КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ДУЭЛЬНЫЙ КЛУБ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№5 (102) май 2010
вид для печати

Solium infernum

Жанр:
Разработчик:
Cryptic Comet
Издатель:
Cryptic Comet

На страницах «Дуэльного клуба» случалось всякое: дуэлянты сходились в честном бою, состязаясь в меткой стрельбе, ведомые ими армии сражались в глубинах космоса и на землях волшебных миров. Но такого, как в этот раз, пожалуй, еще не было — мы отправляемся прямиком в Ад. О каком честном бою тут может идти речь?

В аду мы будем не одиноки. Еще пару демонов возьмет под контроль искусственный интеллект, чтобы нам было не так скучно вдвоем мучить грешников. Правило у нас будет только одно... Тут так и напрашивалась фраза «Никаких правил!» и адский хохот, но кое-что мы все-таки установим. А именно — не повторяться. Если в одном бою кто-то рассчитывал на силу армий, то в следующем пусть выдумывает другой путь к победе. Тем более что их много и все они одинаково злы и демоничны.

Дуэлянты об игре

Геннадий Вальков

Может с равным удовольствием коротать время за скрупулезным подсчетом ходов, необходимых на постройку нужного здания в глобальных стратегиях, и лихо стирать шины об асфальт в безумных автосимуляторах. В первую очередь ценит в играх свободу действий в любых ее проявлениях.

Год рождения: 1981

Образование: политолог

Игровой стаж: 18 лет

Коротко об игре

Это была «любовь с первого взгляда», с первой строчки эпиграфа: «To reign is worth ambition». Цитата из «Потерянного рая» Дж. Мильтона, вдохновившая Вика Дэвиса на создание игры, это лейтмотив каждой партии — когда демоны, плюясь слизью, оскорбляют друг друга, когда в бою сталкиваются легионы созданий, сошедших с картин Босха... Нерешительным здесь места нет. Или ты идешь к трону, переступая через других и используя любую возможность, или другие переступят через тебя. Это ужасно. Ужасно... интересно.

Сергей Зверев

Переводчик, преподаватель, журналист. Играет во все, что видит. Особенно любит пошаговые стратегии, ролевые и карточные игры. Взращен на X-Com и Icewind Dale II. Азарт и эмоциональность часто приводят его к проигрышу, но временами, наоборот, помогают.

Год рождения: 1975

Образование: иностранные языки

Игровой стаж: 21 год

Коротко об игре

Solium Infernum покоряет множеством способов победить — карты с событиями, военные операции, хитрости, подкуп, кражи. Никогда не знаешь, чего ожидать от вражеского демона, где подвох. Все это, помноженное на мрачную атмосферу ада и колоритных персонажей, создает игру, от которой просто невозможно оторваться.

Бой 1. Алчность против гнева

Вальков: Князь ада, прозванный за буйный нрав Ифритом, — вот кого я выберу для первого боя. Пусть он не слишком хорошо умеет объяснять подданным, какие подношения ему нужны — и поэтому не видать мне полной сокровищницы, — но зато в мастерстве гнать их в бой равных ему найдется немного. Этим и буду пользоваться: сначала захвачу все, что увижу поблизости, а потом начну искать повод для войны с соседями.

Зверев: Семь смертных грехов — простой, но действенный источник вдохновения для демона. Наши глаза остановились на алчности, пусть именно она послужит для будущей победы. План прям, как рельса, и крепок, как табак старого моряка, — накопить неимоверное количество ресурсов, покупать все самое вкусное, откупаться от претензий и получать престиж за счет ритуалов. О да — я хочу много ресурсов, много престижа... Сладкая всепоглощающая алчность!

Воруй, убивай!

Вальков: Из земли торчит лицо. Ничейное. Вот ведь растеряхи! Надо бы прибрать...

Вальков: С «личной гвардией» мне не то чтобы совсем не повезло, но могло бы быть и намного лучше. В любом случае, пока что «Избранные Ифрита» — самый сильный легион на поле. На базаре видны несколько таких, которые могут составить ему конкуренцию, но на них противникам придется еще несколько ходов копить. Так что вперед, подчинять и властвовать!

Ближайшее к своей цитадели место силы я еще успею захватить, а пока направляюсь к Лицу в песке, которое расположилось чуть поодаль. Есть надежда, что я успею к нему раньше, чем Вельзевул, — а потом задирать меня он уже вряд ли посмеет.

Что-то я плохо подумал о компьютерных врагах — уже на втором ходу их армии пополнились новыми легионами. На службу к Берит пошли «Адские клинки» — и их стоит опасаться. Хорошо хоть эта дамочка от меня далеко...

Сергей окопался на одном месте — даже не сдвинулся в сторону «Леса самоубийств» всего в паре шестиугольников от его личного легиона. А, так он у нас «праздный» демон — и его армии ходят на одну клетку меньше... Интересно, а во что он вложил освободившиеся восемь очков демона? Надо будет подумать.

Но потом. Пока что я уже вижу, что Вельзевул успевает к торчащей из песка голове раньше меня. Вот же... И свою «контрольную точку» захватывать не стал, и эту не смогу. Отстану ведь по престижу — нагоняй потом.

Ничего, ничего. Вот я сейчас себе хорошего командира на базаре присмотрел. Таммуз прекрасно подойдет моей армии — еще больше усилит ее «дальнюю» атаку. Решено — буду нанимать.

Вальков: «Кровавые руки» за свои услуги просят совсем немного. Почему бы и не дать?

Назначаю нового командира легиону «Избранных» — вот теперь точно никто к ним даже не сунется! И решаю, что первой моей целью будет Вельзевул. Обижен я на него за то, что не дал завладеть «Лицом», пусть теперь расплачивается.

Тем временем к горе Эреб — тому самому моему месту силы — издалека подкрадывается легион Берит. Перебросить туда «Избранных», если она решит идти напрямую, я никак не успею. Нужно чьи-то услуги купить на базаре.

Проклятый Вельзевул безропотно отдает мне все, что я от него требую, Берит ходит вокруг да около Эреба. Да чтоб вам пусто было! Вы демоны или как? Где гордость, где напор?! Еще и Зверев, засевший в цитадели, носа не кажет. Замышляет что-то, наверняка ведь замышляет. Знать бы, что...

Так. Пока я думал о плохом, кто-то пошуровал в моей сокровищнице. Вынесли немного («много» там просто нет), но все равно обидно. Подозреваю, что это проделки Сергея, но точно сказать не могу — поймать и выяснить на кого работали воры, не удалось. Поотрезать бы стражникам... что-нибудь.

Но ведь почему не смогли утянуть что-то ценное? Потому что его там не было — все пошло на то, чтобы оплатить на базаре легион «Кровавых рук». Не самые подходящие для меня воины — с уклоном в рукопашный бой. Тем не менее для того, чтобы штурмовать Эреб, вполне подойдут. Тем более Берит там все так же петляет и путает следы. Отправляю «Руки» на штурм, а Вельзевулу — очередные требования. Может, на этот раз откажется?

Отказался. Ох, молодец какой! И Эреб мы взяли. А сокровищницу мою опять кто-то взломал. Отрезать стражникам... Что? В прошлый раз отрезали? Пришить и снова отрезать!

Зверев: Ленив и богат. Знакомьтесь — это я.

Зверев: Чтобы осуществить мой коварный замысел, пришлось кое-чем пожертвовать. Самая неприятная из жертв — скорость перемещения. Способность под названием Slothful (ленивый) уменьшает скорость всех моих армий на единичку, но зато освобождает немало стартовых очков. Это позволяет начать игру, имея троечку в обаянии и троечку в хитрости. Кстати, о хитрости — она тоже станет источником богатств. На четвертом уровне, который я скоро получу, можно грабить погреба противника, забирая карты с ресурсами. Вы, конечно, уже догадались, кто станет моей первой жертвой. Ну а по поводу скорости — так я никуда и не тороплюсь.

Пока свирепые демоны захватывают места силы, я медленно коплю ресурсы, поднимаю обаяние и хитрость. Теперь у меня уже три ячейки под приказы, и можно не только получать свои души, тьму и пламя, но и воровать чужие. Утащил, получилось. А потом еще немножко утащил. Хм, на этот раз сработало сопротивление. А вот теперь опять утащил. Приятно, приятно. Немного печалит, что пока в моем распоряжении нет мест силы — я жадничаю и вкладываю все в разгон параметров. Но думаю, что скоро у меня будет столько престижа, что места силы даже не понадобятся. Думаю, да... Так и будет. Да и тратить ценные ресурсы на какие-то легионы, войну? Фу, я не могу себе позволить такое расточительство. Это было бы недостаточно жадно с моей стороны!

Тихой сапой

Вальков: Если демон отказывается дать мне то, что я хочу, что я должен сделать? Правильно: объявить вендетту. Ровно до того, как я захвачу одно принадлежащее ему место силы, — то есть ровно на один ход. А чтобы уж наверняка — выдаю своим «Избранным», кроме командира, еще и боевую карту, которая усилит их в фазе дальнего боя и ослабит противника в ней же.

Пока суд да дело — в сокровищницу опять пытались залезть. Но на этот раз стражники сработали как надо — ничего не отдали, воров поймали. Правда, те так и не признались, на кого работают. Видать, не то им отрезали...

Зверев: Неплохой дядька в продаже, но я не собираюсь воевать.

И по «Кровавым рукам» какой-то умник ударил. Вернее, все было обставлено, как трагическая случайность и стихийное бедствие, но мне ли не знать, что в Аду такие вещи случайно не происходят?

Но вендетта объявлена, назад возврата нет, и легион выдвигается на штурм. С закономерным результатом — «место силы» переходит ко мне, вместе с двадцатью очками престижа.

Смотрю на экран дипломатии и радуюсь — я вырвался вперед! А Сергей все так же плетется в хвосте... Ну, что он будет делать дальше?

Зверев: Вы, наверное, слышали, что ад — очень неспокойное место? Всякие там раскаленные сковородки, вопли грешников, черти с вилами и прочая суета. Хочу уверить вас — все зависит от того, куда попадете. И пока на всей карте ада творится бог знает что — захватываются места силы, уничтожаются легионы, идет вся эта детская возня в песочнице под названием «борьба за власть», у меня все очень и очень спокойно.

У меня только и слышно, как новые ресурсы аккуратно сыплются в сокровищницу, воры тихонько прибывают с награбленным, параметры растут, мешки раздуваются, и порой приходится тратить пару ходов на ритуалы уплотнения ресурсов, иначе они просто не помещаются. В общем, вы там пока побеситесь, ребята. Скоро увидите, кто тут настоящий хозяин ада...

Ангел и налоги

Вальков: Покупаю еще один легион вместо пропавших «Рук» — «Орден Огня». Слабые в рукопашной, они сами по себе очень сильны в дальнем бою, а уж при моих-то способностях и подавно. И сразу же перехватываю у Вельзевула еще одно место силы. Вернее, не то чтобы перехватываю — просто оно для него было слишком хорошо укреплено. А для меня — в самый раз.

Вальков: Велиал попал в окружение и сбежать никак не успеет. Бей наглеца!

Параллельно с этим продолжаю слать ему запросы — «дай ресурсов», «дай больше ресурсов», «а дай-ка мне какой-нибудь кусочек земли у моих границ»... Выполняет! Все выполняет, все дает — даже неинтересно как-то.

И тут в очередной ход конклав внезапно решает проверить демонов на верность. Звучит идиотски, конечно, но тем не менее — пришлось попрощаться с Таммузом. Поделился им с теми бюрократами, которые что-то не спешат решать, что я уже победил. Всего четверо проголосовали пока что.

Но потеря командира, хоть и ослабила армию, еще больше укрепила мой престиж. Все остальные демоны, видимо, ничем делиться не захотели (или у них просто не было чем поделиться), и конклав наказал их по-своему... Зато теперь я окончательно утвердился на первом месте. Конкурентов нет и не предвидится.

Зато опять кража в цитадели. На этот раз пропала действительно «куча всего». Нет, надо бы и самому быть хитрее. Сказано-сделано. Уж не знаю как, но хитрость моего демона увеличилась на единичку. Вроде бы помогло — на следующий ход попытка кражи провалилась. Или не помогло? Еще через ход — опять кража. Трачу предпоследние ресурсы и становлюсь еще чуть-чуть хитрее — бесполезно. Крадут вовсю.

Ну и ладно. Все, что мне сейчас надо, — несколько боевых карт и чтобы Вельзевул отказался выполнять мои требования. Еще одна вендетта с победным концом — и меня уже никто и никак не догонит. Разве что Сергей, который у себя в цитадели начал истинно «беситься с жиру» — сжигать ресурсы в обмен на престиж. Ничего-ничего, и до тебя доберемся. Вельзевул молодец, не захотел делиться территорией. Вендетту тебе теперь за это! Выдаю легионам карты, и в бой: мне нужно уничтожить два вражеских легиона — всего лишь.

Не учел я одного — у противника тоже были боевые карты. Мой «Орден Огня» победил, а вот «Избранным» повезло меньше. В битве с личной гвардией Вельзевула их отбросили, заставив бежать с поля боя. А следующим ходом проклятый демон развоплотил и огненных. Поражение, потеря престижа и посыпание головы пеплом — потому как это целиком моя ошибка. Не нужно было лезть напролом...

И надо же такому случиться, что как раз когда я терпел поражение за поражением, кто-то слишком длиннорукий приподнял занавес между нашим теплым Адом и холодными злыми Небесами. Естественно, оттуда сразу же выскочила толпа ангелов и начала мстить всем кому ни попадя. Начала со Зверева, что интересно. Потом прошлась по всем остальным, кроме меня. Наверное, даже ужасные создания решили, что я и так уже настрадался достаточно и мне нужно дать время на передышку.

Собственно, это время я использовал на покупку еще двух легионов — «Стигийской гвардии» и «Мучителей». Хорошие вояки, а «Мучители» вдобавок еще и летают, то есть прыгают по карте сразу на три клетки. А с Сергеем у нас устанавливается замечательное равновесие: я ему выдвигаю требования, он их выполняет — делиться со мной ресурсами, — а потом то, чем поделился, у меня ворует. Да-да, я уже точно знаю, кто это делает, и при первой же возможности...

Зверев: Безотходное адское производство — сжигаем ресурсы, получаем престиж.

Зверев: Когда кто-то усердным трудом зарабатывает себе адский огонь, ихор и души, ведет учет, складывает душу к душе, стряхивает пылинки с грешников, тщательно прожаривает убийц и насильников, что ему за это будет в аду? Благодарность владык? Бросьте! Его попросят заплатить налоги. Причем плата может быть разной. Вот как сейчас — мне пришлось раскошелиться на ненужного мне претора, чтобы отправить его в конклав. Они там, наверху, видите ли, решили нас проверить на верность. Кто не даст претора, станет врагом. Что ж, пришлось купить и отправить, рано еще нам с ними ссориться. Заодно провалился ритуал по краже претора Геннадия, только хотел его украсть, а он уже тоже забран в качестве налога. Ну просто наказание какое-то!

Впрочем, я не унываю, продолжаю копить силы, обворовывать врагов и разгонять обаяние.

Наконец-то можно начать перегонять ресурсы в престиж с помощью ритуала «Сожженные приношения». Посмотрим, что лучше — ваши места силы или мои ритуалы. Враг пытается объявить вендетту, но я откупаюсь, а потом краду назад то, чем откупился. А что делать — жить-то надо.

А тут еще одна непонятная ерунда в нашем аду. Вытянул я карту с ангелом, который карает тех, у кого много престижа. Сыграл я эту карту — пусть, думаю, Гена порадуется, престижа у него-то много. Но ангел-мститель почему-то начал работу с меня. Снес стартовый легион, хорошо еще, что столицу не разрушил. Не, ребята... Зарекаюсь я иметь дело со светлыми. Никогда не знаешь, что им взбредет в голову!

Богатый черт, бедный черт

Вальков: Странно, а почему это Лес самоубийств до сих пор ничейный? Непорядок ведь! «Мучители» в два прыжка добираются до него, и теперь там полный порядок — все мое. Мои легионы стоят прямо у самых границ скромных владений Зверева. Еще чуть-чуть, и я смогу объявить ему войну — вот тогда посмотрим, как он со своей черепашьей скоростью сможет за мной угнаться.

«Мучители» перелетают над землями Сергея — и только когда они уже взлетели, на место, где они еще недавно были, явился курьер с приказом «оставаться на месте». Приказ был поддельным, и прибудь он вовремя, стоять бы легиону на месте — но он опоздал.

«Стигийская гвардия» и «Мучители» встали вместе перед вражескими «Темнокрылыми» и личной зверевской гвардией. Не знаю, смог бы я победить, если бы объявил вендетту по всем правилам, но судьба распорядилась иначе.

Всеобщим голосованием конклав провозгласил меня «отлученным». А значит, на победу по очкам престижа я рассчитывать уже не мог никак. И нападать на меня отныне никому не возбранялось. Первой мыслью было: «Все, конец» — базар для меня закрыт, новых легионов, командиров или артефактов не предвидится, Пандемониум брать нечем. Поражение полное и абсолютное.

Но это думал я, а мой демон отдавал приказы. «Мучители» взлетели и, пронесшись над головами врагов, обрушились прямо на цитадель Сергея. Можно только представить ужас ее защитников, когда из темного адского неба на них начали падать пронзительно верещащие фигуры, напоминающие огромных черных летучих мышей. Надо отдать им должное — они сражались храбро, но мои воины оказались сильнее.

Так была взята штурмом первая цитадель. Впереди были еще две и, наконец, Пандемониум. Это было легко.

Вальков: Легиону «Мучители» — приготовиться к взлету! Пути назад нет!

Зверев: Две трети игры прошло, и я до неприличия богат. А вот заработк престижа идет так себе. Все-таки стоило захватить какое-то место силы — догонять Геннадия нелегко. Хорошо, что он, несмотря на военное преимущество, не может мне ничего сделать — от всех его требований я легко откупаюсь. А тут еще и артефактик приятный — лишнее место для приказа, теперь у меня их будет четыре.

И когда все шло вроде бы неплохо, произошло непредвиденное. Чертов конклав невзлюбил моего заклятого врага и предложил проголосовать за его отлучение. Иной бы обрадовался, но только не я сейчас, когда мне нужно спокойствие и накопление безо всяких войн. Голосую против, но увы — его таки отлучают. Неудивительно, что через пару ходов он оказывается уже у моих стен.

Покупаю лучшее, что есть в продаже, навешиваю на врага замедления и проклятия. Более того — решаю ударить первым, но... Он ходит раньше и моя столица оказывается беззащитной. Все накопленное добро пропадает, весь престиж, все ценные артефакты! Да, неудачный я смертный грех выбрал, совсем неудачный. В следующий раз попробуем что-нибудь другое.


Разбор полетов

Геннадий Вальков: Нервный был бой. Не знаю, кто сыграл карту события и отлучил меня, — но это была самая большая их ошибка. Не нужно загонять в угол рассерженного демона, и тем более не нужно развязывать ему руки. Один прыжок-полет «Мучителей» решил все. Хоть я и не был уверен в том, что они возьмут цитадель...


Сергей Зверев: Не стоило вкладывать все силы в экономику. Купил бы я по дороге пару легионов, приодел бы их, поставил бы под стенами столицы — и бой мог бы закончиться иначе. Все-таки ставка на одну-единственную карту — очень рискованное дело.

Бой 2. Одним ударом...

Вальков: Госпожа Диаболик, маркиза ада. Адски привлекательна и чертовски подозрительна. Второе понятно: после того-то, как в прошлый раз из моих подвалов выносили целые караваны ворованного... Тем более что в этом бою я и делаю ставку на доход, который будет выше, чем у противников. План прост: получить кучу подношений, скупить все самое лучшее и доставать соседей требованиями.

Зверев: Хватит долгого накопительства, хватит жадности и ресурсов, которые некуда девать. Этот бой будет совсем-совсем другим! Мой герой Зверодемон — мастер лука, мастер меча, воин до мозга дьявольских костей. И я собираюсь покончить с противником одним-единственным ударом, причем очень быстро. Как это у меня получится? Сейчас увидите.

Ближе не бывает

Вальков: С первого же хода становится ясно, что ситуация напряженная. Сергей появился у меня прямо под боком — а я, соответственно, у него. Так что теперь вопрос только в том, кто кому чего-нибудь острого в бок воткнет. Но у меня есть план и огромная куча подношений от моих подданных... А у него, похоже, кучи этой нет. Иначе отчего бы он стоял на месте?

Вальков: Да уж, «повезло» мне с соседом, ох и повезло...
Вальков: Отрежу-ка я ему путь к Пандемониуму. Просто так, на всякий случай.

Отрезаю ему подход к ближайшему «месту силы» и делаю на базаре первую ставку — Таммуз, симпатичный слонопотамчик, который мог бы существенно усилить любой легион... Но мне он нужен не для этого. Сделаю-ка я из него дуэлянта. Вот пусть хоть кто-нибудь попробует не дать мне то, что я потребую, — а я на него сразу этого, с хоботом, и спущу.

Следующим же ходом отправляю первый «запрос» тому, у кого больше всего престижа, — таких надо «садить» как можно быстрее. Белиал что-то быстро начал «набирать обороты», но перед шармом моей Госпожи не устоял — дал все, что потребовали.

Зверев: Война началась, и у меня сразу две новости — как водится, хорошая и плохая. Хорошая — наши с Геннадием столицы расположились буквально в двух шагах. Плохая — у моего легиона пять единиц здоровья. Пять здоровья для боевой специализации! Это буквально катастрофа. Но не будем отчаиваться, ведь наш план коварен, да еще и боевые карты помогут. План, о котором я вскользь упомянул в начале, — это план самоубийцы, план одного-единственного удара. Я собираюсь ударить магией по самому святому, что есть в аду, — Пандемониуму. Инфернальный конклав отлучит меня, и все смогут нападать на мои земли и легионы даже без вендетты, но и я смогу нападать на них! Мне нужно оказаться на расстоянии одного хода от столицы Геннадия и снести ее на следующий ход. Да, после этого компьютерные игроки могут и разделаться со мной, но в нашем «человеческом» зачете я все равно выйду победителем. Поэтому сначала — подъем параметра «хитрость» (Cunning) на единичку — именно это даст мне дистанционную магию. Все остальное потом.

Как выжить?

Вальков: Мне упорно не везет с подношениями. Приносят все — души, адское пламя, даже редчайшие сгустки тьмы... Но мне нужна кровь! А ее и не несут. Кое-как добыл три капельки на то, чтобы сделать ставку на «Теней Тартара» — мне очень нужен второй легион.

Зверев: Тайное оружие победы. Забабахаем по адской столице, станем «предателем». А потом снесем столицу Геннадия.
Вальков: Легионы ходят кругами. И один из них наверняка погибнет, а второй... Посмотрим на следующий ход.

Дело в том, что Сергей подозрительно двигается в сторону Пандемониума — и не то чтобы его легион мог сейчас с лету штурмовать столицу... Но он увешан боевыми картами (силы которых я не вижу) не хуже, чем стены в школьном кабинете географии. Поэтому «Тени», как только появились на поле, двигаются ему наперерез. Все. Не пройдешь.

Зверев: Отчаянно не хватает ресурсов, что не удивительно — с обаянием на уровне единички в аду не разгуляешься. Впрочем, мы и не рассчитываем на долгую партию, очень скоро все станет ясно. Я изучаю первый уровень хитрости и получаю доступ к нужному ритуалу. Потом становлюсь прямо на границе с вражескими землями, навешиваю на себя боевую карту «плюс три к дальней и ближней атаке». По идее, можно бить по Пандемониуму, но одно смущает — легион с госпожой Диаболик почему-то стоит совсем рядом с моей столицей. Что, если я стану общим врагом и он ударит по мне раньше? Прикидываю исход боя... Инфернальная атака Диаболик — целых восемь единиц, а моя столица защитой не блещет. Купить охрану не на что, единственный шанс — боевая карта. Накладываю на столицу заклятие «плюс три единицы здоровья, минус четыре к инфернальной атаке врага». Вроде должно хватить, чтобы отбиться.

Карты решают все

Вальков: А не очень-то ему и хотелось... Додумался — провел какой-то ритуал, нацеленный на Пандемониум. Теперь сиди отлученным, без базара и радостей жизни. Только чего ж ты, Сергей, забыл под моей цитаделью? Себе забрать хочешь? «Тени Тартара» самоубийственным усилием бросаются в промежуток между вражеским легионом и родной крепостью, а личная гвардия Госпожи нацелилась на цитадель еретика. Уничтожить его! Уничтожить!

Зверев: Симпатичная вещица — +1 к престижу каждый ход. Но не судьба, у нас другой план.
Зверев: Вот так погибла госпожа Диаболик. Боевая карта третьего уровня — не шутка.

Нет, правда, я все просчитал заранее. Я даже на бумаге прикидывал исход боя. Но я не учел одного — боевую карту, которая была прикреплена к цитадели. Не видел я ее, пока не начался бой. А жаль...

«Тени» выполнили свою задачу — задержали врага на полпути. Но и его цитадель не покорилась. Я еще попытался нанять хоть какой-нибудь легион на базаре — глупая надежда, но хоть какая-то! — но, как назло, крови мне на это не хватило...

Зверев: Ну что ж — понеслись родимые! Если что-то не так посчитал, демону все равно умирать не страшно, страха нам не завезли. Все легионы ада узнают, что я предатель, бахнул, мол, гад магией по Пандемониуму, и на меня объявлена охота. Но вот только я сейчас сам выступлю в роли охотника, если успею. Геннадий успеет подставить свой второй легион, и я трачу ход на его убийство вместо выноса столицы. И в тот же момент на мою столицу нападает его Диаболик. Как она, наверное, удивилась, узнав, что сила ее магии урезана вдвое. Это меня и спасло. На следующем ходу человеческий демон Вальков остается без защиты и его город переходит под мой контроль. Злой план маньяка-самоубийцы сработал на ура. Между нами один-один, и теперь все решится в последней партии.


Разбор полетов

Геннадий Вальков: Да уж. «Против лома нет приема». Сергей удачно придумал с самоотлучением — да еще и я немного просчитался, нападая на его цитадель. Если бы я заранее видел, что на ней «висит» усиление, я бы сделал немного по-другому, но... Единственное, что чуть-чуть радует: потом, после победы надо мной, ему наверняка пришлось непросто. Жаль, что я этого уже не видел...


Сергей Зверев: Бой прошел, как я и задумал. Правда, слабенькое здоровье заставило понервничать, но карты с лихвой окупили все. Ну а за расположение вплотную к столице врага — большое демоническое спасибо генератору случайных чисел.

Демонический сговор

Перед последним боем мы заключили договор. Во-первых, не делать больше героев со специализацией в обаянии или воинском деле, как было раньше. Во-вторых, не повторять трюка с Пандемониумом. Придется придумывать что-то новенькое для завоевания ада!

Бой 3. Обыкновенное коварство

Зверев: В последней схватке я иду по пути злобы и гнева — излюбленных грехов, которые мы, демоны, прививаем смертным. Итак, к нашим услугам четвертая ветвь аватара — Wickedness. Мы сможем уничтожать ресурсы врага, сжигать его боевые карты, отправлять чужих преторов в небытие, а на пятом уровне — не дадим противнику отдавать приказы. Какая заманчивая, яростная, клокочущая злоба... Скорее в бой, я уже готов разорвать врага на части!

Вальков: У него нет имени, только прозвище — Обманщик. Кличка настолько точно передает суть его действий, что сама по себе обман. Любой демон будет думать, что он принадлежит к ловкачам, которые нагло обворовывают других, раздают взятки налево и направо или не гнушаются ударов ножом в спину. Ну уж нет. По характеру он в первую очередь интеллектуал. И у него есть всего один шанс на победу — но о нем никто не должен знать заранее. Никто.

Почем места силы, дон Хуан?

Зверев: Слон Темелукас — солидное дополнение к начальному легиону.

Зверев: Рабы Зверактора — мне нравится это название! Но у нашего стартового легиона всего восемь единичек жизни, боевые параметры тоже не зашкаливают, и захватить им какое-то место силы нереально. Поэтому первым делом бежим на адский базар — толкаться среди чертей, бесов и демонов всех мастей и выбирать новых рабов и артефакты.

Начнем с преторов — Декарабиа прибавляет троечку к дальней атаке, да еще и бьет этой атакой два раза — замечательно! Вот только стоимость в 10 душ и 9 ихора тоже замечательна. Где ж столько душ на первых ходах взять, спекулянты эти работорговцы... Поэтому брать будем серого слоника Темелукаса (плюс пять к ближнему бою) тоже очень вкусно. Да и потом будет на что потратить адское пламя и души — адамантитовый голем в продаже! Плюс четыре к ближнему бою, но нельзя летать. Ну и ладно — я ж не ангел, в конце концов. Решено. Копим на голема.

А тем временем пару слов об адской географии и моих врагах. На расстоянии двух ходов — колонны восьмого круга ада: Pillars of Malebolge, наша первая цель. Чуть дальше через мостик — город мертвых с шестого круга, City of Dis. Его боевые параметры — 8 дальней атаки и 8 рукопашки — заставляют гневно скрежетать зубами, пока что нас там разорвут. Правда, легионам моего заклятого врага Геннадия повезло еще меньше. Колесо великой боли со смехотворной защитой в 1/3/3 расположилось в одном ходе от компьютерного противника, он явно отхватит его раньше.

Сам же Генодемон назвался Deceiver — с английского обманщик — и, похоже, сделал ставку на вторую ветку развития. Это неприятно, там ведь кража ресурсов, переманивание преторов. Но по крайней мере в дебюте я обойду его по престижу, а уж там посмотрим.

Вальков: С самого начала я в очень невыгодном положении: места силы на удивление хорошо защищены, а мой «главный» легион слабоват. Единственное, что я мог бы подчинить — Колесо великой боли, — гораздо ближе к компьютерному противнику, чем ко мне.

А еще мне кровь из носу нужно собрать двенадцать душ, девять единиц адского пламени и столько же тьмы. Зачем? Чтобы еще на единичку поднять интеллект и получить за это возможность делать дополнительное действие в ход. До той поры я буду ограничен всего одним приказом — способность Debauched, которую пришлось взять, чтобы сэкономить целых десять очков демона, дает о себе знать.

Зверев: Покупаем адамантитового голема.

Но то ли подгнило что-то в аду, то ли на земле праведников стало много, а души мне уже пару ходов подряд не достаются. Как назло. Я уже и претора на базаре присмотрел хорошего — над Паймоном, которым компьютер управляет, издеваться буду, пока Сергей захватывает места силы и зарабатывает престиж.

Но на любые покупки нужны души. А у меня их нет. Что делать? Компьютер, как и ожидалось, захватил Колесо боли, Сергей нанял того претора, на которого рассчитывал я, и теперь направляется к месту силы, о котором мне даже и мечтать не приходится... А что, если попробовать выбить право на вендетту Паймону? Подобраться к Колесу, потребовать поделиться чем-нибудь хорошим, а потом, когда он откажется, за один ход отобрать колесико?

План этот был хорош и прост. Правда, не сработал — компьютерный оппонент почему-то решил, что лучше выполнить мои требования. Жаль, жаль... А какая там у него «явная цель»? О, да он у нас гордец... А тому, кто выбрал целью «гордыню», нельзя ни посылать, ни принимать подарки — иначе цель считается проваленной, и не видать ему тридцати очков престижа в конце игры. Раз так, почему бы не послать ему подарочек?

Подарки, оплеуха и дуэль

Зверев: Пока враги заняты непонятно чем, ко мне приходит первая победа. Колонны восьмого круга не переживают мою атаку ближнего боя (целых 11 единиц) и теперь каждый ход будут исправно приносить двоечку престижа. Компьютерный Паймон захватывает свое место силы, и только «обманщик» демонического Валькова остается ни с чем. Он грустно стоит у границы, прямо рядом с Колесом боли, и, кажется, чего-то ждет.

Телепатия не входит в число моих «перков», поэтому я пока ни на что не обращаю внимания, а просто коплю ресурсы. Пора увеличить обаяние, чтобы потом получить еще больше ресурсов, чтобы потом еще увеличить обаяние еще раз, чтобы потом... В общем, хоть я и выбрал на этот раз грех номер пять (Гнев), грех номер шесть (Алчность) все равно не дает мне покоя.

Между тем Геннадий не делает ничего — то есть совсем. Он не крадет мои души, тьму и пламя, он не объявляет вендетты, он не покупает ничего на базаре ада. Если вы никогда не играли в Solium Infernum, то могли бы обрадоваться такой пассивной игре противника, но это не та игра, господа!

Здесь пассивность — это какая-то замаскированная и опасная активность. А он еще и подарки компьютеру дарит: мне сообщили, что Паймон принял эмиссаров с дарами. Нет, вот подарки — это уже совсем страшно. Что он задумал, чертяка этакий?

Срочно решаю нанести визит своему «другу» и, не жалея мест под приказы, рулю своим легионом поближе к его столице. Наши войска вышли на ударную позицию, недалеко от его столицы. Ах, как мне нравится этот пункт в меню: «Предпринять дипломатические усилия». Звучит поистине дипломатично. Выбираем пункт «Швырнуть оскорбление», посмотрим, что он будет делать. Претора у Геннадия нет, легионов рядом со столицей нет, чем ему воевать? Подозреваю, что вражина утрется, а я получу престиж, но, на удивление, он решает провести дуэль преторов. Пока мы настраиваем в панели управления — бить, защищаться или бить, защищаясь (привет, Бойцовский клуб!), я решаю слегка пощипать компьютерного оппонента и требую у него чуток ресурсов. В общем, веду себя как настоящий хулиган, «наезжая» на всех подряд.

Проходит ход, и... Оказывается, что претор Геннадия не явился на схватку. Хм, видать, он его просто не успел купить. Что ж, я получаю свой выигрыш, ничем не рискуя, и еще сильнее увеличиваю отрыв по очкам престижа. Вроде все идет неплохо?

Вальков: Принял Паймон подарочек. Мой престиж тает на глазах — не хватит уже даже на то, чтобы чего-нибудь от кого-нибудь потребовать. Утешает только то, что Паймон все-таки провалил свою «явную цель» — это облегчит мне путь к победе...

Э, а куда это он так решительно направился? Еще одно место силы захватывать? А ну стой, стой, кому говорю! Я бросаюсь ему наперерез, надеясь перекрыть мост до того, как Паймон на него ступит, — но тщетно. Он успел первым, и я только грустным взглядом проводил его легион за реку. Что-то неудача за неудачей, и притом с самого начала партии.

А тут еще и Сергей вспомнил о моем существовании и не придумал ничего лучше, чем обхаять меня при всем конклаве. Просто принять оскорбления, конечно, можно, но так я лишусь последних остатков престижа. Второй вариант — объявить ему вендетту за такую наглость. Но только что я буду делать — до его территории мне шагать и шагать, претора у меня нет...

Да какая ж в самом деле разница, есть он у меня или нет? Объявим вендетту, а пока бюрократы-дипломаты все уладят, скопим на самого дешевого претора — и как-то с ним выстоим. Если повезет. Ну, в результате мне не то чтобы совсем не повезло... мне не повезло абсолютно! Чтобы оплатить услуги самого дешевого из представленных на базаре командиров, мне нужна была душа — всего одна душа. Но вот в подношениях для меня душ не было вообще. Ни единой!

Естественно, мой претор на дуэль не явился. Просто потому, что у меня его не было. Но это даже к лучшему — Сергей легким движением заработал приличное количество престижа.

Зверактор хамит и требует

Зверев: Похоже, все меня в аду очень уважают. Требую ресурсов — дают. Ругаю, оскорбляю — соглашаются и не перечат. Хотя, может, они не меня уважают, а мой легион со здоровенной атакой ближнего боя, но какая разница? Главное, что эффект налицо.

Игра становится веселой — пока компьютерный противник отходит от моих требований, перекидываю их на Геннадия, пока он отдыхает — щемлю компьютера. Веселуха, да и только.

Увы, веселиться умею не только я. На 22-м ходу приходит сообщение, что некий Тиран-с-Небес (кто бы это мог быть?) наказывает всех архидемонов своим страшным мечом. В итоге каждый теряет по единичке в каком-то из параметров. Эх, а я только-только разогнал обаяние. Ладно, ресурсы есть, подниму еще раз — хуже тем, у кого я эти ресурсы забираю за просто так.

А на карте происходит что-то забавное — компьютер выстроил в рядок целых три легиона (нашел же ресурсы на покупку) и явно хочет захапать место силы под названием Pit of Tartarus. Оно дает три единицы престижа в ход, но хватит ли ему сил? Похоже, не хватит, потому что совсем скоро часть его легионов непонятным образом исчезает. Загадки творятся в этом адском мире, но я не волнуюсь — моя злоба достигает четвертого уровня, и теперь можно отдавать целых три приказа в ход!

Похоже, настал час купить еще один легион и прибрать к рукам город мертвых. Если поставить два легиона рядышком, то сил может хватить — они ведь укрепляют друг друга. Правда, придется временно оставить в покое Геннадия, ну да ладно. Он все равно не проявляет никакой агрессии.

Зверев: Претор к бою готов!

Через несколько ходов мой план осуществляется — город мертвых наш, и вот уже 96 очков престижа в окошке. А у Обманщика всего четыре... Даже как-то странно. Обаяние доходит до пятого уровня, казна ломится от собранных душ, адского пламени и тьмы, а рабы Зверактора получают еще одну ячейку для артефакта. Покупаю им бочки с ихором, чтобы побыстрее восстановить здоровье. Еще один бой преторов с Геннадием, на этот раз ему было кого выставить. Мой «слоник» Темелукас победил, престижа стало еще больше. Я обвешан артефактами и реликвиями, у меня сильнейшая армия, время партии истекает. Но почему все так легко идет? Слишком легко... И почему он не ворует мои ресурсы, если играет за вторую ветку?

Вальков: Так, пора бы вспомнить, что мне нужен второй приказ в ход, а значит — четвертая единичка в графе «интеллект» у демона. Для этого, правда, придется накопить двенадцать душ — тех самых, которые мне наотрез отказываются нести. Но ничего, время у меня есть.

Сергей чередует дипломатические действия: то дань попросит, то в рожу мне плюнет. Терплю — а что делать? Терять-то мне все равно нечего, престижа у меня ровнехонько нуль.

А тут еще несчастье случилось — Тот, Который Наверху, решил показать, что он «о нас не забыл». Нет, правда, лучше б забыл... Минус один к интеллекту — это ж прям по больному месту... Но будем оптимистами — мне надо всего лишь девять душ, чтобы вернуть эту единичку.

Вальков: Они стояли точно в ряд, их было трое... Было, но недолго.
Вальков: А Пандемониум я просто окружу. Нечего лапы когтистые к нему тянуть.

А наш компьютерный Паймон что-то слишком разошелся — собрал армию в три легиона и торчит под все еще ничейным местом силы. А на горизонте у его армии, ни много ни мало, — Пандемониум. В столицу Ада его пускать совершенно не хочется — даже и близко подпускать неохота, — да и место силы отдавать... А сыграю-ка я карту события и распущу слухи, что легионы Паймона служат ему не из вечной верности, а только ради денег.

Самое смешное — кто-то здесь, внизу, еще верит в то, что легионы могут служить за что-то, кроме платы. Оба наемных легиона компьютерного архидемона «испытание верности» не прошли и были сброшены в бездну. Остался Паймон со своей личной гвардией — один-одинешенек. А я тем временем еще и прибрал под свой контроль территорию вокруг Пандемониума. И сам не возьму, и другим не дам. Потому что если и есть что-то, что может поломать мне весь план, — то это захват столицы и отлучение одного из игроков.

Ну а с Сергеем у нас все по-старому — он требует, я отдаю. Он оскорбляет, я утираюсь. Даже вендетту объявил — пришлось выставлять бережно хранимого претора, который, вполне естественно, проиграл бой вчистую. Престиж Зверева растет не по дням, а по часам просто. Но меня это почему-то совсем не беспокоит...

Тень за троном

Зверев: Соотношение престижа — 122 к нулю. Геннадий уже просто не может терять престиж, потому что терять нечего, но с каждым разом отдает его в ответ на мои требования. Видать, в аду существует какая-то страховая фирма типа Hell Insurance, которая рассчитывается со мной за него. Решаю немножко побродить по окрестностям — ведь когда партия закончится, за каждую захваченную клетку дадут еще по единичке престижа, а у компьютера их больше.

Зверев: Мой герой «упакован» по полной программе, но я уже проиграл.

Игра близится к завершению, а мне все неспокойнее и неспокойнее. Единственный легион моего врага застыл у Пандемониума. Без артефактов, без претора. Он ничего, совсем ничего не делает. Почему, черт возьми? На ум приходит одна нехорошая версия, которая меня очень не радует. Он ничего не делает и не покупает, потому что у него нет средств. А почему у него нет средств? Потому что он взял на старте какое-то мощное усиление, сожравшее половину всех очков.

Самое дорогое, что есть в игре, называется Kingmaker. Боже, Kingmaker! Это свойство сделает его победителем, если победит тот, на кого он поставил. А побеждаю-то я, причем уверенно!

Буквально на следующем ходу мои худшие опасения подтвердились. Шпионы адского конклава радостно сообщили, что игрок Deceiver задумал хитрую манипуляцию. С помощью того самого Kingmaker’a. Большое вам демоническое спасибо за информацию, вот только игра практически на исходе. Что я могу сделать?

Оставшиеся ходы прошли в судорожных попытках «слить» престиж или объявить вендетту Геннадию, чтобы разрушить его столицу (в этом случае я смогу победить). В ход пошли и постоянные требования, и вытаскивания карт специальных заданий, чтобы их потом провалить и получить штраф.

Увы, было слишком поздно. Да и способы уменьшения престижа в игре не разработаны — все направлено на его добычу. Время истекает, и при подсчете очков престижа я закономерно оказываюсь лидером — ведь так старался всю игру! А это значит, что мой враг выигрывает этот бой, ведь ставил он именно на меня. А с боем выигрывает и весь Дуэльный клуб. Что ж — неожиданный и дерзкий план. Снимаю шляпу и обнажаю рога побежденного. На этот раз захватить ад не удалось, придется еще тысчонку лет поработать обычным бесом...

Вальков: Узнав о моей маленькой особенности, все просто слетелись к цитадели. Поглазеть, что ли?

Вальков: Но самое интересное в этой партии началось, когда конклав вытянул тринадцатый (а число-то какое!) жетон из пятнадцати возможных. Уж не знаю, кто и как, но кто-то надоумил инфернальных инквизиторов провести расследование — и результаты его потрясли Ад до основания и даже глубже (если, конечно, есть куда...).

Они проверили меня на одну очень редкую способность. «Kingmaker» называется она по-английски. И позволяет побеждать, если победит тот, кого ты выберешь еще перед началом игры. Естественно, когда оказалось, что у меня она есть, Сергей ни на секунды не колеблясь понял, что я поставил именно на него. О том, что целью способности мог быть Паймон, речь даже не шла.

Следующие ходы я достаточно вяло изображал какую-то деятельность: поднял на единичку интеллект, нанял еще один легион, сыграл несколько карт событий... Но главное — прилежно наблюдал за счетчиком «жетонов конклава». И когда их стало пятнадцать...

Ну, вы поняли: недаром же я столько раз позволял Сергею себя безнаказанно оскорблять. Он набрал такое количество престижа, что просто не мог не победить. И победил. Чтобы стать вторым и пропустить вперед настоящего «Создателя королей». То есть меня. Скромного архидемона по прозвищу Обманщик...


Разбор полетов

Геннадий Вальков: То, что я вытворил в этой партии, — чистой воды авантюра, причем опасная. Взятая особенность Kingmaker из-за ее огромной цены означает ущербность во всем остальном. При этом нужно делать вид, что как раз этой особенности у тебя наверняка нет. Мне еще повезло, что Сергей большую часть партии просто набирал престиж, а я как мог мешал делать то же самое компьютерному противнику. Когда меня раскрыли, пришлось, конечно, понервничать, но игра закончилась раньше, чем кто-то успел что-то сделать. Победа за чужой счет и чужими руками — что может быть приятнее для владыки ада?


Сергей Зверев: Эх, если бы я раньше выяснил причину пассивности противника, вместо того чтобы увлекаться безнаказанным набором престижа! Тогда мог бы постараться снести его столицу, объявив в нужный момент вендетту. Был еще вариант — занять второе место по престижу после компьютера. Тогда Kingmaker бы не сработал, компьютер бы выиграл, но я обыграл бы Геннадия.

Однако когда до конца партии оставалось всего чуть-чуть, было уже поздно.


ФИНАЛЬНЫЙ СЧЕТ
2 1
ПОБЕДА ГЕННАДИЯ ВАЛЬКОВА

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.8
проголосовало человек: 94
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования