действия заклинания (а в длинных боях оно действовало непрерывно). Символ Праведной защиты увеличивал шанс успешного перехвата беглых и сорвавшихся монстров — и это очень важно, ведь защитник должен быть надежным — особенно в моменты, когда доверившиеся ему напарники оказываются в опасности! Наконец, символ Молота правосудия позволяет глушить врагов на расстоянии — это удобно, ведь находящийся без сознания монстр не сможет ни сбежать, ни пошатнуть здоровье танку и тем самым добавить шаманкам головной боли.

Полезных малых символов нашлось всего два. Символ Возложения рук позволял чаще пользоваться возможностью восстановить столб здоровья до упора — и это тоже было на руку шаманкам. Наконец, символ Чутья на нежить давал лишний процент урона по всевозможным ожившим мертвецам. Для малого символа даже один процент — неслыханная щедрость.


Высунув от усердия язык, паладин долго выводил ломким пером аварийный макрос, снимающий с лекарей нагрузку в случае, если враг всерьез задумал пробить все защиты паладина:

/castsequence reset=combat Священный щит, Каменная форма, Божественная защита

Нажмем раз — прикроемся слабым лечащим щитом. Нажмем дважды — усилим броню и снимем яды. Нажмем трижды — и ополовиним весь влетающий в нас урон.

Перебирая макросы, Торвар перезаписал последовательность заклинаний танкования, заполнив им почти весь свиток макроса:

/use 13

/use 14

/castsequence reset=combat Щит праведности, Щит небес, Молот праведника, Освящение, Щит праведности, Правосудие мудрости, Молот праведника, Щит небес, Щит праведности, Освящение, Молот праведника, Правосудие мудрости

Поразмыслил немного… и скопировал ту же последовательность в другой макрос, заменив Правосудие мудрости на Правосудие Света — случаи, они ведь разные бывают. Хорошо восстанавливать ману шаманкам, но иногда лучше заняться своим здоровьем — например, в тех случаях, когда ману восстанавливать уже некому.


Но и этой бурной деятельности было мало паладину — в нем нежданно проснулась страсть к перфекционизму. Отправился он к учителям профессий, освоил Горное дело с Инженерией и отправился в геологическую экспедицию.

Нет, это не мультибоксер-экстремал. Это стихийная выставка ездовых мамонтов в Даларане.

Инженерное дело — отличный выбор профессии для танка. Во-первых, ее очень легко развивать — в разы проще, чем другие потенциально полезные профессии: наложение чар, ювелирное дело, кузнечное и начертание. Металлов и камней, которые набиваются в сумки в процессе развития Горного дела, хватает, чтобы почти полностью обеспечить материалами адепта механизации. Если же чего-то не хватает, то несколько купленных на аукционе редких слитков не опустошат карманы начинающего инженера. Зато эффект от профессии — возможность установить на свои перчатки прекрасный Укрепленный решетчатый каркас. 885 единиц брони — это уменьшение входящего урона в ближнем бою почти на два процента. Когда лекарей нельзя отвлекать по пустякам, даже такая малость очень важна.

Другие теоретически полезные творения инженера — скажем, замораживающие бомбочки, или взрывающиеся мишени — тоже могут пригодиться в критический момент, если инженер не растеряется и вовремя распознает этот самый момент. Наконец, аукцион в Даларане, переносной почтовый ящик — это просто приятно, а робот-ремонтник, торгующий вдобавок всякой мелочевкой вроде реагентов — хорошее подспорье в подземельях.

Но не только ради экономии средств в развитии инженерного дела пошел паладин в рудокопы. Намахавшись киркой, он вошел в форму и стал выносливее. Здоровье, увеличенное на 600, — профессиональная черта рудокопов.

Когда же Торвар всерьез задумался о том, чтобы купить удочку, сходить к поварам и научиться готовить рыбные пиры, шаманки пришли к нему и сказали, чтобы он не очень-то увлекался и не слишком-то отвлекался. В конце концов, еду можно и купить. А очень скоро на аукционе появятся доселе невиданные вещи: быстрорастворимые маги, жрецы и друиды, исполненные в виде барабанчиков, повышающих у всей группы интеллект, выносливость и, соответственно, атрибуты.

Точность — вежливость стихий

Пока паладин укреплял здоровье, шаманки занимались своими стихийными делами. Им тоже пришлось пересмотреть свои таланты. Когда они бегали впятером на свежем воздухе, не имело значения, на которую из них посмотрит монстр перед тем, как сдохнет. В подземельях привлекать внимание череповато, и пришлось команде Тринаанити взять талант Точность стихий, что на три процента увеличивает меткость заклинаний и уменьшает на треть порождаемую заклинаниями угрозу. На случай, если танк ошибется или банально не сможет спасти группу от урона, все шаманки взяли Защиту от стихий, уменьшающую повреждения на шесть процентов.

А потом пришло время перебирать тотемы и связанные с ними таланты ветки Совершенствования.

  • Одна шаманка взяла Земной захват, усиливающий тотем оков земли.

  • Другая — Сторожевые тотемы, увеличивающие эффект от бронетотема Каменной кожи.

  • Третья подобрала Улучшенные тотемы, помогающие тотемам Силы земли и Языка пламени.

  • А четвертая по традиции схватила тотем Гнева, увеличивающий урон от заклинаний по врагам в радиусе нескольких десятков метров.

«И совсем ты не страшный, судья Дред».

Впервые за историю команды в нее должен был влиться специалист по ближнему бою. Это заставило шаманок пересмотреть традиционный тотем-комплект и добавить в него Силу земли, увеличивающую не только силу, но и ловкость — и тотем Неистовства ветра, ускоряющий удары. Зато пропала необходимость в тотеме Источника маны — его заменило паладинское Благословение мудрости, освобождая место для лишнего тотема Исцеляющего потока.

В результате идеальный комплект из шестнадцати тотемов усиливал группу со всех сторон: давал 400 единиц здоровья в секунду, ускорял ближний бой и заклинания, впитывал как губка два вражеских заклинания, усиливал магический урон и делал уязвимее к нему врагов, добавлял всем броню, силу и ловкость, придавал меткость заклинаниям. Вдобавок, два тотема жгли пятки тем, кто подходил к шаманкам слишком близко, а еще один не только притормаживал врагов, но и оплетал их корнями.

При желании «джентльменский комплект» можно было модифицировать. Например, довести количество отводящих  магию тотемов Заземления до четырех — для сражений с любителями пометать заклинания пачками. Добавить защиту от магии льда стоило перед встречами с драконницами из Нексуса и тюрьмы Даларана. Включить защиту от огня — против адской собачки из тюрьмы Даларана. Запустить обе защиты сразу — против великой колдуньи Телестры из Нексуса. Тотемы дрожи прекращали паническое бегство после рыка динозавра из Драк-Тарона. Тотем Защиты от сил природы и тотем Очищения могли выручить в Гундраке.

Три главных символа шаманкам было несложно подобрать: Символ Молнии (четыре процента урона от молний), Символ Оружия языка пламени (лишние два процента к шансу критического урона), и третий, менее важный, — символ Огненного шока, способный (теоретически) увеличить его эффект. Той шаманке, что выставляла для группы тотем Гнева, вместо символа Огненного шока выдали символ Тотема Гнева — постоянная прибавка к урону от заклинаний важнее, чем шанс нанести чуть больший вред одним-единственным шоком.

Выбор малых символов тоже не стал большой проблемой. Лечиться в чистом поле на бегу даст символ Призрачного волка. Сэкономить на покупке анков для самовоскрешения позволит символ Перерождения. Чтобы вся группа могла бесплатно бегать по воде или дышать под водой, достаточно выдать двум шаманкам соответствующие символы. Остальным же пригодится лишний заряд Щита маны.

Сборы — закончены! Пора в бой!

/Click

Что это за команда и как она помогает метателям заклинаний

Проведем простой эксперимент: встанем перед боевым манекеном и в течение полуминуты будем непрерывно бить его каким-нибудь заклинанием — огненным или ледяным шаром, молнией, колдовской стрелой. Подойдет что угодно — лишь бы заклинание требовало времени на прочтение. Замерим урон.

Теперь напишем макрос типа «/castsequence Заклинание, Заклинание, Заклинание, Заклинание» и побьем манекен, используя его. Снова замерим урон. По логике команды он должен быть таким же, как и первый. Но он будет намного меньше. Причина этого — в том, что /castsequence не начнет накладывать следующее заклинание в очереди, пока не убедится, что предыдущее успешно проговорено, не сбито и не провалилось по какой-нибудь другой причине. Эта проверка занимает время — именно эти короткие паузы в доли секунды (их длина зависит от задержки сигнала с сервера) и портят результат.

Исправить этот недостаток позволит простая команда /click. Используется она в виде простого макроса, вызывающего нажатие любых кнопок интерфейса. Вот пример:

«/click MultiBarBottomLeftButton1

/click MultiBarBottomLeftButton2

/click MultiBarBottomLeftButton3»


На выбранные кнопки панелей вешаются еще три простых однострочных макроса:

Макрос1: «/castsequence reset=combat Огненный шок,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,»

Макрос2: «/castsequence reset= combat Выброс лавы,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,»

Макрос3: «/castsequence reset= combat Молния, Цепная молния, Молния, Цепная молния»


Теперь макрос, выведенный в пример, повесим на горячую клавишу и отправимся к манекену снова. Что произойдет? А то, что три макроса будут вызываться последовательно — и без всяких задержек! Обратите внимание на пустые команды «,,,,,» — с их помощью макрос будет пропускать нажатия клавиш. Дольше всего будет неактивен первый макрос. Второй макрос будет срабатывать примерно вдвое чаще. Третий будет работать при каждом третьем нажатии, так как в нем пауз нет.

Вызывая один макрос из другого, мы еще и убираем ограничение по длине макроса. Но главное применение Click  — это возможность выдавать длинные последовательности заклинаний без простоев, вызванных ограничениями /castsequence.

Лишь один недостаток есть у Click  — его эффективность сильно зависит от скорости нажатия на кнопку. Количество «пропусков» придется настраивать под себя. Если Огненный Шок и Выброс лавы не успевают перезарядиться — значит, надо либо замедлить нажатия, либо добавить запятых в соответствующие макросы. Если Огненный Шок и Выброс лавы долго не произносятся после перезарядки — надо сделать наоборот.

Реванш

Провожая свою мультикоманду в первый героический поход, прощалась с сестрами печальная Тринаанити.

— Вы уж слушайтесь паладина, — говорила она, промокая платочком глаза. — Не забывайте лечить его, ведь кроме него некому будет вас там защитить... Будьте паиньками. Не мечите молний в отражающие заклинания щиты, а если уж мечете, держите громоотводы под рукой. Не стойте в черных кругах. Не толпитесь кучкой под ледяным или огненным дождем. А если придет беда — чайник вам в помощь.

— А ты-то как без нас будешь? — вопрошали грустно шаманки. — Мы-то жетончики и добычу будем в подземельях подбирать, репутацию свою поднимать, а ты... так и останешься в рванье и тряпье, с древним реликтом подмышкой?

— Уж за меня не беспокойтесь, — отвечала тогда Тринаанити. — Уж я не пропаду и придумаю способ быстро догнать вас.

На этой оптимистической ноте шаманки расстались у камня Встреч подземелья Крепости Утгарда. Вскоре был призван паладин, и начался Великий Поход.


Выстроившись на лестнице перед первой парой врайкулов, шаманки пропустили паладина вперед. Тот обернулся, достал из кармана бумажку, помахал ей и сказал:

— Тут я на досуге накропал проверочный список, чтобы перед боем ничего важного не забыть. Давайте, что ли, пройдемся по нему. Значит — сначала мое.

  1. Праведное неистовство — активно.

  2. Аура благочестия — работает.

  3. Печать мудрости — тридцать минут.

  4. Благословение неприкосновенности на мне — тридцать минут.

    За считанные часы до того, как Ониксия глотнула озверина, Тринаанити убили ее, чтобы запомнить такой.

  5. Благословение мудрости на вас — и тут полчаса.

  6. Сытость от еды (ням-ням-ням) — час.

  7. Эффект боя барабанчиков — час.

  8. Чутье на нежить — активно.

  9. Зелья: десять — здоровья, пять — маны.

  10. Знаков королей — сотня.

Теперь перейдем к вам.

  1. Щит воды?

    — Активен, время действия — десять минут, — отвечали шаманки.

  2. Оружие языка пламени?

    — Полчаса.

  3. Комплект тотемов?

    — Обычный.

  4. Специализированные защитные тотемы?

    — Не требуются.

  5. Запас зелий маны?

    — Достаточный.

— Ну что же — приступим! — с этими словами паладин сделал пару шагов вверх по ступенькам, метнул в ближайшего врайкула Экзорцизм, и сразу же следом — Щит мстителя. Неспешной походкой пошли бойцы Ингвара вниз по лестнице, помахивая топорами.

С первым же применением Щита праведности, на действия паладина среагировали шаманки и нанесли удар по его цели. На бедном врайкуле повисли четыре огненных шока, а следом мгновенно, повинуясь силе Покорения cтихий, прилетели четыре критических Выброса лавы — и разом снесли ему три четверти здоровья. Через две секунды молнии упокоили врайкула, а еще через несколько секунд пал и второй.

Паладин стоял и смотрел на учиненный разгром. Да ударили ли врайкулы его хоть раз? Даже если и ударили, на здоровье это никак не отразилось — все царапины мгновенно были «замазаны» четырьмя тотемами Исцеляющего потока.

Больше всего были поражены шаманки. В памяти их еще был свеж позор 74 уровня, когда они впятером храбро пришли в обычный, не героический, Утгард, с грехом пополам одолели первого босса, и словно о каменную стену разбились о Строителя и его напарника. Тогда им пришлось выметаться из подземелья, несолоно хлебавши, зализывая раны и заклепывая многочисленные прорехи в доспехах. А сейчас они выносят врайкулов легким движением руки!

Эксперименты установили, какие умения паладина и шаманок лучше всего вешать на одни и те же горячие клавиши. Начинать бой было удобно с Экзорцизма — пока паладин полторы секунды проговаривал заклинание, шаманки выставляли тотемы и получали сведения о том, какую цель им предстоит осыпать молниями и огнем. Очередь (ротацию) танковых умений, само собой, лучше всего совмещать с очередью шаманских боевых заклинаний, благо, и то, и другое можно было затолкать в один макрос — у паладина в /castsequence, у шаманок в /click. Если паладин распускал крылья Гнева карателя, шаманки, поняв намек, запускали Героизм. Наконец, если шаманки начинали хором проговаривать лечебное заклинание, паладин применял Освящение — не по каким-то глубоко личным причинам, а просто потому что если через пару секунд в тебя вольют ушат здоровья, нет смысла экономить ману.


Ни врайкулы, ни их драконы не сумели победить обновленного мультигероя. В самых тяжелых боях, когда паладина колотили три-четыре врага, шаманки, отвлекшись от молний, быстро бросали на своего защитника Малую волну исцеления и вновь возвращались к молниям.

Очень скоро вся команда оказалась перед первым боссом — принцем Келесетом, повелителем скелетов и ледяных могил. Команда храбро вступила в бой... и уже через полторы минуты все пять героев валялись на полу, а принц Келесет все так же бродил по своему конференц-залу, бормоча что-то среднее между «Добро пожаловать» и «Совсем обнаглели».

Позорно бежав с кладбища, паладин и шаманки долго еще отводили глаза и старались друг на друга не смотреть. А кто был виноват в поражении? Да игрок, управляющий ими! В бою мое внимание рассеялось, я неоправданно времени потерял на возню со скелетами. Медлительная команда получила слишком много урона, а, пытаясь его залечить, истратила всю ману. Не помогли и зелья.

Это был для меня хороший урок. При игре одним персонажем пауза или ошибка одного игрока редко когда бывает смертельной. Даже лекарю в героических подземельях дозволено иногда считать ворон. При многооконной игре если замешкался один — замешкались все. Ошибся один — ошиблись сразу все. Мультибокс куда менее терпим к рассеянности. И ко второй попытке я отнесся куда серьезнее.

Шаманки встали за стеной у входа в зал тесным полукругом, держа друг друга в поле зрения. Паладин завел Келесета за угол, и шаманки начали энергично и непрерывно мочить наглого эльфа огнем и электричеством, отвлекаясь лишь на то, чтобы снять с кого-нибудь ледяную могилу или вылечить всю группу цепным лечением. Когда толпа воинов-скелетов, ворвавшись в шаманские тылы, поставила под угрозу исход боя, нежитью невозмутимо занялись четыре элементаля земли. И принц Келесет не выдержал такого напора.

Первый героический жетончик подняли с него шаманки. И сто первый — паладин.


А теперь вызов на турнир бросает Рыцарь о Пяти Лицах!

Больше неожиданностей не было. Шаманки держались позади и исправно снабжали паладина молниями, тотемами и лечением. Паладил рубил нежить, ловил беглых Надзирателей и глушил Заклинателей рун, норовящих прикрыть коллег магической защиой.

Второй босс — парный — слег, не успев ничего сделать. Далронн Контролирующий призвал перед смертью пару бессмысленных и бесполезных скелетов, а его приятель Скарвальд Строитель так и не обратил внимания на шаманок. Они, зная тактику, не торчали по своему обыкновению как тополя на Плющихе, а стояли рядышком с паладином.

Ингвар Расхититель мог бы подбросить пару неприятных сюрпризов, но мультикоманда знала о них заранее. Шаманки рассредоточились, чтобы летающий топор Ингвара не наделал бед. Паладин, завидев предупреждение о «Мощном ударе», ловко прыгал королю за спину и не получал урона вообще. Когда же Ингвар начинал рычать, шаманки дружно подскакивали, прерывая собственные заклинания и спасаясь от немоты — а потом одним цепным лечением поднимали пошатнувшееся здоровье.

Результатом одного лишь забега стали пятнадцать жетончиков на получение наградных фиолетовых вещей в Даларане (по три на каждого), штук тридцать Осколков каменных хранителей и заклинательское колечко для одной из шаманок.

Несколько минут группа осмысливала произошедшее. Потом последовало рационализаторское предложение: «А не сходить ли нам в Нексус?»

И мультикоманда во главе с паладином отправилась в Нексус.

Носом о стекло

Нексус начался с успеха. Командир Колург, размороженный и очень злой, не смог вволю попугать паладина и шаманок — четыре тотема Дрожи прекращали панику. Не удалось ему и порубить команду вертушкой — паладин предусмотрительно держал его в стороне от электрической «турели», ощетинившейся тотемами. Все шло хорошо.

А потом великая колдунья Телестра, и сама не чуждая искусству самокопирования, порвала мультикоманду как грелку. Как пять грелок.

Вторая попытка одолеть беспокойную магичку тоже не принесла успеха. Ее фирменная «карусель» разбрасывала шаманок в разные стороны, а три копии — ледяная, огненная и тайномагическая — сносили группе здоровье уроном по площади. Призадумался тогда Торвар. Крепко призадумался. И начались эксперименты. Долгие, кровавые, смертельные, упорные. И они нашли победную тактику!

Шаманки, выставив тотемы защиты от огня и магии, стояли снаружи комнаты Телестры, прижавшись к стеклу. Так «карусель» лишь вжимала их в стекло, но с места не двигала. Правда, в таком положении их заклинания не доставали до колдуньи, и Торвар должен был, начав бой, сдать назад, чтобы выманить Телестру ближе к шаманкам — но не слишком далеко, чтобы бой не перезагрузился.

«А теперь все быстро сваливаем отсюда».

В момент растроения босса, шаманки останавливали заклинания и ждали, пока паладин не ухватит всех трех «мультителестр». Тогда каждую били сфокусированными ударами заклинаний — и снова начиналась первая фаза. Напряженный бой по здоровью и мане — урон получали и танк, и дренейки «за стеклом» — но сфокусированное лечение и цепное исцеление делали чудеса. Телестра сдалась и поделилась жетончиками.

Аномалус, третий бой Нексуса, в первый раз тоже успешно погубил группу — бой затянулся, ману слили на лечение урона от прорвавшихся через порталы духов. При второй попытке паладин тщательнее наводить шаманские молнии на цели, а духами занялись каменные элементали.

Орморок Воспитатель Дерев продолжил недобрую традицию, разбросав шаманок шипами по всей комнате так, что паладин не сумел их собрать вовремя. Группа вновь погибла. Зато при второй попытке вся команда сгрудилась под ногами гиганта, и его шипы стали совершенно безобидными.

«Если три босса Нексуса из четырех дали нам прикурить, то чего тогда ждать от главной драконницы этого подземелья — могучей Керистразы, в чьем присутствии замерзнет любой, кто не будет бегать или прыгать?» — мрачно размышляли шаманки.

И действительно, Керистраза преподнесла группе сюрприз — она... послушно сдохла еще на первой минуте боя. Стоящие в сторонке шаманки как и положено подпрыгивали каждые несколько секунд, паладин заклинанием вымораживал себя изо льда, но никаких ужасов в сражении так и не обнаружилось. Урон от магии льда, ослабленный тотемом, легко лечили цепным заклинанием, а к концу боя усилившиеся удары по паладину смягчила Божественная защита.

…Еще двадцать пять жетонов на получение фиолетовых вещей сложил мультигерой в свои безразмерные карманцы. Куда пойти дальше?

«Труп — бдыжь!»

Крепость Драк-Тарон, слывет сравнительно нетрудным подземельем — таким она оказалась и для мультикоманды. Лишь две вещи огорчили паладина и шаманок. Первая — безобидные на вид ожившие маги драккари, с гнусной манерой втихомолку рисовать под шаманками смертельный круг бездны. Паладину приходилось «работать» вполоборота, самому выскакивать из таких кругов и тщательно следить, не попали ли в них шаманки. Оживших магов можно было оглушить и снести сфокусированным огнем секунд за пять, но если их было в группе по два, приходилось понервничать — слишком опасно было отправлять второго в бегство.

Костлявый крылатый змей Тарон-Джа — единственный в Нордсколе финальный подземельный босс, для которого врачи не требуются вообще.

Вторым огорчением стал один из боссов — лич Новос Призыватель. После нетрудной подготовительной фазы, в которой надо было разобраться с небольшой толпой нежити и некромантов, лич внезапно обрушивал на команду такие мощные заклинания урона по площади, что не помогали ни защитный тотем, ни цепное лечение. После двух попыток команда решила, что нервы не стоят пяти жетончиков — и обошла босса по стенке.

Зато остальные боссы Драк-Тарона оказались просто милашками. Кровотролль орал «Труп — бдыжь!», пытаясь напугать шаманок смешным AOE, сносящим половину здоровья раз в полминуты. Пауки, знаменитые умением убегать себе в норки и возвращаться с толпой паучат, дохли, не успевая даже развернуться для бегства. Динозавр Король Дред знатно грыз паладина, заставляя шаманок то и дело кидать на пострадавшего волны лечения. Однако нагнать на группу ужас Дред так и не смог — помешали четыре тотема Дрожи, пульсирующие каждую секунду.

Крылатый змей-скелет Тарон-Джа... Он давно известен как самый безобидный финальный босс во всем Нордсколе. На нем даже лечиться не нужно — здоровье легко восстановить во второй фазе боя, когда группа превращается в скелетов, способных выкрадывать у Тарон-Джа жизнь. Только ядовитые плевки на земле представляли известную опасность — но шаманкам, не занятым ничем срочным, было не трудно сделать пару шагов в сторону или назад.

«Я сама ярость!»

Аметистовая крепость знаменита тем, что она — недалеко от Даларана и не очень сложна сама по себе. Но боссы этой крепости сумели нанести шаманкам несколько поражений — тем более обидных, что после гибели от руки второго босса приходилось заново сражаться с копией первого — наделенного теми же силами, что оригинал, только без  наград.

Когда кругом крутятся железные буры, а с рук твоих слетают молнии, можно даже забыть, что ты не в BioShock.

Мрачнее всего был бой с печально известным эфириалом Ксевоззом. Его надо было убить быстро, отводя от движущихся к нему магических шаров — или же сдохнуть. После пары попыток, команда призвала огненных элементалей, чем немного развязала себе руки — и пал Ксевозз.

Неприятным — хотя больше занудным, чем опасным — был загробник Гнойрон, рассыпающийся на мелкие капли. Пинки Гнойрона и капель могли разбросать мультикоманду далеко по сторонам — но положение спасли аварийные рычаги, истребляющие капельки и тем самым сносящие здоровье Гнойрону.

Сравнительно нетрудно справились с огненным псом Лавантором. Шаманки рассредоточились, чтобы плевки огня доставали их лишь по одной за раз. Другие заклинания собачки уходили в тотемы-громоотводы, и вреда не причиняли.

Синигоса, драконница и по совместительству — финальный босс Аметистовой крепости — могла вынести всю группу или же легко сдохнуть сама. Исход зависел от везения — на кого Синигоса пошлет смертельный ледяной дождь, и сколько здоровья у нее останется, когда она стянет всю команду себе под лапы.

Эка невидаль

— Приготовьтесь, сегодня мы отправляемся в Гундрак, — предупредил паладин шаманок в один прекрасный день. — Это очень опасное задание. Согласно пророчеству, прапор вряд ли останется в живых.

И действительно, слава за Гундраком ходит недобрая — по всеобщей нелюбви он недалеко отстает от ненавистных Ан-Кахета, Азжол-Неруба и Окулуса. Кто мог подумать, что мультикоманда прорвется сквозь него без единой гибели, легко складывая одного босса за другим? Секретом побед шаманок стали два тотема — тотем Очищения, быстро выводящий все яды, и тотем Защиты от сил природы, повышающий устойчивость почти ко всем пагубным эффектам в Гундраке. Пусть плюются змеи ядом, пусть мечут тролли отравленные дротики и осыпают нас молниями знахари. У нас есть технологии. У нас есть тотемы!

Иногда в команде появляется шестой персонаж, крылатая официантка: и нас полечит, и кружкой врага огреет.

Первый босс Гундрака, Слад-Ран, выглядит несолидно — змеюка змеюкой. Но и он может быть исключительно опасен, так что против него надо использовать Героизм, огненных элементалей — что угодно, лишь бы бой закончился побыстрее, а ядов и прочей пакости на группу обрушилось поменьше.

Второй босс — Колосс Драккари, каменный голем, одержимый кислотным элементалем. В нем опасна вторая стадия, когда из Колосса выскакивает элементаль и начинает лить нечто ядовитое под ноги шаманкам. Чтобы не сдохнуть, им приходилось между заклинаниями делать пару шагов назад, сходя с зараженного пятачка. Элементали земли, полностью неуязвимые к природному урону, могут иногда отвлечь плевки элементаля на себя. А могут и не отвлечь.

Третий босс, тролль Мураби, любит в процессе боя загружаться на спину мастодонту (которые, как известно, уже вымерли). Предполагается, что Мураби на мастодонте нанесет больше вреда танку и заставит поволноваться лекаря. На практике этого почему-то не происходит.

В подвале напротив алтаря Мураби притаился здоровенный горлок — Эк Свирепый. Как раз с ним нужно быть поосторожнее и за здоровьем танка следить внимательно. Неприятная особенность Эка сбрасывать угрозу и прыгать к случайному члену группы, не очень опасна, но раздражает. К счастью, дальше тридцати метров лягух не прыгает, так что стоит отвести шаманок подальше от паладина, как схема боя вырождается в древнюю тактику «хватать и мочить».

Последний босс Гундрака, тролль Гал-Дара, как и многие другие его коллеги-боссы, тоже не сумел развернуться против шаманской батареи, укрепленной паладинотанком. Надо лишь поставить шаманок спиной к стене, чтобы не летали по залу почем зря. Огненных элементалей и героизм использовать по вкусу. Когда Гал-Дара садится на носорога, здоровье у него уже не то, совсем не то. Грозное воздевание на рог уже ничего не меняет, даже если кто-то из группы в результате погибнет, наколотый на морду носорога.

Жажда крови до Коралона доведет

— Чем хорошо ходить с вами на Корена Худовара, — говорил Торвар, поднимая кружку пива. — Так это тем, что никто из вас не пикнул, когда я забирал себе ездового кодо!

В тот день паладин и шаманки дружно дули гномье пиво в Даларане по поводу осеннего праздника. Корен Худовар, праздничный босс в Черной горе, щедро делился с жителями Азерота брелоками для целителей, заклинателей, бойцов и танков, изредка выдавал ездовых зверей. За баранов и кодо борьба шла нешуточная — и очень хорошо, когда за выпавшего кодо не приходилось яростно метать кости, пытаясь наметать больше всех.

А Торвара, тем временем, потянуло на философию:

— Очищение Стратхольма, конечно — штука несложная, — рассуждал паладин, поглядывая на прыгающего у ног зайцелопа. — Никаких особых опасностей я там не припомню. Мал-Ганис — просто какой-то неудачник, честное слово. Но эти зомби постоянно путаются под ногами, мешаются, бегают, хотят чего-то... Одним словом, не пойдем мы больше туда.

Шаманка и не знала, что способна одним лишь своим присутствием осчастливить храбрых покорителей могучего Корвалола.

Кружка хлопнула о стол. Шаманки не спорили.

— То ли дело Чертоги Камня. Нет, первые два босса — вполне себе ничего. Кристаллус пинается, но это не смертельно. Дева Скорпи... то есть Дева Скорби со своими черными кругами — не слишком опасна для вас, если вы встанете подальше на лестнице. Но этот Трибунал Веков и защита Бронзоборода... Сколько себя помню, даже у слаженных групп сражение быстро превращалось в хаос и пандемониум, где каждый боролся за жизнь. Лекари преждевременно седеют у этого Трибунала. Легкого способа побороть его я пока не знаю, да и, наверное, не узнаю никогда.

Шаманки не возражали.

— Чертоги Молний — куда более приличное место. Генерал, например, Бьярнгрин — приятный в обращении товарищ. Надо лишь дождаться, пока не пройдет действие усиливающего заклинания — и бери его тепленьким. Волхан — просто увалень, ошибка природы. Даже толпа огненных элементалей этажом ниже опаснее этого босса. Ионар, говорящий вихрь, конечно, заставил меня поволноваться. Но если быстро отбегать от его искорок, лечиться и возвращаться, даже его можно одолеть. Ну и Локен. Он парень честный. Если встать у ног товарища Локена да уронить его быстро — он вреда большого не причинит. А быстро ронять, слава богу, вы умеете.

Шаманки соглашались.

— Наконец, если мы не хотим сбивать палками дракона и дохнуть в его плевках — разве это повод благородным доньям не заглядывать в Вершину Утгарда? — обиженно заявлял паладин. — Свала Вечноскорбящая — просто конфетка, а не босс. Знойная женщина, мечта поэта. Ее вообще можно не танковать! Знай себе бей молниями, да сбегай вовремя из-под меча. А Гордок Бледное Копыто, ожившее чучелко кентавра — он ведь лишь для вида кидается в вас копьями. Добрый он на самом деле! Да и другие чучела тоже особо не мешают. Ну, Ворген пытается укусить. Медведь пытается загрызть. Носорог слегка оглушает — но отведи ты его подальше от группы, и лечение всегда придет вовремя. Червь-йормунгар плюется ядом — но против токсинов у нас и подавно есть средства.


Здравствуй, сестра!..

Когда паладин отлучился, четыре шаманки сдвинули кружки и вспомнили о Тринаанити.

— Вот, ходим мы по подземельям, купаемся в жетончиках и наградах за них, репутацию зарабатываем, — сказала одна из них. — А она, бедняжка, сидит одна-одинешенька в старье и рванье, и никто о ней не вспомнит. Знать бы, как она сейчас!

— А я сейчас cовсем неплохо! — сказала Тринаанити, входя в летнее кафе таверны. — Салют, братие... То есть, конечно, сестрие!

Снаряжение брошенной несколько дней назад шаманки было не хуже, а даже лучше, чем у ее героических товарок.

— Но откуда у тебя этот модный тотем? — вопрошали ее сестры. — Откуда эта прелестная юбочка, чудесный поясок и брелоки? У кого ты стащила друидский посох? Как тебе это удалось?

— Можно сказать, что мой хитрый план удался весьма и весьма удачным... образом, — отвечала Тринаанити. — А секрет прост! Смотрите на мой новый фокус!

Она, поднявшись из-за стола, несколько секунд вертела в руках клубок серебристых искр, а потом крикнула «Mana Low!» и изящно поклонилась.

— Доктор Тринаанити к вашим услугам. Героические подземелья, рейды, чайники, тотемы и Героизмы на любой вкус! Слабых танков не предлагать!


А дело было так: в один прекрасный день всеми покинутая шаманка сидела и разглядывала аукционные вещи — снаряжение, что было выше 200 уровня, стоило безумных денег, а в карманах у шаманки завалялась лишь случайная тысяча с мелочью золотых.

Мы любим шоки раздавать — угодно ль на себя примерить? Новая юбка Тринаанити шокировала четырех шаманок.

Подсчитывая жалкие копейки, Тринни рассеянно смотрела, как в канале поиска группы кто-то отчаянно надрывается, пытаясь найти врача для похода по Старому Королевству. Взвешивая кошелек с тысячей золотых, шаманка смотрела на жалобные вопли, смотрела... смотрела... взвешивала кошелек... снова смотрела...

А потом вдруг сорвалась с места, перекинулась волком и ринулась к Великой Кузне, где обитал учитель шаманских ремесел. И группа в Ан-Кахет нашла-таки своего врача.

— Когда им позарез нужен доктор, никто не смотрит на одежду! — объясняла Тринни сестрам. — Вторая специализация — страшная сила! В героических подземельях сильный танк даже не особенно нуждается в лечении. Жетончики просто плывут в руки! Ничего не надо делать — ходишь за танком и забрасываешь его Малыми волнами! Даже эти всякие-разные быстрины-шмыстрины трогать не надо... тем более, что я ими и пользоваться-то не умею. И собирать второй комплект одежды не обязательно совсем! Снаряжение шамана стихий и шамана-врача почти одинаковое. Ну, разве что в первом случае ставятся драгоценные камни на урон заклинаний, а во втором — на восстановление маны. Но кому есть дело до таких мелочей? Вот, собственно, и весь секрет.

— А юбочка-то у тебя откуда? — с женской проницательностью спросили шаманки, щупая ткань. — У нее такой уровень... мы до таких чисел и считать-то не умеем.

Тринаанити разгладила свой килт.

— Эта юбка попала ко мне из рейда на босса со смешным именем. Как бишь его — то ли Поролон, то ли Корвалол... Интересная там вышла история. Минут двадцать я смотрела как рейд эпических героев разыскивает шамана. Поначалу мне даже и в голову не приходило в своей полусиней одежонке проситься к ним. А потом они начали сулить деньги. И тогда я решила — а черт с ним. И сказала — я, мол, герой неэпической силы, бесплатно чайниками вас закидаю. Как они обрадовались!

Тринаанити сделала паузу, глотнула пива.

— Меня там узнали. Стали спрашивать, где вы четверо. Ну, я врать не стала — сказала, что бросили вы меня ради заезжего паладина.

Увернувшись от брошенной кружки, шаманка продолжала:

— А на силу моего лечения им было наплевать. Им от меня только одно нужно было. Крови они жаждали — героизма, то есть, хотели. Ну, и тотемчик против огня еще. Запинали мы дружно Поролона и еще двоих, кто там в подземелье был. И упали две шаманские кольчужные вещички. А я, сами понимаете, единственная инопланетянка в рейде. Вот тебе и юбочка. Так что вы, четыре сестрицы, за меня не беспокойтесь. На мой век вещей хватит.

За ушко, да на солнышко

У остывающего тела дважды покойника Ингвара Расхитителя сидели паладин с шаманками и отдыхали от праведных трудов. Врайкулы на драконах пугливо жались к дальним карнизам. Пели птицы. Пульсировали неубранные тотемы. Шевелил ушами чей-то зайцелоп.

— А как там поживают другие герои из твоей компании? — спросила паладина одна из шаманок.

— Нормально поживают, — пожал плечами Торвар. — Когда я в последний раз видел Скорпинити, она бегала по Стальгорну с какой-то кружкой в руке и орала: «Неужели все это мое?» С этим фестивалем пива все с ума посходили. А ваши как поживают?

«А не кажется ли вам, коллеги-кристаллики, что в этих мантиях мы на колдунов смахиваем?»

— А никак, — ответила шаманка, вздохнув. — Кристаллики Льда, все пятеро, уперлись и не хотят идти в Нордскол. Мы нарассказывали им ужасов, теперь они боятся, что их сведет с ума скука собирательных квестов. Да и Пингвинити тоже не спешат на север. В Запределье, говорят, мы вольные птицы, а тут, говорят, пока крылышками махнешь, семь уровней набрать надо.

— Стало быть, не хотят они терпеть лишений, которые вы, шаманки, преодолевали... — задумчиво пробормотал Торвар, а потом неожиданно спросил:

— Посмотрите у себя в сумочках — сколько у вас осколков Каменных хранителей набралось?

— Да уже штук двести, — отвечали шаманки, порывшись в карманах.

— А жетончиков у вас сейчас сколько?

— Чуть-чуть до сорока не хватает. Вот только ты это к чему?

Ничего не ответил паладин, а лишь ухмыльнулся в бороду.


В тот же день каждая из пяти магичек, выступавших под псевдонимом «Кристаллики Льда», получила по почте ценную бандероль. Внутри обнаружилась лиловая мантия и красные наплечники. Приложенное письмо гласило:

«Смело плывите в Нордскол, надев эти прелестные одежды. Эти вещи не рвутся, не мнутся и не гнутся, а их общий благотворный эффект позволит вам пропускать все неприятные квесты, не опасаясь отстать в развитии. Ждем вас на восьмидесятом уровне! Надеемся, вам понравится дважды ускоренный набор опыта. С любовью — команда Тринаанити (и паладин).

P.S. На время, когда вы не будете пользоваться платьем и наплечниками, пересылайте их команде Пингвинити».


***

…Сквозь бурное море, взрывая носом волны, прорывался пароход «Кракен». Пять лошадей стояли на его палубе, пять волшебниц вглядывались в далекий горизонт на севере — туда, где за льдами и водными просторами лежали равнины и высились холмы Борейской Тундры.

А потом корабль причалил, и волшебницы сошли на берег. Но это будет уже совсем другая история.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.5
проголосовало человек: 117
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования