КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ДУЭЛЬНЫЙ КЛУБ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№5 (114) май 2011
вид для печати

R.U.S.E.

Жанр:
Разработчик:
Eugen Systems
Издатель:
Ubisoft

Стратегия R.U.S.E. не похожа на стандартные RTS и предлагает крайне оригинальный взгляд на сражения Второй мировой. Здесь побеждает не тот, кто быстрее отдает приказы или наизусть помнит тактику действий любой страны. Тут можно играть от соперника, то есть рассуждать: «Если я поступлю так, он сделает так, и тогда я применю вот это». Благодаря быстрому развитию событий ситуация меняется постоянно, и победа может переходить из рук в руки несколько раз в течение одного боя.

Поэтому на этот раз исход сражений Второй мировой целиком зависит от хитрости наших генералов. Приступаем!

Вячеслав Грабский: Заядлый игрок в стратегии, империалист мышки, большой любитель военной и политической истории. Как и положено заядлому игроку, обладает солидным брюшком, бардаком в квартире и хронической бессонницей. В игре осто- рожен и мало склонен к риску, что порой спасает, а порой не дает своевременно воспользоваться удачной обстановкой.

Семен Фишер: Готов взяться за управление любой армией независимо от ее численности, состава, боевых задач и принадлежности к эпохе. Считает, что хорошая стратегическая игра должна заставлять игроков мыслить нестандартно и не позволять дважды приходить к победе одним и тем же путем. Уверен, что у любого противника можно научиться чему-то новому.

Бой 1. Сталь против стали

Карта Над рекой
Грабский Франция
Фишер Великобритания

Грабский: Французы в R.U.S.E. считаются обороняющейся нацией, и Семен наверняка ждет от меня именно игры от обороны. Однако любители вина, дам и революций вполне способны выступить и агрессорами. Им сразу доступны тяжелые и недорогие танки В1-Bis. Они, правда, медлительны, неповоротливы и тащиться до вражеской базы будут всю игру, но если построить танковый завод поближе к врагу...

Фишер: Что ж, господа офицеры, вам представляется отличная возможность доказать вишистским горе-воякам, что британскому оружию нет равных! Карта не особенно интересна, зато я придумал нечто крайне занятное. R.U.S.E. ведь посвящена хитростям и уловкам? Так вперед!

Британское коварство

Грабский: Быстрее, инженеры, быстрее! Судьба Франции в ваших руках!
Фишер: Начало игры — десант берет мосты под свой контроль.

Грабский: Чем ближе к противнику будет мой танковый завод, тем больше шансов на победу. К базе Семена едут сразу несколько грузовиков: будущие танковый и артиллерийский заводы и зенитный бункер против хваленой британской авиации. Оставшиеся стартовые деньги трачу на три склада снабжения — тяжелые танки скоро потребуют немало.

Вот и британская авиация поднимается в воздух — инженерам пора остановиться и разворачивать здания. Одну бомбежку они, если что, выдержат, а потом я быстро начну строить зенитки. Но пока все спокойно — противник лишь отправил несколько парашютистов занять ключевые для обороны точки карты.

Семен стремится в небо, как истинный британец, — то есть производит авиацию. А мы ему ответим зенитками, не отвлекаясь, впрочем, от главной задачи — настроить побольше тяжелых танков. И все это под прикрытием маскирующей войска уловки «Радиомолчание».

Через лес провожу зенитки чуть поближе к месту скопления британских самолетов и открываю огонь. Но что это? Разведка подвела, никаких самолетов там нет! Это уловка Семена «Ложный авианалет»! И тут на меня пошла танковая колонна...

Фишер: Итак, господа офицеры, вот мой гениальный план. Все знают, что наша главная сила — ВВС Ее Величества, и, играя против Британии, в первую очередь строят противовоздушную оборону. Не будем их разубеждать. Припугнем лягушатников строительством аэродрома и липовым авианалетом, а когда они истратят все свои франки на зенитки — тут-то мы их и удивим нашими танками.

Фишер: При атаке французской базы выяснился неприятный факт — у них далеко не все средства
ушли в ПВО.
Грабский: Если я сейчас же не построю зенитный бункер, моей базе конец.

Но сперва я все же строю настоящий аэродром — французы порой любят атаковать танками в самом начале игры. Поле боя напополам перерезает река, и все, что мне нужно, — расположить десант так, чтобы взять под контроль мосты. Теперь, если французы наберутся храбрости и сунутся на мою половину карты, их ждет неприятный сюрприз в лице сидящих в засаде пехотинцев. Высаживаться на территории врага не рискую — противник наверняка уже обзавелся ПВО.

Теперь дошла очередь до танковой базы. Милейшая леди «Матильда» — хорошая боевая единица для своей цены. А вот разведывательная бронемашина за 30 $ — грабеж среди бела дня! Куда только смотрят Черчилль и Ее Величество?! Но совсем без «соглядатаев» тоже нельзя, иначе легко нарваться на засаду.

Тем временем на вражескую базу отправляется фальшивый авианалет, призванный убедить противника, что основную ставку я сделал на авиацию. Пока в небе кружат самолеты-обманки, я создаю две ударные группы — одна занимает город в центре карты, другая движется по правому флангу и вплотную подходит к лесу, где засели французы.

Мчались танки, ветер поднимая, наступала грозная броня...

Грабский: Армия французов потрепана, но не побеждена.
Фишер: Вместо того чтобы ждать французов в подходящем для себя месте, я атаковал их там, где удобно было им.

Грабский: Расположившиеся в лесу легионеры бегут — вражеский разведчик сразу обнаружил засаду. Придется отбиваться танками. Впрочем, в обороне мои В1 показали себя с лучшей стороны. Медлительность, главный их недостаток, сейчас не имеет значения, а по толщине брони никаким запроливным «Матильдам» с ними не тягаться. К тому же мой танковый завод, специально построенный поближе к врагу, совсем рядом и быстро производит подкрепление. Вперед, за возрождение империи Наполеона!

Фишер: Ага, вот и французские танки. Выдвинулись за пределы базы и сцепились с той группой, что пришла с правого фланга. Сто чертей и одна ведьма, а галлы неплохо управляются с техникой! «Матильдам» приходится несладко, хотя несколько вражеских танков уже дымятся. Но зато они увязли в бою и я могу двигать на противника вторую группу. Вместе с техникой идут парашютисты — попытаемся под шумок что-нибудь захватить.

Наши доблестные танкисты сумели потеснить французов, а парашютисты даже заняли одно из зданий. Но врагам удалось отбиться. Кажется, мы все же недооценили солдат противника! Контрнаступление провалилось, враг переправился через реку и захватил один из складов снабжения. Но это еще не повод расстраиваться. Отзываем третью ударную группу и спешно строим противотанковую артиллерию. Чует мое сердце, гости пожалуют быстрее, чем того хотелось бы. И вот тут им будет сюрприз.

Грабский: Allons enfants de la Patrie, le jour de gloire est arrive!.. Победоносная французская армия разбила британцев, и мои танки с пехотой наступают на передовую линию обороны противника. Засевшие в укрытиях десантники отчаянно сопротивлялись, но их перестреляли — разведчик заметил засаду издалека. Легионеры захватили склад и заняли оборону в лесу перед ним — база врага совсем рядом, и нельзя потерять эту выгодную позицию.

Фишер: Вот теперь лягушатники вошли в лесной коридор и выстро-
ились в линию, но атаковать
мне уже некем.
Грабский: Надеюсь, моя пехота доберется до леса — тогда Семен попрощается со своими охотниками на танки.

Танковое наступление пришлось приостановить — мсье Семен активно строит на своей базе противотанковые орудия. Сейчас я могу позволить себе эту задержку — у меня под контролем больше складов с ресурсами, а с базы подходит подкрепление.

Фишер: Посмотрим, как галльским танкам понравятся наши бронебойные снаряды! Похоже, не по вкусу им угощение — французы сначала остановились, а потом и вовсе отступили. Самое время контратаковать, пока не опомнились. Если сейчас удастся их опрокинуть, останется только развить успех — французы явно бросили в бой всю имеющуюся технику...

Увы, сказать куда проще, чем сделать. Враг отступил, но не понес серьезных потерь, а вот мои ряды поредели.

Грабский: Позиция Семена прекрасно защищена, но его ресурсы на исходе, мои же склады полны. После тщательной подготовки я наконец решился атаковать. Применяю уловку «Блиц», чтобы моя пехота как можно скорее добралась до вражеских «Арчеров» и АТ-2, и «Фанатизм», чтобы легионеры выдержали обстрел. Когда значительная часть противотанковых «Арчеров» была уничтожена, я повел в бой свои любимые B1.

Фишер: Французы элементарно берут числом, ну и тяжелым танком. Хотя мои «Матильды» и САУ дерутся за Ее Величество до последней капли... кхм, бензина, чаша победы медленно клонится на сторону неприятеля. Приходится признать поражение.


Разбор полетов

Грабский: Своей уловкой Семен отвлек часть моих денег на строительство зениток и пошел на меня танками. Его план мог сработать, но я готовился не к долгой обороне, а к атаке французскими стальными гигантами и потратил на ПВО не так много. После решающей схватки я километр за километром, склад за складом выдавливал противника с карты.


Фишер: Уловка не очень помогла — Вячеслав не стал вкладывать все средства в ПВО, и его сухопутная армия оказалась лучше подготовлена к бою, чем моя. Возможно, если бы я не дожидался появления его тяжелых танков в центре карты, а атаковал первым, события развивались бы по иному сценарию, но теперь остается только поздравить Вячеслава с победой.

Бой 2. Идет война народная

Карта Линия фронта
Грабский Германия
Фишер СССР

Фишер: Вступить в бой роковой с немецко-фашистскими захватчиками нам предстоит на безымянном перевале. Горы и леса превращают центр карты в узкий коридор, и, как подсказывает генеральский опыт, именно за него должна развернуться основная схватка. Надо не дать силам вермахта там укрепиться, не то немцы понастроят там своих любимых бункеров. Вячеслав готовится к встрече с советской пехотой, так что сделаем основную ставку на тяжелую технику. Вперед, товарищи танкисты! Родина и лично товарищ Сталин вас не забудут!

Грабский: Осматриваю горный перевал, на котором мы будем сражаться. Линия фронта довольно узкая, ее удобно защищать. Решено: в этой битве играю от обороны, и Германия прекрасно для этого подходит. Моя задача — занять богатый ресурсами центр карты, отрезав соперника от большинства складов снабжения, сдержать орду советской пехоты, истощить противника и осуществить контратаку.

Штурм немецких укреплений

Грабский: Военные сводки одна мрачнее другой. Русские наступают по всем фронтам, и даже дисциплина и выучка солдат вермахта не способны сдержать их. По радио все еще крутят бравурные марши, но они уже не вселяют той веры в победу, что в первые годы войны. Все чаще, хоть и шепотом, говорят, что это начало конца.

Фишер: Обратите внимание на центр карты. Именно там раз-
вернется основное сражение, помяните мое слово.
Грабский: Узкий участок фронта легче оборонять.

Но, пока я командую этим треклятым фронтом, я сделаю все, чтобы остановить русских. Моя первейшая цель — создать надежную линию обороны в центре карты, туда и направлю грузовики с инженерами. За наспех возведенной линией обороны расположен густой лес, это удобно для не знающих недостатка в живой силе русских, но не очень на руку мне. Имеет смысл построить возле леса пулеметное гнездо. Сажаю в тот же лес собственных гренадеров с разведчиком, заказываю еще пару эффективных против пехоты «Панцеров». На всякий случай строю артиллерийскую установку Flak 88mm и прячу ее в лесу — она стоит целых 40 единиц снабжения, зато хорошо бьет и по танкам, и по авиации. База противника полностью скрыта камуфляжем, и о его планах я могу только гадать.

Фишер: Первый сюрприз преподнес мне Вячеслав — он не стал с начала игры строить авиацию, значит, налет ПЕ-8 имел шанс на успех. Жаль, была возможность разогнать фашистских захватчиков уже в дебюте, ну да ладно. Зато сама собой улетучилась головная боль о том, как хилыми советскими ПВО нейтрализовать немецкие самолеты.

После стандартного начала со строительством баз снабжения и «Маскировкой» я ставлю танковую базу поближе к центру карты и заказываю пару КВ-1. Первым занять «коридор» я не успею, зато тяжелые танки должны вынести прибежавших туда солдат вермахта вперед ногами. В дополнение к ним пойдет разведывательный БА-11 для обнаружения засад.

Грабский: К счастью, мне удалось занять центр первым.
Фишер: Одним грамотно поставленным бункером противник отрезал от меня половину карты и едва не решил исход боя.

Грабский: Как оказалось, я не зря вспомнил о противотанковой обороне. Зная, что я хорошо подготовлен к войне с пехотой, Семен повел в бой тяжелые КВ-1. Танковые корпуса до подхода к моей базе выглядели на карте как пехотные дивизии — сработала уловка Семена. Что ж, пусть он верит, что я совершенно не готов к танковой атаке. Подпускаю КВ к своему опорному пункту, чтобы своей пехотой зайти через лес в тыл наступающей армии. Со стороны базы открывают огонь Flak 88mm и только что произведенные Panzer IV. Применяю на армию противника деморализующую уловку. «Сдавайся, русский! Твои враги не мы, а большевики-сионисты, истребляющие русский народ. Немецкий солдат пришел освободить тебя от тирана и кровопийцы Сталина!» Пропаганда геноссе Геббельса действует, и красные сражаются вяло.

Фишер: Увы, занять ущелье с ходу не удается. Даже с учетом того, что я бросил в бой еще пару танков. Фашистские захватчики успели там основательно укрепиться. Сидящую в лесной засаде пехоту я разогнал (немецкие партизаны? это что-то новое), взорвал какую-то там технику, но вовремя появившиеся орудия Flak помогли немцам отбить штурм. Приходится откатываться на исходные позиции.

Что еще хуже — немцы решили «покатиться» следом за мной. Солдаты! Ни шагу назад! За нами Москва! Хорошо, что я не прекращал производство танков. Совместными усилиями КВ-1 и гвардии фашистских захватчиков удалось остановить. Но сил на контрнаступление у меня не осталось. В итоге мы встали друг напротив друга — паритет, как говорят на капиталистическом Западе. Как я и предсказывал, основное сражение развернулось за «коридор», и пока я это сражения проигрываю...

Птицы войны

Грабский: Последний бункер разбомблен, теперь прорыв фронта неизбежен.

Грабский: Контратака на правом фланге захлебнулась. Семен оперативно подтянул туда все свои силы. Выжившие бойцы ударной группы отступают, но их догоняет огонь советских танков.

Тем временем грузовик (он же будущий бункер) практически дополз до нужного места. Я приказал построить бункер Зигфрида на чрезвычайно стратегически выгодной позиции, где удобно не только держать оборону, но и обстреливать вражеские транспорты с ресурсами. К сожалению, совсем рядом обосновались советские танки, которые без труда уничтожат незащищенный грузовик. Быстро отвлекаю их парой противотанковых пушек. Пушки, к сожалению, потеряны, зато бункер готов защищать Фатерлянд от большевиков. Теперь оборона Германии сильна и нерушима.

Фишер: Сначала я даже не понял, почему вермахт не пытается развить успех. Но, двинув вперед разведчика, обнаружил бункер, перекрывающий вход в «коридор» с моей стороны. Похоже, немцы и не собираются наступать — однако им это и не нужно. Они оккупировали большую часть карты и могут безнаказанно разбойничать на подконтрольной территории.

Фишер: Противник только отстроил базу после первого авианалета — а мы уже тут как тут.

К тому же одна из баз снабжения оказалась в зоне обстрела вражеского бункера, и немцы цинично используют грузовики в качестве тренировочных мишеней. Я продолжаю строить КВ-1 и гвардию (для борьбы с артиллерией), но понимаю, что если мне и удастся прорваться, то за это придется заплатить слишком дорогую цену. Положение критическое, но Красная Армия никогда не сдастся на милость оккупантам! Остается последнее — строить аэродром.

Грабский: На радаре возникла первая красная точка. За ней — следующая, потом еще и еще. Советские бомбардировщики! К счастью, у меня запасена пара зениток, срочно произвожу еще. Но почему так мало ресурсов? Scheisse! Я же не построил на оккупированной территории ни одного склада, кроме трех в самом начале игры. То не до того было, то денег не хватало. Почему, почему я не заказал в свое время на пару танков меньше, чтобы возвести склад?!

Вот и первый ПЕ-8 сбит. Но бомбардировщики атакуют с разных сторон, и я не успеваю передвигать зенитки с одного фланга на второй. Как назло, бункер остался без защиты и превратился в развалины. На правом фланге образовалась брешь. Конечно, в эту брешь сейчас и ударит Семен всей мощью советского военпрома.

Последний бой, он трудный самый

Грабский: Все, что я мог, — задержать советскую орду.

Фишер: А вот и авиация подоспела! Похоже, появление над полем трех ПЕ-8, купленных на последние деньги, явилось для противника полной неожиданностью — во время налета на вражескую базу в «коридоре» раздалась лишь пара артиллерийских выстрелов, которые не могли остановить тяжеловесные советские самолеты. Итог — немецкие позиции лежат в руинах, а доблестные пилоты возвращаются домой с чувством выполненного долга. Правда, «на честном слове и на одном крыле», но отремонтировать их не составит труда.

Теперь нельзя терять время, надо развивать успех, пока фашистские захватчики не обзавелись ПВО. Заказываю еще пару бомбардировщиков, а те, что есть, нацеливаю на немецкий бункер в ущелье. Ба-бах! — и проход расчищен. В образовавшуюся брешь хлынули КВ-1 и гвардия при поддержке нескольких бронемашин. Авиация совершает новый налет на позиции врага. Танки разбираются с техникой нацистов, БА-11 ликвидируют засевших в лесу бойцов, а гвардия со всех ног бежит захватывать то, что не успели разбомбить авиаторы. В течение минуты армия вермахта прекращает существование. Однако расслабляться рано. Товарищи бойцы! Враг разбит, но не уничтожен! А до конца партии всего пять минут.

Грабский: Карта покраснела от пехоты и танков СССР. Моих гренадеров и артиллерию просто сминают. Ресурсов практически не осталось. Эту битву мне уже не выиграть, но еще можно свести вничью, задержать продвижение русских. Нужно только продержаться еще пять минут, и это будут самые долгие пять минут в истории вермахта. Напротив штаба строю два бункера Зигфрида и на последние деньги заказываю две зенитки — мало, чертовски мало. Ну, подходите, большевики, отведайте немецкой пули. Умирайте за своего Сталина! Как же этих untermenschen много! Орда пехоты, танки, БТРы... Гремят орудия, стрекочут пулеметы, и иваны падают замертво. Но русских уже не остановить.

Фишер: Нет таких крепостей, которые не могли бы развалить большевики, знаете ли!

Фишер: Хватаю все имеющиеся войска и кидаю их марш-броском на вражеский штаб. Осталось три минуты. Слабенькое сопротивление задерживает нас совсем ненадолго. Осталось две минуты. На краю карты нас встречают два бункера, так что пехоту приходится притормозить. Первый уничтожает прикрывающая наступление авиация, второй становится добычей КВ-1. Вот-вот на крыше немецкого штаба заалеет советский флаг. Осталась минута.

Грабский: Мой бункер сотрясается от вражеских снарядов. Задержать бы наступление Красной Армии хоть немного. Еще меньше минуты — и ничья. Но нет...

Фишер: От Советского Информбюро. Вчера наши доблестные войска одержали очередную победу. Несмотря на ожесточенное сопротивление противника, наши танковые части совместно с гвардейской дивизией отбросили врага с занимаемой позиции и развили наступление. Немалую роль в победе сыграли советские летчики. Противник понес серьезные потери и более не способен оказывать организованное сопротивление. Этот успех стал очередным шагом к неизбежной победе над немецко-фашистскими захватчиками. Наше дело правое! Враг будет разбит!


Разбор полетов

Фишер: До сих пор не очень понимаю, как мне удалось переломить ход боя. Когда Вячеслав запер меня в углу карты, я уже мысленно смирился с поражением — но последняя, отчаянная попытка неожиданно принесла успех. Возможно, у противника слишком много средств ушло на строительство бункеров. Вот вам пример того, что всегда нужно бороться до последнего!


Грабский: Удивительные вещи порой происходят. Я строил свою стратегию на оккупации большой территории для получения превосходства в ресурсах. Но захваченными богатствами я так и не воспользовался, ведь своевременно не выделил деньги на постройку складов. Горы ресурсов достались противнику нетронутыми.

Бой 3. Триста американцев

Карта В тылу врага
Грабский США
Фишер Италия

Фишер: План прост, как все гениальное. Большинство игроков в R.U.S.E. имеют привычку на старте активно возводить базы снабжения, мало заботясь о производстве войск. А итальянцы умеют строить быстрые и дешевые танки в больших количествах. Надо только совместить эти два факта, и — уно моменто, победа у нас в кармане.

Грабский: Армия США самая универсальная в игре и не имеет ярко выраженных сильных и слабых сторон. Американцы найдут, что ответить и волнам пехоты от Красной Угрозы, и тяжелым танкам вермахта, и самолетам зазнавшихся британцев. В игре с балансом «камень-ножницы-бумага» трудно недооценить такую вариативность.

Наступление по всем направлениям

Фишер: Гроссо итальяно танкисто! Сегодня наш великий день! Сегодня мы наконец отомстим за все поражения в Северной Африке, за неудачи на Корсике и Сицилии и за обидное прозвище «балласт для Роммеля»! Сегодня проклятые янки будут погребены под нашей танковой лавиной! За la bella Italia и за великого Дуче — вперед!

Ставку решено сделать на Carro M13 — они подороже изначально доступных M11, зато не разваливаются от чиха. Баз снабжения на старте будет только две, чтобы хватило на танковую лавину. Янки ведут себя именно так, как предусмотрено планом, — ничем не прикрытая база снабжения на левом фланге (туда едут два танка), неприкрытые казармы и база снабжения на правом (туда — еще два) плюс основная база в центре (четыре плюс еще три следом).

Фишер: И с левого, и с правого фланга у врага незащищенные строения — именно они и будут моей целью.
Грабский: Итальянцы наступают, но им не сломить волю борцов за свободу и демократию.

Грабский: Сегодня будет еще одна великая битва за свободу и демократию! Диктатор Муссолини нарушает права человека, среди коих неотъемлемое право быть сателлитом Соединенных Штатов. Надерем задницу этим макаронникам так, чтоб запомнили надолго! И запомните, что никто не выиграл войну, умирая за свою Родину, но только заставив врага умереть за свою. Вольно, разойдись!

Три грузовика отправились на строительства складов. Эх, жаль, ресурсы в игре — не столь милая американскому сердцу нефть. Уловка «Блиц» ускоряет добычу ресурсов. Семен закрыл свою базу камуфляжем, и что там творится, мне неведомо. Закрою и я свою базу, пусть он поволнуется, что это я такое хитрое замышляю.

Скорее всего, Семен, будто фордовский конвейер, штампует знаменитые итальянские легкие танки, ведь именно ими славится армия дуче. Значит, и готовиться мне следует к танковой лавине, которая, судя по дешевизне итальянских танков, появится довольно скоро. Строю казарму на передовой, пехота занимает леса, где она защищена куда лучше, чем в чистом поле. Рядом располагается противотанковая артиллерия. Чего еще не хватает? Успокою свою паранойю и на всякий случай добавлю пару зениток.

А вот и итальяшки пожаловали. Готовьтесь, бойцы, сейчас будет жарко. Хорошо хоть разведчика, способного обнаружить лесную засаду, среди колонны танков нет. Наверное, Семен торопился. Легкие и слабо бронированные, зато дешевые итальянские танки едут по центральному, кратчайшему, пути. Перед лесом, где окопались мои морпехи, колонна бронетехники сворачивает вправо. Обходят макаронники лес, и правильно делают. Пехота показывается из чащи, чтобы обстрелять проезжающие рядом танки, и тут же по солдатам открывают огонь. Еще немного, и бойцы подойдут на расстояние эффективной стрельбы... Но нет, Семен тут же отводит танки чуть в сторону, и пехоте за ними не угнаться. Приходится под шквальный огонь возвращаться под прикрытие деревьев. А вот орудиям повезло куда больше — из засады они уже подбили пару единиц бронетехники.

Грабский: На заднем плане горящие итальянские танки, на переднем — фланговый маневр Семена.
Фишер: Переломный момент боя — появление техники американцев позволяет им отстоять свою базу.

Фишер: На правом фланге все складывается удачно — танки уничтожили вражеские казармы, переправились через реку, доблестно обстреляли базу снабжения и подбираются к штабу янки с тыла. А в центре... О мамма миа, какой бой кипит в центре! Видел бы Дуче, он был бы доволен. Первую волну Carro M13 остановила американская артиллерия, зато вторая отбросила пушки вместе с высунувшимися из леса морпехами. В какой-то момент казалось, что победа уже у меня в кармане. Но на поле боя появились американские «убийцы танков» — M10, — которые повернули ход боя в пользу чертовых янки!

Грабский: Вот еще один итальянский танк разнесло на шурупы, та же судьба постигла его собрата. Сколько их еще осталось? Под вражеским огнем две мои противотанковые самоходки М10 «Росомаха» превращаются в гору металлолома, рушится казарма. Последние деньги трачу на еще несколько противотанковых «Росомах».

Пехота пытается сделать очередную вылазку из леса. Солдаты, судьба демократии в опасности! Если во всем мире победит диктатура, вы останетесь без честных выборов, сникерсов и кабельного телевидения. Поэтому сражайтесь храбро, ленивые макаки! Потраченная на «Фанатизм» уловка, и мои солдаты в этом секторе на время стали бесстрашными. Морпехи гибнут, но и танков у Семена все меньше.

В это время на левом фланге два вражеских танка прорвались к складу ресурсов и разрушают его. Отправляю им наперерез одну «Росомаху». Всего одну — остальные нужны на главном театре военных действий. Макаронники успели-таки снести этот склад, прежде чем их настигла противотанковая кара. Но итальянская танковая атака все-таки захлебнулась. Только что сошедшие с конвейера М10 завершают разгром.

Позиционная война

Фишер: Тысяча чертей! Похоже, генеральному плану капут. Попытка быстро отступить на исходные позиции к успеху не привела, моя техника превратилась в груду металлолома. Наступавшие по правому флангу танки тоже уткнулись в оборону противника и были уничтожены. Но не таковы итальянские генералы, чтобы легко отказываться от своих намерений! Не получилось взять американскую базу в лоб — попробуем достать издалека. Где тут наша Obice 120mm с ее самым большим в игре радиусом поражения? Стоит, конечно, 70 долларов, но другого выхода нет. Тем более что до вражеской базы она достает, практически не отходя от сборочного цеха.

Фишер: Прямой наводкой по треклятым янки из
210-миллиметровой — пли!
Грабский: Камуфляж базы — лучшая защита от артиллерии.

Одновременно бросаю вперед очередную партию танков, прикрытых берсальерами и разведывательной бронемашиной Autoblind, — первые должны связать врага боем и нейтрализовать маскировку, которой противник спешно прикрыл свой штаб, вторые — выбить из леса рейнджеров. Какое-то время все идет неплохо, лесные жители уничтожены, одно из американских зданий рушится под артиллерийским огнем, но сил продолжать натиск у меня не хватает. Приходится откатываться назад.

Единственное, что радует в данный момент, — появление второй Obice. Противник пытается прикрыть свои строения уловкой «Маскировка», но его цели разбросаны по разным секторам карты — все не спрячешь.

Грабский: Теперь стоит захватить ближайшие склады, которые еще не захвачены, и создать крепкую линию обороны. Наконец дошли руки до улучшения морпехов и М10. Интересно, что теперь будет делать Семен? Попытается атаковать еще раз или, как я, уйдет в оборону и займется обогащением?

Пока я строил склады и тренировал войска, Семен решил применить дальнобойную артиллерию. Пара залпов — и многострадальная казарма снова в развалинах. Ну что ж, лучшее средство против артобстрела — камуфляж базы. Правда, из-за обширности моей территории пришлось потратить целых три уловки. Американские строения скрылись от взора Семена, и его орудиям осталось только сыпать снаряды на мои М10. Но для этого дальнобойные орудия недостаточно метки, так что много урона они не нанесли.

Противник попытался еще раз напасть, на этот раз без видимого успеха. Самое время нанести ответный удар. Покажем итальяшкам, что бывает с врагами свободы и демократии!

Операция «Демократизация»

Фишер: А вот и гости — рейнджеры в сопровождении бронетехники. Проклятым янки наконец надоело терпеть итальянские снаряды, падающие на их американские головы. На подступах к моей базе завязывается отчаянный бой. Спустя минуту поле напоминает свалку рядом с полигоном для краш-тестов, куда ни кинь взгляд — искореженные груды металла. Наступление противника, кажется, захлебнулось, но и у меня почти не осталось сил. К тому же часть рейнджеров прорвалась к лесу слева от базы и затерялась в дебрях. Выковыривай их теперь оттуда.

Грабский: Под покровом леса рейнджеры подобрались к вражеской базе.
Фишер: Предпоследний штурм базы, который еще удалось отбить.

Против рейнджеров я строю дозорную Autoblind и несколько отрядов берсальеров. Пушки тем временем продолжают работу, американские казармы в очередной раз горят синим пламенем, однако это не мешает чертовым янки бросить на меня очередную волну солдат. Встречать их уже нечем, казна пуста, средств нет. С левого фланга прибегают остатки разгромленных берсальеров, Autoblind догорает в кустах, а прямо по центру валят американские «Першинги» вперемежку с рейнджерами, сметая остатки танковой армады. Остается запеть итальянский гимн и приготовиться сопротивляться до последнего. Увы — недолго.

Грабский: «Росомахи» уничтожены подавляющим огнем противника, но моя пехота забежала в лес, весьма удобно для меня простирающийся до самой базы Семена. Под защитой плетущихся сзади тяжелых танков «Першинг» рейнджеры врываются на вражескую базу и быстро захватывает ключевые здания.

Спите спокойно, граждане, не зря вы голосовали за увеличение военного бюджета! Морская пехота США установит демократию во всем мире, защитит ваши священные и неотъемлемые права и надерет задницу любому диктатору. А тебе, мой дорогой избиратель, все это покажут по кабельному всего за 99 долларов в месяц.


Разбор полетов

Грабский: Итальянцы в R.U.S.E. — слишком предсказуемая нация. Воевать с противником, планы которого известны, значительно легче. Ставка на противотанковые подразделения оправдала себя. Пока Семен понял свою ошибку, я заполучил стратегическое преимущество.


Фишер: Я допустил две ошибки. Во-первых, не стоило упорствовать в попытках задавить центр врага дешевыми танками — в момент появления на поле боя «танкоубийц» нужно было удовлетвориться достигнутым и быстро отступить. Во-вторых, не следовало делать ставку на дальнобойные пушки. Их хорошо применять, когда имеешь укрепленную оборону. А я своими руками лишил себя средств на перевооружение. В итоге у Вячеслава оказалось достаточно времени на организацию штурма, и возмездие настигло меня незамедлительно.


ФИНАЛЬНЫЙ СЧЕТ
2 1
ПОБЕДА ВЯЧЕСЛАВА ГРАБСКОГО

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.6
проголосовало человек: 61
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования