КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХРОНИКИ ВИРТУАЛЬНЫХ МИРОВ

Автор материала:
Тимур Хорев
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№10 (83) октябрь 2008
вид для печати

World of Warcraft
От Стальгорна до Штормграда

Жанр:
Издатель:
Blizzard Ent.
Системные требования:
PIV-1.2GHz, 256MB, 32 MB video, 56k (PIV-2.4GHz, 512MB, 256 MB video, broadband)
Адрес в сети:
Рейтинг: 98%

Безумие творилось везде и повсюду — если не в лесах Эльвина, то на площадях Штормграда, если не в снегах Каз-Модана, то в чертогах Стальгорна. Весь Азерот искрил и сиял — это было фантастическое вселенское чувство, что все, что мы делаем, — правильно и что мы побеждаем. Наша энергия была сильнее всего, у нас был импульс, мы оседлали гребень высокой и прекрасной волны.

И сейчас, менее чем пару месяцев спустя, вы можете подняться на высокий холм в Лок-Модане, и если ваши глаза в порядке, вы увидите уровень высокой волны — место, где она разбилась и откатилась назад.

Неизвестный охотник

Ветер грядущих перемен разметал облака над Награндом и вихрем вознес снежную крошку над лесами и горами северного Калимдора. Приумолкли птицы Эльвинского леса, прислушиваясь к далекому грохоту рассыпающихся стен белокаменной столицы. Прислушиваются к скрипу корабельных мачт замшелые мраморные львы.

— Это не сам ли Король-Лич идет к нам белой поступью надвьюжной?

— Нет. Еще нет. По крайней мере, не здесь.

Степные суслики поднимаются на задние лапки, смотрят встревоженно окрест — не летит ли орел, не ползет ли змея? Оглядываются по сторонам орки, эльфы прядают ушами. Тревога повисла в воздухе. Словно затишье перед бурей — молчит природа, молчат небо и земля.


Переезд — всегда маленькое бедствие. Даже прилетевший из космоса астероид не смог бы натворить в Азероте столько бедлама.

На краю неба собирается ураган — незримый, но безмерно мощный. Это не песчаная буря Танариса, не ласковый дождь Дун-Моро. Этот шторм из тех, что сотрясает и опустошает целые миры. В воздухе, на земле и в воде — всюду его предвестия.

Что угрожает нам? Битва богов? Рагнарёк? Армагеддон? Великое переселение народов? Разговоры об этом идут негромкие. На улицах всех городов горят костры. Бойцы Альянса и Орды деловито вычищают аукцион, сгребают ячейки банка, утаптывают чемоданы и вяжут котомки. Вот-вот пробьет двенадцатый час и разверзнется небесная твердь. Трубы вострубят, призывая в дальний путь — в страну, откуда нет возврата. И увидим мы новое небо, и новую землю, ибо прежнее ушло. Будет ласковый дождь, будет запах земли, щебет юрких стрижей от зари до зари.

Открыты порталы. Выстроились очереди. В глазах — ожидание будущего счастья... «После стольких лет... Мы идем домой! Туда, где никто не скажет нам, что мы говорим не на том языке. Туда, где не придется бороться с аборигенами за небо под солнцем».

Но перед первым шагом на лестнице, ведущей в небо, как не оглянуться на мир, который столько лет был «домом вдали от дома»? Мир, где изучены каждые закоулки и пройдены все потайные тропки. Вот здесь меня затоптал первый таурен, скачущий верхом на кодо. А тут я сразился с юным шаманом и увидел в действии его таинственные тотемы. А за этой сосной была тропка к заснеженным пикам Дун-Моро.

Как не оглянуться на тех, кто стоит позади с потерянным видом и прячет глаза? На верных друзей и нечаянных попутчиков, знаменитых на весь мир балагуров и опытных бойцов. Кто-то выстроился в очередь рядом. Но есть и те, кто остается... В речах их бахвальство, но в глазах — тоска. Выбор у них небогат — им предстоит увидеть опустевший мир или самим отправиться в безвозвратное путешествие, вверх и прочь, сквозь ветра разлук и потерь, коим нет числа. Теряя друзей. Теряя родные гильдии. Теряя даже собственное имя.


Что-то заканчивается. И что-то начинается.

На сопках Менетила

Паладин сидит на пригорке у залива Менетила. За спиной — родные горы, впереди — остров и мост; замок едва заметен в тумане, но едва заметные силуэты его башен прорезают линию горизонта.

Этот холм между болотом, горами и морем — зачарованное место, где паладин всегда будет встречать рассвет, что бы ни случилось и как бы ни сложилась его жизнь.

Среди развесистых крон висит белесая пелена. Лягушек почти не слышно, но треск миллионов сверчков разносится по всему берегу. В ручьях отражаются звезды, рассыпавшиеся по черному небу. Светел лишь северо-запад — там, где крупная белая луна торопливо спускается к горизонту, к линии гор Хиллсбрада.

У ног паладина догорает маленький костер. Он спасает от ночной болотной сырости. На сброшенные доспехи выпала роса. Борода отсырела.

Эльфийка сидит чуть поодаль, примостившись на подстилке из лунной ткани. Она задумчиво макает пальцы в целебный колодец — висящую над землей золотистую чашу, наполненную чистым Светом. Мерцающий при свете луны и чуть подрагивающий силовой щит ограждает эльфийку от назойливых болотных комаров («Потому и не кусают»).

Из-под холма доносятся негромкие повизгивания чертенка. Он ругается на демоническом, а на всеобщем требует адвоката: колдун довел черта до ручки, требуя нападать на притихших рапторов, а потом отменяя приказ. Не со зла он гоняет демона, просто ему нравится тембр голоса чертенка.

Рассвет приходит рано в эти болота. Еще черно небо над головой, но уже побледнели россыпи звезд и посветлел край неба. Притихли сверчки. С вершин Дун-Моро повеяло холодом. Паладин подбросил в костер несколько деревяшек. Колдун махнул бледными лапками, напугав до полусмерти еще одного динозавра. Эльфийка тряхнула ухом, сгоняя комара, — болотная живность все-таки доела ее силовой щит.


Шум далеких катастроф доносится и до этих туманных сопок. Обуреваемый жаждой странствий, паладин заново перелистывает старые альбомы. Живо и ярко встают перед его мысленным взором прошлые приключения, схватки с Ордой, покорение вершин Дун-Моро и глубин Великого моря. На волнах памяти он уносится в далекое прошлое, когда мир был юным, необузданным и совсем другим. Со вздохом он закрывает альбом и смотрит в бледнеющий небосвод.

Здесь паладин еще юн, ему нет и тридцати. Именно тогда он впервые увидел закат на этом берегу у Менетила.

Рассвет стер с неба звездную пыль. Горизонт наполнился ярко-зелеными красками. Ручьи все так же журчат среди болотистых равнин, но сверчков уже не слышно. Силуэт башен Менетила резко и отчетливо вырисовывается на фоне утреннего неба. Облачка на западе растаяли. Скоро покажется новое солнце, и в болота придет новый душный день.


Далеко на востоке, на обрывистых плато Громового Утеса, корова Мумука накручивает себе хвост и вспоминает о чудесных днях, проведенных среди западных саванн.

Охотник Тимтор в лагере Таурахо вычесывает щетину кабанчику по кличке Штопор и невольно вспоминает кроколиска, которого он приручил, а потом бросил на берегах Дуротара. Где ты сейчас, кроко? Все еще плаваешь под мостом? Или из твоей шкуры уже сшили сумочку?

Разбойница Скорпи сидит на крыше таверны, болтает обутыми в рысьи сапоги ногами и напевает на весь Голдшир: «Пусть все кругом горит огнем, а мы с тобой споем! Кинжал воткнем, другой воткнем, два раза повернем!» По ночам ей снится арена Гурубаши — царство героев, золота, смерти и жестоких песен Джона Митрила: «Яр-р-р! Хар-р-р! Мы вольные пираты!»

Невообразимо далеко, в мире на другом конце вселенной, маленький чернокнижник Теемон сидит на площади Штормграда и прислушивается к шуму дивного нового мира.

Альфа Азерота

Все смешалось в доме Облонских.

Л.Н. Толстой, «Анна Каренина»

На первых трех локализованных мирах к моменту начала бесплатного переноса уже существовало скромное, но вполне себе сложившееся сообщество. Осваивать «Ясеневый лес», «Пиратскую бухту» и «Азурегос» игрокам приходилось с нуля, в условиях всеобщей нищеты и низкоуровья. То было недавнее, но легендарное в своем роде время — мир знакомый, но при этом совсем другой, если не сказать «чужой».

А это Мумука, вечно юная друидка. Время ее совсем не изменило — она все так же сидит на краю Громового Утеса и размышляет о Матери-Природе.

Проблем хватало: в первые дни миры были не совсем стабильными, нестыковки в переводе квестов могли запутать неопытного героя, а квест «Вестфальская похлебка» без предупреждения ронял клиент. На знаменитых лесных котов Эльвина бегали смотреть за полмира. Именно тогда плодом раздумья игроков стал афоризм: «Если на волке написано «Лесной кот», не верь глазам своим».

Странно было знать, что весь Драэнор, все Запределье пустует — и Острогорье, и полуостров Пламени, и даже славный Награнд. Львы, орлы и куропатки, рогатые олени, словом, все существа запортального мира бродят в одиночестве, и никто на них не охотится.

В великом Шаттрате нет ни одной живой души, и напрасно маршируют по городу армии Расколотого Солнца, и зря вопит орк-портной Кро Ладнокрой из Нижнего квартала. Пустота и безлюдье — словно генеральная репетиция перед запуском «Короля-Лича».

Недолго, впрочем, Запределье стояло пустым: несколько дней прошло, и первые герои вышли за Темный Портал. Достаточно одного мага, чтобы перебросить в Шаттрат кучу народа, — очень быстро этот город заполнился босоногими приключенцами. Пусть нет ни кола и ни двора, зато греет мысль о персонажах, которые остались на старых серверах.

Порталы открылись за день до официального релиза локализованной версии. К тому времени на Азурегосе серверная голь перекатная сумела героическим усилием, в сине-зеленой одежде, одолеть Каражан.

Пятое августа. Ночью, в час быка, начался исход на Землю Обетованную.

Первая волна

Они стоят по несколько человек там и сям на песчаном берегу и, видно, не замечают друг друга, не помнят о доме, который покидают навсегда. Словно по взмаху дирижерской палочки, разом скользнули вверх громадные выгнутые пластины, и на берег металлическими языками протянулись трапы. Рассеянные по берегу невообразимо одинокие фигурки стали сближаться.

А. Кларк, «Конец детства»

Очередь жаждущих нового мира выстроилась большая, и была она длиной с ночи и до обеда. Первые мигранты начали поступать ближе к утру, потом ручеек пришельцев обернулся бурным потоком.

Чернокнижник Теемон был свидетелем того, как заполнялся «Азурегос». Еще вчера в городах и весях было просторно и легко дышать, а сейчас по Штормграду бегают толпы новоприбывших — хорошо одетых, богатых, привередливых. С собой они принесли солидные капиталы, что мгновенно вызвало гиперинфляцию на аукционе. Вскоре цены там сравнялись, а местами и обогнали европейские.

Яркие дракончики и футболки с разноцветными ноликами не были связаны с переносом. Они появились в игре по другому поводу.

Очень быстро мигранты обнаружили, что портал на остров Кель’Данас еще не отстроен, квестов там кот наплакал, а интенданты еще не раздают ценности. Обычно Кель’Данас открывается совместными усилиями сервера за несколько дней, но тут демиурги пошли навстречу и лично расчистили дорогу — открылся портал, появились новые задания и награды.


Утро первого дня великого переселения чернокнижник встретил в Штормграде. Гном то бродил по широким каменным улицам, прислушиваясь к шуму толпы, то садился на парапет у моста между торговым и магическим кварталом, смотрел на тех, кто пробегал мимо.

Старожилов, обитающих здесь со времен альфа-теста, было легко узнать по скромной одежде и снаряжению. И еще по ворчливому: «Вот, понаехали тут». Иммигрантов же в первую очередь выдавал даже не костюм, а громкое и веселое «Привет!» на весь мир, младой, незнакомый и очень непривычный.

Другие названия талантов, умений и заклинаний — это не так страшно. Есть книга, есть пиктограммы, по которым можно ориентироваться. Сменившие названия вещи в мешках и в банке — тоже не проблема: кто же не знает собственного барахла?

А вот аукцион... Новоприбывшие смотрели на него как барашки на новые ворота, пытаясь угадать, что к чему. Особенно тяжко было с ювелирной продукцией, и подолгу зависали герои перед обновленным ассортиментом камней.

Непросто пришлось ремесленникам еще и потому, что остались нестыковки между текстом рецептов и действительными названиями предметов. Однако возня с названиями, слетевшие макросы и неработающие дополнения не смогли испортить новоселья. Торговый канал бурлил и прыскал, настроение у народа было приподнятое.

Темы обсуждались важные и актуальные. Например, какие сокращения использовать для обозначения подземелий? Сгодятся старые или все-таки придумать новые? Чем заменить классические LFG, WTS, WTB? Как перевели название знаменитого кинжала Dirge?

К слову, кинжал так и остался «Диргом», и его «вирусный» эффект совершенно потерялся. Но никто не унывал: перевод игры породил множество других веселых «вирусов». Например, образовалась вещица «Шелковая накидка Гамна» — бедный Гамн вряд ли мог предположить, сколько незамутненной радости доставит его накидка публике. Порадовала многих и штормградская «Аптека Песта» — у многих она пробудила страсть к лингвистике. «Поножи Адской расщелины» — это название звучит скромнее, но и оно развеселило публику. Рыбачья наживка Nightcrawlers обернулась червячками марки «Выползки» — они тоже вызывали оживление в зале, хотя почему — непонятно. Выползки и есть.

В тот легендарный день Азерот приятно удивил чернокнижника почти полным отсутствием нецензурных выражений — хулиганов в канале просто не было видно, а те, кто просто, что называется, не могли сдержать ретивое, быстро получали укорот. По общему мнению паладина и чернокнижника, некультурных проявлений на площади Штормграда и в торговом канале было не больше, чем в обычный день на каком-нибудь американском Scarlet Crusade. Зато появилась отечественно-кириллическая беда — транслит. К счастью, писали им очень немногие (и читали, надеюсь, тоже).

Фотография 9 на 12 с наивной подписью: «На память».

Увы, радужную картину воссоединения сильно портил рунглиш. Его здесь было — хоть топор вешай, хоть фейсом об тейбл. И ничего не поделаешь: рунглиш суть тяжелое наследие эпохи колониализма, сегрегации, апартеида, бездорожья, разгильдяйства и бюрократизма. Это объективная реальность, данная нам в ощущениях. Ведь нельзя же всерьез требовать от юного паренька, чтобы он перестал говорить «Лфм хилер в дедмайнс, висп мне», если он, возможно, просто-напросто не знает, как переводятся на русский язык слова Healer или Whisper... и, будем честны, даже и знать этих премудростей не хочет. Заученные слова, зазубренные заклинания выражений на чужом языке — страшная сила. Но сколько бы времени человек ни привыкал к иноязычным фразам — хочется верить, что к родному языку он привыкнет быстрее.

Конечно, привычка — не единственная причина популярности русско-английского «суржика». Некоторые считают, что рунглиш — это что-то модное, язык «высшей касты», «старой школы»; одним словом, мудреная терминология, доступная лишь Великим, демонстрирующая Причастность и Продвинутость. Таких товарищей легко распознать — это они затеяли новый крестовый поход под девизом «Дайте нам английский язык на русском сервере». Еще их можно узнать по привычке демонстративно хихикать над собственноручным переводом какого-нибудь описания сражения. Ну разве не смешно, когда вместо загадочных заклинаний «сап-чипшот, ахалай-махалай, синистер-сим-салабим, рахат ибн эвисцерейт» получается уморительное «ошеломление-потрошение»? Лопнуть от смеха можно!

Кое-кто не мается столь тонкими материями, а использует рунглиш для краткости — как ни крути, слово Sap в несколько раз короче «Ошеломления», а слово «Чернокнижник» и пишется, и произносится намного дольше, чем Warlock или просто Lock.

Беспросветный оптимизм по поводу возрождения языка в Азероте — штука хорошая. Но как быстро вспомнят русскоговорящие игроки о своем «русскоговорении»? Заново привыкать к новому лексикону несложно. Настоящая проблема может таиться в привычке воспринимать непонятную, заграничную и всю из себя английскую забаву World of Warcraft как Counter-Strike с эльфами и орками. Раньше у многих не было выбора, игра была закрыта безжалостным языковым барьером, кое-где надгрызенным любительскими языковыми пакетами. Сейчас для этих игроков может быть уже слишком поздно.

Ищу тебя

Станция Григорьевка — Люся. Есть Люся? Так. Потерялась в давке. Еду с Кокой. Станция Орехово — нападение махновцев, снова давка. Коку толпа выносит на перрон вместе с выломанной дверью. Три дня искал Коку. Пропал Кока. Какой флаг на Орехове?

— Есть флаг: «Кока на выломанной двери».

— Правильный флаг.

А. Аверченко, «Развороченный муравейник»

Кое-кто в торговом канале порывался просто писать по-английски — и это определенно не самая плохая альтернатива транслиту. Но каждая такая попытка встречала дружный, хотя и порой шутливый отпор со стороны публики:

— Говорите по-русски! Здесь вам не тут.

И язык уже забыт, и к английскому притерпелись, а мечта о собственном мире осталась. Впрочем, подвижки в общественном сознании начались уже давно, еще в старом мире. В первый же день в торговом канале замелькали непривычные для чернокнижника слова «продам, куплю», «ищу». Кое-кто даже порывался искать «врача», правда — в инстанс. Волей разработчиков это обозначение подземелий просочилось на локализованные серверы в неизменном виде.


Агентом ЛКИ в локализованных мирах стал маленький гном. Знакомьтесь — Теемон Азурегосский. Остерегайтесь подделок.

Заботы переезда и языковые заморочки не помешали игрокам в первый же день сколотить банду и на радостях кого-то прикончить — кажется, Кэля из Крепости Бурь. Судя по тому, что над воротами Штормграда висела драконья голова, досталось от кого-то и старенькой Ониксии.

Чего многие при переезде не предусмотрели, так это обязательной смены имени — латинский алфавит заменялся кириллическим. И тут выяснилось, что переименование несет с собой целую кучу проблем.

С утренней зорьки в торговом канале гильдии начали раздаваться жалобные возгласы:

— Ищу людей с сервера «Магеридонс Тэйл»! Куда вы делись, чтоб вас пчела укусила?

— Разыскиваю людей из гильдии «Жестокие маслобои», сервер «Флайкрап»! Хоть одного!

Тяжко, безумно тяжко собирать в кучу старых друзей, если даже не знаешь, как их теперь зовут. «Ищу тебя!» — взывают игроки, и нет ответа. Молчит Азерот, ибо мало осталось здесь тех, кто не потерял в давке переезда друзей и гильдии. Зато когда уж сталкиваются земляки лбами на площади Штормграда, радость их не знает границ.

— Узнаю! Узнаю брата Колю!

Здесь все мы в какой-то степени дети лейтенанта Шмидта.

Тем, кто сохранил узнаваемые имена, было проще искать и быть найденными. Но три локализованных мира — это не такой уж большой простор для имен по сравнению с десятками европейских. Имен на всех не хватало, и за время тестирования у игроков было время, чтобы цапнуть все мало-мальски известные клички. Но «изобретательные» игроки, конечно, тут же нашли выход, ибо алфавит большой, на всех хватит: в мир вышли всевозможные «Арогорны», «Хоббеты» и «Комекадзе»... к счастью, лишь немногие додумались до таких вещей и докатились до жизни такой.

Возникла проблема виртуального сквоттерства — прибывшие на сервер игроки обнаруживали, что их клички заняты. Привело это к тому, что разработчики объявили захват имен незаконным и пообещали отбирать имена, мешающие переносу, невзирая на собственные правила, где явно указывалось, что кто первым встал, того и тапки. Мнение игроков по поводу этой инициативы разделилось — одни говорили, что сквоттеров преследуют правильно, другие опасались за свои имена, зарезервированные персонажами первого уровня под будущий перенос. Будущий перенос... Какими мы были тогда оптимистами, искренне верили, надеялись забросить на «Ясеневый лес» своих персонажей до сентября. Этого не случилось, ибо грянула новая беда.

Нас слишком много

— Мы неисчислимы.

— Нас тут что маковых зерен!

— Что звезд на небе!

— Что песчинок! Что атомов!

— Допустим. Вас много — и что с того? Может, вы без устали пересчитываетесь и тем себя тешите?

— Необразованный ты, чужеземец! Знай же: стоит нам топнуть — и сотрясаются горы, стоит нам дунуть — и ветер деревья валит, как спички, а ежели мы разом усядемся, никто не двинет ни рукой, ни ногой!!

С. Лем, «Семь путешествий Трурля и Клапауция»

Первый день переноса прошел относительно спокойно, но уже к обеду следующего дня обитатели «Ясеневого леса», входя в игру, вдруг с ужасом обнаружили, что оказались в очереди. Сотня за сотней они стояли на входе в недавно обретенный мир, а к вечеру очередь протянулась на полтора часа, и в ней стояли уже полторы тысячи человек.

Разработчики быстро прикрыли перенос на «Ясеневый лес» и закрыли сервер на замок — это привело к тому, что игроки ломанулись на «Пиратскую бухту» и уже через несколько часов заполнили и этот мир до отказа. Только PvE-сервер «Азурегос» держался на «среднем» уровне.

Поток игроков не стихал, а разработчики только успевали открывать мир за миром, словно подставляя ведра под хлещущий поток воды. «Термоштепсель», «Вечная песня», «Гордунни», «Страж смерти», «Свежеватель душ»... Итого — восемь миров, и это лишь до поры до времени. Вероятно, уже через несколько месяцев это число удвоится.

Немалую суматоху устроил в Шаттрате бессмертный слуга Иллидана, которого привел в город какой-то легкомысленный хулиган. Со знаменитой атакой Каззака на города Альянса не сравнить, но все равно весело.

Перенос на заполненные миры отсекался разработчиками резко и решительно. Очень быстро обнаружилось, что запертые миры разделили гильдии, друзей и даже персонажей одной и той же учетной записи. Начались крики, жалобы, плач и зубовный скрежет — и нельзя сказать, что без оснований. Ничего хорошего нет в ситуации, когда гильдия, наполовину перешедшая в новый мир, вдруг оказывалась рассеченной надвое, и не только вдоль, но и поперек.

Разработчики, впрочем, не оставили «разделенцев» наедине с их бедой и вскоре разрешили бесплатно сбрасывать персонажей с запертых миров на вновь открытые — и тут уж «расщепенцам» нужно было не щелкать клювом, а спешить на место «встречи на Эльбе».


Еще интереснее получилось с переводом европейских учетных записей в русские. Сделать это по желанию может любой, кто имеет запись на евросерверах. С русских логинов можно играть только на русских серверах, но и абонентская плата на них меньше. «Нас заманивают в гетто», — беспокоились многие, но в награду за добровольную «русификацию» учетной записи разработчики выдавали месяц бесплатной игры и вдобавок продлевали уже оплаченное время, пересчитывая его по новым тарифам. Маленький скандальчик разгорелся уже в первые дни. Некоторые игроки, обнаружившие на странице управления своим логином кнопку «Перевести учетную запись в русскую», из любопытства на нее нажали, полюбовались на предупреждение: «Вы не сможете вернуться назад и больше не сможете играть на европейских серверах» — и нажали в браузере кнопку «Назад»... чтобы уже через пару часов в ужасе увидеть поздравление: «Ура, вы перевели запись в русскую!»

Естественно, поднялся шум на официальном форуме, ошибку на русском сайте игры быстро поправили, а учетные записи вернули к исходному состоянию. Одним словом, ложечки нашлись, но народ поволновался.

Были с этим «гетто» и другие веселости. Кто-то, например, перевел персонажей и «обрусил» свой логин, но забыл на старом сервере «мула», банковского персонажа со всеми деньгами и ценностями. Перебросить персонажа первого уровня нельзя. Сделать ему десятый уровень тоже нельзя — дорога на европейские сервера закрыта большим шлагбаумом. Что тут делать? Только звать на помощь.

Бывали случаи, когда игроки сначала переводили запись в русскую, а потом пытались перебросить героев на локализованные серверы, но не могли из-за не забранной почты в игровом почтовом ящике. И перенести нельзя, и удалить нельзя.

«Ба-а-бушка-а-а-а!»

Зебра — это статус

Самая действенная психическая атака — матросы на зебрах.

Военное искусство Азерота

Пока чернокнижник бродил по Штормграду и дергал за рукав игроков, тыкая им под нос микрофон со словами: «А что еще веселого или страшного случилось с вами в эти сложные для всех дни?» — неимоверно далеко от тех мест пятерка шаманок из банды Апраханти таскала за хвост дракона Назана по всей площадке крепости Адского Пламени.

Дракон предавался мрачному пессимизму и, воздев носовой шип к звездному небу, трагичным голосом взволнованно орал. По залам и переходам валялись в мечтательных позах дикие орки, от Оморра остались только обглоданные крылья, а начальник стражи Галгольмар слабым голосом шептал: «Что же вы меня не лечили, когда я вам говорил...»

«Темный портал» — это туда. Когда-то его показывали мне как местную достопримечательность. Теперь дорога до него занимает каких-то пару дней.

Электробанда Апраханти, как мы все помним из прошлых серий, воспользовалась услугами добродетельного шамана Золо из Затонувшего храма и неплохо поднялась на бесконечных скелетах, выпрыгивающих из его тотема. Пока паладин держал щит в слабеющих руках и танковал скелетов, шаманки росли в уровнях — с тридцать пятого и чуть ли не до самого Темного Портала. Оказалось, что сделали они это очень вовремя — разработчики уже в те дни знали, что Золо проявляет по отношению к жителям Азерота, прямо скажем, не троллью доброту. Шаманки предполагали, что легкую дорожку могут вскоре прикрыть. Так и случилось — уже в следующий вторник во время еженедельного техобслуживания Азерота бедному Золо дали по шапке, а с ним и всем его скелетам. Теперь каждый из них дает ровно 1 XP, и в гости к Золо ходить приключенцы перестали.

Прощай, милый тролль, нам было хорошо вместе.


На том бы и кончилась очередная история о скользкой дорожке к Темному Порталу, и можно было бы завершить ее моралью: «Не гоняйтесь за быстрыми уровнями, не ищите легких путей» — если бы разработчики совершенно неожиданно для всех не выкатили новую инициативу Recruit-a-Friend.

Как мы все помним, старая вербовочная программа обещала месяц бесплатной игры за друга-реферрала, который приходил в игру по особому «гостевому» ключу, потом покупал игру и оплачивал первый месяц подписки. И нельзя сказать, чтобы народ был сильно этим недоволен, особенно мультибоксеры, которые могли немного сэкономить, позвав в игру самих себя.

Но обновленная программа поразила даже бывалых игроков тем, что давала вербующим и завербованным совершенно безумные призы уже в игре. И речь идет вовсе не о покатушках на ездовой зебре и даже не о возможности призывать друг друга раз в час без помощи колдунов.

Главная новинка — тройной опыт. Именно так, весь опыт с монстров и даже с квестов умножается на три при условии, что «друг» и «приглашающий» играют вместе и находятся рядом в игре (если у них разные уровни, умножается только опыт «нижнего», что позволяет ему быстро догнать напарника).

Но даже это еще не все — на каждые два уровня «гостя» хозяин получает бесплатный уровень для любого из своих персонажей. Это обессмыслило все соревнования по скорости развития — накопив достаточно «призовых» уровней, игрок может поднять любого героя с 1 до 70 уровня за минуту.

Бесплатный призыв мелкого «друга» в любую точку карты... Возможность поднять его до 60 уровня за пару дней неспешной игры (раньше на это требовалась минимум неделя)... Призовые уровни в количестве тридцати штук с каждого «друга»... Такого в игре еще не было. И можно представить, как обрадуются знакомые и родственники, узнав, что теперь Азерот стал гораздо ближе и доступнее.

Воистину не имей сто рублей, а пригласи сто друзей, чтобы получить с каждого по тридцать уровней и зебру.


Хотя постойте... При чем здесь вообще друзья, ведь разработчики не запрещают при помощи программы Recruit-a-Friend заводить учетные записи для себя, любимого. В этом есть сермяжная правда — можно сказать себе: «Я свой самый лучший друг» — и порадовать собственных персонажей при помощи мультибокса или просто двух открытых рядом окон. Тройной опыт-то на дороге не валяется.

И что же получается? Следите за руками: можно купить одну учетную запись и развивать персонажа по старинке, уровень за уровнем, день за днем. А можно купить две учетных записи и сколотить сразу двух героев 60 уровня за несколько часов — да еще и призовых уровней отхватить.

Выходит, что вся эта затея с обновлением программы вербовки новых игроков — не столько попытка угодить друзьям и знакомым, сколько тщательная маскировка первого элемента корейской системы оплаты в World of Warcraft.

Я не буду укорять разработчиков за то, что они отступаются от строгих принципов равенства возможностей для всех подписчиков. В конце концов, тем самым они «монетизируют» всех, кто искал способы обойти игровую механику. Не нужно будет искать «нового Золо», осваивать «развитие по-афински», скачивать «Руководство по оптимальному развитию» или по десять раз зачищать одно и то же подземелье веселым паровозом. Достаточно раскрыть кошелек, чтобы героя доставили прямо на 60 уровень «зебра-экспрессом».

Мир меняется, и правила игры меняются вместе с ним. Игроки получат свои уровни, Blizzard получит свои деньги — все счастливы, бодры и веселы: Нортренд ждет! И все же немного жаль старый мир, в котором дорога до 60 уровня была хоть маленьким, а достижением.


Вербовочная программа — еще и совершенно прозрачное приглашение попробовать свои силы в игре сразу за несколько персонажей. Чтобы догадаться до этого, не нужно быть Шерлоком Холмсом — ведь призовой опыт не дается одному персонажу — играть надо как минимум парой. Похоже, наплыв мультибоксеров не за горами, ведь новым мультигероям уже не страшен разделенный на пять опыт. И заводить дополнительных персонажей иначе как с помощью программы Recruit-a-Friend просто нет смысла. Ты мультибоксер? Получи награду!


Призовой тройной опыт не будет вечным. После трех месяцев сладкая жизнь кончится, но это не проблема. Подлетное время к 60-му уровню — два дня. За три месяца можно просто так, шутки ради, играя левой задней ногой, подтащить к Темному Порталу героев всех классов и попробовать все интересные комбинации мультибокса.

Обратным действием программа не обладает, и можно представить себе огорчение тех, кто поспешил пригласить друга или завести мультигероя за день, неделю или даже месяц до того, как «План «Зебра» вступил в силу.

Но еще обиднее жителям тех европейских стран, где действуют беспощадные, жесткие и при этом довольно-таки туманные законы против финансовых пирамид. Повезло тем, кто живет в Австрии, Финляндии, Франции, Германии, Италии, Нидерландах, Великобритании, Норвегии, Швеции, Греции, Ирландии, Бельгии и Испании. Жители всех остальных стран из европейской зоны World of Warcraft развивают персонажей по старинке — их правительства позаботились о том, чтобы они, не дай бог, не начали кататься по Азероту на собственной зебре.

А что же у нас? В России программа Recruit-a-Friend не действует, но разработчики заверяют, что это временное явление. Очень может быть, что сейчас, когда вы читаете эти строки, Blizzard уже расщедрились на зебр и для нас.


***

И запестреют леса Эльвина и поля Каз-Модана полосками белыми и черными, навевая на философские мысли о жизни. И это, конечно же, будет та еще история.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.4
проголосовало человек: 150
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования