КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХРОНИКИ ВИРТУАЛЬНЫХ МИРОВ

Автор материала:
Тимур Хорев
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№12 (85) декабрь 2008
вид для печати

World of Warcraft
Пятеро шаманов - 2

Жанр:
Издатель:
Blizzard Ent.
Системные требования:
PIV-1.2GHz, 256MB, 32 MB video, 56k (PIV-2.4GHz, 512MB, 256 MB video, broadband)
Адрес в сети:
Рейтинг: 98%

Тауренский воин попал в переплет. Вздумав взять штурмом маленькую крепость демонических краснокожих орков, он в пылу сражения не заметил дежурившего за углом некроманта — и теперь призванные скелеты осыпали быка градом ударов, враг издали метал заклинания, а недобитый беглец успел привести за собой дрессировщика и его черного волка. Через несколько секунд на несчастного таурена наскакивали сразу пятеро, а из-за угла швырял черные молнии сам наглый некромант. Здоровье стремительно падало, а бежать к спасительным холмам Адского Пламени пришлось бы через весь внутренний двор, где неудачливого быка, несомненно, отловили бы патрули. Будущее выглядело мрачно. Таурен взревел, взмахнул секирой и приготовился дорого продать свою говяжью жизнь.

Мультигерой оставляет за собой пылающие руины.

Внезапно двор осветился — небо словно расколола молния. Извивающийся белый пучок чистого электричества ударил в красную морду орка — от него остались лишь дымящиеся ботинки. Черный волк с визгом подпрыгнул, упал и больше не поднялся, скелеты разлетелись на мелкие косточки в пучках серебристых искр, а некромант внезапно замолчал, словно пребывал в легком шоке, — и следующая молния утихомирила его навсегда.

Таурен пару секунд стоял, воспринимая новую реальность: только что он готовился к гибели, а теперь двор пуст. Кто все это сделал? Кто за три секунды снес всех врагов стремительным домкратом? Воин обернулся и попятился: в цветном сиянии тотемов перед ним стояли пять драэнейских девушек — белобрысых, синекожих... Одинаковых. Жутких.

— Му-у, — произнес таурен, машинально доставая аптечку.

— Да ладно — не за что! — ответила одна из шаманок, после чего все пятеро синхронно воздели руки к небу, откуда с громом снизошел на них электрический заряд.

Новая надежда

Он и в третий раз ходил за елкой, и добыл ее. Но это было уже весной, и он отнес елку обратно.

м/ф «Падал прошлогодний снег»

Нет ничего хуже для моих агентов в Азероте, чем работать во времена больших перемен. Только я схожу в Ан-Кирах, сердце азеротской мечты, как грянет Пылающий Поход — подземелье устареет и станет пустым, как города-призраки. Только мои мультишаманы научатся извлекать из подземельного босса Золо ценный опыт, как беднягу упразднят, заменив на тройной опыт, получаемый через иезуитски хитрую систему приглашения друзей. Только шаманки из банды Апраханти ступят на просторы Драэнора, как локализованный Азерот превращает Внешние Земли в Запределье. Колеблет этот мир ветер перемен вот уже месяца два, а ведь самые главные изменения еще впереди!

К ним надо быть готовым, так что моя команда персонажей почти в полном составе приземлилась на Азурегосе, лишившись при переезде и уровней, и вещей, и сувениров, накопленных за долгие годы на далеких заморских серверах. Но уровни — дело наживное, а вещи в эпоху больших перемен не имеют никакого значения.

Время вечернего представления в Штормграде.

Мелкий колдун Теемон прибыл на Азурегос первым и обеспечил мягкую посадку остальным. В лесах Тельдрассила обосновалась эльфийка Теемона и там зазимовала. Паладин Торвар взял в руки измочаленный молоток, стукнул первого волчонка в заснеженной долине холодного ветра и прослезился от ностальгии.

А шаманки... Да, я знаю, что вы будете смеяться, но это произошло опять. В третий раз подряд из-под обломков спасательных капсул Экзодара выползли они — пять белобрысых шаманок, адептов странной науки мультибокса.

— Ты? — спросила шаманка подругу.

— Я, — подтвердила та.

— И далее по тексту, — дружно ответили еще трое.

При виде пятерых новеньких пушистые бабочки на всем острове впали в истерику.


На этот раз я решил назвать свою третью партию мультигероев в честь первопроходцев — небезызвестных Хажара-Сагаана-Нойона. Их было всего трое — и были они едины в своей тройственности. Триединство на заморском наречии звучит как «тринити». Но мои шаманки были драэнеями, поэтому имя им было дано с драэнейским акцентом — Тринаанити.

Под знаком зебры

— Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья? — спросил Остап. — Только подсчитайте все.

— Сто рублей, — ответил Балаганов, с сожалением отрываясь от хлеба с колбасой.

И. Ильф, Е. Петров, «Золотой теленок»

Помните, я еще недавно жаловался на «ловушку для мультибоксеров» — моя команда Апраханти из-за поделенного на пять опыта не успевала брать уровни, то и дело застревая без квестов? Положение было неприятное — чтобы не оказаться в этой ловушке, приходилось брать все подряд квесты, включая и собирательные.

«Так... Ну и кто первым предложил накопать червей для рыбалки?»

Теперь, когда новые пять шаманок команды Тринаанити оказались заветными подружками под благословением «Приглашения друга», входящий опыт утроился, и проблема исчезла. Забыта как страшный сон. Растворилась словно утренний туман. Развитие стало выглядеть примерно так: «Квест, квест, квест... Ой, уровень! Квест, квест, квест... Ой, еще один! Время двигаться дальше! Квест, квест, квест... Да что же это такое — опять уровень!»

Задания в списке зеленели как трава на лугу — через каждые пять-шесть уровней приходилось вытряхивать из него устаревшие квесты. Шаманки пронеслись ураганом через драэнейские острова, делая в лучшем случае треть всех доступных заданий. Разгромив энергоблок эльфов крови и разобравшись с их ручным эредаром, мультикоманда, набравшая уже двадцать третий уровень, переправилась с пересадками в Восточные королевства, где с разбега влетела в Сумеречный лес с молниями наперевес.

Бедный, бедный Мор-Ладим! Он, похоже, так и не понял, что с ним случилось. Никто в Сумеречном лесу не смог перечить шаманкам — ни воргены с севера, ни огры с востока, ни скелеты с юга. Лишь небезызвестный Сталван Мистмантл, обитающий в домике к северу от города Темнолесья, попытался сопротивляться и даже ликвидировал одну из шаманок... но он был один, а нас — пятеро. Расклад — не в пользу старого Сталвана.


Чем хороша игра «Под знаком зебры»? Тем, что можно придирчиво выбирать задания, брезгливо отбрасывая те, где предлагается что-то собрать или бежать неведомо куда. Можно подбирать задания удобные и несложные — один к одному. Ведь нет смысла заставлять команду друзей вытряхивать из кабанов потроха, когда выгоднее отправить их на бой с каким-нибудь Злыднехвостом, наводящим ужас на всю округу. Мои шаманки соглашались на «собирательные» задания лишь в редких случаях — когда «неудобный» квест предварял длинную и интересную цепочку заданий или когда выбора все равно не было — так, мультигерою пришлось изрядно поколотить водяных духов, чтобы собрать ингредиенты для тотема воды. Это был хороший повод вспомнить старые времена, вздрогнуть и отправиться дальше.


Теемон после экспроприации шаманками денег просто-таки на себя не похож — он бродит повсюду, словно бледная тень прежнего колдуна.

По накатанной дорожке шаманки пошли на юг, к повстанцам Курцена и в охотничий лагерь Хеминга Эрнестгуэя младшего. Вскоре под натиском мультигероя пала вся Тернистая долина, и путь героев повторился как встарь через все Восточные королевства и Калимдор — нагорье Арати, Танарис, Внутренние земли (очень хорошее место для мультигероев), Тлеющее Ущелье, Пылающие Степи, кратер Ун-Горо, зачумленный северный Лордаэрон, заснеженные Зимние ключи.

Но пока звенели уровень за уровнем, обнаружилась новая большая проблема. Шаманки дружно подхватили болезнь святого Франциска. Попросту говоря, у них не осталось медяков на тренировку умений. Уровни приходили слишком быстро, чтобы можно было хоть сколь-нибудь серьезно заработать на наградах. Шахтерские потуги Тринаанити приносили денег разве что на одного шамана, но нас-то было пятеро!

Выбора большого у команды не оставалось. Одним прекрасным вечером мелкого колдуна Теемона, которому только-только стукнуло двадцать три, зажали в углу пять шаманок — очень страшных и ужасно рукопашных: «У тебя, понимаешь, счастливое детство, а у нас, понимаешь, закончились средства».

Ничего не поделаешь, пришлось поделиться. Завалявшаяся у колдуна пара сотен золотых буквально спасла мультишаманок. Деньги у мелкого колдуна завелись давно и случайно, когда добрая душа сводила его в подземелье Штормграда — там совершенно неожиданно упала пара синих вещей, которые удачно продались на аукционе и обеспечили стартовый капитал.

Двести золотых — деньги небольшие, но шаманкам этого хватило, чтобы с грехом пополам выучить самые нужные заклинания и умения.


***

Без особой спешки, за три дня, шаманки добрались до 60 уровня, и «опыт с тройным опытом» успешно завершился. Дальше им придется опираться на собственные силы. Но пока они шли к заветной цели, у четверых из них накопилось по двадцать девять призовых уровней. Что с ними делать? Как потратить?

Особый, уличный паладин

Невозможно решить проблему на том же уровне, на котором она возникла. Нужно стать выше этой проблемы, поднявшись на следующий уровень.

А. Эйнштейн

Этот день в Штормграде запомнили надолго. Началось все достаточно безобидно и в снегах Каз-Модана. Там, на полянке Холодной долины, появился из ниоткуда рыжебородый паладин. Его волосы были уложены в длинный хвост, а борода — заплетена в две косички.

Звали паладина просто — Торвар.


«Ой, что это со мной? Еще один уровень?»

Немудреная стартовая одежка да измочаленный деревянный молот — вот и все его снаряжение. Вздохнув пару раз по потерянным фиолетовым вещицам, Торвар бросился на местных волков и с их любезной помощью добрался до третьего с половиной уровня, после чего испытал новые загадочные ощущения — кто-то взывал к нему через время и пространство. Неужели это колдун затеял ритуал призыва? Нет! Это одна из шаманок, сидя в Штормграде, решила попробовать в действии призыв друга, которым могут ежечасно пользоваться любые классы и без всякой посторонней помощи (правда, на шестидесятом уровне это умение пропадает, но в тот день шаманка еще до него не добралась).

Оказавшись в большом и шумном городе, Торвар убедился, что до четвертого уровня ему осталось совсем чуть-чуть, а затем прошелся по главной площади туда-сюда и зычно крикнул:

— Внимание! Внимание! Через пару минут на площади Штормграда состоится удивительное представление! Паладин невозможно низкого уровня (это я) исполнит смертельный номер «Динг-динг-донг»! Спешите видеть!

Две шаманки в этот самый момент притаились на верхнем этаже городской таверны и разминались, переговариваясь и хихикая. Паладин подождал, пока вокруг него соберутся зеваки, и громко заговорил.

— Вы знаете, в последнее время как-то странно себя чувствую! Такое ощущение, будто я вот-вот возьму...

И в этот самый момент шаманка передала Торвару один из призовых уровней.

...уровень, — закончил он речь, освещая площадь желтой вспышкой.

В тишине послышался стук челюстей о брусчатку. Потом народ загомонил.

— Как ты это делаешь?!!

— О боже, это жулик, нужно скорее доложить куда следует!

— А можно и мне пару уровней, пожалуйста-пожалуйста?

— Мы честно набирали уровни, а этот жулик просто берет и...

Паладин, выслушав возгласы, сказал:

— Вы знаете, а ведь это странное щекочущее ощущение возвращается! Ой-ой-ой! — и снова осветил площадь вспышкой свежеполученного пятого уровня.

Публика перешла в состояние гаки (это состояние голодных духов). Они спорили, кричали, жаловались, ругались и бегали кругами, схватившись за голову. Те, кто был в курсе, чем может быть вызван такой «синдром спонтанного развития», тихо хихикали в кулак и поздравляли Торвара с каждым новым уровнем.

Вот паладин шестидесятого уровня. А по виду и не скажешь.

А он тихонько рос себе и рос, сопровождая каждый «динг-динг-донг» удивленными словами: «Что же это со мной происходит? Может, это такая паладинская болезнь? Неужели мне так и не вылечиться до 70 уровня? А что если болезнь не остановится на этом? Что, если я стану боссом? О ужас!»

Что в этот момент творилось на площади — ни в сказке сказать, ни пером описать. Собственно, паладин запомнил очень мало из того, что говорилось и кричалось вокруг него, так как ему непрерывно шептали разные люди — одни слезно просили и им подбросить пару уровней, другие старались выпытать его секрет, третьи возмущались жульничеством или восхищались выступлением.

Представление было однообразным — паладин поднимался и поднимался, шаманки выдавали уровень за уровнем. Закончилось оно, когда паладину стукнуло пятьдесят девять. При этом почти целиком заполненная полоска опыта сохранилась. До юбилея Торвару осталась пара десятков тысяч единиц опыта.


Пятьдесят девятый уровень. Его паладин набрал за каких-то полчаса кривляния на площади. Выглядел он по результатам «скоростного развития» — бомж бомжом. Из одежды — то, что было на нем в момент рождения. Из оружия — тот самый истерзанный деревянный молоток. Ни одного умения, кроме тех, что были даны на первом уровне. Торвар не знал, с какого конца подступиться к мечу, булаве и даже алебарде. Да что там — он даже доспех надеть не мог!

Команда Тринаанити готова была заняться его развитием — научить обращаться с мечом и щитом, подбросить пару сотен золотых на уроки паладинских заклинаний, обеспечить прикрытием и даже поводить по подземельям. Но это будет потом, а сейчас дороги судьбы вели шаманок за Темный портал.

Космический электрошок

— Надвигается гроза, а молнии — форма статического электричества, что было впервые доказано... кем?

— Бенджамином Франклином.

— Правильно.

т/ф «Доктор Кто»

Дорога от красных холмов Адского Пламени и до северных островов Пустоверти знакома всем — каждый из нас прошел ее не раз. На этот раз у шаманок не осталось козырей вроде тройного опыта, так что им пришлось браться за все задания, вычесывая квесты до последнего. Редко когда скорость развития превышала пятьдесят-семьдесят тысяч единиц опыта в час, и где-то вдали маячил зловещий призрак голодного бесквестья. К счастью, он уже не угрожает новым мультигероям — в последней заплатки демиурги круто срезали опыт с уровней от 60 до 70, ибо негоже героям в Запределье ковыряться, когда их ждет Нордскол.

«Команда Тринаанити спешит на помощь!»

Медленное развитие — это не здорово, но команда есть команда, а пять молний — безумная электрическая мощь, пришедшая в Азерот словно из лаборатории такого же безумного ученого. Враги дохнут с полпинка — к этому, как и ко всему хорошему, быстро привыкаешь. Нечаянно встреченный элитный монстр — уже не повод рвать когти, а лишь источник легкого раздражения: ходють тут всякие, электричества на них не напасесси (конечно, я не говорю про сквернобота, топчущего поля Адского Пламени, — он смертелен даже для пятерки шаманов).

Там, где герои стихийно собираются в стайки, чтобы одолеть особо сложный групповой квест, мультикоманда проходит без запинки, втаптывая элитных монстров в грязь коваными кольчужными сапогами. Лишь в трех случаях группе Тринаанити пришлось искать помощь.

Первым оказавшимся нам не по зубам монстром стал Аразий Жестокий из болот Аггонара. Чтобы его забодать, пришлось выписывать из Шаттрата знакомого разбойника. Нам помогли еще и герои, которые стояли в очереди на того же демона, — чем быстрее, мол, сдохнет, тем быстрее вернется.

Второй проблемой оказался Круг Крови в Награнде — биться с гладиаторами шаманкам тогда помогли случайно оказавшиеся там же герои — друид медвежьей наружности Ксенофонтыч и юная лечащая паладинка Пелагия. Друид помогал подруге справиться с заданием, и оба были не прочь поддержать мультикоманду — просто так, чтобы посмотреть на Тринаанити в действии.

В сражениях за звание чемпиона арены шаманки все как одна взяли уровень 66 и тут же попросили Ксенофонта и Пелагию помочь с Дарном Ненасытным — небезызвестным гронном, нарезающим круги возле гигантского алмаза на юге Награнда. Друид засомневался в способностях Пелагии вылечить ужасные раны от лап гронна и попросил мультишаманок при случае бросить пару лечебных заклинаний. Но он, похоже, прибеднялся — Пелагия удержала его под гронном, и Дарна мы уронили так быстро, как только и может ронять чудищ команда, состоящая целиком из шаманов.

Даже сыновья Груула для шаманок больше не опасны. В случае чего поможет орудие шаманского пролетариата, ожившие булыжники.

Больше никто из страшных чудовищ не оказал мультикоманде сколь-нибудь серьезного сопротивления: ни жертвы амбиций Хеминга Эрнестгуэя старшего, ни похитители маленького Корки, ни пес Уворос, ни Сал-Салабим со своими должниками, ни ворон с Костяных Пустошей, ни дракон оттуда же. Даже гронны из сыновей Груула не смогли продраться сквозь заслон из пяти каменных элементалей — их шаманки получили как раз на 66 уровне: пять личных танков, пять суровых булыганов, специально предназначенных для сражений с теми, кого нельзя допускать до хрупких шаманских тушек.


Порой мультишаманкам бывает одиноко. Они предоставлены сами себе, им, по большому счету, не о чем разговаривать друг с другом. Они могут убить в округе кого угодно, но цена тому — игра по большей части «соло». У одиночных игроков проблема другая: им, чтобы забороть особо неприятное чудище, нужно объединять силы — порой с малознакомыми персонажами, от которых можно ждать чего угодно. И, спрашивается, как, в ответ на очередной вопль: «Помогите убить слоника!» — не воскликнуть на весь Награнд: «Команда Тринаанити спешит на помощь!»

— Приглашай в группу, — шепчет охочий до слоников герой.

— Чего не могу, того не могу, — отвечает Тринаанити. — Группа полная. Ну да ничего. Встречаемся на слоновьем холме.

Надо лишь подождать, пока элитный слоник не получит первый удар и не посереет. После этого он ликвидируется в два-три залпа, и ошалевший от такой мощи охотник за легендарными бивнями кричит вслед: «Спасибо, команда Тринаанити!»

С великой силой приходит и великая ответственность. Команда Тринаанити спешит на помощь!


Гром и молния! Для слоников спасения нет!

Случалось помогать и ордынцам, попавшим в явно затруднительное положение. Например, кокнуть калифа Жало Скорпиона для несчастного дохлого разбойника, который хоть убей не мог справиться с самим калифом и его двумя помощниками. А что — если ты нежить, то уже и не человек? Когда-нибудь потом, на поле боя или на арене мы будем увлеченно кромсать друг друга, но сейчас калиф должен умереть.

Приходилось снимать пучком молний монстров, накинувшихся толпой на явно слабеющего героя. Порой команда Тринаанити просто «роилась» в местах скопления приключенцев, стоящих в очереди на важного монстра. Так уж принято на Азурегосе — если уж стоишь без дела, хоть помоги доконать очередного Жутеглаза Пупырчатого.

Приходилось команде Тринаанити даже танковать Ненасытного Дарна, когда мы вызвались помочь с этим награндским гронном. Бой начался как обычно, но чужой танк гронна не удержал (и мы со своими критическими молниями танка за это не виним), и Дарн бросился на нас. Каждую шаманку он вбивал в землю с трех ударов. Но пятнадцать ударов — дело довольно долгое и на последней шаманке гронн таки сдох. «Мы вам Дарна танковали — теперь воскресите нас!» — капризно потребовала единственная уцелевшая шаманка.

Мы все — отсутствуем

В Германии иметь фамилию Мюллер — все равно, что не иметь никакой.

х/ф «Тот самый Мюнхгаузен»

Гильдия — это не только способ объединить игроков по интересам, но и возможность заявить о себе. Вдобавок для мультигероя это отличный способ обмениваться вещами не через торговый интерфейс, а через банк гильдии, и там же хранить вечно мешающиеся в мешках ингредиенты.

Мысль затолкать мультишамана в собственную «гильдию для одного» возникла у меня давно. Но как назвать эту гильдию? Вариантов было много: «Не убегайте от нас», «Единство непохожих», «Коллективный разум», «Рой», «Один из пяти», «Так много тотемов» — вплоть до банальной «Атаки клонов». Но после долгого размышления к шаманкам (ко всем сразу) пришла оригинальная идея — назвать гильдию так: «Отсутствует».

Успех был полным. Это название смущало друзей и приводило в замешательство врагов. Как так — шаманки вроде как отсутствуют, но при этом бегают и сражаются?

Доходило до того, что люди спрашивали: «Если вы играете мультибоксом, то почему не объединитесь в гильдию, чтобы обмениваться вещами через банк?»

«Вообще-то... глянь внимательнее»

«Ой! Не заметил. С вами с ума сойдешь!»

«Не такой ты и страшный...»

— Так... Чемодан большой, тяжелый. Как говорится, вот он. Чемодан маленький, легкий. Как говорится, вот он. Слуга, небольшой, одна штука. Вижу. А это — что?

— Это слон! Он здесь купленный!

м/ф «Следствие ведут колобки»

Подземелья... А что подземелья? Уровне на шестьдесят первом я погнал шаманок в Сколоманс (ныне — Некроситет), не корысти ради, а токмо волею пославшего меня Алексея Барова. Навестить школу колдунства обязан каждый мультигерой ради одной-единственной вещицы — колокольчика Баровых. Этот немудреный на вид брелок дает нам возможность показать особенный уличный фокус, неизменно приводящий публику в шок.

Если в Запределье героям удалось обновить гардероб и набрать некоторую осязаемость, то в Сколомансе они не встретят ровным счетом никакого сопротивления. Ватные скелеты падают на втором залпе, маги швыряют свои заклинания в заземляющие тотемы, а призрачные учителя не успевают показать ни одного из своих фокусов.

Если присмотреться, вверху картинки можно увидеть печальную физиономию избиваемого бессмертного стража.

В незапамятные времена костяной голем в подвале наводил ужас на всех танков — он бил их как бампер сусликов, и мои шаманки, признаться, с немалым трепетом спускались в склеп. Но ничего страшного не произошло: голем старательно колупал мультигероя, но нанести существенного урона ему просто никто не дал. Залп, залп, залп. Унесите пудинг.

Настоящие проблемы начались перед дверью в лекционный зал — там нас подстерегали зомби, после смерти растекающиеся убийственной зеленой лужей, и скелеты, неуязвимые к магии. Пришлось следить за шаманками, чтобы они невзначай не залезли в зеленую лужу, и колотить скелеты кинжалами впятером. Кинжалы были заряжены Яростью Ветра, но помогало это мало.

Помня о дурных нравах этих скелетов, я еще перед походом в Сколоманс вышел на холмы Выжженных земель, что у Темного Портала, и поманил пальцем Слугу Аругала. Этих товарищей все кому не лень используют для тренировки оружия. Через минуту пробегающие по своим делам ордынцы узрели незабываемую картинку: пять драэнеек, выстроившись кругом, тыкают в бедного слугу кинжалами под бледное мерцание двадцати тотемов, и над каждым кинжалом то и дело взвивается вихрь — сработавшая Ярость Ветра. Уверен, что в тот день пара ордынцев бросила пить.

В Некроситете скелеты-безобразники оказались на полу, сраженные пятью кинжалами, — нашим героям открылся путь во дворик, где бродили неразговорчивые студенты, и в алхимическую лабораторию — там лич Рас Снегошепот склеился так быстро, что не успел ни приморозить Тринаанити с командой, ни даже отшвырнуть к стенке. Примерно с таким же успехом боролись с шаманским вторжением другие учителя и даже сам ректор. Самым сложным боссом оказался Теоден Крастинов — еще один бампер для незадачливых танков в прошлом. Крастинов один умудрился ухлопать одну из шаманок, прежде чем его удалось утихомирить. Любопытной проверкой макросов оказались заразные зомби, напирающие всей толпой, — их пришлось водить по этажу кругами, оставляя за собой замедляющие тотемы и огненные тотемы-гранаты.

Собранные по подземелью документы шаманки отдали последнему из рода Баровых. Осталось лишь сбегать к лагерю Орды и уничтожить одним залпом его восставшего из мертвецов брата, чтобы получить награду — колокольчик.

Этот самый колокольчик может раз в десять минут призвать трех крестьян, которые несколько секунд ошиваются вокруг героя, а потом бесследно пропадают. Ничего особенно зрелищного в этом нет — если только в колокольчик не звонит мультигерой.

Пятнадцать крестьян, словно беспощадный и бессмысленный бунт, выскакивают как из-под земли — и у зрителей глаза на лоб лезут: откуда взялась вся эта толпа? Если сразу же начать водить шаманок туда-сюда, крестьяне суетливо бегают вокруг, мечутся и изображают бурную деятельность. Недолго продолжается это представление, но публика каждый раз выпадает в осадок.


На шестьдесят втором уровне команда Тринаанити ринулась на покорение Бастионов Адского Пламени, чтобы выяснить: в чем же разгадка успехов мультибоксеров, одолевающих запредельные подземелья без помощи танков?

«В настоящий момент вся гильдия отсутствует. Говорите после сигнала».

Оказалось, что секрет прост: то, что не успеет до тебя добежать, не сможет тебя ударить. Монстры Бастионов падали практически на месте, и лишь последние оставшиеся в живых (в еле живых) успевали нанести пару ударов до своей бесславной гибели.

С боссами чуть сложнее. Первый из них, начальник стражи Галголмар, успел прикончить двоих шаманок, прежде чем склеил ласты сам. Зато демон Омор Неодолимый перед гибелью не нанес шаманкам вообще никакого урона (его заклинания попадали в заземляющие тотемы) и не успел призвать ни одну из своих фирменных адских гончих.

Но дракон Назан с всадником Вазруденом заставили команду мультишаманок попотеть. Вазруден умер сравнительно быстро, но плевки дракона сверху изрядно пожгли неповоротливого мультигероя. Не помог даже противоогненный тотем. Когда же дракон приземлился, дело стало совсем кислым — разойтись в стороны шаманки просто не успели и дружно пали под его огненным дыханием.

Восстав из мертвых, один элемент мультигероя поднял других, и тут обнаружилось, что группа оказалась по другую сторону от орков, стерегущих проход на посадочную площадку. Разве не славно? Теперь шаманки аккуратно выстроились вдоль края площадки на расстоянии десяти метров друг от друга, и сражение прошло куда удачнее — Назан уже не мог жечь глаголом всех сразу, и оставшиеся в живых элементы мультигероя все-таки добили его.


Кузня Крови оказалась для мультишаманов совсем простым подземельем — первый босс (демон Мастер) оказался настолько ватным, что упал за пятнадцать секунд электрических процедур. Злобоглаз Броггок совершенно неожиданно оказался проблемным: сражение с орками, выбегающими из темных альковов, вытянуло из шаманов всю ману, и выплывшего на шум злобоглаза шаманки встретили буквально сухими. Броггок — слаб, но шаманки без маны — еще слабее. К счастью, когда мультигерой пал от ядовитых плевков, злобоглаз остался висеть в комнате и со второго раза был мстительно подвергнут электропыткам.

Последний босс, Келидан Разрушитель, имел дурную привычку кричать: «Подойдите поближе!» — и потом разряжаться мощным взрывом, и это немало беспокоило шаманок. Но погиб он так быстро, что не успел взорвать свою личную бомбочку ни разу.


Узилище? Команда Тринаанити бросилось в это подземелье на шестьдесят пятом уровне и не испытала никаких проблем вплоть до последнего босса — ядовитого великана Квагмиррана, о которого шаманки обломали зубы. Несмотря на тотемы противоядия, защиты от магии природы и благословение от спасенного друида, вся группа сдохла раньше, чем запинала гиганта. Быть может, дело было не только в его привычке чихать ядом сразу на всех, но и в невысокой уязвимости к магии природы.

А еще недавно в Шаттрате розовые слоники завелись. Правда, увидеть их может только тот, кто неслабо зальет за воротник.

Ладно, пытаемся во второй раз. Как и в случае с драконом, шаманки попробовали выстроиться подальше друг от друга — полукругом, чтобы яд попадал на одну, максимум двоих... Бежим, он опять нас заметил!

Оказалось, что бежать бесполезно.

Попытка номер три оказалась успешной — шаманки из последних сил одолели великана.


Когда на шестьдесят шестом уровне у шаманок появились тотемы элементалей земли, обычные подземелья перестали быть проблемой вообще. Пять булыжников давили любых боссов, как пять тяжелых танков, — конечно, даже элементали рассыпались в пыль под ударами особо нехороших чудовищ, но времени на то, чтобы расковырять любого босса, хватало с лихвой. Особенно хороши каменюки были в сражении с живым вихрем Бормотуном — они оказались неуязвимы к его звуковым ударам.

Вообще, мультигерою нет особого смысла лазить в подземелья ради добычи. Слишком уж много сил и времени уходит на то, чтобы выбить одну-единственную вещь для всех пятерых шаманов. То ли дело — ценные героические жетоны (их получают все шаманы сразу) или редкие ресурсы вроде растений Нижетопи.

Но есть в Запределье место, куда еще недавно шаманы-клоны ходили как на работу. Это — Механар. Приходят сюда мультигерои за одной-единственной вещью — тотемом Бездны. Это не обычный шаманский тотем, а реликвия, которую вешают на персонажа. Для шамана стихий тотем Бездны — идеален, ибо он увеличивает урон от молний — и обычных, и цепных — на 55.

Добраться до этого тотема можно минут за двадцать — надо всего лишь одолеть двух мини-боссов и открыть упавшими с них ключами тайник Легиона. Если повезет — внутри будет лежать тотем. Команде Тринаанити повезло с первого же раза.

Пока еще нет доступа в Механар, команда может пользоваться тотемом Бури шестидесятого уровня. Он тоже увеличивает урон от молний, но лишь на 33, и продается на аукционе, но попадает туда довольно редко — его нужно отслеживать и ловить.

Четыре шамана и собака

Хэвермейер был ведущим бомбардиром. При заходе на цель он никогда не делал противозенитных маневров, подвергая таким образом дополнительной опасности все экипажи, летевшие с ним в одном строю.

—  Хэвермейер, какого дьявола ты не делаешь противозенитного маневра? — яростно набрасывались на него летчики после возвращения с задания.

— Эй вы, оставьте капитана Хэвермейера в покое! — обычно говорил в таких случаях полковник Кэткарт. — Он же, черт побери, наш лучший бомбардир.

Джозеф Хеллер, «Уловка-22»

Первое столкновение с Ордой произошло еще во время летнего празднества. В Штормград тогда то и дело вбегали ордынцы, старающиеся похитить наш огонь, а команда мультишаманов, которым тогда было около сорока, пыталась их притормозить ледяными шоками.

Обычно гонцы из Оргриммара прятались в Тюрьме (как символично!), но как-то раз они напали на город со стороны ворот. Выпустив в воюющих ордынцев пачку молний и испугавшись собственной смелости, шаманки поспешили утечь в город. Вряд ли мы в кого-то попали — все-таки разница в тридцать уровней. Но лиха беда начало!

Пять драконов улетают в закат, чтобы провести пять разведок. За нее нам дадут пять наград.

Второе боестолкновение с врагом случилось уже на холмах Адского Пламени, когда шаманки делали квест на захват трех башен. Помню, команда как раз взяла одну башню и в виде волков огибала угол, когда навстречу выскочил кто-то. Кажется, это был маг, эльф крови. Трудно было рассмотреть точно — с перепугу мы выпустили в него пять молний и припечатали пятью шоками. На этом бой закончился.


Уже потом шаманки осмелели и запросто отправлялись на защиту PvP-объектов. Помню, как мы впервые столкнулись с хорошо снаряженным противником. Это произошло в Награнде, когда команда Тринаанити решила проверить, кто же это бомбит исконно драэнейский город Халаа.

У насеста виверн никого не было — враг в этот момент летал над городом. Одна из шаманок уничтожила насест, и мы приготовились к бою. Ждали мы долго и, когда уже шаманки совсем было потеряли надежду и убрали тотемы, с бомбардировки вернулся тауренский воин-семидесятник.

Он увидел нас, мы увидели его. Пару секунд длилась немая сцена, пока команда Тринаанити спешно выставляла «боевые двадцать». Потом таурен, видимо, решил, что его гладиаторский костюм позволит легко справиться с нахальными шаманками, которые к тому же были на пять уровней младше его.

Бык ринулся на нас, размахивая огромной фиолетовой секирой, — он не успел добежать до нас, как в морду ему влетели пять критических молний. Вообще, шанс промазать при такой разнице уровней был довольно велик, но нас поддерживали таланты на меткость заклинаний, и вдобавок к этому у наших ног стояли пять тотемов Гнева старого образца (бой произошел до того, как обновление сделало этот когда-то легендарный тотем почти бесполезным).

Таурену поплохело. Он настолько растерялся, что словил еще пять шоков и только тогда догадался попытаться зайти шаманкам за спину. Но команда Тринаанити развернулась и еще одним залпом свела здоровье быка к нулю.

В Острогорье шаманок можно было узнать по добрым-предобрым глазам.

Бедняга явно в первый раз столкнулся с феноменом мультибокса. Только это объясняет его странную нерешительность, когда он прибежал с кладбища и возродился. Он сидел на краю обрыва и задумчиво жевал, когда шаманки вновь заметили его, подбежали и недвусмысленной угрозой вновь начали выставлять тотемы. Бык почуял неладное.

Первая пачка тотемов. Таурен решил не вступать в бой и начал седлать виверну.

Вторая пачка тотемов. Таурен продолжает седлать виверну.

Третья пачка тотемов. Виверна взнуздана!

Четвертая пачка тотемов — шаманки начинают произносить заклинание молний. Обеспокоенный бык пришпорил виверну и взлетел в воздух. Он бы мог выжить, если бы догадался слететь с обрыва туда, где мы бы его не достали. Но он почему-то задумчиво полетел над нашими головами куда-то на восток.

В зенит, словно ракеты ПВО, устремились пять молний. Туда же жахнули пять шоков.

Через пару секунд труп быка упал на землю у моста.


На третий раз бык догадался прыгнуть с обрыва, едва только до него долетели первые молнии. Вот только в этот момент с ним не было его верной виверны. Таурен с грустным мычанием улетел куда-то вниз за обрыв, и через пару секунд оттуда выплыло его звание — посмертно.

Буря в снежной пустыне

Четверо таких людей, как они, четверо людей, готовых друг для друга пожертвовать всем — от кошелька до жизни, — всегда поддерживающих друг друга и никогда не отступающих, выполняющих вместе или порознь любое решение, принятое совместно, четыре кулака, угрожающие вместе или порознь любому врагу, неизбежно должны были, открыто или тайно, прямым или окольным путем, хитростью или силой, пробить себе дорогу к намеченной цели, как бы отдалена она ни была или как бы крепко ни была она защищена.

А. Дюма, «Три мушкетера»

Нечего было и думать всерьез заниматься соревновательными сражениями на исходе гладиаторского сезона и за считанные недели до пришествия Короля-Лича. Но попробовать сражения на полях Альтерака до последнего обновления шаманской команде довелось.

В единстве таится огромная сила — там, где неуверенно себя чувствовал паладин-танк Торвар, пять сине-зеленых шаманок творили настоящие чудеса — конечно, при условии, что их не трогали. Увереннее всего они чувствовали себя в обороне — взобравшись на холм, обставившись тотемами и истребляя героев Орды на подходе к базам и кладбищам.

Альянс на поле сражения Альтерака выглядит примерно так же.

По отдельности шаманы со столь скудным снаряжением были бы немощной командой, слабым звеном во всем рейде. Но, соединенные в единый разящий кулак, они — мощное переносное орудие, способное истреблять по одному ордынцу за пару залпов.

— Кто это? — спросил как-то очередной игрок, еще не знакомый с концепцией мультибокса.

— Это, брат, шаманская турель, — ответили ему.

И действительно, пять шаманов — это переносная укрепленная позиция, способная довольно долго обороняться против неподготовленного врага (ключевое слово «неподготовленного»). В обороне мы хорошо держим мосты и кладбища. В атаке мы превосходно истребляем защитников — при условии, что нас сопровождает прикрытие. Мультибокс — как танк, нуждается в прикрытии простой пехоты.

И Альянс нас прикрывал. Частенько за нами увязывался лекарь, втихомолку лечащий и через это получающий неплохие боевые результаты для себя — удобно лечить того, кто почти всегда занимает высшие строчки по победам. Лекарь знал, что стоит держаться к мультишаману поближе — любой оказавшийся поблизости разбойник (природный враг лекаря) просто напрашивается на кару небесную. Друиды связывали корнями улепетывающих врагов, подставляя их под наши перуны. Паладины связывали ордынцев боем и отвлекали на себя, пока «шаманская турель» вела прицельный огонь по врагу. Паладин в пузыре — враг в шоке.

И в сражениях с боссами — Гальвандаром и Дрек’Таром — мультишаман может поддержать команду танками: частенько случалось, что пять выпущенных вовремя танковых элементалей держали на себе вражеского предводителя достаточно долго, чтобы обеспечить команде победу.


Но Орда, конечно же, не собиралась поднимать лапки кверху, завидев мультигероя. На шаманках мгновенно фокусировался огонь, в ход шли всевозможные контролирующие умения и заклинания, бьющие по площади, а один раз я обнаружил, что против меня бросили всех колдунов рейда.

Вопреки убеждению многих, мультигерои вовсе не всемогущи и далеки от неуязвимости. Существует очень много способов осложнить им жизнь:

...Тем временем в Мулгоре случилось удивительное чудо: неизвестно откуда на пастбище вышли тридцать три коровы.

Самый простой — напасть на них сразу большой толпой и, не говоря худого слова, вынести. Когда против мультишамана действуют сразу несколько врагов, внимание игрока неизбежно рассеивается и он начинает делать ошибки.

Заклинание страха помогает, но не всегда. Когда я вижу, что ко мне бежит, распахнув объятья, очередной тауренский воин, то машинально выставляю пять тотемов Трепета, делая группу почти неуязвимой к страху. Но если застать команду врасплох, страх может стать неплохим подспорьем в борьбе.

Очень мешают маги-камикадзе, врывающиеся в наши ряды и взрывающиеся маленькими бомбочками. Бороться с этим можно только одним способом — ликвидировать мага. Но сделать это не так просто, если он умело маневрирует, а земной шок бессилен против мгновенно читаемого заклинания. Эффективно «снять» такого камикадзе с мультигероя может разве что команда прикрытия.

Корни, замедление, ледяные ловушки и тому подобные «останавливающие» заклинания — тоже эффективны, хотя и условно. Даже один «застрявший» шаман вынуждает всего мультигероя волей-неволей остановиться и начать прикладывать усилия к освобождению. А это — лишние секунды для «противотанковых» бойцов.

Неплохой способ борьбы с мультишаманами — чернокнижное семя порчи. Правда, развешивающий его колдун сильно рискует, находясь в зоне досягаемости «шаманской турели». Но в жарком бою, когда внимание владельца мультигероя неизбежно рассеянно, шансы успешно повесить два-три заклинания — есть, и цепочка взрывов может изрядно потрепать шаманское здоровье.

Разбойники, сосредоточившие усилия на том, чтобы ликвидировать одного из шаманов максимально быстро, — тоже серьезная угроза. Даже один погибший элемент — это серьезная неприятность в бою.

Внимание — миф: многие считают, что для борьбы с мультигероем достаточно лишь найти его главного персонажа и убить — дескать, без мозгового центра остальные шаманы ничего не смогут сделать и будут просто стоять на месте. На самом деле при грамотно прописанных макросах достаточно нажать одну кнопку, чтобы сделать «главным» любого шамана. Тем не менее смысл сосредоточить огонь на «главном по умолчанию» шамане есть. Его гибель — не катастрофа, но все-таки серьезное затруднение: приходится тратить драгоценные секунды на переключение из окна в окно. Порой, когда кто-то из моих шаманов погибал, а остальным было нехорошо, мне было проще дать умереть всему мультишаману, чтобы не тратить силы на воскрешение элементов, а вновь объединить их на кладбище.

Гномы-панки стали первыми предвестниками страшного нового мира.

***

Интересные времена... Как обычно, не успели шаманки несколько дней побегать семидесятым уровнем, как грянуло обновление, кардинальное поменявшее расклад сил в игре. Паладины возмездия вдруг стали очень злобными, у друидов-мишек уменьшилась броня, но прорезался немаленький урон, а шаманы... нам дали интересное заклинание «пинок на двадцать метров», с которым мультикоманде еще предстоит освоиться.

Будет ли это другая история? Конечно!

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.6
проголосовало человек: 103
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
«назад
«Пятеро шаманов


Все статьи серии:
Пятеро шаманов
Пятеро шаманов - 2
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования