КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РАССКАЗЫ

Автор материала:
Призрак
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№3 (100) март 2010
вид для печати

Бета-тестеры Презентация

Виртуальность. Село Дальний Шаошань

14 августа, 14:19 реального времени

Игры, симулирующие рукопашный бой, появились на заре компьютерных игр вообще. Сейчас уже трудно понять, как игроки умудрялись увидеть отточенные движения древних боевых искусств в перемещениях крошечных, состоящих из отчетливо видимых квадратиков фигурок по одной плоскости.

Наверное, все дело в извечном стремлении людей к халяве. Насмотревшись боевиков про героев, ударом кулака ломающих кирпичи, черепицы и рулоны рубероида, кто не захочет быть таким же ловким, сильным и умным?

К счастью, тратить день за днем и год за годом на тренировки характера хватает не у многих, иначе вокруг уже плюнуть негде было бы от мастеров кунг-фу и прочего рукопашного элемента. И какое-то время почитателям рукопашного боя оставалось лишь грустить, глядя, как жилистые азиаты на экранах телевизоров голыми пятками сокрушают целые армии.

С приходом эпохи компьютерных игр появилась крайне заманчивая альтернатива. Чтобы в прыжке поразить пяткой в лоб коварного врага, стало достаточно вовремя нажать несколько кнопок.

Впрочем, вскоре ситуация снова зашла в тупик. По мере развития идеи управление становилось все сложнее, игрокам хотелось, чтобы у них в арсенале были разнообразные красивые приемы, удары, подсечки, прыжки. Потихоньку оказалось, что просто встать и дать оппоненту в ухо гораздо проще и надежнее, чем набирать зубодробительную комбинацию из полутора десятков клавиш, и популярность игр на основе рукопашного боя пошла на убыль.

С приходом виртуальных игр у всех жанров открылось второе дыхание. В виртуалке не надо было ни накачивать мышцы, ни заботиться о растяжке. Стоило только «намекнуть» игре, что именно ты собираешься сделать, — и об остальном заботился движок, превращавший вялое махание руками в серию молниеносных ударов, невысокий подскок — в стремительный прыжок. Это, кстати, порождало массу дополнительных курьезов, когда движок отчаивался правильно растолковать истеричные конвульсии забывшегося от азарта игрока.

Впрочем, у виртуальных игр о боевых искусствах было два существенных недостатка. Во-первых, от стремительных кульбитов, кувырков и разворотов многих игроков укачивало и мутило. Во-вторых — и это было самое печальное, — сам игрок не мог оценить собственную ловкость, отточенность техники и смертоносную стремительность — разве что в записи.

И все же кто бы спорил, что именно рукопашная лучше всего позволяет выпустить пар и урегулировать мелкие разногласия. Стабильным успехом пользовались мини-игрушки, в которых на партнера по спаррингу можно было натянуть трехмерный фотослепок любого своего знакомого. И конечно же, непременным атрибутом таких вот антистрессовых поделок были синяки и ссадины, остающиеся после ударов. Согласитесь, одно дело — просто лупить болванку, пусть даже и с физиономией своего недруга, и другое — попутно наблюдать, как на оной физиономии проступает жирный переливчатый фингал.

Подобное удовольствие, конечно, дополнительно нагружало процессор, да и выглядело не совсем аппетитно. Так что в большинстве случаев отрисовка повреждений включалась и выключалась в настройках, да и еще с предупреждением: мол, не рекомендуем, если у вас слабые нервы или вам еще нет шестнадцати.

И Михалычу, и Троцкому было уже гораздо больше шестнадцати, да и экономить машинные ресурсы они не собирались. Так что сейчас, на восьмой минуте отчаянной схватки, на них было просто страшно глянуть. Оба были раскрашены «под хохлому», в багрово-черно-желтых тонах с фиолетовыми переливами. У Троцкого вся левая сторона лица, куда приходился незатейливый, но мощный правый хук главы техотдела, превратилась в сплошной кровоподтек, глаз заплыл. Михалыч, впрочем, был не в лучшей форме: нос свернут на бок, разбитые губы вспухли, придавая сходство с африканским вождем. Самое забавное, что оба бойца, глядя на противника и не видя собственную физиономию, довольно ухмылялись: «Эк я его, однако, разукрасил».

— Дави его, Михалыч, дави! Он же уже почти сдох, добей, чтобы не мучился! — в полном восторге вопил Махмуд, от избытка чувств колотя кулаком по спине Мак-Мэда, точно по трибуне.

Глава техотдела, воодушевленный поддержкой болельщиков, коротко взревел и, стукнув себя кулаком в грудь, ринулся в решающую атаку. Но Троцкий не протянул бы восемь минут на ринге, если бы не умел удивлять. Зло заурчав, он втянул голову в плечи, метнулся в сторону и, пропустив Михалыча мимо себя, ловко лягнул его под коленку. Глава техотдела споткнулся, замахал руками, чтобы восстановить равновесие, но противник толкнул его в спину, повалил и от души пнул по ребрам. Повторить этот маневр он не успел: Михалыч хладнокровно схватил недруга за стопу и резко выкрутил ее так, что глава отдела маркетинга растянулся рядом с ним на земле.

— Жалкое зрелище, — скривилась Мелисса. — Вы похожи на двух алкашей, подравшихся из-за разбитой бутылки. Где драматизм, где экспрессия? А ну, встали оба!

От командирского голоса Мелиссы поединщики послушно подскочили, спрятав руки за спины, как третьеклассники, которых учитель застал за дракой. Михалыч напоследок отвесил Троцкому подзатыльник, тот в ответ пнул его в голень. Просверлив друг друга злобными взглядами, поединщики разошлись в противоположные стороны. К Михалычу тут же скользнул Махмуд. Мелисса, проводив его хмурым взглядом, решительно направилась к Троцкому. Банзай, веско откашлявшись, объявил:

— Ну что ж, засчитаем результат этого раунда как ничью. Итак, кто желает сделать ставки? Торопитесь, принимаются ставки на следующий раунд, призовой фонд прошлого раунда переходит победителю...

Участвующих в тотализаторе было не так уж и много. Махмуд, выступая в роли «тренера» главы техотдела, естественно, ставил исключительно на своего протеже. Чем руководствовался при ставках Мак-Мэд, не мог понять никто, толстый Карбофос и тощий Степа, прибывшие инспектировать создание новой игры, ставили, как и положено, повинуясь интуиции и минутному настроению. Банзай, выступая распорядителем ставок, ставил то на одного, то на другого. Варвара Леопольдовна, кажется, скучала, Внучка с Кешей просто болели за техотдел.

— Ну, ты видел? Ты видел, как я его? — самодовольно шмыгая сломанным носом, спросил Михалыч подходящего Махмуда.

— Видел, видел... Немного однообразно, да и артистизма тебе не хватает, но, в общем, убедительно. Только ты вот что, Михалыч... Помнишь, чему тебя Махмуд учил? Так вот, пускал бы ты науку в ход, а?

— Да и так нормально, — угрюмо буркнул технарь.

— Какое там нормально! Ты что, не заметил, что Мелисса уже закипает?

— А чего закипает-то? — смутился Михалыч.

— Да того и закипает, что вся история задумывалась вроде как демонстрация боевой системы игры. А вы нам пока только бокс демонстрируете. К тому же гляди, как она там Троцкого шпыняет. Зуб даю, дает ему установку на использование спецударов. Против них, даже самых примитивных, у тебя нет шансов, а я на тебя деньги поставил.

— Ладно, прорвемся, — проворчал Михалыч, хлопая кулаком по ладони. — Эх, понеслась!


***

Вражда отдела маркетинга и технического отдела уходила своими корнями куда-то в дремучие дебри коллективного бессознательного. С тех пор как между этими двумя полюсами вечного антагонизма вклинилась Мелисса, количество открытых столкновений резко сократилось, хотя неприязнь никуда не делась.

Днем ранее эта неприязнь вдруг нашла очень гармоничный выход, когда оба старых недруга были приглашены на инспекцию проекта, над которым последние несколько месяцев работали тестеры. Проект находился в зародышевом состоянии: тестеры раскидали кое-какие декорации, отладили движок, запустили боевую систему и даже прописали некоторые квесты.

Понятное дело, первый же день «презентации» не обошелся без приключений. Пока Ксенобайт, Махмуд и Мак-Мэд героически сражались с кабаном-убийцей, Банзай, отвлекая гостей от приключившегося конфуза, предложил «заценить» систему рукопашной.

На мероприятии был аншлаг. Во-первых, Михалыч с Троцким мутузили друг друга просто-таки с наслаждением. Во-вторых, спонтанно организованный Банзаем тотализатор тут же захватил остальных членов комиссии.

Вчера зрелище по своему уровню едва дотягивало до уличной драки (что, впрочем, имело свой пикантный шарм). Сегодня, по замыслу Мелиссы, оно должно было выйти на качественно новый уровень.

Как уже наглядно продемонстрировали Михалыч и Троцкий, просто колотить друг друга кулаками игроки могли долго. Восемь минут для одного (да и то толком не законченного) поединка — многовато для игры, тем более не особо рассчитанной на схватку «игрок против игрока». Понятно, что банальное рукоприкладство было далеко не самым эффективным средствам лишать противника здоровья.

По мнению восточных специалистов, наносить удары, ломающие кирпичи, прыгать по крышам, становиться временно невидимым, пить неразбавленный спирт и творить прочую мистику человеку помогала некая энергия ки. Собственно, тренировки тела, по мнению тех же специалистов, должны были идти в ногу с тренировками духа, позволяющими аккумулировать и использовать эту самую энергию всякими не совсем естественными способами.

Вот именно этот процесс и решили отмоделировать тестеры. Для повышения своей боевой эффективности игрокам предстояло рыскать по локациям в поисках наставников, постигая все новые премудрости обращения с ки. Было запланировано много издевательств: и долгие нудные тренировки, и задания, и поединки. А в конечном итоге игрок получал в свое распоряжение соответствующий своим стараниям энергетический потенциал и целый конструктор из всякого рода стоек и движений, с помощью которых он мог вызывать энергию, направлять ее в нужное место и соответственно использовать.

Таким образом, мало было просто поднять уровень персонажа и его характеристики. Наставники, конечно, предоставляли игроку ознакомительный набор приемов, иллюстрирующий механизмы их составления. Но, во-первых, даже эти приемы приходилось долго отрабатывать до автоматизма на тренировочных площадках, а-во вторых, самые смертоносные приемы игрок должен был составлять и разучивать сам.

Всю первую половину дня достопочтенной комиссии растолковывали основы этой системы. Это было сложновато: на словах все выходило заумно и скучно, к тому же попахивало мистикой, а чтобы перейти к практике, требовалась подготовка. Нет, конечно, Мак-Мэд устроил небольшое показательное выступление, исправно ломал кулаком доски, черепицу и кирпичи, прыгал с места на пять метров вверх и бил об лоб глиняные кувшины. Но чтобы доказать, что вся эта система не будет слишком нудной для игрока, который запустил игру ради отдохновения, а не постижения тайн мироздания, нужно было продемонстрировать, что каждый дурак способен в сжатые сроки овладеть основами.

С дураками проблем не имелось, а вот сжатые сроки на демонстрации отразились весьма пагубно. Не трудно сразу выставить игрокам наивысшие характеристики — а вот приемы обращения со спецэнергией мало показать. Игрок должен постепенно, не спеша, осваивать их один за другим и отрабатывать так, чтобы использовать не задумываясь. Что Михалыч, что Троцкий на учебном плацу под присмотром инструктора исправно постигали простейшие приемы, успешно их применяли... но как только дело доходило до рукопашной, тут же возвращались к дедовским методам, без всякой энергетики.

Виртуальные синяки и ссадины проходят быстро, вскоре физиономии обоих глав отделов пришли в норму. Банзай, для порядка уточнив, все ли готовы, дал отмашку очередного раунда. Михалыч, ухмыляясь во все тридцать два снова целых зуба, агрессивно бросился в атаку, подпрыгивая и держа руки перед собой, точно боксер. Впрочем, предыдущие несколько раундов научили его осторожности: Троцкий, в особенности когда его зажимали в угол, отбивался с яростью, достойной обложенного санитарами психа.

Однако на этот раз, похоже, Троцкий затеял какую-то экзотику. Хмуро глядя на приближающегося Михалыча, он подобрался, встряхнулся и взмахнул руками, точно дирижер перед оркестром. Зрители затаили дыхание, даже Михалыч опасливо притормозил. Троцкий вдруг замахал перед собой руками, как будто отгоняя осу, потом вильнул тазом и подпрыгнул. Жиденькая толпа ахнула, Михалыч рефлекторно бросился ничком на землю, даже Махмуд на всякий случай присел, но особых разрушений не последовало, только вокруг Троцкого на миг вспыхнуло какое-то тусклое свечение. Михалыч, выждав для верности еще пару секунд, ловко вскочил, подпрыгнул и продолжил наступление.

Троцкий выдохнул, снова встряхнулся, подобрался и взмахнул руками. Расслабившиеся было зрители снова замерли, бдительный Михалыч снова залег. Троцкий повторил свой странный танец, подпрыгнул... Слабое свечение снова возвестило, что истина была где-то рядом. На этот раз Михалыч встал уже не спеша, показательно отряхнул штаны и направился вперед, многообещающе закатывая рукав куртки ги.

Другой бы сломался, но сникнувший было Троцкий снова гордо выпрямился и развел руками, как бы говоря: это еще не все. На этот раз он принялся медленно и вдумчиво делать руками какие-то пассы. Поколебавшись и прикинув дистанцию, Михалыч скривился, но все-таки снова лег на землю, прикрыв голову руками. Как только он это сделал, Троцкий резко оборвал свое священнодействие и, в два прыжка оказавшись возле технаря, со всей дури пнул его ногой под ребра.

Зрители буквально застонали от восторга. Троцкий успел еще два или три раза пнуть Михалыча в живот, прежде чем тот наконец вскочил и заехал ему кулаком в челюсть. Ход драки вернулся на круги своя.

— Не, эти два балбеса безнадежны, — покачал головой Мак-Мэд, — надо придумывать что-то новенькое. Ксен, как ты думаешь, может быть...

Снайпер запнулся на полуслове и сник.

— Что, забыл? — уныло вздохнул Махмуд. — Экскоммуницировали его, беднягу.

— Я до сих пор склонен квалифицировать его действия как дезертирство, — проворчал Банзай.

История с Ксенобайтом произошла крайне замысловатая. В первый день инспекции он всячески отлынивал от работы, а когда все-таки был привлечен к труду, Мелисса крепко заподозрила программиста в подготовке диверсии.

Был ли Ксенобайт действительно нечист в помыслах или нет, теперь уже останется загадкой, потому что Мелисса, слегка запутавшись, умудрилась спровоцировать такой тарарам, что какие-либо дополнительные козни стали уже просто ненужными.

Мало того! После того как инспекторов успешно спровадили на отдых, Ксенобайт с упоением разыграл сцену оскорбленной невинности. На удивление выбитая из колеи Мелисса попалась в ловушку и в запальчивости заявила, что лучше Ксенобайта на время инспекции вообще не подпускать к серверу.

В общем, на сегодня Ксенобайту просто-напросто запрещалось входить в виртуальность, пока на сервере работает комиссия. Как мера безопасности это решение было абсолютно несостоятельно: если бы программист и правда хотел сделать гадость, простой терминал без всякого захода в виртуальность предоставлял бы ему самые обширные возможности. Значит, скорее, это было что-то вроде договора: можешь спокойно заниматься своими делами, только не тронь инспекцию. Чем программист бессовестно воспользовался на полную катушку.

Виртуальность. Дворцовый комплекс Чань-Ша

14 августа, 14:58 реального времени

— А мы тут уже летали вчера, да?

— Точно. «Руины неизвестного дворцового комплекса с садом, тремя рухнувшими и одной покосившейся пагодой, кладбищем, бассейном, КПП и предполагаемой заготовкой подземелья». Ну-ка, все собрались, поближе, поближе!

Махмуд, точно экскурсовод, захлопал в ладоши и замахал руками, привлекая внимание «экскурсии».

— Значит, так, мужики, план такой. Вон там, в трех рухнувших и одной покосившейся пагоде будут воскрешалки. Там же поставим наставников-тренеров, в них будет полная программа обучения, от азов до бонусных приемов. Параметры всем выставляем по максимуму. А собственно, дворец, вместе с садом и подземельями, заселяем по принципу Ноя: каждой твари по паре.

— Разрешите уточнить, — осторожно поднял руку толстый Карбофос. — Говоря о том, что максимальные параметры будут выставлены всем, вы имели в виду...

— Именно, — важно кивнул Махмуд. — Тут от товарищей глав отделов поступило резонное замечание: а почему, собственно, все шишки на них валятся? Боевую систему легче всего будет прочувствовать изнутри.

Оглядев разом приунывшие физиономии, Махмуд вздохнул:

— Что-то не вижу особого энтузиазма на лицах. Ладно, мы, в лице товарища Банзая, предвидели такую возможность и решили добавить в процесс интриги. В самом центре замка мы штуку спрятали, здоровенный такой алмаз размером с футбольный мяч. Кто его найдет и сюда принесет, тому ставим ящик пива. Пиво — на выбор победителя. Нормально?

— Эй, а ваши хлопцы участвуют, что ли? — уточнил Троцкий. — Это нечестно, вы же там каждый проход, поди, знаете...

— Да, но и пиво, в случае чего, ставим мы, — резонно заметил Банзай. — В случае если победит кто-то из наших, пиво просто остается у нас. Ну, впрочем, колхоз — дело добровольное, кто не хочет, может и не участвовать. Пока Кеша расставляет в замке монстров — пошли, покажу тренеров.

Компания направилась к ближайшей башне. Мелисса, подкравшись к Внучке, тихонько дернула ее за косичку и оттащила в сторонку.

— Не нравится мне эта затея! — мрачно ответила она на немой вопрос в глазах Внучки.

— Почему? — удивилась девушка. — Гляди, как Михалыч руки потирает. На что спорим, что он уже задумал и пиво получить, и Троцкого как-то подставить?

— Да за этих двух балбесов я почти не беспокоюсь, им много и не надо, — уныло покачала головой Мелисса.

— Тогда в чем дело? Слушай, ты последние дни какая-то нервная. Тебе все не нравится, везде чудится подвох и измена. Вчера это уже чуть не вышло боком, помнишь?

Мелисса сникла.

— Ох, Внучка, даже не знаю, что тебе сказать... Просто... ну, просто как-то все неправильно идет. Вроде у нас серьезное мероприятие, ответственный момент... А наши только и делают, что развлекаются! Вот и сейчас подводят к тому, чтобы взять лопухов «на слабо» и развести на ящик пива. Банзай еще не закидывал удочку насчет того, чтобы выровнять шансы?

— Еще нет. Мелисска, да брось. Это же не какой-то страшный суд. Они просто хотят посмотреть, что получается из идеи, которую они видели только на бумаге. А делаем-то мы игру, игра и должна быть развлечением! Вот и хорошо, что Банзай с ребятами не дает им заскучать.

— Может, ты и права, — вздохнула Мелисса. — Слушай, вот что. Я приторможу наших, чтобы они не сильно обдирали нашу комиссию. А для тебя у меня особое задание. Садись на хвост Леопольдовне. Кажется, это наша самая большая проблема, гляди, какая у нее рожа кислая...

Обе девушки невольно глянули в сторону инспекторши. Из всей комиссии это была, несомненно, самая одиозная личность: высокая, сухощавая, с тонкими, брезгливо поджатыми губами, длинным носом и в странной шляпке, она походила на старуху Шапокляк, которая, вместо того чтобы хулиганить, избрала стезю воинствующего преподавателя хороших манер.

— Ну-у, — разочарованно протянула Внучка. По ее лицу было видно, что она уже строила далеко идущие планы на беготню в замке.

— Внучка, миленькая, я тебя очень прошу, — взмолилась Мелисса. — С меня потом килограмм мороженого, на твой выбор. Ну ты же сама видишь: нельзя эту Варвару одну оставлять.

— Ла-адно, — несчастным голосом сказала Внучка. — Только про мороженое потом не забудь!

Тем временем основная компания подошла к одной из пагод. Ее первый этаж представлял собой просторный зал, застеленный плотными циновками. Вдоль стен стояли стеллажи со всевозможным оружием, использующимся в игре; были тут и манекены, на которых можно было отрабатывать приемы. В дальнем конце зала скромно стоял обучающий бот. Глянув на него, тощий инспектор Степа вздрогнул. Бот-наставник был невысок, круглолиц, обладал сияющей залысиной и таинственной улыбкой.

— Что-то не так? — осторожно осведомился Банзай, заметив вытянувшуюся физиономию Тощего.

Степа грустно вздохнул и, отманив Банзая в сторону, проговорил, кивнув на наставника:

— Это... это он?

Для верности Банзай внимательно оглядел бота и кивнул:

— Он. А что?

— Я видел его там... в деревне. В сельсовете. Он там вроде как председатель.

— А-а... Слушай, я еще вчера заметил, что ты... ну, нервно как-то относишься к этой модели. У тебя что, проблемы с этим джентльменом?

Степа грустно поглядел на Банзая и спросил:

— Вот скажи, тебя чем в детстве родители пугали, когда ты не слушался?

— Сначала Бабайкой, — пожал плечами Банзай, — потом ремнем. Последнее было убедительнее.

— А вот меня пугали товарищем Мао Цзэдуном, — признался Степа.

Банзай и Тощий синхронно стрельнули нервными взглядами в сторону бота-инструктора. Круглолицый Мао, заметив из взгляд, загадочно улыбнулся.

— Большие оригиналы твои предки, — с уважением покачал головой Банзай.

— А то... Им все это казалось оригинальной шуткой. А представляешь, каково мне было? Помню, в детском саду воспитательница торжественно нам сказала, что мы уже большие и имеем право знать: Бабайки на самом деле нет, это вымысел. Ну, а я возьми и спроси: а Мао Цзэдун тоже вымысел? А она в ответ: нет, вот как раз Мао — он настоящий...

— Да уж, сурово... Степа, ты только не пугайся, но он у нас тут повсюду. Мы же не знали... Моделей мы пока не так уж и много нарисовали, так что Мао у нас нечто вроде универсального бюрократа. Председатель сельсовета — Мао, деревенский староста — тоже Мао, Желтый Император — опять Мао. В общем, не знаешь, кого поставить, ставь Мао, но это мы без всякой задней мысли, честно!

Глаза Тощего подернулись туманом, он глубоко задумался и тихо проговорил:

— Он повсюду... Большой Мао следит за тобой! Гениально, обязательно надо будет сохранить этот момент!

— Э... Мы подумаем над этим, — с некоторой опаской кивнул Банзай. — А пока давайте послушаем инструктаж...

Дворец Чань-Ша

14 августа, 16:22 реального времени

Как и предполагала Мелисса, подправить условия договора насчет пива было делом техники. По новым условиям пиво, заказанное победителем, оплачивали все участники матча в равных долях. Ну а тестеры, чтобы уровнять шансы, предоставляли почтенной комиссии фору в один час.

Первые опыты участников комиссии оказались плачевными. Прямо во дворе замка им всем изрядно начистили холки колхозного вида крестьяне. Крестьяне были тощие, одеты в лохмотья и вообще, что называется, в чем только душа держится, но кулаками махали — будь здоров. За счет преимущества в базовых характеристиках любой из игроков легко мог расправиться с одним, двумя или даже тремя голодранцами, но когда они наваливались толпой в полтора десятка, остаться целым было трудно.

После первой же стычки как-то так получилось, что все участники инспекции разошлись по разным пагодам, не желая делиться тактическими наработками с потенциальными противниками. Тестеры только посмеивались, ожидая часа, когда им самим уже можно будет вступить в игру.

Однако с каждым разом члены комиссии уходили все дальше и дальше в недра замка, удивительно быстро осваиваясь в новой для них системе. Вот уже толпящиеся на подступах к замку колхозники (шустрые, но не посвященные в тайные техники использования энергии ки) перестали быть угрозой, несмотря на численность. Тестеры только неуютно ежились, раздумывая — не погорячились ли они с форой.

— Может, пока они там бегают, по быстрому отловить Кешу и тряхнуть его насчет того, где он спрятал кристалл? — мрачно предложил Махмуд.

Кеша в общем веселье участия не принимал. Так как Ксенобайт был запечатан где-то в реальности, дизайнер остался единственным обладателем административного терминала. В состоянии админа монстры его попросту не видели, что делало его участие в споре бессмысленным, чему Кеша был очень рад: сражаться с ботами он очень не любил.

— Бесполезно, — вздохнул Мак-Мэд. — Ты же его видел. От осознания легшей на него ответственности бедолага совсем плох. Не думаю, что он сможет связно объяснить, где его оставил. Да и по-любому, уж могу поспорить, на охрану Кеша не поскупился.

— Ладно, нам сидеть пара минут осталась. Скоро разомнемся, — злодейски ухмыльнулся Махмуд. — Дед, ты с нами?

— Вот еще, — фыркнул Банзай. — Староват я уже кулаками-то махать. Справитесь как-нибудь.

— Смотри, пивом делиться не будем, — пригрозил Махмуд.

— Да ну? А кто спланировал всю авантюру? А самое главное, кто потом убедит Мелиссу в том, что все произошедшее было не мелочной разводкой лопухов на пиво, а хитроумным способом внесения игрового момента в ход инспекции?

— Ладно-ладно, вот только не надо этих грязных намеков, — разом поскучнел Махмуд. — Мак, ты как пойдешь, снизу или через парк?

— Предпочту парк.

— Ладно, тогда я прогуляюсь по канализации.


***

Дворец можно было штурмовать с разных сторон. Можно было ломиться в лоб, с парадного входа. Или пройти через сад, полный своих сюрпризов. Кто-то, кажется Михалыч, попробовал вскарабкаться по увитой плющом стене. Махмуд же хотел разведать подземный путь — через канализацию, катакомбы и подвал дворца.

Зная Кешу, Махмуд примерно представлял, где искать кристалл. Где-то на верхних этажах дворца, в его центре, или же в одной из башенок. Тут Кеша был крайне прямолинеен: цель миссии надо установить так, чтобы по дороге путник вляпался во все заготовленные для него неприятности. Вот если бы расстановкой противника занимался Ксенобайт... О, тогда кристалл мог оказаться где угодно, тут уж пришлось бы прочесывать весь дворец, потея от мысли, что конкурент может наткнуться на искомое просто по счастливой случайности.

Судя по всему, пока полчища ботов успешно сдерживали натиск комиссии. Против тестеров же у них просто не было шансов: уж они-то знали все приемы, связки и элементы назубок, на уровне полного автоматизма. Вся боевая система была построена так, что реальный навык управления был гораздо важнее, чем любые характеристики. Именно это тестеры с самого утра пытались втолковать Михалычу и Троцкому.

Так или иначе, Махмуд уже раздумывал, какое бы пиво заказать, когда вдруг случилось странное. Он как раз шел по длинному коридору подземелья, раздумывая, что пора бы уже искать проход наверх, когда мощный удар сзади под колено заставил его завалиться набок. Еще один удар под диафрагму его согнул, а удар по затылку окончательно уложил на пол. И все это меньше, чем за две секунды.

Заблокировав еще один удар в живот, Махмуд откатился в сторону, вскочил и попытался разглядеть врага. Но коридор был пуст, только тени от горящих факелов метались по стенам.

Махмуд затравленно оглянулся. Неизвестный двигался чертовски быстро, но не настолько, чтобы добежать до ближайшего поворота. И тем не менее Махмуд его не видел, зато, прислушавшись, уловил тихое монотонное бормотание, что могло обозначать только одно...

Махмуд пару раз наугад махнул кулаками, лихорадочно вспоминая нужную мантру, потом встал в стойку и начал делать накапливающий энергию комплекс движений. Движение справа от себя он заметил слишком поздно, неуловимый противник, непостижимым образом снова оказавшийся у него за спиной, схватил его за шею, одновременно выламывая руку и давя на позвоночник коленом.

— Мелисса, ты что, сдурела?! — взвыл Махмуд.

Боли он, разумеется, не чувствовал, но движения оказались соответствующим образом ограничены, глаза заволокло багровой дымкой, а счетчик здоровья медленно, но вполне заметно убывал.

— Что, сладенький мой, расслабился? — не предвещающим ничего хорошего голосом прошипела Мелисса.

— А в чем дело-то? Иду, никого не трогаю...

— А ну-ка рассказывай, где вы собираетесь взгреть наших гостей?!

— Да что сразу взгреть-то? — возмутился ходок. — Мы это... как его... вносим игровой элемент... Так сказать, приятное с полезным... Все честно?

— Честно? Не верю.

— Да что нечестного-то? Их вон какая шобла, а нас всего двое... Банзаю лень кулаками махать, Ксена нет, Внучка сама по себе. Двое против четверых — нормальный расклад?

— Ха, могу поспорить, вы с Маком договорились действовать вместе, да и Банзай в доле. Так?

— А хоть бы и так, правилами это не запрещено! Пусть инспектора тоже объединяются!

— Михалыч с Троцким? Ой, не смешите мои тапки.

— А это уже их проблемы.

— Да? Ну, я ведь тоже в игре поучаствовать могу? И правила не запрещают мне на вас двоих охотиться?

— Мелисса, там же целый ящик пива, мы же поделимся, мы же...

Мелисса резко крутанула голову ходока. Позвонки противно хрустнули, и тело обмякло: в свое время Ксенобайт, как и обещал, прописал фатальный эффект этому движению.


***

— Вынужден признать, — мрачно заметил Банзай, — нас теснят по всем фронтам.

— Да какие тут фронта, — проворчал Махмуд, осторожно трогая шею. — Слушай, до чего же мерзкие ощущения, а? И как наловчилась-то, хвать за уши, хрясь — и смотришь на собственные пятки... В общем, пока что счет семь-ноль в пользу Мелиссы. И как она везде успевает, а?

— Да уж. Вот уж не ожидал, что она и Мак-Мэда заломает.

— Мак тоже удивился, особенно во второй раз. Вот скажи, откуда в ней столько дури образовалось?

— По-моему, — проворчал Банзай, — она просто соскучилась по хорошей драке, а сейчас нашла благовидный предлог спустить пар. Она же последнее время все на бумажной работе сидит, корчит из себя приличную деловую леди, а сама, небось, скучает по старым добрым приключениям, потому на нас и бросается.

— Ладно-ладно, — угрюмо пробубнил Махмуд, рыская пытливым взглядом по стойкам с оружием. — До сих пор ей удавалось застать меня врасплох...

— Все пять раз, — невинно уточнил Банзай.

— ...но теперь я буду начеку!

Банзай открыл было рот, чтобы съязвить, но осекся и, глядя куда-то за спину товарища, проговорил:

— Эй, а это еще что за глюки? Эй... ты куда это собрался? Эй!

Махмуд удивленно обернулся. В пагоде, где он очутился после очередной неожиданной встречи с Мелиссой, не было решительно ничего, что могло бы удивить старого аналитика. Разве что один из манекенов для отработки ударов вдруг выкорчевался бы из пола и пошел погулять.

Однако действительность оказалась еще занятнее: похоже, погулять собрался не манекен, а сам тренер-наставник. Круглая физиономия Мао приобрела выражение какой-то тревожной мечтательности, и, прижав к животу томик собственных цитат, он неторопливо, но с каждым шагом все увереннее направлялся к выходу. Тестеры переглянулись, Махмуд, вопросительно глядя на Банзая, потянулся к висящей на оружейной стойке большой совковой лопате, оружию неторопливому, но мощному.

— Погоди, — покачал головой Банзай. — Может, это у них какой-то стандартный процесс...

Пожав плечами, Махмуд прихватил лопату и устремился следом за ботом. Тот быстро пересек зал и вышел из пагоды как раз в тот момент, когда мимо легкой трусцой пробегали еще два Мао. Оглядевшись по сторонам, тестеры убедились, что и наставник четвертой пагоды тоже спешит присоединиться к процессии.

— Кажется, у нас все-таки какая-то ерунда творится, — обеспокоенно буркнул Банзай. — Вот что... Ты дуй за ними, глянь, куда это они собрались. А я разыщу Кешу. Что-то мне подсказывает, без него тут не обошлось.

— Кешу? — неуютно поежился Махмуд. — Слушай, может... Ксенобайта позовем?

— Вообще, это было бы логичным ходом, — уныло вздохнул Банзай. — Но ты же его знаешь. Сначала он будет долго ворчать, потом долго злорадствовать, потом они сцепятся с Мелиссой. Не, его надо сразу занять явным кризисом, чтобы у него времени на ворчание не оставалось. Так что пока попробуем сами.

Приноровившись к семенящей походке ботов, Махмуд пристроился в хвост процессии. Довольно резво они обогнули угол дворца, углубляясь в парк. Наконец Махмуд увидел дыру.

Создавалось впечатление, что кто-то просто раздвинул текстуры небольшого холмика, обнажая кусочек скрывающегося под ним непроглядного мрака. Махмуд даже поежился: штука была до того неестественная, что становилось не по себе. Но все четыре Мао целеустремленно нырнули в аномалию, точно Белый Кролик в нору.

— Все страньше и страньше, — вынужден был признать Махмуд, перед тем как последовать за ними.

Подземелья дворца Чань-Ша

14 августа, 16:48 реального времени

Странно — хотя перед дырой Махмуд замешкался всего на секунду, боты умудрились скрыться из виду. Ходок огляделся по сторонам: он находился в небольшой комнатке с единственной дверью, судя по оформлению — подземелье под дворцом. Впрочем, насколько помнил Махмуд, других подземелий пока нарыть не успели.

За неимением особых альтернатив, ходок подошел к двери и осторожно толкнул ее, ожидая любого подвоха. Выждал несколько секунд, потом наконец вышел. И замер. По обеим сторонам от двери простирался широкий длинный коридор. И вдоль этого коридора, на равных расстояниях друг от друга, стояли, загадочно улыбаясь, до боли знакомые боты. И было их гораздо больше, чем четверо; только на том отрезке, который видел Махмуд, — не меньше двух десятков.

— Здорово... — ошарашенно проговорил ходок. — Чего стоим, мужики?

Два десятка однотипных Мао оглядели Махмуда и снова загадочно улыбнулись. Махмуд вдруг почувствовал, что начинает понимать маофобию Степана. Втянув голову в плечи, он зашагал по коридору, непроизвольно ускоряя шаг, пока не перешел на бег.

Коридоры ветвились и пересекались под прямым углом. И повсюду ровной шеренгой, точно посередине коридора и через равные промежутки, стояли боты. Стояли и смотрели на него, провожали взглядом, разворачиваясь, словно стрелка компаса за магнитом...

Свернув за очередной угол, Махмуд вдруг понял: что-то не так. Что именно, он осознал гораздо позже: не все Мао смотрели в его сторону. Но в тот момент ходок отреагировал исключительно инстинктивно: шарахнул по точке, куда смотрели боты, самой мощной из доступных атак.

Воздух зазвенел от высвобожденной ки, ботов покачнуло. Мелисса, поперхнувшись мантрой невидимости, отлетела в сторону, но моментально вскочила на ноги, готовая дать отпор. Махмуд решительно развил инициативу: отпрыгнув за угол, он завопил:

— Тормози! Тайм-аут!

— Ладно, — угрюмо буркнула Мелисса. — Выходи, бить не буду, если объяснишь, какого лешего тут, собственно, происходит?

— Да я сам только начал разбираться.

Махмуд с опаской высунулся из-за угла. Мелисса хмуро разглядывала ботов; под ее взглядом даже загадочная улыбка Мао блекла и становилась несколько натянутой.

— Откуда взялись эти болванчики? — строго спросила она наконец.

— Четверо из пагод, — пожал плечами ходок, — еще штук восемь были разбросаны у нас по разным локациям. Остальные — без понятия. А ты как сюда попала?

— Как, как, — недовольно поморщилась девушка. — В общем, Мак-Мэд меня достал-таки. Я ухожу на перерождение, шмяк — и я тут.

— Значит, как минимум один Мао из этой шеренги раньше работал воскресителем в одной из пагод — задумчиво кивнул Махмуд и вдруг навострил уши: — Чу! Слышишь?

Мелиса тоже прислушалась. По коридорам разносился какой-то очень нехороший чавкающий звук. К несчастью, гадать о его источнике долго не пришлось: из-за дальнего поворота вдруг выплыло нечто...

Штука выглядела как гладкий, неприятного белесо-розового цвета шар. Сверху донизу, «по меридиану», шар рассекала пасть, заполненная сотнями крючковатых зубов и обрамленная, точно бахромой, непрерывно копошащимися червеобразными отростками. Тварь занимала собой почти весь коридор, от стенки до стенки.

С обманчивой неторопливостью дирижабля сфероид двигался по коридору. Его пасть размеренно распахивалась и закрывалась, откусывая покорно стоящих ботов-наставников примерно по пояс, с хрустом перемалывая их и брызгая во все стороны кровью. Самое страшное, что Мао, как по команде, все до единого развернулись в сторону чудовища, глядя на него с каким-то безумным торжеством.

— Мама, — тихо и абсолютно спокойно произнес Махмуд, судорожно, до побелевших костяшек сжимая лопату.

— Ложись! — завопила Мелисса, ловко подсекая ноги коллеги.

Оба растянулись на полу, между двумя Мао. Сверху раздался леденящий кровь хруст перемалываемых костей, рядом с рукой Махмуда на пол шлепнулся залитый кровью томик с цитатами Мао. Сфероид, продолжая свою страшную жатву, проплыл дальше по коридору, но добравшись до поворота, вдруг остановился и развернулся.

— Бежим! — скомандовала Мелисса и, вскочив на ноги, что есть духу ринулась в противоположную от сфероида сторону.

Бежать по коридорам, заваленным перекушенными пополам телами, было трудно. Но лавировать между стоящих ботов было совсем тяжело. Однако очень быстро тестеры заметили странную закономерность: чудовище, вне всяких сомнений, преследовало именно их, однако поменять направление движения оно могло, только если упиралось в стену. Так что несколько раз они, проигрывая в скорости, спасались, падая на пол и пропуская монстра над собой. Рухнув очередной раз на залитый кровью и усеянный неаппетитными останками пол, Махмуд не стал подниматься, а пополз вперед по-пластунски. Мелисса, несмотря на отвращение, последовала его примеру.

И тут из-за очередного поворота вылетело еще одно чудовище. Здоровенный спрут, размерами не уступающий ужасному сфероиду, плыл в воздухе, его щупальца конвульсивно извивались, шарили вокруг, касаясь стен. Когда он проплыл над тестерами, Махмуд с ужасающей четкостью разглядел, что вместо присосок у него крючья, а в центре виднеется острый клюв.

Жуткие щупальца прошлись совсем рядом с тестерами. Но тут из-за дальнего поворота показался сфероид. Спрут, подобравшись, бросился вперед и, прежде чем круглое чудовище успело сменить направление, обвил его щупальцами.

Махмуд и Мелисса почувствовали, что это их шанс. Не оборачиваясь, чтобы посмотреть, чем закончится страшный поединок, они бросились бежать, спотыкаясь и лавируя между еще не перекушенными ботами. Однако вскоре уперлись в тупик: похоже, они находились в сравнительно небольшом замкнутом лабиринте.

— А ну, разойдись! — мрачно буркнул Махмуд, начиная раскручивать над головой лопату.

В изогнутом ковше лопаты стал собираться бледный шар энергии ки. Комплекс движений был сложным, долгим, но количество аккумулируемой энергии было огромным. Наконец ходок, ухнув, махнул лопатой в сторону стены. Вспышка залила светом весь коридор, ударная волна повалила Махмуда на землю, но на месте стены образовалась дыра, подозрительно похожая на ту, которая несколько минут назад привела сюда Махмуда. Мелисса не раздумывая сиганула в открывшийся проход. Ходок последовал за ней.


***

— Ты это видел?! Каким же надо быть кровожадным психом, чтобы такое выдумать, а? Что это вообще было?

— Не знаю, Мелисса, не знаю, то страшно — аж жуть... Хотя сейчас меня не покидает ощущение, что о чем-то подобном я где-то слышал... Как думаешь, чья работа? Кеша или Ксен?

Мелисса тяжело задумалась.

— Вообще, больше похоже на Ксенобайта, — неохотно признала она. — Но в этот раз я почти уверена, что он ни при чем. Он слово дал, что сегодня к серверу не подойдет. И я ему верю, все-таки делать целенаправленные гадости он не станет.

— Ладно, а Кеша мог чего-нибудь напутать?

— В чем можно быть уверенным, когда дело касается Кеши? Но не похоже это на путаницу.

— А на что... — начал было Махмуд, но тут у него на поясе запиликал коммуникатор. Просмотрев пришедшее сообщение, ходок озадаченно почесал затылок: — Так, кажется, и Кеша ни при чем. Банзай говорит — нашел его, Кеша в шоке, пытается разобраться, куда делись Мао. Кто это еще может быть? Хотя бы потенциально?

— Внучка, — ехидно буркнула Мелисса и задумалась: — Хм, Внучка... Слушай, а когда ты ее последний раз видел?

— Даже не знаю... Перед тем, как ботов расставлять начали еще...

— А эта... Леопольдовна?! Где мадам Бобыкина?!

— Откуда же мне знать?

— Ох, не нравится мне это все... И, кстати, где мы?

Махмуд удивленно огляделся. Они стояли в небольшой комнате, заставленной большими кубическими ящиками.

— Кажись, склад какой-то, всюду ящики. Вроде все тихо: ни Цзэдунов, ни сфероидов, ни головоногих.

— Ладно, давай-ка...

Мелиса, не договорив, подняла палец. Махмуд прислушался и вдруг услышал скрежет, как будто кто-то волок по каменному полу тяжелый деревянный ящик, и еще пыхтение. Перехватив поудобнее лопату, Махмуд выглянул в коридор.

Кто-то и правда толкал вдоль коридора деревянный ящик, такой же, как те, что стояли в комнате. Коридор был узкий, ящик перекрывал его почти от стенки до стенки, и разглядеть, кто его толкает, не было никакой возможности. Но скоро неизвестный должен был протолкать свой ящик мимо комнаты и неизбежно оказаться в зоне поражения лопаты.

В последний момент он все-таки успел притормозить лопату. Внучка, испуганно взвизгнув, отскочила в сторону и прикрыла голову каким-то планшетом, который держала в руках.

— Легка на помине, — проворчал Махмуд.

— Внучка?! — Мелисса грозно нависла над подругой, уперев руки в бока. — Ты что тут делаешь?

— Да я тут... это... — как-то не совсем уверенно пробормотала девушка.

— А Леопольдовна где?! Внучка, я же просила — ни на шаг от нее!

— Ну... А что, что-нибудь случилось? — нервно косясь на лопату Махмуда, спросила Внучка.

— Случилось?! Да у нас тут такая чепуха творится, что только держись. Мы с Махмудом только что чуть заиками не остались... Значит, так. Нужно срочно эту Варвару найти и под благовидным предлогом катапультировать из виртуалки, пока мы во всем не разберемся. Внучка, как ты сюда попала? Где здесь выход?

— Э-э-э... Где-то вот здесь, — тихо пробормотала Внучка, тыча пальцем в планшет.

Мелисса глянула. Там был план помещения: довольно запутанной системы коридоров и комнаток. Кроме того, на плане были отмечены ящики и положение Внучки.

— Помогите мне ящик на место поставить, — попросила Внучка, — вон туда, где отметка на полу...

— Угу, — рассеянно кивнул Махмуд и ухватился за ящик, намереваясь втянуть его в комнату.

— Не, тянуть не получится, только толкать, — предупредила Внучка.

— Да ладно, как-нибудь... Черт, тяжелый, и правда тянуть не получается. Ну, тогда...

— Надо вот сюда его дотолкать, — торопливо перебила Внучка, показывая пальцем место на планшете, — а потом вот здесь обойти, вытолкнуть вот в этот коридорчик, а потом уже сюда и вот сюда.

Махмуд озадаченно взглянул на план. Потом покачал головой:

— Не, если только толкать, тогда вот тут застрянем, не развернемся. Надо вот здесь обойти...

— Да где застрянем-то? Я там уже десяток ящиков протащила, ничего не застрянем... Так, становись сюда и толкай. Толкай, говорю!

Махмуд, махнув рукой, навалился плечом на ящик. Тот довольно легко сдвинулся на шаг. Махмуд снова надавил — ящик поехал вперед. Внучка, уткнувшись в планшет, командовала:

— Вперед, вперед... Стоп! Так, вон туда толкай... Поехали... Хорошо...

Наконец ящик занял обозначенное на полу место и застыл. Махмуд с шумом выдохнул и машинально утер рукавом лоб.

— Черт, замаялся... По всему лабиринту ящик этот гадский пихать... Ну, пошли, что ли... Мелисса, ты чего?

Мелисса, нахмурившись, разглядывала планшет. Потом медленно перевела взгляд на Внучку, и в глазах ее было какое-то нехорошее озарение.

— Махмуд... А ты ничего такого не вспоминаешь про игру, где надо было ящики по коридорам толкать? И на места их задвигать?

Ходок непонимающе захлопал глазами. Потом тоже принялся разглядывать планшет. Наконец пробормотал:

— Черт... Совсем недавно... Банзай мне ее показывал, а до этого я всякие переделки на ее тему видел... «Сокобан»! Уровень около двадцатого, кажись.

— Та-ак... — грозно произнесла Мелисса. — Внучка, а ну-ка выкладывай, что тут творится?!

Внучка вжала голову в плечи и смущенно произнесла:

— А я не Внучка.

— Чего? — опешили Махмуд с Мелиссой.

И тут из коридора донесся знакомый голос:

— Варька! Варька-а-а! Бросай эти свои ящики, пошли, штуку тебе покажу! Ксенобайт «Пакмана» восстановил — обхохочешься, там бонусы в виде Мелиссы и Махмуда, только их чего-то заглючило, они никак не съедаются... Ой...

На пороге комнаты застыла Внучка. Еще одна. Махмуд переводил взгляд с одной на другую, потом грустно спросил:

— Это как, мы наконец спятили, да?

Техническая зона

14 августа, 17:24 реального времени

— Так, значит, тот кровавый кошмар был всего лишь Пакманом? — недоверчиво уточнила Мелисса.

— Ну да... Кто бы мог подумать, что его можно так извратить...

— Ну почему же извратить... Знаешь, сверху-то все не так уж и страшно выглядит. От ботов только лысины и видны, наверное, поэтому Ксен туда Мао и поставил. Спрутов Кеша рисовал, так, на всякий случай.

— А этот сфероид? — угрюмо спросил Махмуд.

— Вот уж не знаю, — развела руками Внучка. — Наверное, его Ксен сам нарисовал. Делов-то, взять шарик и пополам разрезать...

— Это ты его вблизи не видела, — буркнула Мелисса. — Ладно, но откуда вся эта ерунда взялась в игре?

— А, ну вот это уже я могу рассказать, — вздохнул Махмуд. — Помнишь, Кеша только-только материк собирать начал? Пока он там с графикой ковырялся, нам делать было нечего. Но когда нам делать нечего — это одно, а вот когда Ксенобайту делать нечего, это может обернуться чем угодно. Вот он и стал, прикола ради, собирать старые игрушки из подручных материалов. Сначала, смеха ради, «Принца» склепал, Банзай как раз на него половину конторы подсадил...

— Да, помню, как вы его через кучу эмуляторов запускали.

— Ага. Ну, мы тогда повеселились, а как серьезная работа началась, забыли про эту штуку. А вот Ксен, оказывается, не забыл... Он еще тогда про «Пакман» говорил...

— Это еще что, видели бы вы местный «Арканоид»! — с энтузиазмом перебила Внучка.

— Да нам и того, что мы видели, хватило по самые гланды, — проворчала Мелисса. — Ладно, слушай, объясни наконец, как вы до этой Ксенобайтовской заначки добрались? И что за метаморфоза с Леопольдовной приключилась?

— Да ладно, не шипите вы на нее... Она хорошая, только немного застенчивая.

— Чего?! — тупо моргнул Махмуд.

— Ей на самом деле всего девятнадцать лет. Но она правда очень хороший специалист, только сильно переживает, что выглядит несолидно и никто ее всерьез не воспринимает. А еще над именем постоянно смеются. Мелисса мне сказала — ни на шаг от нее не отходить. Вот я и не отходила. Варе очень хотелось вместе со всеми по дворцу побегать, но она стеснялась. А я еще давно на Ксенобайтов тайник наткнулась. Ну и говорю: пошли, штуку интересную покажу...

— А зачем модель свою ей дала?

— Так удобнее в ней, — пожала плечами Внучка. — И если увидит кто — не страшно...

— Вот оно как, — вздохнул Махмуд. — Да, интересные штуки получаются, если взглянуть на привычные вещи под необычным углом...

Неожиданно у него на поясе ожил коммуникатор. Махмуд флегматично снял его с пояса и пробежал глазами сообщение.

— Что там еще? — с беспокойством спросила Мелисса.

— Все в порядке. Банзай сообщает: Внучка только что выиграла ящик пива.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.7
проголосовало человек: 608
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
Новости дня.
kramtp.info