КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

КРАСНАЯ КНИГА

Автор материала:
Леонид Прутков
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№9 (106) сентябрь 2010
вид для печати

Оборотни

Оборотень — человек, способный превращаться в некоторых животных: в волка (вервольф), в лисицу (кицунэ) и т. д. У суеверных людей вызывает ужас, непонятно почему. В. П. Корнеев, например, когда у него разболелся зуб мудрости, обернулся петухом, и ему сразу полегчало.

А. и Б. Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу»

При слове «оборотень» в любезном отечестве чаще всего вспоминают либо нехорошего человека (главным образом, в погонах), либо вервольфа, ликантропа, волколака — словом, нечто волчье. При всем нашем уважении к людям-волкам приходится признать, что оборотень — это не только серый мех, но и шерсть самых разных цветов, а также перья, чешуя, вершки, корешки, а иногда и железо с бумагой.

Что положено Юпитеру, не положено быку

Корреджо, «Леда и лебедь».

Единого мнения о том, кого считать оборотнем, нет. Исследователи то и дело впадают в крайности, то учитывая всех, кто способен менять свой облик, то ограничиваясь старыми добрыми вервольфами. Дескать, настоящие оборотни лишь они, а остальные — так, примазались. Истина же, как и водится, лежит где-то посередине.

Согласитесь, глупо считать оборотнем Зевса, хоть он и превращался направо и налево (налево все-таки чаще — Леда, Европа и Даная тому свиде- тельницы)

Видимо, оборотнями нужно считать тех, кому форму менять природой не положено, а они меняют, причем регулярно. Боги, черти и чародеи проходят все же по другому ведомству, хотя спутать можно.

Согласитесь, глупо считать оборотнем Зевса, хоть он и превращался направо и налево (налево все-таки чаще — Леда, Европа и Даная тому свидетельницы), или Афину, регулярно обращавшуюся совой. Для богов смена облика — такая мелочь! Выведем за скобки и адский контингент, который сколько угодно может притворяться козлами, котами и тому подобными жабами, суть-то остается прежней, диавольской. Чуть сложней с ведьмами и колдунами, но те, кто становится животным на короткий срок и с конкретной целью (сбежать, подслушать, форсировать ту или иную преграду), еще не оборотни. Ну обернулась Марина Мнишек сорокой и вылетела в окно, а кто б на ее месте не обернулся, если б умел?

Привет! Добрый день! Я — Оборотень,

Неловко вчерась обернулся:

Хотел превратиться в дырявый плетень,

Да вот посередке запнулся.

И кто я теперь, самому не понять, —

Эк меня, братцы, скривило!

Нет, что-то стала нам всем изменять

Наша нечистая сила!

Владимир Высоцкий,
«Куплеты нечистой силы»

Закономерен вопрос, являются ли оборотнями царевны и принцы-лягушки, уж, за которого вышла бедняжка Эгле, Финист Ясный сокол и прочие фольклорные женихи и невесты, что, оземь грянувшись, становятся красными девицами и добрыми молодцами.

Тут будем исходить из того, что для оборотня обращение естественно, оно часть его природы, а не какое-то особое отдельное колдовство, свое или чужое. Соответственно, Василиса, хоть и была весьма активна, снимая и надевая лягушечью кожу по своей воле и разъезжая по пирам, оборотнем в полном смысле этого слова не являлась. В отличие от Ворона из сказки «Солнце, Месяц, Ворон» или того же Финиста.

Ну а те, кто раз и навсегда волею богов, проклятия или еще каких обстоятельств становился лаврами, пауками и кукушками, и вовсе не оборотни. Как и «кавалеры» Цирцеи, демонстрировавшие после удара волшебным жезлом свою подлинную свинскую или львиную сущность.

Оборотни же — создания «двуединые» (как минимум) по определению, имеющиеся в их распоряжении образы им равно комфортны и привычны, но при этом неестественны, причем в обе стороны. Согласитесь, человеку в принципе не положено бегать по ночам в звериной шкуре. А представьте себе, каково волку или лисе обращаться в нечто безволосое, дурно пахнущее, страшное?..

«Люди, львы, орлы и куропатки...»

Про волков, лис и енотов знают все, про других животных известно меньше, а оборотни-предметы для нас вообще экзотика. На Востоке же старые вещи, в которые слишком много вложено, могут начать оборачиваться людьми. Так, в Японии, когда рассказывают страшные истории, зажигают синие фонари, чтобы обстановка была соответствующей. И если их вовремя не задуть или слишком часто вешать, в комнате может появиться чужой человек в синей одежде и с во-о-о-т такими зубами. И как начнет воплощать страшную историю!

Чересчур долгий век любую тварь превращает в оборотня. Однако с древних времен и доныне обезьяны, лисы и мыши хитрей и злокозненней прочих. Впрочем, обезьяна по природе своей способна и к добрым делам.

«Сочинения, оставленные государем Тхань Тонгом из дома Ле»

По происхождению оборотней можно делить, как дворян, на потомственных и личных. С потомственными все ясно — мрачное наследие прошлого, порой через множество поколений. Некоторые исследователи склонны считать оборотнями лишь эту категорию, полагая прочих всего-навсего околдованными. Ну выпил что-то вредное, ну стал козленочком, делов-то?

Японский фонарь-оборотень. Особенно любят оборачиваться синие бумажные фонари, при которых рассказывали страшные истории.

Оборотничество же личное можно получить разными способами.

  1. По собственному желанию. Само собой, не сразу, но, если очень постараться, найти знающих людей или соответствующие артефакты, может и выйти.

  2. В наказание. За нарушение запрета или совершение проступка в интервале от неблагодарности и банального хамства до мрачной уголовщины.

  3. Вследствие проклятья. Тут чего только не бывает, причем результаты удивляют не только проклятого, но и проклявшего. Проклял папенька дочь за утраченную девственность — вышла чайка. Дети не подали больной матери воды — получились филин и кукушка. Впрочем, угодить в кукушки можно по-разному. Например, с горя, как дочь убитого князя Лазаря.

  4. Вследствие чужого колдовства. Здесь особенно лютовали мачехи и свекрови. К счастью, подобные чары, как правило, можно так или иначе снять.

  5. Вследствие стечения обстоятельств и соблюдения неких мало кому ведомых условий. Этот вариант доступен не только людям. Жили себе обычная рыба, змея, лиса, мышь, жили, а потом — раз, и оборотень! А почему? Да мало ли... Столько-то лет стукнуло или столько-то поколений прошло. Не видел никто некий срок. Не слышали колокольного звона или петушиного крика. По дальневосточной же традиции дар оборачиваться получает любая достаточно старая вещь или зверь.

А травки и фонари, пока они вещи, размножаются человеческими эмоциями: вниманием, страхом и так далее. А когда превратятся, то могут попробовать завести потомство, как люди, только редко из того получается что-то хорошее.

Говорить об оборотнях можно долго, но не оптом, а в розницу, уж больно они разные. Они рознятся в и человеческой ипостаси, как рознятся зулусы, японцы, германцы, славяне и индусы, но в нечеловеческом варианте различия еще сильнее. Хищные, травоядные и всеядные. Млекопитающие, птицы, рептилии, рыбы и моллюски. Животные, растения и неодушевленные предметы — все они способны превращаться, выходить на контакт с человеком, пакостить, помогать, любить и ненавидеть.

Лисы-люди

К оборотням не привыкну —

До того хитры ребятки!

Владимир Высоцкий, «Песня Соловья-Разбойника и его дружков»

Многохвостая лиса-оборотень веками безобразничала в Азии и лишь недавно выбралась за границы природного ареала. В Китае плутовку зовут ху ли цзин, в Корее — кумихо, в Японии же (а с недавних пор и в остальном мире) она известна под именем кицунэ.

Статуя кицунэ в буддиском храме.
В западной литературе кицунэ пока редкий гость.

Будучи созданиями, принадлежащими одновременно к миру смертных и реальности духов, кицунэ практически бессмертны. Им страшны лишь клыки драконов, демонов Они, истинная вера да магическое оружие.

В отличие от привычных нам европейских оборотней кицунэ — не люди, меняющие облик, а волшебные звери, умеющие превращаться в человека. С возрастом самая обыкновенная рыжая кума обзаводится обширным арсеналом сверхъестественных талантов: кицунэ проникают в чужие сны, вселяются в тела людей, создают иллюзии, выдыхают огонь и, разумеется, меняют облик. Кицунэ легко присваивают внешность конкретных людей, но могут сочинить себе и эксклюзивный облик или же обернуться человекообразным созданием с лисьими чертами.

Чаще всего волшебные лисы превращаются в соблазнительных девушек или красивых юношей. Неудивительно, что львиная доля легенд о кицунэ посвящена их амурным похождениям. Смертному ночь или тем более свадьба с оборотнем обычно ничего хорошего не приносит. Поговаривают даже, что кицунэ — своего рода энергетические вампиры, питающиеся человеческими эмоциями или жизненными силами, потому-то они и стремятся забраться в людскую постель. Исключения, впрочем, тоже случаются. Если лисичка к «своему» человеку искренне привязалась, она может и жизнь продлить, и здоровье принести или вернуть.

Лисы-люди не только соблазняют смертных, но и водят их за нос. Тут возможны варианты. Японцы различают «добрых» кицунэ, которые обманывают лишь бесчестных самураев и продажных чиновников, никогда не убивают без причины, всегда держат слово и периодически помогают восстановить справедливость, — и злобных «диких лис». Эти вредят исключительно из любви к искусству и чаще всего обращают свои чары против бедняков и монахов.

Чтобы обычной лисе превратиться
в кицунэ, по самым скромным оценкам требуется полвека, а некоторые утверждают, что
и целая тысяча лет.

Отказавшись от мяса и убийств на тысячу дней, кумихо может навсегда стать человеком и избавиться от врожденной злобы.

Чем старше и сильнее кицунэ, тем больше у нее хвостов — старейших оборотней можно узнать по девяти хвостам и золотой шкуре. Правда, способности даже таких кицунэ не безграничны, и внимательный наблюдатель способен вывести их на чистую воду, вернее, на свет. Главное — смотреть не на сам объект, а на отбрасываемую им тень — если перед вами кицунэ, вы увидите контуры ее истинного облика. Кроме того, в человеческом облике кицунэ часто сохраняют хвост, который можно разглядеть, особенно в условиях современной моды. И еще. Даже многомудрые и опытные лисы испытывают животную антипатию к собакам и не всегда могут ее скрыть.

Континентальные коллеги кицунэ обладают сходными способностями, но отличаются происхождением и характером. В Китае и Корее лисы-оборотни считаются демонами, так что человеку от них ничего хорошего ждать не приходится. Так, одна корейская лисичка, родившись в человеческой семье, с помощью хитрости и вероломства убила и съела отца с матерью и двоих из трех братьев. Старшему посчастливилось уцелеть, и он сжег сестру-предательницу с помощью магического огня. И поделом — потому что у корейских оборотней есть выбор. Отказавшись от мяса и убийств на тысячу дней, кумихо может навсегда стать человеком и избавиться от врожденной злобы. Только вот «мочь» не значит «хотеть».

Страшнее мышки зверя нет

Гиена-оборотень родом из Африки. Чаще всего это животное-людоед, на время принимающее облик очередной жертвы. Довольно часто гиены ассоциировались с кузнецами, которым на всех широтах приписывают магические способности, а в Эфиопии местные христиане обвиняли в принадлежности к племени гиен-оборотней своих соседей-иудеев.

У нас «тануки» почему-то упорно переводят как «барсук-оборотень», хотя вообще-то он енотовидная собака.

Оборотень-«барсук» Тануки.

Прямая противоположность гиенам — символизирующий счастье и благополучие японский тануки. У нас «тануки» почему-то упорно переводят как «барсук-оборотень», хотя вообще-то он енотовидная собака. Изображения тануки, эдакого пузатого симпатяги с гипертрофированными мужскими первичными половыми признаками, в Японии попадаются сплошь и рядом. Кстати, об этих признаках — они у оборотня многофункциональны, при необходимости могут увеличиваться в размерах и служить хозяину хоть одеялом, хоть домом, кроме того, там, похоже, и хранится счастье, которое енотовидный «барсук» приносит людям. Соответственно, чем они больше, тем... ну, вы понимаете.

Тануки — сибариты, большие ценители сакэ (если в сакэдельне нет тануки — хорошего продукта не жди) и ритмической музыки, использующие в качестве ударного инструмента собственное пузо, но внешнее добродушие — не повод относиться к тануки без должного почтения.

Эти милые толстяки способны оборачиваться не только людьми, но и вещами, а при необходимости поставят на место самую умудренную кицунэ, ибо «лиса — оборотень в семи обликах, а тануки — в восьми». Неудивительно, что при таких талантах они приносит удачу еще и в бизнесе.

А вот от оборотней-мышей один вред и расстройство.

Оборотень этот не кто иной, как старая мышь. Прожила она на свете несчетное множество лет и стала кровожадным чудовищем, ибо нет такой твари, плоти которой она б на своем веку не отведала. Она не боится ни огня, ни воды, и никакие заклятья и амулеты изгнать ее не в силах. Оборотни вроде этой старой мыши искусно принимают сотни разных обличий; их способности к превращениям с древнейших времен и по сей день не имеют себе равных. В Китае, к примеру, при династии Сун подобная мышь оборотилась самозваным императором Жэнь-цзуном. И сам Бао-гун, разбиравший их тяжбу, не смог уличить оборотня. Пришлось обращаться к его величеству Самодержцу Нефрита и почтительнейше просить у него на время кота с яшмовыми глазами; тогда только мышь лишилась своей волшебной мощи, предстала в подлинном своем естестве и пала от кошачьих зубов. Увы, сейчас в Небесном дворце очень много книжных хранилищ, кот с яшмовыми глазами стережет их, и заполучить его будет трудно.

«Сочинения, оставленные государем Тхань Тонгом из дома Ле»

В Китае при императоре Сунс- кой династии Шэнь-цзуне мышь родом из Цзинь-лина поменяла старые своды законов, вызвав мятежи и возмущения.

Оборотни-мыши, принимая облик отсутствующих супругов, рвутся на супружеское ложе, но сожительство с ними подрывает здоровье, а разоблачение может и вовсе довести до инфаркта. Попробуйте вообразить себе «пятицветную мышь с усами, белыми как снег, и висячими когтями на всех четырех лапах», весящую «никак не менее тридцати канов» (1 кан — 3,75 кг), тут любой вербер зайчиком покажется. Такая мышь, «выедая глаза у покойников», «становится мышиной царицею и разгуливает по ночам, укрываясь на день в потаенных глухих местах. В Китае при императоре Сунской династии Шэнь-цзуне мышь родом из Цзинь-лина поменяла старые своды законов, вызвав мятежи и возмущения. А после клика Цай Цзина и Тун Гуаня, пользуясь обстоятельствами, ввергла династию Сун в ничтожество, и она потеряла трон...» О боги, кошку мне, кошку!!..

Люди-кошки

Глядит: страшная черная кошка крадется к ней; шерсть на ней горит, и железные когти стучат по полу. В испуге вскочила она на лавку, — кошка за нею. Перепрыгнула на лежанку, — кошка и туда, и вдруг бросилась к ней на шею и душит ее. С криком оторвавши от себя, кинула ее на пол; опять крадется страшная кошка. Тоска ее взяла. На стене висела отцовская сабля. Схватила ее и бряк по полу — лапа с железными когтями отскочила, и кошка с визгом пропала в темном углу.

Н.В. Гоголь, «Майская ночь»

Легенды о людях, способных превращаться в представителей кошачьего племени — от простых домашних мурлык до могучих тигров — существуют на всех населенных людьми континентах, за исключением Австралии. Ибо там кошек не водилось.

Если в средневековой Европе умение превращаться в кошачьих приписывали ведьмам и колдунам, о чем, в частности, сообщает пресловутый «Молот ведьм», то в желтой жаркой Африке таковым умением наделяли отпрысков богов. Считалось, что последние навещают бренную землю в образе львов или леопардов и зачатые ими смертные дети могут унаследовать от отцов способность принимать звериный облик. А размножались африканские люди-леопарды колдовством. Подмешивали кому-нибудь специальное вещество в еду, а потом говорили ему, что все, он теперь леопард. Представьте себе — верили.

Жрец решил. Народ, согласный

С ним, зарезал мать мою:

Лев пустынный, бог прекрасный,

Ждет меня в степном раю.

<...>

Как куренья, пахнут травы,

Как невеста, я тиха,

Надо мною взор кровавый

Золотого жениха.

Николай Гумилев, «Невеста льва»

Лучшие воины в армиях ацтеков, готовясь к бою, наряжались в ягуаров.
В большинстве вселенных оборотни уязвимы к серебру. D&D — не исключение.

В Азии весьма почитают тигра. В него и превращаются — причем в разных странах по-разному. Китайцы, было дело, вообще грешили на соседей, будто те только притворяются людьми, а на самом деле... Так и жили в своей Поднебесной в окружении тигров, пока не надоело. В более поздних легендах вина за появление оборотней возлагается на духов. Неупокоенные души убитых тиграми людей так и норовят вселиться в человеческое тело, и ни к чему хорошему это не приводит. Недолюбливали оборотней-тигров и в Индии, полагая склонными к каннибализму колдунами.

В Индонезии оборотни ведут себя лучше. Тигриный вид принимают по ночам и исключительно для защиты своих владений. На людей же нападают либо оголодав, либо из мести. Вопрос о том, сохраняет ли оборотень в животной форме человеческий разум, у индонезийцев остается открытым.

Зато в доколумбовой Америке сомнений на сей счет не возникало. Ольмеки и ацтеки полагали ягуара божественным животным. Поэтому шаманы принимали облик самой крупной из обитающих в Америках кошек, чтобы защищать свои племена от злых духов, и пользовались заслуженным уважением.

Если вы встретили оборотня

Спрашивает юноша:

— Это правда, что ты жэньшэнь-оборотень?

Отвечает девушка:

— Правда.

Говорит ей юноша:

— Слыхал я, будто все живое и неживое, что в оборотня превращается, зло человеку приносит.

Спрашивает девушка:

— Да разве я хоть какое-то зло тебе причинила?

Китайская сказка «Женьшень-оборотень»

Прежде всего выясните его происхождение. Сейчас, когда нас захлестывает волна китайских товаров, вам легко может достаться милый сувенирчик, который окажется на поверку зловредной тварью... да и вообще правила поведения с нашими родными волколаками или двоюродными вервольфами при встрече с восточными гостями не работают или работают плохо.

С японскими живыми оборот- нями будьте взаимно вежливы, сохраняйте самообладание и чувство юмора, а если от вас чего-то настойчиво добиваются, уступите.

Оборотня-вещь главное вов- ремя распознать, догадаться, что не человек это, а предмет. Тогда многие из них пугаются и теряют силу.

С японскими живыми оборотнями будьте взаимно вежливы, сохраняйте самообладание и чувство юмора, а если от вас чего-то настойчиво добиваются, уступите — скорее всего они требуют не зря. Японские звери-оборотни, от лис до моллюсков-кубарок (представляете себе моллюска-оборотня?), хоть склонны к розыгрышам и порой перебирают в них меру, людей понимающих ценят. Если вы им понравитесь, лучшего и пожелать нельзя. Особенно если оборотень — лиса или журавль. Из них выходят прекрасные мужья и жены — только любовь обязательно должна быть взаимной. Вышесказанное не относится к паукам и прочим враждебным существам, но они, если быть точным, и не оборотни вовсе, а нечисть.

Оборотня-вещь главное вовремя распознать, догадаться, что не человек это, а предмет. Тогда многие из них пугаются и теряют силу. Если попался особо зловредный, лучше вызвать специалиста. Обидно пострадать от пережившего свой срок фонаря, веника, зонтика или старого документа. Не рекомендуется вступать с предметами-притворщиками любой национальности в пререкания, а также в научные, политические и религиозные диспуты.

На горе Ванъушань в хижине, крытой соломой, жил старый буддийский монах. С утра до вечера он читал сутры. Монах питался только лекарственными травами и семенами сосны и каждый раз после еды совершал омовение в горной речке. Монах прожил в горах не один год, и мало кто знал о нем. Как вдруг однажды к нему в хижину на ночлег стал настойчиво проситься некий даос в ветхой одежде. Старый монах был человеком замкнутым. К тому же ему не понравилась вульгарность гостя, так что он отказался.

Даос снова и снова упрашивал его: «Учение Дао и буддизм недалеки друг от друга. Сначала был первозданный хаос, а уж потом явился Будда. Вы, наставник, — буддист, а я — даос. Так почему бы вам не впустить меня только на одну ночь, почему бы не повести со мной чистую беседу?» Старый монах отвечал: «Я — буддист и не представляю себе, в чем даосизм может сравниться с буддизмом».

Даос возразил: «Дао существовало прежде, чем начались бесчисленные кальпы, и смогло породить Небо, людей и все сущее. Вот он, мой Путь, — он причиной тому, что есть Небо и Земля, люди и все сущее. В незапамятные времена все люди уже знали о Пути и почитали его. А вы, наставник, о нем не знаете. Так что вы и не человек вовсе».

Так долго они пререкались. Наконец старый монах, меняясь в лице, промолвил: «Что ж, и такие люди, как вы, нужны. Ведь если бы вас не было, тотчас опустел бы ад непрестанных страданий!» Даос в гневе протянул вперед руку, собираясь ударить старого монаха. Но монах лишь сложил ладони и закрыл глаза.

Мимо шел крестьянин с вязанкой хвороста. Он увидел эту сцену, удивился и догадался, что монах с даосом обсуждают преимущества своих учений.

Тогда несший хворост засучил рукава и стал выговаривать спорщикам: «Вас обоих отец с матерью породили, а вы их не кормите. Вы живете на землях императора, но подданными себя не признаете. Не пашете, но сыты, не выращиваете шелкопрядов, но одеты. Вы не только крадете средства к существованию у других людей, но еще и спорите, что лучше — буддизм или даосизм. Нечего занимать место на нашей горе и будоражить людей, которые здесь живут!»

Немедленно он поджег хижину и бросился на собеседников с топором, желая их убить. Старый монах, перепугавшись, юркнул в землю и обернулся железным гонгом. Даос тоже быстро превратился в черепаший панцирь. Тогда стало понятно, что это были всего лишь вещи-оборотни».

Притча взята из «Тай пин гуан цзи» («Обширные записи годов Тайпин»), цзюань 370

Вот так... Натыкаешься на страшно умный спор, а это, оказывается, вещи-оборотни развлекаются. Или не оборотни. Тут, впрочем, уместно вспомнить, что бросаться с топором на тех, кто не пашет, не выращивает шелкопрядов, но сыт, одет и дискутирует, — действие уголовно наказуемое, так что не рубите, не разобравшись.

Силки-тюлени — и друзья, и супруги лучше некуда, только подглядывать за ними не нужно, будет горе.

С теми, кто made in China, лучше сразу как заподозрили, звать специалиста. Если это не лиса и не женьшень и вы не хотите срочно жениться.

Со змеями наоборот — не пускать и не жениться. Хорошо не кончится, хотя дети порой рождаются на зависть. Силки-тюлени — и друзья, и супруги лучше некуда, только подглядывать за ними не нужно, будет горе.

Ну а львов и леопардов — аккуратно вычислить и убить, больше с ними, если поблизости нет великого знахаря, делать нечего. Как и с мышами.

О мышь, мышь! Отчего ты столь зловредна и скрытна? Почему нрав твой так отвратителен?

«Сочинения, оставленные государем Тхань Тонгом из дома Ле»

Существуют меры предосторожности и для того, чтобы не угодить в оборотни самому. Не надевайте чужие шкуры, сомнительные пояса и непонятные амулеты, не позволяйте себя проклинать и кусать, а будучи укушены, немедленно обратитесь к специалисту. Василисам, если они прекрасные, не следует садиться в машины к незнакомым кощеям, а если премудрые — принимать участие в плохо изученных ритуалах, даже в сугубо научных целях.

Оборотни в играх

Чита умеет не только сама превращаться в гепарда, но и подчинять этих животных себе.
Оригинальные «Люди-кошки» были драмой — ремейк стал фильмом ужасов.

В обширном списке смертельных врагов Чудо-Женщины из вселенной DC Comics одно из первых мест занимает оборотень по имени Чита. В прежней жизни эту даму звали Барбара Минерва, и была она известным археологом. Пока во время одной из африканских экспедиций не приняла участие в древнем ритуале, после которого в нее вселился дух местной богини. Результат превзошел все ожидания. Теперь каждое полнолуние Барбара превращается в получеловека-полугепарда. Сохранив гуманоидное строение тела, почтенная археологиня обзавелась повадками хищницы и прилагающимися к оным аксессуарами: шерстью, клыками и хвостом.

В последние годы пошли в наступление крысы-оборотни; они встречаются в мирах D&D, Legend of the Five Rings и Magic: The Gathering. Как и большинство современных оборотней — в отличие от мифологических предков, — эта публика не ограничена в выборе лишь формами человека и животного. Действительно, много ли навоюешь, превратившись в заурядного пасюка или домашнего кота? Сегодня большинство оборотней умеет превращаться в существо, сочетающее в себе человеческое и животное. От людей заимствуется строение тела, прямохождение и разумность, от зверей — форма головы, волосяной покров, клыки и обостренные чувства.

Теоретически в мирах D&D можно встретить оборотней-бизонов, баранов, кабанов и даже пауков. На практике популяция этих созданий настолько мала, что проще найти дракона-вегетарианца.

Гораздо большего внимания заслуживают скинволкеры — оборотни-универсалы из легенд американских индейцев. Они превращаются в любое животное по собственному выбору — достаточно набросить на себя соответствующую шкуру. Особенной популярностью среди скинволкеров пользуются волки, койоты и вороны. Некоторые утверждают, что скинволкеры способны копировать любую внешность, для чего достаточно просто посмотреть образцу в глаза. Правда, чтобы овладеть такими талантами, требуется сотворить нечто экстраординарное — чаще всего совершить жуткое злодеяние, вроде убийства ближайших родственников.

В мирах D&D встречается как врожденная ликантропия, так и благоприобретенная.
Крысы были в числе первых оборотней, появившихся в D&D, — пока фантазия разработчиков не добралась до более экзотических животных.

Оборотни «Мира Тьмы»

Самой обширной галереей оборотней может похвастаться «Мир Тьмы». Здесь оборотнем нельзя стать — им можно только родиться в одном из древних народов, каждый из которых был создан духом Земли Геей со своей специфической целью. Виды оборотней «Мира Тьмы», в свою очередь, делятся на племена, обладающие теми или иными талантами. Источником для сверхъестественных способностей этих созданий служит мир духов Умбра.

Одна из «промежуточных» форм наги.
Изначально существовало девять кланов бастетов — один из них погиб в Войну Ярости.

Поскольку способность превращаться в животных не имеет ничего общего с проклятием, местные оборотни не привязаны к лунному циклу и способны менять обличье по собственному желанию. У большинства оборотней «Мира Тьмы» есть пять форм: человеческая, звериная и три промежуточных.

Доминирующей и самой многочисленной расой и здесь оказались вервольфы, воины и защитники Земли от силы хаоса и разрушения, именуемой Червем. Вервольфы, или, как они сами называют себя, — гару, были не первыми оборотнями на Земле, зато самыми сильными и многочисленными. Возгордившись, они развязали Войну Ярости против прочих детей Геи, именуемых фера, и победили, вырезав некоторые виды поголовно. Лишь немногочисленным осколкам некогда великих племен удалось скрыться в глухих уголках планеты.

Меньше других пострадали бастеты, наделенные даром превращаться в разнообразных кошек. Они считаются последним, самым совершенным творением Геи и призваны раскрывать и хранить секреты. Большинство бастетов одиночки, хотя до Войны Ярости иные правили целыми народами.

Ближайшие родичи гару — гиены аджаба — появились на свет, чтобы служить стражами Африки, где для вервольфов слишком жарко. Кровные узы не спасли гиен — своих младших братьев-конкурентов гару истребляли с особой тщательностью.

А вот с могучими гуралами вервольфам справиться не удалось. Оборотни-медведи знамениты целительным даром и близостью к Гее, которую готовы защищать до последней капли крови.

Оборотни-ящеры моклое олицетворяют мудрость и память фера. Они из поколения в поколение передают знания, сохранившиеся еще с эпохи динозавров, — а некоторые даже способны принимать облик реликтовых ящеров.

Рэткины относятся к редкой породе оборотней, предпочи-
тающих города дикой природе.
Противостояние чело-
веческой и звериной натуры стало основной темой «оборотничес-
кой» линейки нового «Мира Тьмы».
Достигнув зрелого возраста, рокеи перестают стареть и могут умереть, лишь пав в бою.

Пауки ананаси стоят особняком: они умеют превращаться не только в арахнидов размером с человека, но и в целую армию маленьких паучков. Вороны кораксы считаются самыми слабыми из фера и почти бесполезны в прямом столкновении с Червем, зато это лучшие в «Мире Тьмы» разведчики. Лисы кицунэ отличаются познаниями в области магии, а койоты нувиши могут похвастаться легкомысленным нравом и особой близостью к миру духов.

Аписы — оборотни-быки — по- гибли все до единого. Последним из них был знаменитый Минотавр.

Роль рэткинов была самой неблагодарной — Гея заповедо- вала им контролировать людей и их численность.

Аписы — оборотни-быки — погибли все до единого. Последним из них был знаменитый Минотавр. Почти не встречаются в наши дни и змеи наги, некогда служившие воплощением справедливости Геи. Ну а защиту морей и океанов Гея доверила рокеям — они рождаются обычными акулами, но со временем в них пробуждается сознание и сверхъестественные способности.

Оборотням-крысам рэткинам посчастливилось пережить Войну Ярости почти без потерь и заключить с опомнившимися вервольфами мирное соглашение. Изначально же роль рэткинов была самой неблагодарной — Гея заповедовала им контролировать людей и их численность. Со временем эта обязанность толкнула крыс на грань безумия.

Оборотень оборотню... lupus est

Такое разнообразие видов оборотней, как в «Мире Тьмы», встречается нечасто — соперничать с ним может разве что цикл городского фэнтези Лорел Гамильтон об охотнице на нечисть Аните Блейк. Леопарды, лебеди, гиены, львы, змеи, медведи — кого там только нет! Главное отличие заключается в том, что в мире Аниты Блейк оборотни, как и прочие монстры, живут в США абсолютно легально и считаются полноценными гражданами — просто неизлечимо больными. Любой человек может заразиться вирусом ликантропии, если его покусает оборотень, — последнему при таком раскладе грозит казнь, без всякой надежды на снисхождение и помилование.

Так было в старом «Мире Тьмы». Не исчезли оборотни из вселенной и после ее перезапуска в 2004 году — а вот их история и образ подверглись серьезному переосмыслению. Согласно новой мифологии, в каждом человеке живет душа зверя и, если она пробудится, быть человеку оборотнем, а превращаться он будет в того зверя, с которым у него существует мистическая связь. Вариантов, сами понимаете, в избытке. Беда в том, что дух животного не признает законов цивилизованного мира, и оборотень со временем рискует утратить человечность и контроль над собой.

Когда речь заходит об оборотнях, подобные неудобства возникают постоянно. Да, у людей-животных можно отыскать массу достоинств — начать хотя бы с того, что они живучей, сильней и быстрей обычного человека, но и цену за это приходится платить немалую. Однако, призвав на помощь волшебство, можно и яйца не разбить, и яичницей полакомиться.

Маги-перевертыши

В четвертой редакции D&D друид выпал из перечня «базо-вых» классов.
Своими пред-
ками превра-
щенцы считают вервольфов и тигров-оборотней.

Со времен первых редакций D&D штатным специалистом по превращению в животных является друид. В самом деле, сложно найти класс персонажей, который был бы столь близок к дикой природе. Даже неопытные друиды умеют превращаться в небольших животных, вроде мыши или сокола, что делает их идеальными разведчиками. Со временем им становятся доступны и боевые формы — не успеете оглянуться, как безобидный эльф-лесовик обернется медведем и разорвет противника на части.

Эннеари спрыгнул с коня, подошел, вгляделся.

— Что это? — вырвалось у него.

— Вывертень, — ответил принц, силясь сложить дрожащие губы в усмешку. — Не слыхал про таких? Хотя где тебе... это не ваша магия.

— Оборотень? — недоверчиво переспросил Арьен.

— Вывертень, — поправил принц. — Маг, который может обернуться кем угодно. Не просто оборотень, а профессиональный. Работа у него такая.

Элеонора Раткевич, «Таэ эккейр!»

Для тех, кто не хочет ограничивать себя обликом одних лишь диких зверей, в игре Neverwinter Nights: Hordes of the Underdark появился необычный класс престижа — маг-превращенец. В отличие от коллег по магическому цеху превращенец практически не нуждается в магических свитках, оружии, амулетах. Зачем ему это барахло, ведь он с каждым уровнем обзаводится новыми боевыми формами: начав с маленького дракончика, едва ли превосходящего размерами кошку, он добирается до демонов, големов и даже древних драконов — естественно, перенимая все способности этих существ.

Превращенец оказался очень интересен в игре, но, пожалуй, слишком уж силен, и с выходом четвертой редакции D&D его переквалифицировали из класса в расу. Актуальные превращенцы — это те же оборотни, с той лишь разницей, что они не способны принять облик полноценного человека и те или иные звериные черты всегда будут выдавать в них потомков ликантропов.

Jade Empire
Бытует мнение, что анимаг превращается в то животное, которое наиболее близко ему
по «характеру».

Во вселенной Jade Empire главный герой — мастер боевых искусств — может освоить несколько стилей боя, позволяющих ему превращаться в таких смертоносных существ, как нефритовый голем или жаба-демон. Пожалуй, стили превращения — самое смертоносное оружие в арсенале протагониста игры. Одна беда: долго крушить врагов в облике гигантского голема не выйдет — иссякнет драгоценная энергия ци.

В мире Dragon Age: Начало магия, позволяющая чародею менять свой облик, находится под негласным запретом — большинство членов Круга Магов даже отрицают существование таковой. Тем не менее живущие в диких краях ведьмы, долийские эльфы и чародеи, не признающие власти круга, зачастую овладевают заклинаниями, которые позволяют превращаться в паука, медведя или стаю ос. Особыми талантами в этой области магии обладала легендарная ведьма Флемет, выучившаяся оборачиваться настоящим драконом, — но подобное мастерство уникально.

Морриган унаследовала от своей матери Флемет талант к магии превращения, но обернуться драконом ей пока не под силу.

Оборотни авторских миров

Для простого смертного укус вампира или обо-
ротня — единственный шанс стать Иным.
Среди морян часто встре-
чаются черные, которые, набросив боевую шкуру, не могут контролировать свои действия.

Анимагия — одна из немногих сфер чародейства в мире «Гарри Поттера», которая не требует применения волшебной палочки. Правда, освоить это искусство крайне сложно и опасно — хотя даже в звериной форме волшебник полностью себя контролирует. Как бы то ни было, каждый практикующий анимаг обязан зарегистрироваться в Министерстве Магии; некоторые, правда, предпочитают избежать этой нарушающей свободу личности процедуры. Именно так поступили Джеймс Поттер, Сириус Блэк и Питер Петтигрю — что позволило последнему долгое время скрываться, приняв вид ручной крысы.

Во вселенной «Дозоров» темные оборотни и их светлые кузены маги-перевертыши, наряду с вампирами, относятся к самому низшему классу Иных. И те и другие могут перекидываться в любой момент по собственному желанию — преимущество перевертышей заключается в том, что они не ограничены всего лишь одной звериной формой, как оборотни.

В «Тайном Городе» Вадима Панов оборотни — моряны — появились на свет в результате экспериментов волшебниц Великого Дома Людь с генетическими кодами своих сородичей. Все до единой моряны — женщины, перекидываются же эти милые дамы в рогатых человекообразных монстров, вооруженных смертоносными когтями и ядом. И яд, и рога морян очень высоко ценятся на рынке Тайного Города, добыть их, впрочем, непросто — мало кто способен сравниться с моряной в рукопашном бою.


***

А как же люди-волки, спросите вы, а также их ближайшие родичи — медведи? Будут. Античные и современные, голодные и влюбленные, воинственные и прячущие под шкурой скрипки, одинокие и сбивающиеся в стаи. Говорить об оборотнях и не сказать о волках — то же, что говорить о волшебных кольцах и не сказать о Едином, но именно поэтому они (волки, хотя и кольца тоже) заслужили отдельную статью. Зажжем синий импортный фонарик и начнем...

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
8
проголосовало человек: 188
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования