КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ДУЭЛЬНЫЙ КЛУБ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№8 (81) август 2008
вид для печати

Supreme Commander: Forged Alliance

Жанр:
Разработчик:
Gas Powered Games
Издатель:
THQ
В России:
Бука
Адрес в сети:
Сетевые режимы:
интернет, локальная сеть
Игра:
Рейтинг: 91%
Дополнение:
Рейтинг: 80%

Скажите, из кого получались лучшие полководцы в истории — из тех, кто умеет отдавать двести пятьдесят приказов в минуту, или тех, чьи команды служат частью общего стратегического плана? Крис Тейлор придерживается второго мнения, доказательством чего служит его стратегия SupremeCommander. Своим появлением эта игра сделала буквально прорыв в жанре RTS, показав, как правильная работа над интерфейсом может в корне изменить игровой процесс. «Защелкать» врага мышкой, победив за счет более высокого микроконтроля даже при ущербной стратегии, здесь почти невозможно, зато простор для творчества в вопросах изведения ближнего своего невероятен. И нет ничего удивительного в том, что эта замечательная игра, обзаведясь дополнением ForgedAlliance, оказалась на страницах «Дуэльного клуба».

Уроки для верховных главнокомандующих

Давайте кратко пробежимся по тем правилам игры, которые отличают ее от множества братьев и сестер по жанру RTS.

Начнем с принципа масштабируемости. Мини-карты в игре нет — но это нисколько не мешает играть, даже напротив. Одним движением колесика мыши мы можем поднять камеру из почти наземного положения на высоту спутников-шпионов, чтобы окинуть всю карту орлиным взором. Модели техники при этом, естественно, заменяются на условные обозначения — но для каждого типа войск обозначение свое, так что запутаться в тысячах одноцветных точек игроку не грозит. В динамичных дуэлях управление зачастую целиком осуществляется с максимального удаления. Не стали исключением и бои Дуэльного клуба.

Чтобы игрок не доводил мышь до белого каления сотнями щелчков в минуту, в игре реализован принцип очереди задач. Выделив игровую единицу и зажав клавишу Shift, игрок может отдать сколько угодно приказов, которые будут выстраиваться в очередь и даже отображаться на карте (в виде разноцветных линий или, например, силуэтов построек). Более того, даже время выполнения каждого приказа игра услужливо рассчитывает и отображает. Удобно? Не то слово.

Что у нас с ресурсами? Их всего два — энергия и материя, — но экономика от этого не становится простой. Игроку нужно постоянно следить за балансом ресурсов (он указывается положительным или отрицательным числом), не допуская пере- или недопроизводства. Вы в глубоком «плюсе»? Стройте заводы, технику, стационарную оборону — словом, не давайте лишним ресурсам уходить в пустоту. Если же вы в минусе, все намного хуже: строительство работает с замедлением, а силовые щиты то и дело норовят отключиться. А ведь добиться идеального баланса добычи нелегко — практически каждое здание что-то производит и что-то потребляет.

Базы в Supreme Commander часто имеют ярко выраженную симметрию — крупные постройки окружены плотными рядами небольших ресурсодобывающих построек. Делается это отнюдь не для эстетства. Дело в том, что в игре работает принцип смежной постройки. Ресурсодобывающее здание, расположенное вплотную к оборонительной или строительной структуре, снижает ее потребление энергии или материи, ослабляя нагрузку на экономику.

Скажем два слова о войсках. Первым делом обращает на себя внимание масштаб происходящего — самые легкие боевые единицы «в холке» доходят до верхушки пальмы, а уж экспериментальной технике в прямом смысле слова море по колено. Когда же сходятся в битве десятки танков и самоходок, а камера парит где-то в облаках, легко убедить себя, что техника в игре отличается только названиями. Но если вникнуть в игровые правила, станет очевидно, что различий между боевыми единицами намного больше, чем кажется при первом знакомстве. И дело тут в тонкостях, исследование которых приносит уйму удовольствия. Доходит до того, что порой даже низкий профиль тяжелого танка делает его практически бесполезным в горах — любая неровность мешает ему вести огонь. И таких тонкостей примерно столько же, сколько боевых единиц в игре.

О, мы чуть не забыли про визитную карточку Supreme Commander — «гигантских человекоподобных роботах», именуемых здесь командующими. Командующий — это не просто боевая единица с талантом к строительству. Это воплощение игрока на поле боя. Недаром же большая часть сетевых игр проходит по схеме с кровожадным названием «Убийство» — это значит, что победа засчитывается только в случае уничтожения вражеского командира. И нет ничего удивительного, что все бои в Дуэльном клубе проходили именно по правилу убийства командира.

Дуэлянты об игре

Константин Закаблуковский

Верстальщик и журналист. Предпочитает ролевые и стратегические игры, но не оставляет без внимания хороших представителей других жанров. Особенно ценит глобальные стратегии за сложные многоходовые комбинации и те игры, где путь к победе начинается еще до старта партии. Даже в самых тяжелых ситуациях сохраняет хладнокровие и стремится переломить партию в свою пользу.

Год рождения: 1979

Образование: машиностроение

Игровой стаж: 17 лет

Supreme Commander хорош, прежде всего, тем, что исход партии зависит от принятых стратегических решений, а не от правильного размещения здания и эффективного прокладывания пути каждому своему бойцу или, тем более, строителю. Но при этом иногда приходится спускаться с небес стратегического командования на землю и лично вмешиваться в происходящее — именно сочетанием контроля над полем боя в целом и над войсками на отдельных участках можно добиться самых впечатляющих успехов.

Олег Казанцев

Программист и, волей судьбы, журналист. Хранит преданность настольным играм, которые ценит главным образом за гибкость и богатство возможностей. В компьютерных играх тянется к ролевому и стратегическому жанру. Особенно любит, когда игровая динамика не мешает наслаждаться красивыми ходами и сложными комбинациями. Сильные стороны — готовность рисковать и талант к мелким пакостям. Слабые стороны — самоуверенность и бесхозяйственность.

Год рождения: 1988

Образование: информационные системы

Игровой стаж: 9 лет

Не буду скрывать, Supreme Commander стал для меня откровением. Я всегда любил RTS, но необходимость раздавать приказы каждому отдельному бойцу сильно портила мне удовольствие от игр этого жанра. А вот «Верховный главнокомандующий» продемонстрировал, что не перевелись еще в мире люди, убежденные, что задача полководца — осуществлять стратегическое руководство операцией, а не водить каждого солдата за руку. А для этого самого «стратегического руководства» тут есть все — и великолепный интерфейс, и отличный баланс, и разнообразие тактик, и планетарные масштабы. Подать мне сюда личного робота!

Бой 1. Роль случая в истории

Начальные условия
Карта: Wilderness
Константин
Закаблуковский
Олег
Казанцев
ОФЗ Эон

А где командующий?

х/ф «Тот самый Мюнхгаузен»

Казанцев: Первый бой состоится на довольно необычной карте под названием «Глухомань». Она разбита на множество островов, но водные просторы между ними невелики. На старте я сделаю ставку именно на бронетехнику, причем для этого мне не понадобятся никакие воздушные или водные транспорты. Стартовое преимущество мне принесет надежная рабочая лошадка армии Эон Иллюминат — легкий танк «Аврора», оснащенный антигравитационным двигателем и доступный уже на первом уровне технологического развития. А это значит, что моя техника, легко преодолев водные преграды, сможет поставить жирный крест на стартовом развитии оппонента. Больше ни одна раса галактики не имеет таких универсальных машин первого уровня, так что, думаю, на старте моему сопернику придется несладко.

Итак, план в дебюте игры ясен. «Авроры» удержат Константина на его острове, а я тем временем возьму под свой контроль все спорные месторождения материи на карте. Что будет дальше? Полагаю, победа за явным экономическим и военным преимуществом. Лишь бы все прошло гладко в самом начале.

Закаблуковский: Грядущее поле боя похоже на дельту реки или сложную систему ирригации. А значит, найдется применение не только наземным войскам и авиации, но и флоту. Но до флота еще надо дожить, ведь играть против эонов на такой карте сложно — у Олега будет преимущество за счет легких танков, движущихся по воде столь же легко, как и по суше. Но и мы не лыком шиты, особенность ОФЗ — самые «толстые» войска, и при прочих равных шансы победить в отдельном сражении выше.

В начале партии придется действовать быстро — на первых захваченных месторождениях возводить оборонительные укрепления и улучшать заводы бронетехники до второго уровня. А после первые танки-амфибии «Прибой», способные противостоять мелким «Аврорам», сойдут со сборочного конвейера. Не стоит забывать и про авиацию с ее огромной мобильностью — конструкторы зенитных установок эонов забыли прикрутить к ним антигравитационные двигатели.

Если игра затянется — построим небольшой флот. Ведь один корабль стоит в бою едва ли не десятка наземных и воздушных боевых единиц равного технологического уровня.

Мы делили острова

Казанцев: Итак, выброс энергии от телепортации главнокомандующего укладывает ели аккуратными рядами, а это значит, что партия началась. Из четырех возможных точек высадки мне достался юго-восточный остров. Минус — этот остров открыт всем ветрам. Плюс — с моими «Аврорами» это не критично. Главное, чтобы место высадки Константина располагалось не на одном из полуостровов — тогда скалы станут его естественной защитой против моих атак.

Казанцев: Война началась с выстрела «Авроры»

Карта довольно богата ресурсами — возле возможных мест высадки есть по пять источников материи, еще по четыре есть на двух центральных отмелях, да и в бесхозных углах есть чем поживиться. Это еще более укрепляет меня в мысли, что армию Константина надо любой ценой запереть на его базе — контроль карты даст мне подавляющее экономическое преимущество.

Итак, командующий отправлен в путешествие по злачным местам Глухомани — пусть над каждым из них возводит экстракторы материи, а постоять за себя в случае случайной встречи на старте игры он сможет. Первый инженер отправлен на возведение углеводородной энергостанции, источник для которой так неудачно расположен возле воды на отшибе от базы. Второй же строитель займется обнесением завода генераторами, ведь для реализации экономического преимущества энергии мне понадобится немало.

Но вот наконец на свет божий выходят первые «Авроры» — и сразу отправляются рыскать по центральным отмелям в надежде перехватить Костиных «колонистов». На юго-западной отмели оказалось пусто и одиноко, а вот на северо-восточной экипаж боевой машины заметил потенциальную жертву, бойко суетящуюся возле уже завершенного экстрактора материи. Как уже было однажды в истории, одинокий выстрел «Авроры» возвестил о начале войны.

Не удовлетворившись уничтожением одинокого инженера и всего того, что он, трудяга, понастроил, «Аврора» продолжила хулиганствовать — тем более что к ней уже присоединились товарищи. Слишком наглеть я не стал и ограничился полной зачисткой отмели — полутора десятками легких танков атаковать базу землян на северо-восточном полуострове было вполне возможно, но рискованно (одинокий командующий ОФЗ разнес бы такую атаку вдребезги), да и парочка рыщущих в небе бомбардировщиков для «Аврор» была слишком серьезным раздражителем. А потому — трубим отступление.

Закаблуковский: Раньше бы сказали: время — деньги. Но в нашем случае время — это территория. База Олега должна быть напротив, значит, есть возможность захватить не только свой остров, но и отмель через пролив. А дальше борьба начнется уже за ресурсы на севере и юге.

Закаблуковский: Обидчиков не нужно наказывать, достаточно просто испепелять.
Закаблуковский: В нашем нелегком деле главное — разведка.

Поскольку у нас нет наземных войск первого уровня, подходящих для этой карты, завод бронетехники произведет начальных инженеров и самоходные зенитные установки «Стрелец» — по разминочным партиям знаю, что мой оппонент любит ковровые бомбардировки.

Инженеры расползаются по окрестностям. Первый уходит в северо-восточный угол к одинокому месторождению, а после начинает патрулировать окрестные леса, охраняя их от браконьеров, а заодно и перерабатывая их на материю. Второй начинает строить углеводородную электростанцию, а на отмель отправляются третий (на южную оконечность) и четвертый (на северную) с приказами возвести по экстрактору и оборонительной турели.

Как показали последующие события, такой порядок действий был ошибкой... Добытчики-то они успели возвести, а вот с обороной вышел прокол — не хватило каких-то пятнадцати секунд до завершения строительства, инженеры уничтожены пришедшими одинокими «Аврорами», а вслед за ними экстракторы и так и не родившаяся оборона. Но проигрыш в локальной схватке, даже если это неудача в дебюте, — еще не поражение. На авиазаводе тем временем собираются два самолета-разведчика «Колибри», а затем на сборочный конвейер начинают поступать запчасти для нашего ответа эонским плавающим танкам — бомбардировщики-штурмовики «Испепелитель». Рядом командующий построил еще один сборочный цех для самолетов, где, разнообразия и пользы ради, будут производиться перехватчики «Циклон». А завод бронетехники закончил изготовление зениток и начал улучшаться до второго уровня.

Кое в чем я крупно ошибался — разведка донесла, что база Олега находится вовсе не на юго-западе, а на юго-востоке. Но расстраиваться некогда — тактика приносит первые плоды: наглецы получили свое от первого же штурмовика, а красиво плывущая группа сочла нужным ретироваться на свою базу.

Два тревожных звонка

Казанцев: Ударная группа выдвинулась навстречу командиру.
Закаблуковский: Урок первый — никогда не оставляйте командующего одного.

Казанцев: Пока что все идет в точности по плану. Враг лишился двух инженеров и четырех ресурсных построек (а на старте это довольно неслабая подножка всему развитию). Я же только усилился, накопив ударный кулак из легких танков. Главнокомандующий, уже установивший экстракторы материи в юго-восточном углу, послан на юго-запад — все так же застраивать все залежи материи.

Константин за неимением альтернативы наверняка перейдет на постройку авиации. Первые намеки на это, в виде бороздящих небесную гладь бомбардировщиков, уже были. Так что инженеры получают приказ — строить заводы бронетехники и авиации, по традиции обнося их генераторами. Для того чтобы ОФЗ не чувствовала себя хозяином воздуха, из ангаров выходят первые перехватчики, а второй завод бронетехники тем временем улучшается до второго уровня, чтобы приняться за постройку самоходных машин ПВО «Восход».

За планомерным обустройством базы я проворонил момент, когда десяток бомбардировщиков ОФЗ (к счастью, первого уровня) начал налеты на моего главнокомандующего, строившего экстракторы на юго-западной отмели. Вот и настал момент выводить на поле боя весь мой ударный кулак. Три десятка «Аврор» вместе с дюжиной «Восходов» выдвигаются на подмогу командиру, разрывные заряды «Восходов» уничтожают практически всю вражескую эскадрилью, а затем объединенное войско вновь выдвигается в сторону северо-восточной отмели, на которой наверняка уже начал заново обустраиваться мой противник.

Не скажу, что ответный огонь оборонительной турели второго уровня стал для меня сюрпризом. «Авроры», однако, и тут проявили себя хорошо — благодаря большой дальности стрельбы они довольно быстро сблизились с пушкой на дистанцию выстрела и снесли ее дружными залпами. Затем та же участь постигает расположенный рядом экстрактор — и заметно поредевшая танковая группа выдвигается на северную оконечность отмели, где проделывает в точности ту же самую операцию. Правда, на этом победные донесения закончились — «ударный кулак» к тому времени превратился в «тычущий пальчик», а подоспевшие на место разбоя Костины танки на воздушной подушке второго уровня уничтожили почти всех триумфантов, хотя и сами потеряли большую часть личного состава.

Казанцев: Оборона землян уничтожена, остальное сопротивляться не способно.
Казанцев: А это еще что за чертики из табакерки? Раздавить!

Тем временем авиация врага вновь совершает налет на моего командира, достраивающего экстракторы в юго-западном углу карты. На этот раз назойливых бомбардировщиков разогнали перехватчики «Хранитель». Время переходить к «колонизации» северо-западного острова, так богатого ресурсами.

Да, этот этап схватки тоже можно смело записывать себе в актив, ведь пока ОФЗ отбивалась от атаки, на моей базе были возведены еще три завода — один для бронетехники, два для авиации. Можно наконец немного расслабиться — эту партию я уже не упущу, как бы противник не ощетинивался турелями и не прикрывался силовыми щитами.

Закаблуковский: Вырваться вперед не удалось, Как докладывают мои «Колибри», установился паритет — у нас по пять добытчиков, а значит, шансы пока равны. Завод бронетехники наконец-то улучшился, за что и был озадачен производством инженеров второго технологического уровня, а после — тех самых пресловутых танков-амфибий. Новые инженеры отправляются на южную часть отмели возводить оборонительно-добывающую базу. Один строит турель второго уровня «Троица», а второй — начальные экстракторы. Затем наступает очередь зенитного комплекса «Небесный страж» и аэродрома для моих бомбардировщиков. Инженер уже устаревшей на данный момент модели отправляется на север. Нет, не в надежде найти снега, а просто возвести добытчики везде, куда дотянется, — а это целых девять месторождений.

Пока мои техники осваивают восточную отмель, Олег начинает колонизировать западную. Своим командиром. Мы этого так не оставим! Чертова дюжина бомбардировщиков экстренно поднимается в воздух и начинает сбрасывать подарочки ему на голову. Никто не хочет умирать, даже просветленный эон — он возвращается на юг, а навстречу ему выдвигается армия с зенитными установками... второго уровня. Назад, срочно назад! Дело, надо сказать, происходит в опасной близости от моего строящегося анклава, так что приходится срочно сворачивать работы по возведению ПВО и начинать строить еще оборонительных турелей. К сожалению, поздно, даже два инженера не успевают ее завершить, когда являются гости. Рабочие гибнут — серьезный удар по экономике, хотя и не смертельный.

Закаблуковский: Сбойный интеллект турели старается стрелять по зениткам, а не по танкам.
Закаблуковский: Танки-амфибии второго уровня — будущее победы ОФЗ!

Какая-никакая оборона у меня есть, и первая башня начинает отстреливаться. Но что это, черт побери! Какой идиот программировал интеллект для оборонительных сооружений?! Он у меня роботов на урановые шахты отправится обучать! Турель ведет огонь по зениткам — один, два, три выстрела... на четвертый мобильное ПВО наконец-то взрывается. Вот уж точно: хочешь, чтобы было хорошо, — сделай это сам. Переходим на ручное управление и отщелкиваем танки — но, к сожалению, уже поздно, турель погибает именно тогда, когда остаются последние четыре «Авроры»... Остальное обречено...

Но добыча материи идет полным ходом, готовы три амфибии «Прибой», строятся еще, равно как и авиация. Группа противника растет на глазах и начинает двигаться на север. Придется выводить свой маленький резерв против превосходящих сил противника — потеря добытчиков обойдется слишком дорого. Легкие танки Олега взрываются один за другим, горят и мобильные зенитки. Результат того стоил — из трех танков я потерял два, но на базу уползли жалкие остатки отряда противника.

Потери довольно велики с обеих сторон. Не знаю, что есть у Олега, кроме ПВО, но моя армия сократилась до минимальных размеров. Положение угрожающее, придется переходить к обороне. Пытаюсь еще раз освоить отмель: на северной оконечности эту задачу доверю инженеру, а на южной — поддержу его коллегу командиром.

Ахиллесова пята

Казанцев: «Призраки» сделали очередную мелкую пакость — уничтожили все экстракторы противника.
Казанцев: Воздушное превосходство эонов подавляющее.

Казанцев: Практика разминочных боев показывает, что давать Константину время на передышку нельзя — иначе, вернувшись на места боевой славы, мои войска обнаружат выросшие как из-под земли турели, стены и прочие достижения фортификационного искусства. Бить напрямую, однако, не стану. Лучше ударю туда, где оборона у землян наверняка отсутствует. Первая цель — экстрактор в северо-восточном углу карты. Уверен, прикрывать его Константин не стал, положившись на естественную преграду в виде горного хребта.

Легко разобравшись с беззащитным инженером (который, видимо, как раз спешил строить зенитку), штурмовики сносят экстрактор, а затем, чтобы окончательно лишить врага ресурсов, по краю карты выдвигаются на северо-западный остров. Ба, да тут у землян целая делянка! Вскоре штурмовики записывают на свой счет еще пять снесенных добытчиков, а мой главнокомандующий возводит на ресурсных местах правильные, эонские, экстракторы. Самое время в очередной раз выбить ОФЗ с пресловутой отмели — и тогда можно считать, что я контролирую 80% карты.

Казанцев: Вперед, принесите мне победу!
Закаблуковский: Месть свершится — уничтожу штурмовики!

По правде сказать, подготовка к триумфу началась еще незадолго до выступления в поход. Три десятка «Аврор» и десяток «Восходов» — что остановит эту силу? Реальность оказалась чуточку более суровой — я легко снес вражеские укрепления на южной оконечности отмели, но затем нарвался на все те же амфибии второго уровня, которые значительно умножились в числе с момента нашего последнего свидания. Бой закончился тактическим отступлением — потери с обеих сторон были серьезными, но не критическими. Главное, что теперь ясно: пора переводить заводы на второй уровень, чтобы строить отличные антигравитационные танки «Обсидиан».

И вдруг приятный женский голос извещает: «Ваш командующий атакован». Чей-чей командующий? Мой командующий? На северо-западном острове, не так давно перешедшем под протекторат ордена Эон Иллюминат, слышны разрывы ракет и стрекотание скорострельных пушек. И в центре этого буйства — да, мой командующий, которого я забыл сразу после возведения экстракторов отправить обратно на базу.

Над верхушками деревьев распускается цветок ядерного взрыва. Славного командира армии эон больше не существует. В истории остались лишь его последние слова: «Я буду жить в Пути!»

Закаблуковский: Попробуете мою оборону на зуб, или зубы покажет она?
Закаблуковский: А вот и мы с прощальным приветом!

Закаблуковский: Ситуация, надо сказать, не вдохновляет. Вроде все мелочи, но... На юге отмели на экранах радаров виднеется большая группа войск противника, то есть закрепиться здесь вряд ли удастся. А над северо-западным экстрактором появились штурмовики второго уровня, снесли его, а потом очистили от моего присутствия северный континент.

Тем временем количество «Прибоев» перевалило за десяток, а на северной оконечности отмели вырос целый укрепрайон — три «Троицы» (как звучит!), добытчики и «Небесный страж». Этого оказывается достаточным, чтобы отбить атаку, потеряв всего две амфибии, — впечатляющий результат! Олег срочно отводит оставшиеся войска. Теперь в моих планах только укрепление обороны и возвращение потерянных северных территорий. Вскоре начну строительство верфей и заложу флот — это и отличное ПВО, и дальнобойная артиллерия, и огромные мобильные силовые щиты.

Но моим планам не суждено сбыться — пока шло сражение, мои перехватчики наконец-то догнали штурмовики. И что же мы видим? Нет, не пять звездочек и даже не три, а командующего эонов, топающего в центр северного континента... Как неосмотрительно!


Разбор полетов

Константин Закаблуковский: В целом, бой шел довольно ровно, пусть и с переменным успехом. Олегу не удалось полноценно реализовать расовое преимущество, хотя мои планы он сумел несколько испортить. Порой мое положение было шатким, но проигрышным я бы его не назвал — база и аванпост были хорошо защищены, а захват северных островов был лишь делом времени. Танки-амфибии «Прибой», на которые я и собирался делать ставку, свою роль сыграли, пусть и не таким образом, как мне хотелось.

Но несколько серьезных ошибок я сделал. Вначале основывался на предположении, что стартовая точка Олега напротив, а не рядом, что заметно осложнило мне дебют. В середине партии потеря авиации была совершенно глупой. А в конце только чудо спасло мою побочную базу от атаки штурмовиков, а ее потеря точно означала бы проигрыш.

Олег Казанцев: Несмотря на нелепое поражение, я боем, в целом, доволен. Если продолжу играть в том же духе — итоговый счет будет за мной. Хотя... нет, гнать надо такие мысли. Потому что именно из-за минутной расслабленности и явной недооценки соперника я и допустил роковую ошибку.

Пожалуй, главным моим козырем в этом поединке был именно агрессивный старт за счет эксплуатации расовых преимуществ. Оставалось только не растерять успехи, которых я достиг в самом начале боя, и грамотно ими воспользоваться. По опыту знаю, как хорошо умеет обороняться Константин, но в сложившейся ситуации победить мне было проще, чем проиграть. Что ж, трудности меня не остановили на дороге к поражению. В общем, исход этого боя получился прямо противоположным его развитию, а я в очередной раз доказал, что умею удивлять как окружающих, так и самого себя.

Бой 2. Когда земля горит под ногами

Начальные условия
Карта: Haven Reef
Константин
Закаблуковский
Олег
Казанцев
Серафим Эон

Изменяется все, лишь нельзя изменить место встречи

С неизбежным прозреньем, названье которому — смерть.

Андрей Земсков, «Роза ветров»

Казанцев: Предыдущая схватка закончилась настолько «вдруг», что я решил в следующем бою снова выбрать эонов. И доказать, прежде всего, самому себе, что прошлое поражение было случайным... ну, почти случайным. Тем более что на этой карте водные пространства гораздо просторнее, а это значит, что побеждать придется не только за счет явных расовых преимуществ — ведь противник может адекватно ответить флотом, да и размеры карты помешают мне терроризировать оппонента с самого старта.

Однако после недолгих размышлений прихожу к мысли, что Закаблуковский как раз ждет, что я сменю начальный план действий, — карта располагает не к агрессивному старту, как было в прошлый раз, а к технологическому развитию. Что ж, попробую удивить его косностью своего мышления. Итак, никакой недооценки соперника, никаких шатаний командиром по всей карте. Я собран и спокоен. Спокоен и собран. Ладно, обойдусь без аутотренинга. Да хранит меня Путь.

Закаблуковский: Карта другая, но ситуация очень похожа — много воды, а Олег опять играет эонами (тоже мне последователи, кто, кроме этих оборванцев, посмеет поднять оружие на учителей). На старте партии можно ожидать одиноких «Аврор» во всех вкусных местах острова, за исключением, пожалуй, моей собственной базы. Но не получить контроль хотя бы над одним из боковых островов никак нельзя — ведь тогда у Олега под контролем будут три четверти месторождений материи.

Поскольку стартового преимущества как такового нет, придется действовать радикально, пусть это и снизит мои защитные возможности на старте — быстро улучшать один из заводов бронетехники до второго уровня, где можно производить плавающие танки и зенитки. Это позволит отбить территорию и защитить ее от атак как с земли, так и с воздуха.

Поскольку базы соединены только узким перешейком, сделаю ставку на флот, а именно на второуровневые крейсера — это защита от авиации, приличный радиус обнаружения и дальнобойные орудия большого калибра. Главное — получить контроль над морем.

Кто первым встал, того и остров

Казанцев: «Авроры» занимают полуострова.
Казанцев: Попробуем атаковать противника с тыла.

Казанцев: Судя по пейзажам, острова, на которых нам предстоит сражаться, в прошлом подверглись ядерной бомбардировке — и, возможно, не одной. Но нам до этого дела нет. Мы и сами обмен ядерными ударами устроить можем. Но не сейчас. Потому что сейчас время осмотреться и приступить к борьбе за сферы влияния.

Карта, которую мы выбрали, довольно необычна. В юго-восточном и северо-западном углах карты расположились полуострова, большая часть берега которых возвышается над водой отвесными утесами. А по центру карту делит пополам остров в форме кости, причем месторождения сконцентрированы на его оконечностях. Учитывая, что каждый из клочков суши должен служить потенциальным местом высадки для игроков, ресурсами они богаты изрядно.

Пока главнокомандующий строит экстракторы материи на моей оконечности острова, а инженеры обносят завод бронетехники генераторами, две новеньких «Авроры» отправляются... нет, не на перехват чужих строителей, а пока что просто на разведку. Вполне возможно, что Константин начал игру не на центральном острове, а в одном из углов карты. Впрочем, эта гипотеза вскоре развеивается — на полуостровах нет ничего, кроме пепла и... еще пепла. Что ж, отлично. Пусть мои танки-первооткрыватели там и остаются ждать гостей. А инженерам скомандую, чтобы принимались за обустройство углов карты, как только закончат выполнение плана на родимой базе.

А план такой: заложить второй завод бронетехники, чтобы нанести Константину визит вежливости десятком «Аврор». Очень уж хочется, чтобы он поверил, что все мои главные атаки пойдут через море. Потому что если он в привычной для себя манере укрепит перешеек — это будет покрепче линии Маннергейма.

Идея контроля полуостровов мне нравится. Если провернуть такую аферу, я буду контролировать уже 75% всех месторождений материи, а это почти неизбежная победа. Нет, после прошлой партии словосочетание «неизбежная победа» мне как-то не нравится. «Неплохой расклад», назовем это так.

Казанцев: Построим — и остров у нас уже не забрать.
Закаблуковский: Очистим землю от скверны! Сначала бомбами, а потом пушками.

Чтобы закрепиться в углах карты, мне тем более важно отвлечь врага мелким рейдом на его базу. Увы, налет десяти «Аврор» прошел как-то без огонька — возможно, потому, что именно на восточной оконечности базы, которую я атаковал с моря, находился командующий. Ограничилось все тем, что мы снесли пару-тройку генераторов и один экстрактор. Ладно, и это неплохо, тем более что сразу же после налета я провел успешную разведку боем на самом перешейке. Танковое сражение получилось встречным, причем обе стороны из-за узкого пространства двигались растянутой колонной. В итоге серафимская техника разбита моими «Аврорами» наголову — главным образом из-за рассогласованности действий пришельцев. Развить успех, правда, не удалось — победители наткнулись на стационарную оборону.

Зато инженеры, пользуясь замешательством противника, начинают прибирать к рукам оба полуострова. Если за южный я особенно не боюсь, то на северном, из-за его близости к базе соперника, начинаю со строительства стационарной обороны — надо удержать эту землю любой ценой. Но оборона, видимо, не мое призвание — я почему-то начал с постройки артиллерийских турелей вместо зенитных орудий, хотя на первом уровне технологии визит чужих амфибий мне не грозил, а вот налет авиации — очень даже. В общем, северный полуостров мною позорно потерян после массированного налета, а отбить его, прежде чем враг построит там прибрежную оборону, я уже не успею. Жаль. Корректируем планы.

Закаблуковский: Итак, мой командир материализуется на северной оконечности странного острова. Паре инженеров выпала честь стать первооткрывателями островов; миссия очень опасная, скорее всего, смертельная. Но мысль «а вдруг успеют построить хотя бы одну турель» не дает мне оставить все как есть. Не успели.

Но и на базе кипит работа — вот уже два бронетанковых завода выпускают средние танки «Таам» (куда до них легким эонским!), самоходные артиллерийские установки «Цтуи» и передвижные зенитки «Я-истл», а для их поддержки еще и возводится пара турелей. Только что возведенный авиазавод пока что займется разведывательными самолетами,

Закаблуковский: Какая неожиданная встреча — но кто же нападает на командующего войсками первого уровня?
Закаблуковский: Шутки ландшафта и поиска пути — мои войска вытянулись в линию, и вместо встречного сражения получилось избиение.

Как и следовало ожидать, Олег атаковать в лоб не стал — «Авроры» выползли на берег прямо возле моей базы. Странный поступок — дюжина танков превращается в металлолом, а я теряю экстрактор и генератор. И кому от этого хуже? Но мысль ясна — укреплять надо не только перешеек с моей стороны, но и контролировать море. Самолеты-разведчики «Селе-истл» приносят новую информацию, это был не более чем отвлекающий маневр — по перешейку приближается еще один танковый клин. Отправляю свои войска навстречу... и ландшафт играет со мной дурную шутку — мои растягиваются в колонну, в то время как танки Олега прекращают движение в ожидании подкреплений. Вместо встречного сражения получилось избиение превосходящими силами.

Пока шел бой, к нелегкой службе в стройбате приступили инженеры второго технологического уровня, сразу же начавшие укреплять оборону. Следом за ними начали производиться танки на воздушной подушке «Енцин» и самоходные зенитные установки «Яшавох», а значит, пришло время забрать по праву мне принадлежащее — один из островов. На северном Олег как раз начал возводить оборонительные турели — тем хуже для него и тем больший ущерб ему будет нанесен. Первым делом — бомбардировка, но перехватчики противника заставляют их отступить. Первая часть плана выполнена — половина месторождений материи моя.

На Западном фронте без перемен

Казанцев: Попытка повторить успех боя на перешейке с треском провалилась. Пока я копил ударную группу легких танков, Костя уже начал строить технику и турели второго уровня, а это для меня верный сигнал, что нахрапом его уже не возьмешь. Бойня на перешейке — тому доказательство.

Закаблуковский: Еще одна волна техники пытается прорваться ко мне на базу. Повреждения будут небольшими.
Казанцев: Рейды «Призраков» по незащищенным добытчикам стали для меня уже классикой.

Преимущество в экономике по-прежнему за мной, так что время его реализовать. Один за другим на базе вырастают и переходят на второй технологический уровень заводы. Вот их уже пять — три бронетехники и два авиации. В перспективе доведу их число до семи, добавив по одному каждого типа.

Костяк моей армии составят второуровневые танки «Пламя» и «Обсидиан», прикрытые от воздушных атак «Восходами». Что же касается авиации, тут все просто — вредить врагу будут полюбившиеся мне штурмовики «Призрак».

Но усидеть смирно я не смог. Не в силах глядеть, как уже ставшие неактуальными «Авроры» ржавеют от бездействия, я уговорил себя тем, что сейчас, в момент всеобщего затишья, стоит испробовать новую тактику. Состоит она в следующем: одна группа — отвлекающая — огибает Костину базу по воде и атакует с моря, пока ударная группировка тяжелых танков бьет по перешейку, прикрытому только стационарными орудиями. В итоге испытания признаны успешными, несмотря на гибель испытателей. Водная атака на базу закономерно уткнулась в силовой щит и шквальный огонь, зато «линия Маннергейма» на перешейке была прорвана, и только малочисленность группы прорыва помешала развить успех. Так и запишем: тактика рекомендована к применению. Кстати, две дюжины выживших «Аврор» я все же отвел от вражеской базы в сторону открытого моря.

Закаблуковский: А этот орешек штурмовикам оказался не по зубам.
Казанцев: Вторая атака с моря будет намного серьезнее.
Закаблуковский: В дуэли ПВО и бомбардировщика у авиации нет шансов.

Пока обе стороны осмысливали произошедшее и вырабатывали новую доктрину, война перенеслась с земли в воздух. А если говорить точнее — я дорвался до штурмовиков. Словно на работу, пилоты зачастили в рейды на северный полуостров, раз за разом снося вражеские экстракторы материи. Правда, окончательно выбить оттуда Константина не вышло — он традиционно крепко засел на побережье, накрылся щитом и притворился ежиком, у которого зенитки вместо иголок. Прошло еще немного времени, и его инженеры под прикрытием целого отряда мобильных машин ПВО поползли возвращать полуостров в лоно серафимской расы. Теперь уже раз и навсегда — с прикрытием из силовых щитов и стационарных систем ПВО. Успокаивает лишь то, что это тоже лишняя нагрузка на его экономику.

Казанцев: Нужно прорваться под купол.
Закаблуковский: Щит достроился вовремя, теперь техника защищена.

Закаблуковский: Считать, что все мои силы брошены на завоевание новых территорий, было ошибкой, а посылать свою армию в лобовую атаку — тем более. Приятно смотреть, как танки Олега разбиваются о мою оборону. И погибшая оборонительная турель второго уровня обошлась мне намного дешевле его суммарных потерь.

Продолжаем окапываться одновременно в трех местах. Лучше всего отстроен укрепрайон на северном острове, чуть хуже защищен перешеек, и совсем слабо — побережье базы. Но в последнем случае пока ничего, кроме «Аврор», ожидать не приходится.

К моим заводам добавляется верфь — первая ласточка моего грядущего контроля над морем. Пока что она произведет пару подводных лодок — насколько я могу судить по увиденному, у Олега нет средств их обнаружения и они послужат хорошими разведчиками. А на экранах радаров к северу от базы появились неопознанные объекты — неужто очередные «Авроры»? Что интересно, они стоят и ничего не делают. А мы — делаем. Пока вся эта группа решается атаковать, наземные войска уже вышли на позиции и прикрылись силовыми куполами. Прокол вышел один — пришлось отключить купола на перешейке из-за недостатка энергии. Вторая группа, на этот раз из тяжелых танков, пошла в атаку по земле, и большей части строений с той стороны я лишился. Как-то неуютно без обороны — очень вероятно повторение ситуации.

На сухом пайке

Казанцев: И когда успевает строить оборону?
Казанцев: Собираю ударную армию — одна пойдет по воде, а вторая по перешейку.

Казанцев: Эх, если бы развивать свою экономику я умел так же, как портить чужую... Нет, начальный план заиметь семь второуровневых заводов авиации и бронетехники я выполнил. Но при этом умудрился вогнать себя в отрицательный пророст материи и энергии, что было непростой задачей, учитывая мое стратегическое доминирование. По-хорошему, чтобы разобраться в этом чудовище под названием «Моя экономика», нужно просто сесть с карандашиком и калькулятором — и посчитать, что же сильнее всего пожирает мои ресурсы. Но кто ж мне позволит?

На фронтах Великой галактической успех тоже постепенно начал от меня ускользать. Сначала Константин все же расправился с моими оставленными про запас «Аврорами» (не очень-то и жалко, если честно), а некоторое время спустя мои турели и экстракторы на юго-восточном полуострове стала обстреливать со стороны моря какая-то пакость. Штурмовики, высланные на подавление пока еще скрытого туманом войны врага, вернулись далеко не все, а пилоты в ответ на расспросы охали, разводили руками и пытались лицом изобразить нечто крейсероподобное, вооруженное дальнобойной артиллерией и множеством зенитных орудий.

Интересная ситуация получается. Экономическое превосходство за Константином, но я еще до кризиса успел накопить приличную армию из шести десятков «Восходов», «Обсидианов» и танков «Пламя». Если не ударю сейчас — партия потеряна. Была не была!

Закаблуковский: Моя водоплавающая армия изничтожила пытавшихся скрыться в тумане войны. Историки обязательно написали бы «доблестно», но ничего героического в избиении слабых нет. Как говорится, ничего личного, сугубо практический смысл. А в отношении зенитчиков так сказать стоит: они успешно отогнали вернувшиеся штурмовики.

Закаблуковский: Красавец крейсер — первый из многих, что придет к базе противника.
Закаблуковский: Крейсер стал сюрпризом для авиации противника.

Война стала позиционной, с редким прощупыванием моей обороны. На перешейке последняя была восстановлена и только укреплялась. Штурмовики эонов попытались осуществить налет на северный остров, но зенитки показали, кто здесь хозяин. Верфь была улучшена до второго технологического уровня и начала производство основной ударной силы — крейсеров. Действовать ими просто — подводные лодки следят за группировкой противника, а противник даже и не поймет, откуда летят оплеухи. Авиация тоже не проблема, ведь основное их предназначение — именно противовоздушная оборона.

И вот со стапелей сходит первый корабль и начинает доставлять неприятности — зданиям Олега на южном острове жить осталось недолго. Но ему явно это не нравится, и в поисках источника беспокойства появляются «Призраки». Ненадолго, плотный зенитный огонь заставляет их ретироваться. Экипаж подлодки докладывает о массированном перемещении войск противника по поверхности воды — больше трех десятков танков и зенитных установок. Конец, судя по всему, близок.

Батальоны просят огня

Казанцев: Назойливый огонь артиллерии по моему полуострову из тумана войны — тот еще раздражитель. Поэтому долго готовить атаку я не стал. Тяжелые антигравитационные танки «Обсидиан» (штук тридцать) вместе с половиной зениток «Восход» выдвигаются по воде на перехват наглых артиллеристов, а остальные «Восходы», как и штурмовые танки «Пламя» (чуть больше двадцати), двигаются по перешейку.

Пока первая группа огибала по воде базу Константина, их число немного подсократили злополучные артиллерийские корабли (которые так и остались вне зоны досягаемости). Зато моя группировка удачно растянулась — стоит только сменить направление движения, как из колонны она превратится в линию. И ударит по чужой базе широким фронтом. На перешейке войска несколько запаздывают, но это даже хорошо — надо дать Константину время поверить, что все силы я бросил на морской удар. Наконец, с воздуха по врагу бьет десяток штурмовиков, прикрытых от огня зениток разменными перехватчиками.

Казанцев: Какие-то назойливые артиллеристы ведут огонь по моим зданиям.
Закаблуковский: Подводная лодка оказалась бесполезной как боевая единица, но зато разведчик она превосходный!
Казанцев: Войска растянулись в линию. Но оно и к лучшему — можно будет наступать широким фронтом.

Нас, как выяснилось, ждали именно с моря. Часть «Обсидианов» изо всей силы била по силовому щиту, прикрывавшему базу, а часть полегла в неравном бою с вражеской техникой, выстроившейся ровными рядами на пляже. Пробить силовые щиты базы мы еще сумели, но серьезного ущерба не нанесли. Однако это было уже неважно, ведь все мое внимание было приковано к прорыву «линии Закаблуковского» на перешейке. А все потому, что тут, среди турелей и генераторов силового щита, я увидел знакомую фигуру. Никак сам главнокомандующий? Вывод ясен — танки на полном ходу въезжают под силовой щит и уничтожают генератор, а затем все разом концентрируют огонь на чужом командире. Он еще надеется сбежать, на помощь ему спешит армия, только что сражавшаяся на базе, — но все тщетно.

О это сладкое чувство мести... Никогда мои глаза не забудут вспышку термоядерного взрыва, знаменующую чудесную развязку едва не проигранного боя. Этот день остался за орденом Эон Иллюминат.

Закаблуковский: Странная атака — отбить ее легче простого.
Казанцев: Атака с моря была отвлекающим маневром, а основные ударные силы прорвали оборону и убивают командующего.

Закаблуковский: Обстрел приближающегося противника малорезультативен — корабли ведут огонь навесом, и попасть по движущейся цели очень сложно. Но немного проредить порядок все же удалось. Тем временем войска противника продвигаются на север и, как и следовало ожидать, нападают на основную базу. Там их встречает стена турелей и моя подоспевшая армада. Они очень удачно растянулись, чтобы подходить по одному. Или, быть может, это такой тактический замысел, чтобы плотность была ниже, а фронт нападения — больше? Без разницы, для меня это значит, что огонь на каждом отдельном участке будет слабее. Так и оказалось — танки противника смогли сбить силовое поле на одном из куполов (да и то не без помощи моих собственных артиллеристов — кто их стрелять учил?), но уничтожить им вообще ничего не удалось. Не помог налет авиации, воздушный щит был столь же хорош, как и наземная оборона.

Неужели Олег думал, что для меня такой удар станет сюрпризом? Такой — не стал. И другой, честно говоря, тоже, но удар по перешейку я, что называется, проспал. Оборона там была довольно слабой, а командующий помогал одному из инженеров возводить постройки. Танки даже не стали уничтожать купола, они пошли просто через них, а дальше уничтожение жертвы для такого количества танков второго уровня было делом минутным.

У меня было все — мощная экономика, хорошая армия, сильная оборона. Но задачу миссии, убийство командующего, выполнил не я, и теперь остается только смотреть на ядерный гриб, распустившийся на том месте, где он находился...


Разбор полетов

Константин Закаблуковский: В этой партии я допустил фактически ту же ошибку, что и Олег в предыдущей: использовал своего командующего в качестве строителя, забыв о его безопасности. Для его безопасности надо было загнать его в море, где ему вообще ничто не могло угрожать — уж этот сектор я контролировал полностью. Мог победить, но не победил, а смысла говорить о том, что могло бы быть, не так уж и много.

Из плюсов хотелось бы отметить, что со стартовым преимуществом Олега мне удалось справиться и занять дополнительную территорию. А из минусов — что я уделял ей слишком много внимания в ущерб основной базе и, соответственно, полю боя. Оборона перешейка все время была значительно слабее, чем нужно, ну что такое десяток турелей второго уровня против превосходящих сил равной по классу техники?

Олег Казанцев: Главной моей ошибкой было то, что я в погоне за астрономическими объемами производства загнал экономику в затяжное пике. Думаю, если бы не моя собственная бесхозяйственность, этот бой можно было бы выиграть куда более уверенно, без всех этих психических атак.

Что касается противника, то он вновь продемонстрировал завидное умение собираться в самых сложных ситуациях. Несмотря на отставание в развитии, он смог предотвратить мое экономические доминирование, а затем, похоже, и вовсе перегнал меня в хозяйстве. Спасла меня лишь многочисленная техника, построенная ближе к началу игры.

Бой 3. Эффект неожиданности

Начальные условия
Карта: Four-Leaf Clover
Константин
Закаблуковский
Олег
Казанцев
Эон Серафим

Кнопку заело, и пропеллер висит,

Как перебитое крыло.

Карлсон садится в самолет без шасси,

Солнце кроваво и светло.

Нет возвращения, как птице без ног, —

Это неписаный закон,

Если в кабине самурайский клинок

Как валидол под языком...

Олег Медведев, «Карлсоны»

Казанцев: А в последнем бою я рискну — даром, что он решающий. Причем риск тут немалый — эту тактику мне еще не приходилось испытывать в бою с живым соперником, а исполнения она требует филигранного.

Суть задумки в следующем: вообще не строить наземных войск, а все силы бросить на скорейшее развитие авиазавода до второго уровня технологий, чтобы штурмовиками разогнать не готового к этому противника. Малейшая оплошность, и все идет прахом. Но уж если план сработает...

Для этого боя я решил взять серафимов — их штурмовики «Вулту» меня особенно впечатляют. Что ж, от винта!

Закаблуковский: Пожалуй, пора отходить от привычной схемы игры от обороны. Силовые купола, прикрывающие десятки башен, на этот раз останутся в прошлом. Постараюсь удивить противника неожиданным ходом — никаких окопов, только агрессивное движение вперед.

Задача проста — как можно быстрее построить множество техники, получить контроль над центром карты, а затем перейти на второй уровень технологий и атаковать командующего Олега тяжелыми танками.

Затаившаяся угроза

Казанцев: Все идет по плану — первый же авиазавод переходит на второй уровень.
Казанцев: Для пакостей достаточно одного бомбардировщика — вот этот уничтожил инженера.

Казанцев: Ох, не нравится мне эта карта. С одной стороны, горный ландшафт даст авиации преимущество в маневренности, а с другой — слишком уж близко все расположено. Учитывая, что оборона у меня будет практически отсутствовать, вражеские атаки могут оказаться критичными. Надежда лишь на то, что противник появится на карте в противоположном углу, — хоть это удлинит расстояния. Но да ладно, поздно что-то менять. План сражения заслушан и утвержден.

Увы-увы, разведка показала, что Константин высадился на юго-западном «листе клевера». Кстати, он, как назло, играет за эонов, чьи зенитки «Восход» из-за специфики боеприпасов очень сильны как раз против неповоротливых штурмовиков. Плохо, но время покажет, станет ли сей факт для меня роковым. Исключительно из вежливости бомбардировщик «Синве» сносит экстрактор с инженером, чтобы вскоре погибнуть под огнем мобильных ПВО, уже рыщущих в центре карты.

А вот и Константин ответил визитом вежливости — откуда-то из тумана войны послышались выстрелы, и два свежепостроенных экстрактора исчезли в языках пламени. Не беда, главнокомандующий отправляется восстанавливать потерянное в надежде лично наказать шалунов (полагаю, те еще первого уровня и не представляют для него угрозы). Однако их и след простыл.

Закаблуковский: Легкие боты хороши для диверсий, но на танки их лучше не бросать.
Закаблуковский: А вот и командующий, теперь он будет виден на радаре.

Закаблуковский: Огласим программу-минимум на ближайшие минуты — это три завода, производящих танки и зенитные установки, и обеспечивающие их работу добытчики материи.

Разведывательные машины «Дух» обнаруживают местоположение противника — северо-западный угол карты. Прекрасно, мои войска уже заняли центр карты, их уже несколько десятков — быстрые боты для диверсионной работы, легкие танки, самоходная артиллерия и зенитные установки. А это значит, что подавляющая часть месторождений материи потенциально находится под моим контролем. И уж точно не под контролем серафимов. Первый завод перешел на второй технологический уровень и начал создавать ударный кулак — тяжелые танки «Обсидиан».

Жду, пока ближние четыре точки не окажутся застроены добытчиками, чтобы тут же снести их. Четыре единицы материи на начальном этапе — это очень много. Все же легкие боты обладают одним замечательным преимуществом — мобильностью. Пока одинокая точка на экране радаров (судя по скорости — командующий) доползет до них, тех уже и след простынет.

Марс атакует

Казанцев: Ну вот, под звук фанфар с конвейера сходит второй штурмовик. К счастью, противник пока что проявлял себя мелким хулиганством, так что ресурсов мне хватит на доведение числа авиазаводов до трех штук. Все будут строить только штурмовую авиацию — для реализации плана мне в очередной раз понадобится бешеная скорость строительства. Но это потом, а пока два штурмовика «Вулту», гремя моторами, взмывают в воздух. Охота началась.

Сказать, что это было избиение, — значит, ничего не сказать. Первым делом штурмовики расправляются с зенитками, потом я даю им поиграться с остальными «игрушками». Когда в центре техника закончилась, героические «Вулту» двинулись в сторону Костиных экстракторов. Вернуться назад им было уже не суждено — после множества заходов их все же доколупали эонские «Хранители».

Казанцев: Второй штурмовик построен — пора порезвиться.
Казанцев: Восстанавливаю уничтоженные добытчики.
Казанцев: Избиение младенцев, счет убитых перевалил за полсотни.

Сейчас главная задача — не сбавлять темп и не давать врагу перейти на истребители и зенитки второго уровня. Если это не предотвратить — меня спасет только численность. Кстати, это идея. Заложу-ка я четвертый завод, развив его до второго уровня. У Кости, по моим расчетам, их имеется только два, от силы три. И все пока первоуровневые.

Закаблуковский: Олег явно что-то затевает, уж слишком низка его активность, но на базу моими наличными силами наступать рано. Ответ не заставил себя долго ждать — это два штурмовика второго уровня. А моих зениток всего пять — и все первого. Такого развития событий я точно не ожидал. Получилась просто бойня — без противовоздушного прикрытия танки и самоходки превратились в мишени.

Печально? Отнюдь. Просто пришлось срочно корректировать планы. Во-первых, легкие боты отправляются в тыл к Олегу и сносят экстракторы по пути к базе. Во-вторых, вместо четвертого завода бронетехники в строй вводится авиационный и начинает производить перехватчики «Хранитель». А в-третьих, наличие штурмовиков означает, что вряд ли у моего оппонента есть еще что-то.

Закаблуковский: Начинаем небольшой штурм — нужно уничтожить добытчики.
Закаблуковский: Нужно выиграть время — «подкармливаю» штурмовики новой дешевой техникой, чтобы они не пришли на мою базу.
Закаблуковский: Вот и мое спасение от авиации — первый перехватчик вышел на охоту.

Продолжаю отвлекать пилотов от своей базы все новой дешевой техникой — мне нужны полминуты до первого перехватчика. А где первый, там и второй. И это удается — вскоре получившие несколько ветеранских уровней штурмовики падают на землю.

Общий ход партии ясен — у меня есть танки второго уровня, а у Олега — штурмовики. Но вдобавок я успел настроить и перехватчики, и зенитки. Сдается мне, что кое-кто сам себя перехитрил.

Быстрая развязка

Казанцев: Пока я готовил решающий удар, мой противник снова снес два экстрактора на отшибе. Но это мелочь, главное, что четыре моих штурмовика уже готовы нанести удар милосердия по вражеской базе. Летите, летите, мои орлы...

Казанцев: Гостинцы уже в пути.
Казанцев: Попробую атаковать основную группу.

Но на полпути в эфире раздается истеричный вопль командующего: «Разворачиваемся и на полной скорости летим к базе!» И кричать было отчего. Десяток легких и субтильных ботов «Охотник», невесть как проскользнув по крайнему западному каньону, ударил по неприкрытой базе. Впрочем, трагедии удалось избежать — штурмовики быстро расправились с диверсантами. Даже жаль, что я вернул на базу все четыре «Вулту», тут бы хватило и одного, а остальные пока начали бы разбирать по камушкам базу Эон Иллюминат.

Что ж, дубль два. Эскадрилья снова направляется на базу, но в пути на три четверти гибнет от огня мобильных ПВО. Видать, Константин уже построил второуровневые зенитки. А ведь успех был так близок...

Но паниковать рано. Выживший под обстрелом штурмовик отвлекает чужое внимание, разнося эонские экстракторы. Четыре завода уже в полную мощность работают над пополнением парка воздушных машин. Сейчас наступил самый критический момент партии. Если Костя промедлит еще хотя бы две минуты, его зениток просто не хватит, чтобы отбиться. Хочется отвлечь его внимание — но нечем. У меня есть только авиазаводы, ресурсные постройки и инженеры.

Закаблуковский: Всего несколько легких ботов — а сколько вреда!
Закаблуковский: Залетный «Призрак» радостно встретили зенитки и перехватчики.

Увы, у этой сказки грустный конец, визит вражеской техники застал мою базу почти беззащитной. Жаль, а ведь на всех четырех заводах уже строились штурмовики, которых бы хватило, чтобы отбить эту атаку и, возможно, снова перенести бой на вражескую территорию. Но — не судьба.

Казанцев: Построены четыре запланированных авиазавода.
Закаблуковский: Последняя — победная — атака.

Закаблуковский: Мой противник не унимается — в центр карты пришли четыре штурмовика. Целью они выбрали «Обсидиан», а пока пытались расковырять щит, «Хранители» быстро с ними разобрались.

А что это у меня легкие боты стоят — пусть снесут пару добытчиков на базе! Экономика должна быть, но только у меня. И снесли. Правда, один, но и это не так уж плохо. Добить генератор их уже не хватило.

Что-то штурмовики разлетались. Над моей группировкой кружат штук шесть, но что теперь-то моим танкам бояться? И все они гибнут от огня стационарной зенитки. Еще один нарисовался над добытчиками. А какой-то сумасшедший одиночка забрел на базу — даже выстрелить не успел, два десятка «Чертополохов» и пара самолетов быстро отучили его летать.

У меня подавляющее преимущество в воздухе — можно не бояться даже полдюжины «Вулту». Да я их и ждать не стану — пора нанести удар милосердия. Десяток «Обсидианов», оставшиеся «Авроры» и несколько «Чертополохов» в боевом порядке выдвигаются в сторону базы противника. Командующий, быть может, и успеет убежать, но это будет лишь продление агонии — базы у него точно не будет. Олег посчитал так же и повел его в последнюю атаку.


Разбор полетов

Константин Закаблуковский: Олег меня удивил таким нестандартным ходом, но в этом была его слабость — сбить самолет много проще, чем построить его. Да и мой подход, надеюсь, был для него неожиданностью.

Просчитался я только в одном — не ожидал столь быстрой и высокотехнологичной атаки. Будь во время первой атаки у меня не пять, а десять зениток, и все завершилось бы еще быстрее. У Олега был только один шанс — вместо избиения моих танков атаковать основную базу, но он им не воспользовался. А в дальнейшем я уже был готов к любой возможной атаке.

Олег Казанцев: И снова, несмотря на поражение, я доволен ходом боя. Я сознательно пошел на очень большой риск и разминулся с победой на несколько секунд. В итоге роковым для меня стал пропущенный рейд легких ботов, из-за которого я упустил момент для разгрома чужой базы. Потом, впрочем, тоже был шанс вернуть себе преимущество — но Константин проявил инициативу и не дал мне этим шансом воспользоваться.

А вот запись этого боя я сохраню. В будущем эта стратегия может мне еще очень пригодиться в сетевых сражениях.


ФИНАЛЬНЫЙ СЧЕТ
2 1
ПОБЕДА КОНСТАНТИНА ЗАКАБЛУКОВСКОГО

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.4
проголосовало человек: 182
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования