КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ДУЭЛЬНЫЙ КЛУБ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№11 (108) ноябрь 2010
вид для печати

Worms Reloaded

Жанр:
Разработчик:
Team17
Издатель:
Steam
Сетевые режимы:
онлайн

Судьба «червячков» не всегда складывалась гладко. Был период, когда идейные наследники Scorched Earth забрели в глубокое 3D и едва не остались там навсегда. Игровое сообщество облачилось в траур, солнце светило черным, плакальщицы не просыхали до поздней ночи.

Но серию спасла перезагрузка — Worms Reloaded вернулись в родные два измерения. И хотя физику движка зачем-то подрихтовали кувалдой, а сами черви изрядно растолстели и обленились, это по-прежнему прекрасный повод свести счеты на страницах Дуэльного клуба.

Набор игровых правил мы решили сделать единым на все бои — уж очень они скоротечны, чтобы каждый раз приноравливаться к новому арсеналу. Два динамита, три реактивных ранца, ограниченный запас базук и гранат (чтобы не слишком расслабляться). А супероружие будет появляться по ходу сражения — что-то на пятом ходу, что-то на седьмом-восьмом. В остальном все стандартно: одна минута на ход, четыре червяка в каждой команде, по сто здоровья каждому.

Дуэлянты об игре

Александр Пушкарь

Год рождения: 1986

Образование: журналистика

Игровой стаж: 19 лет

Коротко об игре

Перебравшись в три измерения, серия Worms утратила львиную долю своего обаяния. Целиться стало неудобно, игра сильно потеряла в динамике, несовершенный движок выстраивал окружающий мир из уродливых кубиков... Все-таки хорошо, что серию решили возродить в 2D. И даже меньшее число бойцов в команде и урезанные настройки не отменяют щенячьего чувства восторга, когда вражеская команда разлетается в стороны после очередного взрыва.

Любимое оружие: банановая бомба.

Алексей Шуньков

Год рождения: 1981

Образование: физика полупроводников

Игровой стаж: 17 лет

Коротко об игре

Любая часть Worms — игра не тактики, а удачи. Масса случайных событий и объектов на карте, непредсказуемые траектории и причудливая физика — все это снижает ценность стратегического планирования, отдавая победу более удачливому игроку. Что ж, будем соревноваться в номинации «кому больше везет». Разве плохо?

Любимое оружие: бейсбольная бита.

Бой 1. Мороз, снег, возможен Blizzard

Карта: Snowy
Команда
Алексей Шуньков Александр Пушкарь
StarCrafters
  • Terran

  • Protoss

  • Zerg

  • Random

Horde
  • Orc

  • Troll

  • Undead

  • Tauren

Шуньков: Отдельное развлечение — придумывать названия команд и имена червей. Особенно когда в голове крутится проект очередной тактики за терранов (готовлюсь к ДК следующего месяца). Решено: в первом бою от моего имени будут играть старкрафтеры: терран, протосс, зерг... и рандом. Как раз четверо.

Пушкарь: На какое-то из первых апреля студия Blizzard намекнула, что Азерот находится совсем неподалеку от сектора Копрулу, где происходят основные события StarCraft. А значит, колонисты терранов имеют все шансы однажды высадиться на планету с зеленокожими аборигенами, говорящими zug-zug. Либо же космические странники дренеи вдруг натолкнутся на флот протоссов и, чем черт не шутит, найдут с ними общий язык — недаром же расы так похожи. Вот и попробуем смоделировать ситуацию — как пройдет первый контакт обитателей мира StarCraft с представителями Орды.

Долетит? Не долетит?

Шуньков: Класть тут динамит было бы расточительно. Надеюсь, хватит удара «яйцо дракона».

Шуньков: Расстановка на карте мне скорее нравится. Ведь основные потери приходятся на первые ходы, и, если червячкам посчастливится встать толпой у самого обрыва, воду можно будет сливать сразу. А тут все удачно: трое по центру карты, в низине между деревцами, а один (Protoss) на крыше заснеженной избушки. Первым ходит Terran — и это тоже неплохо. Во-первых надо бы как-то развести эту дружную троицу, чтобы не нарваться на авиаудар. А во-вторых, слева на пеньке очень уж вызывающе сидит какой-то рогатый червяк, словно бы напрашиваясь на подзатыльник бейсбольной битой. Несколько секунд мучений с веревкой... еще несколько секунд мучений с веревкой... и еще... уф. Я на месте. Но бейсбольная бита только одна — быть может, хватит и обычного пинка? Попробуем.

Нет, не хватило. Проклятый рогоносец проехался хвостом по снегу, свалился на бочку с напалмом и расселся на ней с невозмутимым видом, будто бы ничего и не было. -34 единицы здоровья — несерьезно для первого хода. Впрочем, сидит он очень славненько, в окружении трех бочек и одной мины. Любое неосторожное движение, и вся эта конструкция взлетит на воздух. А уж я постараюсь быть предельно неосторожным.

Пушкарь: Нет, я решительно не понимаю этих космиков. Прилетели общаться, откушали хлеба с солью, похвалили пиво, а на приветственный удар дубиной по лбу обиделись и давай за пушки хвататься. Что ж, драка так драка, у Орды даже дипломатический корпус не дураки повоевать. Как говорится: Waaagh! Или нет, кажется это из другой оперы...

Пушкарь: Опасно Таурен устроился, улетать отсюда надо.

Диспозиция — не то чтобы хуже не придумаешь, но могло быть и лучше. Представитель тауренов материализовался в опасной близости к краю, чем противник не замедлил воспользоваться. Но сразу заметно, что в плане физического развития терраны мало чем отличаются от альянсеров. Пинка еле-еле хватило, чтоб спихнуть рогатого с возвышенности на какие-то бочки. Пойло в них, кстати, оказалось отменное — в глотке аж горит. Ну, пусть пока наслаждается, все равно ходить ему нескоро.

Первое слово, как водится, за орками. Подозрительно худосочный и розовокожий (уж не шпион ли?) боец напялил реактивный ранец и полетел к угнездившемуся на вершине избушки Протоссу делиться опытом в вопросах рукоприкладства. Пинок удался на славу — Протосса скатило с крыши с такой силой, что он даже увлек за собой случившегося по пути Тролля. Тот, в свою очередь, уцепился за мину, и вся гоп-компания дружно приземлилась на ящик с оборудованием. Мина рванула, следом сдетонировал контейнер, и в результате оба бойца лишились большей части жизненных сил. Ну да Троллю-то что? Отрегенерирует! Надеюсь...

Троллинг

Шуньков: Под боком — недобитый Troll. Признаться, я всегда недолюбливал троллей. Можно было бы, конечно, слетать куда-нибудь по соседству и напакостить врагу динамитом. Но рискованно — в центре карты неусыпно бдит автоматическая турель. Не ровен час, собьют начинающего Гагарина, и кончится ход бесславно, без урона врагу и с солью в пояснице. А вот 27 единиц здоровья у червяка на расстоянии удара ботинком — это просто вызов. Пинок хорош тем, что не тратит патронов, зато надежно снимает тридцать очков жизни.

Шуньков: Отношения с Троллем тоже выясним врукопашную.
Пушкарь: Зерг уничтожен вместе с зайцем.

Бац! Осталось только отползти подальше, чтоб при взрыве гробика не обдало червями... У противника минус один. У меня — отменное настроение.

Пушкарь: Обмен любезностями продолжается, от оплеухи Протосса Тролль улетел в огонь и какое-то время там жарился, лишаясь последних шансов на восстановление. Когда он наконец выпрыгнул, сил у него оставалось только на ритуальное самоубийство. На поле битвы появилась первая могилка.

Ход переходит к представителю нежити. Тот обосновался на самом берегу моря, откуда неплохо бы сбежать, и как можно быстрее, а то не ровен час спихнут в воду. Топлива в реактивном ранце вполне хватило на то, чтобы подняться наверх, сбросить динамитную шашку на головы тесно скучковавшихся противников и затеряться в листве ближайшего дерева. Пусть попробуют выкурить.

Черви на бочку!

Шуньков: Ходит Zerg. Надо бы разобраться с тем не долетевшим до воды рогатым, а то еще сделает оттуда хвост. Динамита ему, пожалуй, будет многовато. Считаем: динамит снимает примерно 70 хитов, а у противника 66, к тому же он сидит в окружении трех бочек. Да, хватит и простой мины. Реактивный ранец я в этот раз экономить не буду — установить мину можно и с воздуха, чтобы успеть отлететь на безопасное расстояние.

Пушкарь: Кто сказал, что у нежити нет ничего святого? Вот — гранатка.
Шуньков: Тройной взрыв отправил Таурена куда-то в стратосферу.

Бросаю, лечу... Пулеметная турель, конечно, начеку. Полет прерывается, но результат достигнут. Перелетев дерево, разделяющее карту пополам, героический Zerg приземлился поодаль от двух сокомандников. Издалека донесся оглушительный грохот — рванула мина, а следом сдетонировали бочки. Обливаясь напалмом, визжащий розовый уродец нашел спасение в водоеме. Бульк! Минус два.

Пушкарь: Огненная вода в бочках оказалась огненной во всех смыслах. Рвануло так, что охваченный пламенем пьяный Таурен с криком «Wheeeeee!» подлетел на сотню метров ввысь, а потом ухнул в воду — очевидно, тушиться. Обратно, кстати, так и не выплыл. Пожалуй, стоит объявить его дезертиром.

Инициатива вернулась к Орку. В ближайшем ящичке обнаружилась дополнительная динамитная шашка. Грех не пустить ее в дело, тем более что и подходящая жертва имеется — меж заячьих ушей притаился полудохлый Зерг, пытающийся мимикрировать под азеротскую фауну. Фиг там, орки каждого зайца в своих лесах в лицо узнают. Зацепившись веревкой за ветку, боец швырнул вниз зажженный динамит, а сам подтянулся к дереву, где и обосновался.

Теория большого взрыва

Шуньков: Не знаешь, что делать, — клади динамит.

Шуньков: Двое выживших червей противника расселись на дереве. Достаточно далеко друг от друга, чтобы не задеть их одним динамитом, и достаточно далеко от воды, чтобы их судьба уже не решалась одним точным ударом. Розовый упырёныш по кличке Orc где-то нажил аптечку и теперь щеголяет с 150 пунктами жизни. Его сосед — Undead — тоже может похвастаться нетронутым здоровьем. А заветные ящички, как назло, валятся или в непосредственной близости от смертоносной турели, или по другую сторону дерева. Доползти до них не получится, а погода очень уж огнестрельно-нелетная.

Но как говорил один старый сморщенный червяк: «Не знаешь, что делать, — клади динамит». Так и поступим, а добраться до жертвы поможет веревка.

После взрыва от дерева остался жалкий заснеженный огрызок. Турель снесло начисто. Undead улетел по навесной траектории и крепко приложился затылком об лед; теперь расправиться с ним не составит труда. Надо придумать, что делать с оставшимся здоровяком, — уж больно опасно он разъелся.

Пушкарь: Все-таки странно, что мои бойцы не зеленые. Странно и очень обидно, ведь тогда были бы шансы, что враг не заметит их в густой листве. Заброшенная наверх динамитная шашка оставила от дерева гору щепок. Орка едва задело, а вот представителя нежити забросило прямо в стан врага.

Значит так, у одного 61 единица здоровья, у второго — 100. Этого одним выстрелом не добить, а вот первого... Да и расположился он в достаточно удобной ложбинке, чтобы закатить туда гранатку помощнее. Священную, например. Недаром говорят, что из нежити получаются лучшие в Азероте священники. Большого бабаха Рандом не пережил, врагов осталось двое.

Пушкарь: Вот что бывает, когда роковая случайность вмешивается в блестящий план.

Смертник

Шуньков: Ну все, пушки больше нет, летать можно совершенно безболезненно. Ход переходит к Terran'у, капитан команды просто обязан показать класс безупречного пилотирования реактивного ранца. Собрав с карты все аптечки, сундучки с бесполезным барахлом и оружие, он приземлился на дерево под самым опасным 150-хитовым противником. И что с ним делать? Динамит снимет максимум 70, а это даже не половина...

Попробую-ка я потратить ход на древнее червивое проклятие. Тот, кому оно достанется, получает в компаньоны грозную черную тучу, а весь нанесенный ему в будущем урон удваивается. Ну вот. А следующим ходом можно будет пустить в ход динамит.

Шуньков: Сейчас будет выстрел через всю карту. С самонаведением это совсем не трудно.

Пушкарь: Разъевшийся Терран примостился прямо под Орком, да так, что и не достать. Да еще и повесил прямо над головой грозовую тучку, из которой непрерывно льет противный дождик и иногда прямо в макушку бьют маленькие молнии. Пинать его бесполезно, расстреливать в упор — тоже, 150 единиц здоровья за один ход просто так не снимешь.

Копание в арсенале показало, что к этому моменту уже стала доступной банановая бомба. Хм...Этот снаряд может и больше урона нанести — если врага не только основным взрывом накроет, но еще и осколками заденет. Но как расположить ее рядом с противником, она же мгновенно скатится с ветки? А что, если подойти к нему вплотную, поставить таймер на одну секунду, бросить бомбу и тут же спрыгнуть вниз, спасаясь от осколков самому? Надо попробовать...

Ой! То ли это тучка над головой мешалась и сбивала с мысли, то ли просто телефон позвонил не вовремя... Но почему-то таймер оказался установлен не на одну секунду, а на три. И хотя Орк успешно ссыпался с ветки вниз, банан успел упасть вслед за ним и взорваться прямо под ногами.

Взрыв подбросил незадачливого диверсанта выше крыш, с размаху приземлив аккурат на невесть откуда выкопавшуюся мину. Не то чтобы в ней уже была какая-то необходимость, но после еще одного взрыва с бойца списали суммарно 294 единицы здоровья! Аптечек со всего уровня не хватит, чтобы возместить такие потери!

Ну а выживший враг запустил одну-единственную ракету с самонаведением. Последнему червю команды этого хватило с головой.


Разбор полетов

Алексей Шуньков: Никто так хорошо не справился бы с разгромом Александра, как он сам. Я впервые видел урон в 294 очка здоровья, именно этот ход стал для партии решающим. И хотя double damage сыграл огромную роль, без него тоже вышло бы отлично.


Александр Пушкарь: Как гласит расхожая пословица, не рой другому яму, вылетит — не поймаешь. Неправильное обращение с оружием массового поражения привело к гибели лучшего бойца команды. Пожалуй, надо быть осторожнее в принятии скоропалительных решений.

Бой 2. Химия и жизнь

Карта: Science Lab
Команда
Алексей Шуньков Александр Пушкарь
Chemical Brothers
  • Hydrogen

  • Nitrogen

  • Oxygen

  • Carbon

Scientific Method
  • Mendeleev

  • Lomonosov

  • Lobachevsky

  • Sigmund Freud

Шуньков: На этот раз в бой пойдет команда Chemical Brothers, олицетворяющая четыре основы органической химии. Водород, азот, кислород и углерод. Благо и карта соответствующая: пробирки-мензурки-колбочки. Мм. Вкус детства!

Пушкарь: Ишь, химическими элементами пугать вздумал. Да Менделеев вас уже посчитал всех! Да Ломоносов всей физической химии определение дал! Да Зигмунд Фрейд!.. Хм. А действительно, при чем тут Зигмунд Фрейд?

Классика жанра

Шуньков: Удачно удалось замуро-
вать Менделеева. Урон невелик, но пусть теперь только шевельнется.
Пушкарь: Ну и куда отсюда деваться? Только телепортация спасет гиганта мысли.

Шуньков: Некуда податься. Сижу на холмике, а справа, буквально в паре червяковых тушек, притаилась турель. Она пока молчит, но стоит шевельнуться...

Нет, ну правда. Что делать-то? Самонаводящееся оружие еще недоступно. О полетах можно забыть сразу.

Ну вот, допустим, осторожно сполз с бугорка вбок. Пушка пискнула, повернулась, но не успела. Можно выдохнуть. Делаю то единственное, что в принципе возможно из такой позы: куда-то наугад отправляю снаряд из базуки. Описав дугу, он подрывает пару ящиков и бочку, густо обкладывая одного из вражеских червей горящими каплями напалма. Урон невелик, но зато и он теперь не шевельнется. Могло быть хуже.

Пушкарь: Менделеев чувствует себя неуютно, пламя окружает со всех сторон. Даже вертикально вверх взлететь не получится — огненная капля притаилась прямо над головой. Остается только телепортироваться от греха, пока напалм не протек и не наделал бед. Вон та фиолетовая колба слева подойдет — и крыша над головой имеется, и пространство для маневра. Жаль, но активные боевые действия придется отложить еще на ход.

Полет мысли

Пушкарь: Менделеев жертвует собой во имя науки.

Шуньков: Удивительный паритет сохраняется между командами... Второй ход, ни одного трупа. Но сейчас мы это исправим. В игру вступает Nitrogen (а для своих — просто «Азот»). Кстати, расположение неудачное: мы вчетвером стоим у самого обрыва в правой части карты, двое наших и два врага. Сбить в воду обоих противников не получится, взрывать страшновато — велик шанс поцарапать своих.

Придется достать бейсбольную биту. Действует наверняка, но и убежать далеко не получится. От звонкого пинка вражеский Лобачевский описывает дугу и закономерно плюхается в воду (это хорошо), а вот двое моих остаются стоять кучкой на самом краю земли (и это отвратительно). В стане врага — минус один, но наша позиция очень слабая.

Пушкарь: Дубиной ученого мужа? Ни стыда у него, ни совести! Вдобавок Лобачевский оказался неважным пловцом, и команда лишилась ценного кадра. Пора предпринимать контрмеры.

Зато Ломоносов проявил недюжинную страсть к полету. Успешно миновал мину, прихватил по пути аптечку и установил динамитную шашку между Азотом и Углеродом. В результате эксперимента выяснилось, что Углерод при взрыве отлетает в воду и тонет, а Азот теряет стабильность, уменьшая концентрацию со 100 до 15 единиц. Опыты и наблюдения продолжаются.

Мина немедленного действия

Шуньков: Тут на бейсбольной бите я уже экономить не стал.

Шуньков: Как я и предполагал, скопление моих червей в правой части карты долго не протянуло. Один жив, и ладно. А мне бы пока подпортить жизнь жертве телепортации — и заодно изобретателю одного из самых невкусных напитков мира.

Добраться до противника оказалось несложно. Реактивный ранец, пара крепких междометий, и мы на месте. Вопрос в том, что делать дальше. Сверху стоит пушка, с ней — несколько ящиков и дружественный червячок. Один сильный взрыв, и его дальнейшая судьба непредсказуема.

Попробую поставить мину. Радиус взрыва у нее поменьше, может, и не заденет.

Взрыв прошел удачно. -50 от мины, плюс сдетонировала пара ящиков, плюс падение. Господин Менделеев остался с жалкими тремя единичками здоровья, а ошивавшегося поблизости сокомандника даже не зацепило.

Пушкарь: Тем временем эксперименты над Азотом продолжил господин Фрейд. Оказывается, плотность элемента достаточна, чтобы задерживать собой автоматные пули. Правда, при этом он потерял остатки жизнеспособности и с громким хлопком рассеялся, оставив после себя одно лишь подсознание.

Теперь главное — успеть спрятаться под навес, пока сверху не прилетело чего-нибудь интересненького.

Реактивный Икар

Пушкарь: Ух, сколько ящичков! И все такие бесхозные!
Шуньков: Перелететь такую конструкцию — без шансов. Теперь я уже это знаю.

Шуньков: Ходит Hydrogen — тот самый, который в начале партии удачно пальнул из базуки. И стоит по-прежнему рядом с турелью, пусть и слегка покосившейся от взрыва мины. В теории водород легче воздуха и должен хорошо летать. Может, удастся обмануть недремлющую пушку, облететь ее на почтительном расстоянии и порадовать товарищей ученых динамитом? Решено.

Ранец взревел, увлекая путешественника вверх. Турель проснулась, заскрипела, дала очередь... и несостоявшийся воздухоплаватель закувыркался в воздухе, чтобы мгновение спустя камнем рухнуть вниз. Ход кончился бесславно и обидно. Нет, не стоило рисковать.

Пушкарь: Ход возвращается к разобиженному Менделееву. Кислород не только окончательно расшатал его здоровье, но и в конце своего хода нахально разместился прямо перед ученым носом. Какой только дрянью не приходится дышать в лаборатории!

Прицепив веревку к соседней колбе, химик оставил врагу священную гранату, а сам отбыл восвояси. К сожалению, в момент взрыва Менделеев находился еще достаточно высоко над уровнем земли и закономерное падение выбило из него остатки духа. Но и Oxygen пострадал — оставшиеся 22 очка жизни легко вышибить единственным ударом.

Сосед с перфоратором

Пушкарь: «Банан я вам оставил, а теперь разрешите удалиться».

Шуньков: Название этой главы я посвящаю тебе, о неведомый обитатель соседнего офиса, чтоб ты был здоров со своим вечным ремонтом не пойми чего, чтоб на том свете тебя вместо чертей жарили дятлы...

...но я отвлекся. Шутки шутками, а перфоратор — в игре получивший название Bunker Blaster — пожалуй, единственный способ как-то добраться до дружной парочки голубых червей, оккупировавших правую оконечность острова. Они так уютно притаились под изгибом лабораторного шланга, что только тяжелая долбяще-сверлящая бомба, не ведающая преград, способна выкурить их оттуда (а в идеале — еще и сбросить кого-нибудь в воду).

Увы, с водой не получилось. Увесистая болванка бомбы исправно пробурила преграду и взорвалась с легким пшиком, сняв по паре десятков очков здоровья и даже никого не отбросив. Ситуация становится критической.

Пушкарь: Первое, что обнаружил Ломоносов на своем ходу, — пара аптечек буквально по соседству. Подтянувшись к ним на веревке, он основательно укрепил свое здоровье и отправился выкуривать засевшего на высоте Водорода. Тот прятался в очень удобной ложбинке, уж отсюда-то банан не выкатится!

К сожалению, осколки прошли мимо, и взрыв отнял у врага только половину здоровья. И даже мина, на которую он в итоге приземлился, оказалась бракованной и не сдетонировала. Ну что за невезение, а?

Тротил в овечьей шкуре

Шуньков: Bunker Blaster подбирается к цели.

Шуньков: Наконец-то открылся доступ к страшнейшему оружию — всемогущей летающей овце в красном плащике. Взрывается не хуже динамита, управляется дистанционно. Ровно то, что нужно, чтобы выкурить разжиревшую парочку с востока карты.

Разбег... Взлет... 3 секунды — полет нормальный... Понемногу корректируем траекторию. Кумулятивная овца все ближе... победа все зримее... Бах!

Задев кудряшками едва заметную преграду (от силы пара пикселей!), дурная овца взорвалась на подлете, лишь слегка оцарапав врагам их розовые носы. Чтоб я еще когда-то строил наступательную доктрину команды на — стыдно сказать — овце!

Пушкарь: Кто к нам с овцой придет, того мы... ну, скажем, динамитом! Героический Фрейд пополз к позициям врага, но внезапно... застрял! Узкий тоннель между двумя мензурками оказался ловушкой. Упершись в невидимое препятствие впереди, боец уже не смог вернуться назад.

Какое-то время ушло на лихорадочное нажатие всех кнопок подряд. И — о чудо! — прыжок все-таки сработал. Грохнувшись с высоты едва ли не на голову Водороду, Фрейд потерял два очка жизни, а вместе с ними и ход.

По шею в воде

Пушкарь: Вот тут Фрейд и застрял.
Шуньков: Ход овцой (но, как вы помните, она не долетит).

Шуньков: Таймер оповестил, что включился режим «Внезапная смерть»: вода начала прибывать. Причем настолько стремительно, что в промежутке между ходами под воду ушли оба червяка, делившие ямку в центре карты. Остались двое. Вражеский Lomonosov — 200 жизни, и мой Oxygen — примерно в десять раз меньше. Исход этого боя решит один выстрел. Или самонаводящаяся ракета сбросит оппонента в воду, или нет. Других вариантов не видно, пушки по-прежнему контролируют воздушное пространство, а с парой десятков единиц здоровья не до экспериментов.

Что ж, с богом. Прицел... Залп... Полет...

Повредила, но не сбросила. Ход переходит к противнику — и это, собственно, конец. Упавшая с неба бомба установила паритет в общем зачете.


Разбор полетов

Алексей Шуньков: Сразу несколько неудач решили исход этого боя. Сначала меня зачем-то дернуло проверять бдительность автотурелей (проверил, бдительны!), а затем смертоносная овца, призванная одним ударом покончить с неприятелем, взорвалась на подлете.


Александр Пушкарь: Что-то я не припоминаю, чтобы раньше черви застревали в складках местности. Этот баг едва не стоил мне победы. Хорошо хоть обильный урожай аптечек обеспечил преимущество над противником.

Бой 3. Восточные сладости

Карта: Easter Island
Команда
Алексей Шуньков Александр Пушкарь
Samurai
  • Babayota

  • Isidzukuri

  • Simamura

  • Yoko

Femen
  • Lara Croft

  • Sarah Kerrigan

  • Kate Archer

  • Alyx Vance

Пушкарь: Попробуем-ка оказать на соперника психологическое давление. Выкатим против него женскую сборную, собранную с миру по нитке. Лара Крофт будет эффектно лазать по веревкам, Сара Кэрриган — стрелять из ружья и маскироваться, моя давняя любовь Кейт Арчер — вообще специалист по всем видам вооружения, а Эликс Вэнс всегда была в ладах со сложными механизмами. Ну что, сударь, рискнете обидеть даму, прежде чем дама обидит вас?

Шуньков: Для решительного рывка потребуется воля, мастерство и боевой дух. Мой выбор — команда знаменитых самураев. Кругом красота и благодать. Вода, камыши, а легкий ветерок доносит откуда-то запах цветущей сакуры. Отличное время умереть во имя сюзерена.

Воскресная битва двух якодзун

Пушкарь: С первого же хода все пошло наперекосяк. Лара и Сара оказались «заперты» под сенью пальмы — любые попытки выбраться из углубления пресекала стационарная турель, чутко реагирующая на любое движение. Самонаводящегося оружия пока нет, телепортироваться толком некуда, да и незачем...

Что ж, попробую достать до противника обычной базукой. Лара выстрелила вверх, ветер подхватил снаряд и обрушил почти прямой наводкой на сидящего на пальмовой макушке самурая Симамуру. Тот отлетел куда-то вправо, спихнул в воду Бабайоту, но сам умудрился удержаться на суше.

Пушкарь: Ракета пошла! Сейчас Симамура убьет Бабайоту!
Шуньков: Мадам, пройдемте в лужу.

И был бы это ход в мою пользу, если бы взрывом не задело мину. Скатившись по пальмовой ветви, вредоносный снаряд подкатился к леди Крофт, где и сдетонировал. Заодно подорвав соседнюю бочку, которая в свою очередь обдала напалмом Сару Кэрриган... Результат плачевен: у Стажера минус один червь, а у меня — два подранка посреди огненной лужи. Как оттуда выбираться — непонятно, хорошо хоть турельку тоже унесло взрывом.

Шуньков: Расклад — хуже некуда. Всех моих червей выкинуло в правой части карты, причем двоих — на узкий камушек, где яблоку некуда упасть, даже червивому. Неудивительно, что от первого взрыва они посыпались один за другим, толкая друг друга (эдакая «червячная передача»). Еще хорошо, что в воду свалился только один, — окажись импульс хоть самую малость посильнее, все трое уже кормили бы рыб.

В отсутствие капитана ход принимает самурай Симамура. Ничто не омрачает безоблачное небо (иначе говоря, зловредную турель успешно взорвал Александр), а значит, пора пускать в ход реактивный ранец и уматывать с опасного островка. Подхватив по пути аптечку и подорвав пару мин, мой пилот забрался на самую высокую пальму, по-самурайски взмахнул бейсбольной битой и отправил в полет вражескую Кейт Арчер. Глубина поглотила ее с довольным бульком.

Гори оно огнем

Пушкарь: Кейт Арчер геройски погибла, так и не сделав ни единого выстрела. Скорбим, жалеем, грустим...

Пушкарь: Сам выстрелил, сам же и пострадал. Простите меня, девочки.

Эй, минуточку! А это еще как понимать? Где мой ход!? Почему ходит Исидзукури, ведь сейчас очередь Кэрриган?

Оказывается, во всем виноват напалм! Все это время он исправно продолжал гореть, постепенно протекая вниз, пока одна из горячих капель не задела Сарин хвостик! Этого оказалось достаточно, чтобы игра засчитала урон во время своего хода и вновь вернула инициативу сопернику. Шансы на победу стремительно тают...

Шуньков: В запасе еще один реактивный ранец. Справа на камушке сидит нетронутая Эликс, слева за пальмой сгрудились две едва живые феминистки. И — только гляньте, какая красота! — возле Эликс стоит бочка с напалмом и валяется отличная противопехотная мина. Быть может, запаса топлива в ракетном ранце хватит, чтобы расшевелить мину, перелететь влево и сбросить подружкам что-нибудь взрывоопасное? То есть, не тратя хода, подорвать и правый островок, и убежище за пальмой?

Результат превзошел все ожидания. Мина с бочкой рванули так, что остров ушел на дно вместе с обитательницей, а динамитная шашка, сброшенная с высоты птичьего полета, забрала жизни оставшихся двух розовохвостых блондиночек. Минус три одним ходом!

Шуньков: Тут достаточно слегка тронуть мину и быстро улететь...
Шуньков: ...а потом перелететь к парочке червей под пальмой...
Шуньков: ...и сбросить им
динамит.

Что, всё? Похоже, что да.


Разбор полетов

Александр Пушкарь: На диво короткий матч получился. Единственный неудачный выстрел в начале полностью отдал инициативу сопернику. А тот сумел грамотно ею воспользоваться. Снимаю шляпу.


Алексей Шуньков: Признаться, увидев стартовую расстановку, я уже готовился пожать противнику руку и поздравить его с победой. Но судьба распорядилась иначе. И да — я просто обязан поблагодарить оппонента за поддержку, без его метких выстрелов я бы не справился.


ФИНАЛЬНЫЙ СЧЕТ
2 1
ПОБЕДА АЛЕКСЕЯ ШУНЬКОВА
обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.5
проголосовало человек: 92
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования