КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХРОНИКИ ВИРТУАЛЬНЫХ МИРОВВИРТУАЛЬНЫЕ МИРЫ

Автор материала:
Тимур Хорев
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№6 (67) июнь 2007
вид для печати

World of Warcraft
Тропа войны идет через Награнд

Жанр:
Издатель:
Blizzard Ent.
Системные требования:
PIV-1.2GHz, 256MB, 32 MB video, 56k (PIV-2.4GHz, 512MB, 256 MB video, broadband)
Адрес в сети:
Рейтинг: 98%

Эльфийка соскользнула с грифона на зеленый дерн. Шаткий кусок земли размером в несколько шагов висел в нескольких сотнях метров над озером Солнечного Ручья. Была полночь, и в тишине под потемневшим небом, под звездами и редкими облаками, под сиреневыми магическими струями, пересекающими зенит, тихонько потрескивал уютный костер. Если присмотреться, можно было заметить, как медленно ползет в вышине, закрывая полнеба, незнакомая планета.


Огонь был разведен под раскидистой кроной раздвоенного дерева. Герои обнимались — улыбки, возгласы: «Привет! И ты тоже здесь? Рад тебя видеть, старина. Очень рад». Здесь же у костра готовили бифштексы из мяса местных козлобаранов. Обменивались едой, магической водой, выпивкой и последними новостями.

Вода и небеса

У самого ствола стоял столбиком уже порядком осовевший друид Халадор,
World of Warcraft     скриншот, 146KB
Город-остров Халаа — спорная территория Награнда. Каждый день здесь проходит десяток мелких сражений и крупных штурмов.
зыркая на вновь прибывших из-под кустистых бровей. Глаза колдуньи Эмерей были надежно прикрыты фиолетовыми стеклами магических очков. На краю обрыва я увидел гнума Руфиса, который прилетел сюда прямиком с Арены — просто чтобы немного развлечься: «Я ко всему готов, клянусь Гномереганом. Абсолютно ко всему! Что ты пьешь?»

У эльфийки с собой был бледный эль с гномьего пика Гнезда, но Руфис и слышать об этом не хотел. «Ну нет, это не годится для встречи старых друзей в небе. Ром «Черная метка» из пиратских заливов Танариса! Контрабандный товар!»

На краю обрыва сгрудились несколько героев. Они поглядывали на поверхность воды далеко внизу, потом один за другим, солдатиком, раскинув руки, начали прыгать вниз. Первым к надиру ушел незнакомый паладин. За ним последовал маг, плавно спускаясь под «перышком». Когда в воде озера Солнечного Ручья плескались уже пять героев, началась возня и вопли — кажется, команда привлекла внимание волновиков, озерных духов. Выбравшись на берег, «группа пловцов в полосатых купальниках» столкнулась с местными бандитами из драэнеев, которые неспешно грабили деревушку у озера и были возмущены вмешательством.

— Ты тоже приходишь сюда, чтобы оттянуться после Арены? — спросил меня гнум. — Или, может быть, после Казарана?

— Нет, — ответила эльфийка. — Я уже давно в тени. Я здесь вроде как фотограф.

— Что, правда? И на кого ты работаешь?

— На «Гатжетзанские новости».

Карлик захихикал:

— И что ты собираешься снимать? Прыгающих в воду паладинов?

Эльфийка кивнула, сделала паузу и попыталась напустить на себя зловещий вид.

— Скоро в Награнде должна разразиться большая война. И моя задача — заснять сражение во всех ракурсах.

— Какая война? — спросил гнум.

— В Награнде. За город Халаа.
World of Warcraft     скриншот, 120KB
Пока эльфийка воюет в Награнде, маленький гнум тренируется на людоедах. Ему надо расти.
Все организуют «Черные паладины». В плане — гибнущие герои, отступление, восставшие из мертвых колдуны на черных лошадях, жуткие тролльи морды над телами павших — и все такое в этом духе. Ты разве не в курсе?

И эльфийка снова хлебнула ром. Гнум слегка переменился в лице.

— Наверное, не стоило тебе про это говорить, — пожала плечами Тимона. — Вроде как об этом всем известно. В тавернах Шаттрата только об этом и слышно. Все ордынские гильдии присоединяются к «Черным паладинам». В Гарадаре у них должны собраться полсотни вооруженных до клыков орков. Альянс готов к кровопролитию, но их будет слишком много, и город мы не удержим.

— Ничего себе! — возмутился гнум. — И это в мирном Награнде? Поверить не могу! Почему? Почему Орда не может жить с нами в мире? Они что — не уважают нас?

Эльфийка пожала плечами:

— Дело не только «Черных паладинах». Группы рубак Альянса уже собираются здесь, замаскировавшись под приключенцев и смешавшись с ними. В нужный момент они выманят всех местных боссов на города! Все стражи Телаара в панике.

— Да что же происходит с этим Награндом? И здесь сражения, и здесь вечный бой с орками... Где спастись от этой Орды?

— Только не здесь.


***

Я зря взорвал бедному гнуму мозг своими мрачными пророчествами. У нас на US Scarlet Crusade Орда очень редко прикладывает серьезные усилия к тому, чтобы заполучить городок Халаа. Правда, в тот вечер они все же напали. Но небольшими силами и не сразу.

Земля ветра

Награнд — единственный неплохо сохранившийся осколок былого Драэнора, древняя земля предков, священное для орков место. Резкий контраст с красными небесами полуострова Огня или чуждыми на вид синими пейзажами Зангарских болот. Здесь, наконец, уставшие от первых уровней Внешних земель путешественники обнаруживают привычное дикое зверье, а не птичий базар Террокара.

Всего в трех областях на обломках Драэнора встречаются естественные водоемы, и Награнд — один из них.
World of Warcraft     скриншот, 147KB
Монстры, живущие на просторах Внешних земель, редко присоединяются к PvP-сражениям. Но иногда кто-нибудь из них может прицепиться.
И деревья, и травяной покров — все здесь напоминает об оставленных далеко позади землях Азерота. Раньше бытовало мнение о том, что земли орков с самого начала времен были похожи на рыжий Дуротар, засаженный грибами. Как видите, это не так, а зеленый цвет кожи орков — скорее всего, покровительственная окраска.

Если отправиться сюда по дороге из Зангарских болот, трудно не заметить лагерь охотников Хемета Несингвэри, знаменитого натуралиста из мыса Шипа. Он как-то странно раздвоился — остался в южных джунглях Азерота и с парой человек отправился в Награнд. Един в двух лицах.

Сюда Хемет отправился, конечно же, на охоту — за козлом Бак-Лором, за Бантар, могучим животным, напоминающим знаменитых банта с Татуина. Вдобавок он не прочь добыть части тела гигантской птицы из западных пределов Награнда. Лагерь со знакомыми серыми палатками он разбил у дороги. Рядом с автором лежит книга «Зеленые холмы мыса Душащего Шипа» — ее можно наконец перечитать без помех.

Прежде чем отправиться по заданию охотника за трофеями, героям придется хорошо потрудиться, десятками истребляя быков с раздвоенными копытами, птиц и козлов системы «талбук». Работа эта скучная, но знакомая по мысу Шипа (помните тигра Бангалаша и черную Багтеру?), а опыт за зверей капает немалый. Вот только козлы любят пристально смотреть, а потом без предупреждения бодаться, сбивая с ног. Одно слово — глупые животные.

Не любят эти копытные и самого Хемета Несингвэри — иногда они группами нападают на лагерь. Тогда, услышав крик охотника: «Они собираются на нас напасть!» — за топоры берется хмурый таурен Шадо.

Лишь мертвая девушка Марша не реагирует — она слишком занята ремонтом своего летательного аппарата и торговлей инженерными вещицами. Интересно, была ли Марша мертвой до того, как ее самолет врезался в землю? И что вообще здесь делает гномий летательный апарат? «Мы бы не упали, если бы во время охоты с воздуха Хемет не целился прямо сквозь элероны», — грустит Марша. Возможно, второй проблемой в полете стали две змеи, которые теперь ползают по фюзеляжу и неплохо себя чувствуют.


По большому счету, Хемета Несингвэри интересуют не птицы и не копытные животные, а слоны. Один конкретный слоник по прозвищу Бивень, живущий на южных холмах, недалеко от города Телаар.

Смертельная яичница

Городок Телаар. Здесь живут драэнеи — низкорослая раса куренай, в просторечии «Сломанные» или «три щупальца в спине». Куют железо, тренируются в кулачных боях, катаются на слониках и раздают задания.
World of Warcraft     скриншот, 147KB
Голодный гронн подошел к мосту. Против него — стражник Телаара, и дни великана-циклопа сочтены.
Они даже не возражают против присутствия гнома Джонса «Дробовика», беглеца из лагеря Несингвэри.

Именно с линейки квестов из Телаара начинается охота на великана-циклопа, Дурна Голодного. Циклоп бродит кругами вокруг крупной белой скалы Оша-Ган — прямо по загадочным рисункам стометровых размеров, выдавленным в почве. Скала эта похожа на меловую, но на самом деле это гигантский бриллиант — самый крупный драгоценный камень, возможно, во всей вселенной. Орки поклонялись ему с древних времен — на орочьем языке «Оша-Ган» значит «гора духов». И теперь призраки орочьих предков неспешно идут по дороге с северо-востока через Халаа к алмазной скале. Их может увидеть любой.


Сам же Дурн — представитель расы гроннов, повелителей людоедов. Его родственнички — Груул, Гок, Горгром, Груллок и Маггок — расселились по всем Внешним землям, но Дурн — самый страшный из всех. И самый голодный. Воевать с ним имеет смысл большими силами — классической группой из пяти персонажей с ярко выраженным танком и целителем. С Дурном биться тяжело. Но награда того стоит. Скажем просто: за такие синие вещички можно сразиться хоть с дюжиной злых, голодных и вонючих гроннов.

Не всегда на обширных пространствах Награнда попадается воин или друид, готовый танковать голодного Дурна. Тогда на помощь может прийти опытный охотник, специалист по воздушным змеям. Таскать за собой монстров — тонкое искусство, и охотники, им овладевшие, могут творить настоящие чудеса. По слухам, недавно, например, один из них в одиночку победил синего дракона Азурегоса. А Теремуса из проклятых земель охотники таскают змеем уже давно.

Голодного Дурна охотник может подстеречь, когда тот будет проходить поблизости от города Телаар. Верного зверя придется принести в жертву — но сам охотник пешком успеет добежать до моста перед городом. Встретившись лицом к лицу со
World of Warcraft     скриншот, 122KB
Адские стражи колдунов очень выделяются в любом сражении. И сильно мешают нам, священникам, нормально работать.
стражами Телаара, Дурн оказывается не таким уж и страшным. Те складывают его перед мостиком за считанные секунды. Если класс позволяет отбежать далеко, победить Дурна не трудно. Возможно, справиться с этим гигантом подобным способом сможет даже паладин.


К востоку от Телаара — холм, где живут несколько людоедов. Драэнеи имеют на их счет однозначное мнение — нечего им тут делать. Просто, понимаешь, пришли и обосновались у города. Не выйдет! «Эльфийка, разберись с ними и доложи».

Большой и страшный людоед Глыба спит у костра. «У него есть имя! Он сбросит что-нибудь интересное!» — с этими мыслями эльфийка храбро напала на него. Он проснулся и начал храбро сражаться, а потом, ослабнув, сел на землю и сказал:

— Ну, чего пристала, хулиганка? Поспать не дадут голодному людоеду!

Племя Кулаков-Булыжников пришло под стены Телаара не от хорошей жизни — их выгнали с родных земель людоеды-конкуренты с севера. Если есть желание разобраться в хитросплетениях и людоедских интригах, можно попробовать себя в роли тайного агента племени Кулаков-Булыжников и спровоцировать войну между занявшими север племенами.


Но самый интересный персонаж в этих местах — гоблин-изобретатель Вазат («Чиво»). Он изобрел прибор для прыжков на десятки метров в высоту — Jump-a-tron — и теперь с его помощью пытается добраться до вкусных яиц, которые отложила в гнезде на дереве крупная хищная птица.

Если собрать для гоблина несколько порций стихийного воздуха, он даст герою возможность попробовать прыгучий механизм в действии, а заодно принести из гнезда белое с синими крапинками яйцо. Все работает прекрасно — герой взлетает на полсотни метров и плавно приземляется. Но в гнездо так не попадешь. Надо точно подсчитать момент и сбросить с себя эффект медленного падения. Если повезет, можно приземлиться в гнездо. Если нет — что делать, земля далеко внизу, и она очень жесткая. Хорошо, что кладбище рядом.

 147KB

Даже если удастся забраться в гнездо и утащить добычу, радоваться рано. На шум прилетит хозяйка гнезда, и она будет очень недовольна, увидев, что на ее потомство покушаются. В одиночку справиться с ней практически невозможно, и даже в группе не помешает иметь под рукой лекаря, чтобы латать дырки от острого клюва.


Гоблина можно понять — он гурман и предпочитает яйца птицы Рок. Но даже без птиц в Награнде найдется, что пожевать. В озерах ловится синяя рыба, из которой можно приготовить блюдо, которое поможет на время усилить не только силу духа, но и магический урон. Другая рыба, которая тоже ловится в местных озерах, поможет увеличить ловкость и силу духа. И все — на целых полчаса!

Жареное мясо гигантских парнокопытных увеличивает силу. И лишь бифштекс из козлов-талбуков действует на героя традиционно — прибавляет здоровья.

Все четыре рецепта можно совершенно свободно купить в Телааре у прекрасной Урику. Вот и спрашивайте теперь — почему всем так нравится Награнд? Просто потому, что здесь можно пожарить и съесть все, что движется!

Город — четыре моста

На северо-востоке, на берегу озера и водопадов Небесной Песни, стоит твердыня Орды — Гарадар. Здесь живет удивительное племя смуглых орков с коричневой кожей — маг-хар. Мирные, склонные к медитации маг-хар
World of Warcraft     скриншот, 147KB
Орда захватывает город, помешать мы не в силах. Но мы обязательно вернем Халаа, исконно драэнейские земли.
не поддались чарам демонов и всем скопом остались на светлой стороне. Гарадар — огромный по сравнению с Телааром город, он очень красив. Правят им сыновья очень известных персон истории этого мира — Гаррош Адский Крик и Джорин Мертвый Глаз (ибн Килрогг). Что самое забавное, кожа у них тоже коричневая. Может, «плохих» и «хороших» орков действительно можно различать по цветам? Или орков красит пигмент, попадающий в здешнюю еду?

На противоположной стороне озера Небесной Песни — священное место для всех шаманов, точка сосредоточения силы — Трон Стихий. Здесь прямо в лужах дежурят четыре представителя Земного Круга (для шаманов эта организация — то же самое, что и Круг Ценария для друидов). Четыре огромных стихийных духа — огненный, водяной, каменный и воздушный — не нападут на заблудшего приключенца, а наоборот, одарят его квестом.

Как раз между двумя городами — Гарадаром и Телааром, чуть восточнее, и находится то место, ради которого в Награнде собираются бойцы Альянса и Орды. Это Халаа, город четырех мостов.


Об истории спорного города известно немного. Лишь характерная архитектура драэнеев ясно дает понять, чьим он был изначально. Потом в Награнд пришли эльфы крови (кажется, они охотились за алмазным порошком с Оша-Ган), и началась катавасия.

С точки зрения географии, город Халаа должно быть очень легко оборонять. Представьте себе огромную пропасть — внизу плещется озеро, а в середине стоит остров — большая столовая гора. Ее верхушка вровень с внешними обрывами, и попасть в город посуху можно лишь через четыре висячих мостика.

Охраняют город в любое время дня и ночи пятнадцать стражей-драэнеев с труднопредставимым количеством здоровья — за миллион HP. Казалось бы, все просто замечательно — Орде не прорваться! Альянс может спокойно сдавать местным ученым алмазную пыль в обмен на ценные исследовательские жетоны (к примеру, восемь жетонов потом можно обменять на сумку, в которой 18 посадочных мест).

Но что сделали хитрые эльфы крови? Они расставили вокруг города четыре взлетных площадки, с которых могут стартовать мантикоры, груженные бомбами. Каждый, кто оседлает такую мантикору, получит десять бомб, которые очень плохо сказываются на здоровье обороняющего город Альянса, но особенно плохо — на тех самых охранниках.
World of Warcraft     скриншот, 148KB
Халаа. Аэрофотосъемка. Хорошо видны четыре моста над озером. Точки взлета бомбардирующих мантикор находятся как раз там, где мосты соприкасаются с внешними обрывами.
За один круг можно прицельно выбросить «за борт» шесть-семь бомб. Несколько налетов, взрывов, и охранник гибнет, несмотря на свои миллион HP (если, конечно, метко попасть).

Чтобы не оказаться под градом бомб, обороняющие могут выходить через мостики из города и уничтожать гнезда мантикор, взрывая запас взрывчатки и подстерегая тех, кто уже вылетел со смертельным грузом. Но «отремонтировать» взорванную мантикору можно за считанные секунды, «аэродромов» четыре по сторонам света. Было бы у атакующих желание — бомбы найдутся.

Когда все пятнадцать стражей гибнут, у штурмующих есть час до их возрождения. Захватить город можно быстрее — надо только сгрудиться вокруг вертикального бревна с флагом и храбро встать вокруг на виду у честного народа. Через несколько минут взвеется другой флаг, и в городе появятся новые пятнадцать стражников — это будут уже эльфы крови. А вместе с ними — все торговые NPC, пункты приема алмазной пыли и военных жетонов (их герой получает «из воздуха», когда добивает врага в самом городе или рядом).

За достаточно скромную сотню военных жетонов можно бесплатно получить быстрого и гордого верхового козла. И это уже не говоря об отличных боеприпасах для охотников, халанском виски для победителей и синим поясам со штанишками для всех классов. Если город захватит Орда, исчезнут все торговцы и менялы Альянса, а стража атакует рассеянных путешественников еще на мостах. И придется уже Альянсу устанавливать мантикор на аэродромы, чтобы бомбить город.

Подлетное время от столицы двух миров, города Шаттрат, — две минуты. За город Халаа дерутся. Не только за ценности и жетоны, но и за престиж. И еще потому, что более интересного «уличного» PvP в игре не было со времен знаменитых сражений за Таррен Милл и Южный Берег.

Тора! Тора!

В этот раз Орда пришла громко. Четыре взлетные точки для мантикор на карте загорелись красным почти одновременно. Количество стражей не изменилось, но все понимали: где-то там, на острове, падают на их головы бомбы, снимая миллионное здоровье сразу десятками тысяч.

Такое случается нечасто. На нашем сервере соотношение Альянса и Орды — два к одному. Не самый страшный перекос — бывают и более дикие варианты. Но два героя — это все-таки два героя против одного. В «уличном» PvP количество имеет значение — и в старом Силитусе, и на севере Лордаэрона, в зачумленных землях индикатор PvP-ситуации большую часть времени синий. Альянс владеет башнями, получает Благодать Ценария, Эхо Лордаэрона и небезызвестные пятипроцентные прибавки к урону во Внешних землях.

О том, как живется при дисбалансе на PvP-серверах, даже говорить не буду — слезы наворачиваются на глаза. Как-никак эльфийка и паладин родились и выросли мрачных и порочных мирах разнузданного «ганка».

World of Warcraft     скриншот, 148KB
В Зангарских болотах для захвата центральной башни нужно принести к ней флаг. Флагоносца-мертвеца охраняет демон.

В условиях постоянного военного и морального давления со стороны Альянса Орда понемногу усваивает партизанскую тактику. В атаку ходит по ночам, малыми группами. Встретив сопротивление, ордынцы, видя превосходящие силы, отступают, чтобы, сделав паузу, повторить попытку. Иногда они просто пытаются с разбега взять башню в одиночку. Как-то раз на полуострове Адского пламени эльфийка отправилась проверить — кто это такой хороший захватывает у Альянса стадион и Горбатый холм? Группа головорезов? Какой-нибудь колдун-переросток? Протухший разбойник с острыми кинжалами?

На трибуне стадиона в окружении четырех тотемов сидел грустный тролленок-шестидесятник. Он заметил нависшую над ним тень — темного священника на боевом грифоне — но не дрогнул. Ибо тролли не бегут от опасности! Однако ордынцы часто хитрят, выставляя беззащитного героя в качестве приманки. Вполне возможно, рядом с ним торчали в невидимости два разбойника и ждали, пока кто-нибудь не спикирует на легкую мишень.

Эльфийка не тронула тролленка. Все-таки бить того, кто младше на десять уровней, — не совсем честно. И потом... вдруг там на самом деле были разбойники?

Нервное это дело — сидеть в одиночку и захватывать собственной тушкой башню или другую PvP-цель. Я, вот тоже стою как-то, возвращаю родному Альянсу Горбатый холм. Хочется растаять в тени — а нельзя. По правилам, героя должно быть видно, иначе его тушка не будет работать на захват. И вдруг откуда не возьмись выпрыгивает на меня крутой охотник со зверем наперевес. Половины здоровья как не бывало, а страх ордынец пересилил, пока его зверь в ужасе бегал от моего психического вопля. Орк заученным движением поставил прямо перед моим носом ледяную ловушку. Эльфийка заметила ее, перескочила и спрыгнула в овражек. Так огородами и ушла.


Когда поднимается тревога вокруг города Халаа, когда число стражников убывает на глазах, Альянс поднимается на бой как один человек... или не поднимается. Или в бой вступает один человек. Трудно предсказать, как быстро раскачаются герои. Иногда город успевает перейти в руки врага, а порой Орде дают по когтистым лапам сразу же.

Судя по тому, что бомбежка началась сразу с нескольких сторон, действует как минимум слаженная группа, а может, и рейд. К спорному городу сбегаются и слетаются первые любопытствующие. Среди них те, кто оттягивался на небесном пикнике. Город Халаа отлично виден со стороны озера.

Эльфийка в прыжке седлает грифона и мчится к городу. Пока она не вступит в бой, напасть на нее невозможно.

Мы делили Халаа

Над городом медленно и торжественно летают мантикоры. На драэнейскую стражу сыплются бомбы — их ордынцы метают прицельно, радиус взрыва невелик. В живых остался десяток стражников, но и у них здоровье уже не то.

Ордынцы знают, что времени до того, как Альянс накопит силы, у них немного. Еще несколько минут, и их сметет мощный «зерг», а начать беспокоить фланги Альянс может уже сейчас. На моих глазах разыгрывается интересная комбинация —
World of Warcraft     скриншот, 149KB
Сгрудившись у флага, ордынцы заранее празднуют победу. Скоро город перейдет в их руки.
на головы охранникам падает эльф крови и увлекает всех за собой на мостик. Эльфа быстро добивают, но пока он держится из последних сил, над мостиком гуськом проплывают мантикоры. Бомбы, взрывы, огонь по скоплению драэнеев. Все стражи погибли, город беззащитен.

Орда не спешит собираться у флага, где их уже ждут наши герои. Еще несколько последних бомб падают на голову тем, кто решил, что на площади оборонять Халаа будет сподручнее. Оказаться в радиусе взрыва — неприятно, хотя чаще всего не смертельно. На тех, кто еще не вступил в бой и не обзавелся значком PvP, взрывы вообще никак не действуют.

Группа захвата врывается в город с мостиков и падает на головы защитникам с неба. Человек восемь. Из них пятеро — семидесятые. На площади — полный бардак из разноцветных имен, беготня и вспышки. Сквозь туман мчится, уподобившись сайгаку, одинокий адский страж с секирой. У защитников есть небольшое преимущество — кладбище здесь же на острове, бежать до тела два шага. Но уже через минуту становится ясно — площадь мы теряем. Последний оплот, последняя надежда. Маленьким укором лежит у флага трупик Руфиса. Мертвые ночные эльфы, люди... незнакомый паладин.

А вокруг бревна, который кто-то поставил вертикально и обозвал флагштоком, скачут, летают и крадутся они, ордынцы — цвет Гарадара. Преимущественно зеленый. А вот бегает обнаженный эльф крови. Второго уровня. Зачем его сюда затащили? Может, нынче модно таскать с собой такие талисманы?

Эльфийка двинулась вперед, делая снимки и переступая через тела. Альянс потерпел поражение. Флаг на бревне вспыхнул облаком дыма и посерел. Пока здесь безопасно, но уже через пару минут, когда Халаа станет пригородом Гарадара, вокруг появится больше дюжины злых кровожадных эльфов — и у каждого здоровье на миллион.

Так и случилось в этот раз.

На честном слове и на одном крыле

Халаа принадлежит Орде — новая геополитическая реальность. Толпа с желтыми именами рассыпалась по NPC. Им нужно обменять скопившиеся жетоны (счет может идти на сотни) на ценные вещи и ездовых козлов, закупиться боеприпасами,
World of Warcraft     скриншот, 147KB
Летая на мантикорах над городом, мы сбрасываем на головы защитникам бомбы. Достается и Орде.
починиться и приготовиться к контратаке. Они знают, что надолго город у них не задержится. Слава тем, кто осмеливается брать города, зная, что триумф может так же быстро обернуться полным разгромом!

Эльфийка, отбросив нейтралитет, записывается в группу реванша. В Халаа бегает не меньше дюжины героев Орды. Альянса пока мало, но уже очень скоро нас станет больше. Так всегда бывает. Пока что действуем тихо. Теперь ордынцам придется поиграть в веселую игру «где-спрятался-негодник-эльф-осмелившийся-нас-бомбить».

Мы сажаем на точке старта мантикору, отправляем кого-нибудь на круг бомбежки, а сами прячемся. Если приходят два ордынца взорвать наших мантикор и подстеречь бомбиста, мы скажем им дружно: «Привет, вот ваша панама!»

Если придут сразу пятеро — ничего страшного, мы же эльфы. Пусть не зеленые и плоские, однако же мы стоим на травке, и нас не видно.


Мантикора летит раздражающе медленно — и по своей собственной траектории, вбитой в ее маленький мозг раз и навсегда. Эльфийка вынимает из вещмешка бомбы одну за другой и аккуратно рассеивает их по головам защитников города и стражей-NPC. В первую очередь ищем «миллионщиков» — они важнее и двигаются более предсказуемо. Орки же с троллями могут побежать куда угодно. И вообще, они могут парить поодаль, недоступные и гордые.

В конце пути меня могут ждать злые ордынские морды. Бандиты, как водится, и кинжалы. Копыта и рога диких друидов. Если не оглоушат сразу ударом по почкам, если удастся, попав под прицел, выжить в течение хотя бы трех-четырех секунд, у эльфийки еще есть возможность спастись или хотя бы разменяться на затраченное время. Надо просто шагнуть к обрыву и сыграть в Катерину. Высота немаленькая — но запас перьев карман не тянет. Левитация — это очень хорошо. Но, с другой стороны, внизу обычно озеро, и иной недогадливый ордынец может прыгнуть следом за эльфийкой и попытаться добить ее уже внизу, среди зеленых водяных духов.


World of Warcraft     скриншот, 133KB
Здесь, в долине Теневой Луны, много драконов. Некоторых приходится сбивать на лету, приманив к земле.

Параллельно с воздушным штурмом начинается возня на мостиках, разделяющих точки взлета-посадки и собственно остров Халаа. Тесно, шумно, но весело — побеждает тот, у кого заклинание или пуля дальше бьет. Кто высунется, попробовав перейти в ближний бой, тот сразу же попадет в прицелы и быстро поймет свою ошибку. Атакующим бежать с кладбища далековато.

Контролировать все четыре аэродрома защитникам очень трудно уже по той простой причине, что их четыре, и они далеко друг от друга. Даже если патрулировать их на скоростном грифоне и вовремя наводить своих на обнаруженного врага, помешать сделать перед смертью хотя бы один круг почета, храбрецу помешать нельзя, если только не выставить патруль из двух-трех героев у каждого аэродрома.

Поэтому здоровье у стражей Халаа падает с каждой упавшей бомбой. Наш рейд все сильнее, и через несколько минут нестройная толпа Альянса врывается на площадь Халаа. Идет негласная конкуренция за гибнущих ордынцев — кто нанесет смертельный удар, тот и получит заветные жетончики.

Пару раз контратаковав для приличия, Орда сдается. Она придет снова — когда-нибудь.

И вновь все возвращается на круги своя. Халаа принадлежит Альянсу. Рейд взаимно поздравляется и разбредается по делам. На площади города вновь стучат копытца пятнадцати драэнеев в доспехе с золотым орлом на правом плече.


***

В Награнде наступает утро. По земле ползут, укорачиваясь, тени от парящих островов. Лучи солнца пробиваются почему-то из-за северо-западных гор.

Но эльфийки здесь уже нет. Она ушла на восток, променяв неприрученные красоты Земли Ветра на темные небеса долины Теневой Луны. Говорят, что здесь живут призраки, неприрученные и невидимые обычному глазу духи прошлого. А паладин Зорус разыскивает сведения о самом Тероне Кровавом Изверге, предводителе рыцарей смерти. И чтобы узнать их, эльфийке придется надеть призрачные очки и сказать: «Да, я вижу мертвецов!»

Но это будет уже совсем другая история.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.3
проголосовало человек: 193
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования