КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ДУЭЛЬНЫЙ КЛУБ

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№2 (111) февраль 2011
вид для печати

Civilization V

Жанр:
Разработчики:
Firaxis Games, Aspyr (для Mac)
Издатель:
2K Games
В России:
1С-СофтКлаб
Адрес в сети:

«Цивилизация» — это серия-легенда. Существует уже двадцать лет и до сих пор ухитрилась не испортиться. А на этот раз еще и обогатилась — появились маневры, тактические ходы, игра стала ближе к жанру wargame. Шутка ли — провести выбранную страну сквозь тысячелетия, управляя ее военной силой, экономикой, дипломатией? Каждый ход «Цивилизация» ставит перед нелегким выбором, и его последствия могут привести к победе или поражению. В этой игре много неочевидного, и каждая ошибка дорого стоит. Она просто просится в наш Дуэльный клуб!

Дуэлянты об игре

Александр Пушкарь

Год рождения: 1986

Образование: журналистика

Игровой стаж: 19 лет

Преданный поклонник серии начиная с первой части, любитель переставлять фишечки с места на место и строить идеальные города. Войну в «Цивилизации» полагает злом, хотя и неизбежным. Мечтает пожать руку Сиду Мейеру, а также о том, чтобы человечество могло и в самом деле построить большую ракету и улететь на Альфу Центавра в полном составе.

Вячеслав Грабский

Год рождения: 1987

Образование: политология

Игровой стаж: 12 лет

Чаще играет в игры, где нужно захватывать мир, а не спасать. В стратегиях больше всего ценит широкое пространство решений и невозможность взять грубой силой. Любит «Цивилизацию» за неповторимость каждого поединка, а также за то, что та не сводится к извечному «кто первым настроит армию побольше».

Битва 1. Борьба за колонии

Размер маленький
Тип мира острова
Стартовая эпоха средневековье
Дополнительное условие много городов-государств

Пушкарь: На маленькой островной карте уютнее всех чувствуют себя представители племени Сонгай. Их главное преимущество в том, что путешествующие по воде бойцы умеют обороняться, а значит, разведка, экспансия и высадка десанта к позициям противника превращаются из рискового предприятия в плевое дело. К тому же уникальная постройка африканцев дает уйму очков культуры, не требуя при этом денег на содержание, — а это хороший задел для стремительного роста границ и крепкой экономики.

Грабский: Народ Эллады хочет торговли, а не войны. Это жестокие сонгайские пираты мечтают прикончить любого, кто не покорится им. Но цель Греции — объединить мелкие государства в мощный союз, способный противостоять любому агрессору. Для дипломатической победы мне нужно заручиться поддержкой городов-государств и не дать себя уничтожить до постройки штаб-квартиры ООН. Выстоят ли свободные народы вместе или же погибнут поодиночке?

Первичное накопление капитала

Пушкарь: Доставшийся мне островок не так уж мал, по меркам карты это вообще континент. Три-четыре города разместятся на нем свободно. Неподалеку от точки старта пасутся слоники, есть залежи мрамора, на западе виднеется источник красителей и выводок крупного рогатого скота, а на юге — бананы и лошади. Это не говоря уже об обилии рыбных косяков вдоль всей линии побережья. И ни единого соседа. Раздолье!

Пушкарь: Чувствую себя на старте вполне вольготно, на этом острове определенно есть где разместиться.

Строю один город, затем второй, а с третьим приходится повременить — на восточном полуострове ощетинились копьями варвары, а все мои войска уплыли на разведку. А вернувшись, вдруг обнаружили на месте варварского лагеря полуживого греческого гопни... то есть гоплита — элитную греческую пехоту. Напасть на него, что ли? Нет, рано. Удовлетворимся пока информацией о том, что противник обосновался где-то неподалеку, и продолжим развиваться.

Все-таки возвожу третий город и начинаю думать, куда бы вложить избыток финансов. Пожалуй, стоит подружиться с каким-нибудь из городов-государств, желательно из тех, что богаты железом. На выбор имеется воинственный Тир и приморский Брюссель. Останавливаюсь на втором варианте — бойцов я лучше буду производить сам, каких захочу, а не каких подсунут. А еда лишней никогда не будет. Даже если это капуста.

Грабский: Греция расположилась на уютном острове на юге карты. Пространства мало, поэтому ищу хорошие места под закладку городов. Рабочие сразу строят торговые посты. В этой игре я намерен дружить с городами-государствами, и потому деньги превыше всего. На прибережных отмелях много рыбы; я покупаю рыбные участки моря и заказываю в городах рабочие лодки. Однако города растут как-то медленно.

Золото тоже не спешит заполнять казну. В сопровождении гоплита на юго-запад острова отправляется поселенец — основывать третий город. Остальные гоплиты поплыли разведывать Ойкумену. Александра нашел довольно быстро — его остров к востоку от моего.

Важнее всего быстро заработать денег, чтобы успеть договориться с каким-нибудь городом. Изучаю в самом начале денежное обращение, чтобы строить рынок. Он не только прибавит денег, но и будет периодически вызывать великого торговца, который поможет в моей дипломатической миссии. Пространство трачу в основном на торговые посты. Из политических институтов, получаемых за культуру, выбор очевиден — патронаж. После экономических открытий перехожу на исследования флота.

Пушкарь: Соперник поселился у самых моих границ. Интересно, что он задумал?
Грабский: Прибережные воды Эллады богаты рыбой.

Вот Осло, первый мой союзник, доставляет в Грецию пищу. Вскоре уже и Флоренция начала распространять на греков свою культуру. Города наконец начали нормально расти. Теперь решим другую проблему — во всей Элладе нет ни грамма железной руды. Отдаю городу-государству Тир мягкий металл в обмен на твердый.

На Востоке пока затишье — надеюсь, не перед бурей. Эти сонгайские пираты, оказывается, вполне деловые и почти цивилизованные люди. Мы заключили сделку по обмену предметами роскоши, и теперь в Афинах праздник. Надо бы еще увеличить приток денег. Нахожу единственный незаселенный остров и отправляю туда поселенца с рабочим. Остров этот совсем рядом с землями Александра, но других не осталось.

Ручеек золота стал полноводной рекой. Греция уже заключила союз с шестью городами-государствами и быстро приобретает новых союзников. Кто-то из них подарил мне великого полководца. Начинаю с его помощью золотой век. Каких только товаров не увидишь на афинском базаре! И какого из языков не услышишь! Греция рада каждому чужеземцу, приплывшему с товаром, а не с обнаженным мечом. Застой сменился экономическим чудом.

Пушкарь: Контакт с Брюсселем налажен, скоро у меня будет железо! Это прекрасно, оно позволит мне строить мощные фрегаты взамен каравелл, от которых всего-то и толку, что быстро плавают и далеко видят. Нет, Сонгаю нужен тяжелый флот, тем более что разведка уже не очень актуальна — карта разведана почти целиком.

Переориентирую науку на открытие навигации. Вовремя родившийся великий ученый сильно ускоряет процесс, но, когда я попытался заказать первый фрегат, внезапно выяснилось, что железо в закрома родины еще не поступало. В чем дело?

Грабский: Есть деньги — мно-
го друзей. Прямо как в жизни.
Пушкарь: Захват Тира обеспечит меня необходимым железом. А вот этот вот рабочий его мне и выкопает.

Стучусь властям Брюсселя. Те бодро рапортуют, что души во мне не чают и готовы незамедлительно приступить к поставкам ресурса, едва я соединю наши государства дорогами. Какое-то время перевариваю информацию, пытаясь понять, как построить мост через океан. Гавани и порты в моих городах имеются, значит, проблема не в этом. Но в чем тогда?

Тщательный осмотр карты показал, что источники железа и правда есть только у двух городов. Причем оба на одном острове. Хм... А что, если... А что, если просто захватить один из них, присоединив к своей империи, а дорогу протягивать уже от него? Кроме того, это позволит мне добывать железо самому, а заодно лишит оппонента доступа к стратегическому ресурсу вообще. Ведь других месторождений на карте попросту нет!

Сказано — сделано. Все города моментально переходят на производство каравелл и особой сонгайской конницы, имеющей плюсы к захвату городов. Постепенно флотилия стягивается к ничего не подозревающему Тиру, подкрепляется великим полководцем и буквально за пару ходов завоевывает поселение.

Очень кстати рядом обнаруживается варварский лагерь с пленным рабочим. Отбиваю несчастного у дикарей, вручаю ему лопату и приказываю копать шахту. Появление фрегатов уже не за горами.

Горе побежденным

Грабский: Наконец есть возможность заложить мощный флот. Нынешних пары каравелл не хватит, чтобы обезопасить моря для греческих купцов. Вот с верфей сходит первый фрегат, скоро будет второй. Еще немного, и Эллада станет сильным морским государством, способным защитить себя и колонии.

Пушкарь: За один ход до объявления войны.
Грабский: Посол плывет в Хельсинки заключать договор о торговле.

Но нет, не станет... Александр напал на Тир, мой единственный источник железа. Что же делать?! Нужно придти на помощь союзнику, но флот Сонгая значительно сильнее моего. Более того, уникальная особенность этой цивилизации делает их наземные войска защищенными на море. Как помочь Тиру? Экономика только продышалась, и у Эллады всего несколько посудин. Греция ограничилась официальным осуждением сонгайской агрессии. Вернувшийся в Афины посол произнес вошедшую в историю фразу: «Я привез мир нашему поколению». Но все понимали, что на самом деле произошло и что произойдет дальше.

Итак, я остался без железа, и теперь мне не видать фрегатов, разве что под сонгайским флагом. А каравеллы ощутимо слабее. Произвожу их во всех городах, агрессору нужно дать отпор. Успеваю заложить еще несколько посудин. Приток золота воистину огромен, и я могу нанять несколько отрядов для обороны городов.

Пушкарь: Сразу после захвата Тира приходит сообщение из Брюсселя: железо прибыло в столицу. Почему только сейчас? Испугались, что вслед за Тиром я приду еще и к ним? Непонятно. Но вполне своевременно.

Не мешкая ни десятилетия, строю сразу четыре фрегата — на все доступные ресурсы. А имеющиеся каравеллы отправляю ненавязчиво патрулировать греческие границы. Надеюсь, противника это не слишком насторожит. Впрочем, ни войск, ни флота у него практически нет. Самое время объявлять войну!

Грабский: На пути неисчисли-
мых вражеских орд отважно стоят триста спартанских копейщиков.
Пушкарь: Заплутавший разведчик ни за что ни про что пострадал от нейтрального города.

Защищая Вячеслава, против меня выступило с полдюжины городов-государств по всему миру. Где-то далеко, у северного полюса, абсолютно мирный городок Рагуза внезапно расстрелял отряд копейщиков, просто проходивший мимо по своим разведческим делам. Ближайшие соседи ощетиниваются оружием. Дела...

Но мне и не нужно ввязываться с ними в затяжной конфликт. Флот моментально занимает пролив вокруг столицы соперника и начинает бомбардировку побережья. Спустя несколько ходов защита Афин снижается настолько, что отряд конницы занимает город без единого выстрела. Даже расовые плюсы не пригодились.

Грабский: Еще бы немного времени... но мне его не дали. На горизонте показались корабли Александра. Я бы много сейчас отдал за несколько требуше, но железа совсем не осталось. Мой жалкий флот смели за пару ходов — из Сонгая приплыла целая армада, заслонившая горизонт. На берег Эллады высаживается десант. Копейщики стоят насмерть, пытаясь хоть немного задержать конницу неприятеля. Пара залпов корабельных орудий, и полумертвых копьеносцев давит кавалерия. Афины, оплот свободных народов, город купцов и философов, лежат в руинах. Это конец. И только через несколько веков сонгайские археологи, ведущие раскопки в западных колониях, узнают, какая тут когда-то была цивилизация...


Разбор полетов

Вячеслав Грабский: Я проиграл в развитии. Надо было больше внимания уделить вначале расширению городов. Культурные здания быстро увеличили бы территорию, и я быстрее застроил бы ее торговыми постами. А так экономический подъем Греции начался слишком поздно и ничего не изменил. Кто не может прокормить собственный флот, будет кормить чужой — история неумолима. Александр грамотно воспользовался обстановкой и отобрал у меня единственный источник железа. Мое поражение стало неизбежным.


Александр Пушкарь: Когда выяснилось, что на всей карте только два источника железа и оба — на одном острове, дальнейший план созрел моментально. И вполне оправдал себя — лишенный возможности строить что-то серьезнее каравелл, противник долго не протянул.

Битва 2. Холодная война

Размер маленький
Тип мира Пангея
Стартовая эпоха современность
Дополнительное условие кроме дуэлянтов на карте есть две случайные циви- лизации, управляемые искусственным интеллектом

Грабский: В этом сражении мы с Александром решили немного переиграть историю. Чем закончится противостояние США и Советского Союза в параллельной реальности? СССР (в моем лице) стремится к миру во всем мире. Мы планируем отправить ракету к далеким звездам в качестве символа превосходства советской системы, где нет эксплуатации человека человеком! Но американская военщина по указке мирового капитала готовит коварные планы по нападению на Страну Советов.

Пушкарь: Американцы в Civilization V, прямо скажем, не блещут. Единственное толковое преимущество — бомбардировщик B17 с плюсами к атаке городов и повышенным шансом уклониться от истребителя. Пожалуй, к нему и следует стремиться, а сразу после изобретения — нападать. Это в нашей реальности Америка боялась, что русские уронят на нее атомную бомбу. А в альтернативной пусть этого боится СССР!

Выполним и перевыполним

Пушкарь: От позиций СССР меня отделяет очень удобный горный кряж. Еще б алюминий не позволить перехватить...

Грабский: Русская земля богата ресурсами. Повсюду вижу залежи металлов и угля. Первый приказ нового советского генсека — во всех городах обучать рабочих, чтобы форсированными темпами провести индустриализацию. Ура, товарищи, стране нужны уголь и сталь!

Разведчики докладывают, что СССР с трех сторон окружен водой. На севере горы, а за ними оплот мирового капитала, желающий разжечь войну против Государства Рабочих и Крестьян. Перейти горы можно только в двух местах, и они очень удобны для обороны. Отправил туда бойцов Красной армии. Пусть окапываются.

Городских жителей я направил работать в культурные здания, иногда даже в ущерб сельскому хозяйству. Ведь нужно быстрее расширить территорию, а культура этому способствует. Советские границы действительно быстро разрастались, и я тренировал все новых рабочих, чтобы сразу застроить приобретенные земли.

Пушкарь: Хорошо, что мы начинаем не в древнюю эпоху, а то у противника был бы замечательный повод похохотать над первобытными американцами. Старт в современности — это сразу трое поселенцев и вполне достойная армия морпехов, можно сразу как следует распространиться по карте.

Рекогносцировка показала, что вокруг полным полно бесхозных земель с ресурсами. Мало того, что прямо вокруг столицы есть хорошие участки под три-четыре города, так еще и на северо-западе обнаруживается узкий проход на огромный безлюдный полуостров. Одинокий нейтральный городок не в счет — он притулился на самом краешке и никак не помешает экспансии. Наверное, с атакой на СССР стоит пока повременить. Лучше разовьюсь как следует, нахапаю всего и побольше (буржуй я или кто?), а потом просто передавлю массой.

Пушкарь: Интересно, как они топорами от винтовок отбиваться намерены?
Пушкарь: Вот это, я понимаю, раздолье! Почти целый континент — и никем не занят.

Первые же города принесли государству лошадей и алюминий. Нефть виднеется чуть поодаль, у восточного побережья, уголь есть на полуострове, отхватить и то и другое — дело ближайшего будущего. Из общественных институтов принимаю социализм, плановую экономику и коммунизм. А что делать? Только так можно обеспечить городам резкий прирост продукции. Может, русские не так уж и неправы? Отгоняю эту мысль как крамольную. Тем более что Вячеслав изволит злорадствовать, предлагая заменить звездочки на флаге серпами или на худой конец молотами. Ну погоди у меня, дай только рабочий прототип Kuzma's Mother достроить!

Грабский: Раз уж планирую космическую победу, из политик беру рационализм. На выбор дано несколько чудес света, но действительно нужные мне уже недоступны. Я счел полезными только малые чудеса: национальный колледж, увеличивающий очки науки, литейную, ускоряющую производство, а также героический и национальный эпосы. Ученые продвигаются по древу открытий к космическому кораблю, но сначала приказываю им изучить мотопехоту и артиллерию, чтобы обезопасить рубежи. К сожалению, при всем богатстве ресурсов в России нет алюминия. Как я узнал немного позже, урана тоже нет. Нет их и у соседних городов-государств.

Создаю эсминец для разведки. Отправляю его на поиски городов-государств и двух ведомых компьютером цивилизаций, с которыми можно торговать. На южном берегу СССР обосновались варвары и увели в плен рабочего. Ничего особенного, вернул его назад... Странно, что эти варвары двадцатого века выглядели как взвод парашютистов, но чего не бывает. Маловато денег — строю торговые посты. Продаю Великобритании и Франции излишки стратегических ресурсов, и экономика идет на поправку.

Пушкарь: Войска Вячеслава вынуждены перемещаться под плотным перекрестным огнем.
Грабский: Проникаем в тыл к коварным капиталистам, чтобы наблюдать за ними.

Вот и первая деталь космического корабля готова. Тем временем противник основал четвертый город, за ним пятый. Посмотрим с помощью дипломатии, что у него есть. Так, обменяться, что ли, с проклятыми буржуями предметами роскоши? А со стратегическими ресурсами у них что? Медведь мою балалайку, да это же уран! Космической победы еще ждать и ждать, и кто знает, доживет ли до нее Россия. У Александра могут вот-вот появиться ядерные ракеты и боевые роботы. Значит, мне ничего не остается, кроме как нанести превентивный удар по Соединенным Штатам.

Пушкарь: Продолжаю понемногу расползаться по карте. Нехватку культуры компенсирует умение покупать клетки за полцены — сразу после возведения города к нему докупаются все ключевые участки с ресурсами. Закрома родины пополняются ураном, теперь дело только за учеными — поставил им задачу по изобретению Огромных Боевых Человекоподобных Роботов и теперь с нетерпением жду результатов. А пока строю во всех городах экономические сооружения, чтобы не ждать подолгу строительства, а просто покупать то, что нужно. Там, где строить больше нечего, произвожу корабли и бомбардировщики — чай, пригодятся. Излишки денег раздаю городам-государствам в обмен на еду и культуру — тоже хорошо.

В это время Вячеслав почти одновременно запускает программы «Аполлон» и «Манхэттенский проект». Это озадачивает — чего же от него ждать, выхода в космос или ядерной войны? А, неважно. Как только на вооружение поступят ОБЧР, это уже не будет иметь ровно никакого значения.

Красная угроза

Пушкарь: Битва за Вашингтон в самом разгаре. Успели бы роботы подтянуться...
Пушкарь: Урановую шахту следует защитить любой ценой!

Грабский: Нас с капиталистами разделяет труднопроходимый узкий скалистый перешеек. Мотопехота и танки там застрянут, но для парашютистов это не преграда. К счастью, города хорошо развиты и не загружены работой. Заказываю всюду десантников!

Потом объявляю Александру войну и забрасываю трех десантников к Нью-Йорку, приграничному американскому городу. Парашютисты не атакуют в ход высадки, поэтому приказываю им окопаться. Тем временем советские корабли обстреливают американские отряды. На следующий ход город Нью-Йорк получил имя Новосталинск. Территорию возле него использую как базу для размещения следующей волны десантников.

Американский солдат! Ты стал орудием в руках капитала. Пока ты проливаешь кровь, разжиревшие богачи пируют на Багамах! Мы воюем не с тобой, а с твоими эксплуататорами. Сдавайся, и в плену тебя ждут борщ, каша и хорошее обращение.

Проклятые империалисты уже стягивают войска под Вашингтоном, но парашютистов много и они быстры. В следующий ход битва разворачивается уже под стенами столицы мирового буржуйства. Первые два отряда десанта героически погибли за Родину, но им на смену летят новые. Два эсминца и линкор обстреливают вражеский город. Наконец после нескольких ходов яростной схватки твердыня мирового капитала сдалась.

На далекой Родине благодаря ударному труду стахановцев Москва, Ленинград и Новгород тренируют десантников очень быстро — всего за пару ходов. Бросаю троих парашютистов через море на соседний материк, где Александр основал колонию.

С Востока подходит подкрепление врагу, да какое! Американская военщина начала производить боевых роботов. Стальной монстр разом уничтожил отряд парашютистов. Возможно, придется отступить. Если Александр построит еще несколько таких, план покорения космоса может рухнуть. Роботов нужно задержать и захватить вражеские промышленные центры раньше. Как там с ракетой? О, уже готовы ее ускорители.

Грабский: Ударными темпами выполним и перевыполним план по добыче угля и нефти
Пушкарь: Несколько раз перейдя из рук в руки, Вашингтон превра-
тился из цветущей метрополии в скромную деревушку на полтора жителя.

Пушкарь: Вот так-так! Вячеслав коварно напал в самый неподходящий момент, за считанные ходы до изобретения ядерной тяги! Более того, я только что поделился порцией денег с очередным независимым городом, и мне банально не на что покупать войска! Пытаюсь отбиться чем богат, но отрядов противника слишком много. Я давлю их танками, обстреливаю эсминцами, утюжу бомбардировками, а они все прибывают и прибывают.

Нью-Йорк сдался в первые годы войны, а советская саранча продолжила движение в сторону столицы. Яйцеголовые наконец-то разродились чертежами боевых роботов, но у меня не хватает средств на покупку даже одного, а строятся они не меньше шести ходов. Пока бравые бостонские инженеры прилаживали пулеметы на шагающий каркас, под вражеским обстрелом пал Вашингтон. Робот подоспел слишком поздно, столица успела перейти под знамена противника.

К счастью, боевой мощи гиганта хватило на то, чтобы восстановить справедливость и вернуть город истинному владельцу, то есть мне. Но продержался он лишь один ход — свежие силы Вячеслава все-таки добили махину. Вашингтон опять потерян!

Империалисты наносят ответный удар

Грабский: Робот Александра отбивает Вашингтон обратно. Рядом еще стоят два моих десантных полка. Отступить и занять выгодную позицию? Нет! Русские не сдаются. Оборона Вашингтона потрепана, и даже раненым десантникам удалось захватить город. Как только жители американской столицы сняли с Белого Дома табличку «Вашингтонский обком КПСС», ее пришлось вешать обратно.

В это время на соседнем материке парашютисты при поддержке флота подняли красный флаг над двумя американскими городами — Чикаго и Сиэтлом. Высылаю подкрепление к Вашингтону. Надо поскорее взять промышленно развитый Бостон, способный быстро производить роботов. Защитим американских трудящихся, уже вдохнувших запах свободы от эксплуатации капиталом!

Пушкарь: Обрушивать ядерную бомбу на свою же территорию неразумно, но у меня просто нет другого выбора.
Грабский: Удобное место, чтобы защищать границы Родины. Еще надо бы артиллерию развернуть.

Пушкарь: На поле боя появляется еще один робот и принимается топтать мельтешащих под ногами парашютистов. Плохо, что он может атаковать лишь единожды за ход. Мне бы хоть три таких машины, но их просто негде производить. На западном полуострове, который я полагал безопасным, потеряно два города из трех. В оставшемся, конечно, организован цех по сборке шагающих разрушителей, но Филадельфия город скорее аграрный, нежели промышленный. Робота строить будет долго.

Нет, надо принимать решительные меры. Вячеслав сам инициировал Манхэттенский проект — очень любезно с его стороны, теперь мне ничто не мешает ударить по нему ядерной боеголовкой. Сначала — защищаясь. А потом, глядишь, война переместится уже на территорию соперника. Я же вижу, что у него почти не осталось отрядов.

Грабский: Вот к Бостону подходит советская армия, и на следующий ход она ринется в атаку. Но что это такое в небе? На мою армию падает атомная бомба! Некогда отважные бойцы, готовые идти за генсека в любое пекло, моментально гибнут и ни в какую атаку уже не пойдут. А тут из-за бостонских баррикад показывается очередной боевой робот. Он без труда добивает выживших. Советская армия разгромлена!

Похоже, придется переходить к обороне, благо резервы еще остались. Главное, что солдаты даже ценой собственной жизни выполнили долг перед Родиной и не дали капиталистам вероломно вторгнуться в СССР. Но тут вдруг достраивается последняя деталь космического челнока. Надо же, а я почти о нем забыл! Космическая программа завершена, и это победа, товарищи!


Разбор полетов

Александр Пушкарь: Не успел, просто не успел. Еще бы несколько ходов, и отряд боевых роботов на ядерной тяге без труда растоптал позиции Вячеслава. Но увы, доступ к стратегическим ресурсам не всегда гарантирует победу. Рассчитывая начать войну на более позднем этапе развития, я совершенно не подготовился к более ранним атакам. Вовремя перехватив инициативу, противник нарушил все мои планы и получил отсрочку на воплощение своих.


Вячеслав Грабский: Честное комсомольское, изначально думал, что буду защищаться. Наличие у обеих сторон ядерного оружия могло бы установить некое равновесие, но у Советов урана не было. Тем не менее своевременный превентивный удар плюс развитые города, способные тренировать отряды толпами, сделали свое дело. Александр отчаянно защищался и не дал себя уничтожить, но советская ракета в это время уже летела к звездам.

Битва 3. Запад-Восток

Размер маленький
Тип мира Пангея
Стартовая эпоха древность
Дополнительное условие кроме дуэлянтов на карте две цивилизации, управ- ляемые искусственным интеллектом

Пушкарь: Спешить нам некуда, впереди шесть тысяч лет на развитие и рост. Нацию нужно выбрать соответствующую, чтобы ее преимущества играли роль на протяжении всей партии. Пожалуй, остановлюсь на французах — их бесплатная культура в каждом новом городе дает огромные преимущества в дебюте, позволяя подмять под себя огромную территорию. А у кого много земли — у того много ресурсов, денег и производственных мощностей. Не важно, какую стратегию изберет противник, гибкость французов позволит подстроиться под любую ситуацию и достойно ответить.

Грабский: Александр хорошо умеет развиваться, за сотни ходов его производственные мощности и экономика уйдут слишком далеко вперед. Значит, остается только уничтожить государство соперника как можно раньше. Китай — один из лучших воинственных народов в игре. Особенно хороши чо-ко-ну, китайские арбалетчики, стреляющие два раза за ход вместо одного. Моя цель — как можно раньше добраться до нужной для чо-ко-ну технологии «механизмы», натренировать сильную армию и пройти огнем и мечом по земле Александра. Подобно Цинь Шихуанди, я объединю все под небесами!

Рождение тигра

Пушкарь: Ага, Вячеслав выбрал У Цзетянь, а значит, его стратегические планы легко предугадать. Бояться его стоит лишь в период позднего средневековья, когда Китай обзаведется своими убер-арбалетчиками. В принципе, мне достаточно пересидеть этот период в обороне и как можно скорее изучить порох — а дальше пойти в контратаку мушкетерами. Сколько бы раз ни стреляли чо-ко-ну за ход, их сила — всего 12 единиц, в то время как у д'Артаньянов — все 20. Исход этой войны вполне предсказуем.

Пушкарь: Стартовое развитие сильно омрачают варвары, регу-
лярно совершающие набеги на окрестности Орлеана.

Что ж, с далеко идущими планами Франция определилась, пора взглянуть, что мы имеем на практике. Поселенец появился на веселенькой зеленой полянке у реки, рядом есть серебро, коровки, всяческая растительность. Замечательное начало для неспешного развития. Выделенный мне воин отправляется на разведку, в свежепостроенном Париже начинается воспитание рабочего. Научные исследования направлены на изучение календаря — это даст возможность обрабатывать дикорастущие ресурсы роскоши, а также шанс заполучить много культуры от постройки Стоунхенджа. Политика также направлена на культурное развитие — ветка Воли как раз позволит получить дополнительные очки от каждого города, а заодно ускорит появление поселенцев. Пожалуй, можно позволить себе кофе с круассаном.

Грабский: Пекин тренирует рабочего, потом разведчика. Последний отправляется прочесывать окрестности. Важно как можно раньше найти Александра. Далее по очереди заказываю еще двух поселенцев. По древу технологий планомерно продвигаюсь к письменности, нужной для Великой библиотеки. Стартовый воин очищает будущую землю Срединного Царства от варваров.

В это время разведчик вернулся с донесением, и весть эта была печальна. Судьба выделила народу Китая слишком мало жизненного пространства. Пригодной для заселения почвы хватает лишь на три города, остальная земля с трех сторон отгорожена горами и морем. С четвертой же стороны располагается управляемый искусственным интеллектом Сонгай. Это значит, что расширять жизненное пространство отныне придется за счет его земли. Чужие города приносят больше несчастья гражданам, чем свои, но это еще полбеды. Куда хуже, что общих границ с Александром у меня нет и быстро захватить Париж не получится.

Пушкарь: После постройки Орлеана вдруг обнаглели варвары. Они умудрились увести обоих рабочих прямо из моих границ, а позднее захватили в плен беззащитного поселенца. И ведь мне даже ответить им нечем — единственный сильный отряд (мои стартовые воины отыскали в руинах продвинутое вооружение и переквалифицировались в копьеносцев) пасется на противоположном конце континента, а в городах я не могу строить никого сильнее простых воинов — нет технологий. Приходится изучить хотя бы верховую езду, чтобы производить лучников на колесницах. Несколько отрядов отправляются к варварам и тут же гибнут — те успели обзавестись копьями, и кавалерия их не страшит. Кажется, я здорово теряю темп.

Пушкарь: Отличное место для нового города. Даже компьютер со мной согласен.
Грабский: Терпение города берет. Но бойцы-ветераны берут лучше.

Грабский: Достроилась библиотека; в качестве премиальной технологии беру государственную службу. Если бы не библиотека, мне бы еще долго пришлось изучать ее. Отныне я могу строить чудо света Чичен Итца и тренировать средневековых копьеносцев, что с удовольствием и начинаю. Следует захватить земли чернокожих как можно раньше. С нетерпением жду открытия доступа к китайским арбалетчикам.

Когда армия подтянулась к вражеским границам, китайские ученые наконец преподнесли мне модель скорострельного арбалета. На что теперь направить их умы? Приобретение чужой земли по очевидной с точки зрения игровой механики, но необъяснимой с точки зрения политики причине вместо патриотического подъема вызывает недовольство. Технология «банковское дело» откроет доступ к чуду света Сокрытый дворец, ополовинивающему недовольство за количество городов. Вот новое направление исследований.

Еще один рапорт от разведчика опечалил сердце императора Поднебесной. Оказывается, земли Александра лежат на крайнем Западе, и их закрывают от меня обширные территории Османской империи. Ну ничего, сейчас добью африканцев, и турки познают силу китайского оружия. Город за городом захватываю территорию Сонгая. Жители Пекина, Шанхая и Гуаньчжоу в это время строят колизеи и цирки. Великое учение фацзя (известное западным варварам как легизм) учит управлять с помощью наказаний, но разработчики «Цивилизации» не читали «книгу правителя царства Шан», и потому приходится задабривать народ.

Вот последняя твердыня Сонгая пала, бойцы отдыхают, чтобы с новыми силами обрушиться на турков. Сокрытый дворец почти достроен, осталось всего два хода. Пока что оставляю оккупированные города сателлитами, потом постепенно возьму их под свое командование.

Пушкарь: В конечном итоге все-таки выбиваю варваров с насиженных позиций и возвращаю себе рабочую силу. Интересно, сильно ли я из-за них отстал?

Грабский: Передохнем,
и в бой.
Пушкарь: Когда рабочих много, облагораживание нового города происходит едва ли не мгновенно.

Оказывается, нет. Вячеслав в какой-то момент увлекся войной где-то у себя и даже стер с лица земли цивилизацию Сонгай, но при этом умудрился отстать по очкам едва ли не вдвое. У меня же набеги варваров оказались единственной значимой неприятностью, которая ничуть не помешала продолжить экспансию. В каждом новом поселении моментально возводились все доступные культурные здания, общественные институты принимались один за другим, города исправно строили чудеса света...

Похоже, Вячеслав благополучно упустил момент, когда на меня можно было успешно напасть. Пока он там бряцал оружием, моя держава достигла истинного процветания. Золотые века пошли один за другим, я уже не успеваю раздавать деньги городам-государствам. Те в ответ исправно снабжают меня едой, культурой и отрядами, которые тут же усылаются на разведку и регулярно приносят добычу, отвоеванную у варваров. Держава стремительно набирает обороты, каждый следующий ход все сильнее укрепляет мои позиции.

Интересно, оппонент все-таки решится объявить мне войну? Думаю, мне будет что ему ответить.

Застой в войне, успехи в науке

Грабский: Удача снова отвернулась от Поднебесной. Не суждено было мне возвести Сокрытый дворец, Александр опередил меня всего на один ход. Теперь с завоеванием Турции придется повременить, пока не сделаю свою империю счастливой. Города-марионетки вместо жизненно важных зданий строят черт-те что, приходится город за городом аннексировать их. Пока я решал проблемы с ассимиляцией покоренных народов и учил африканцев писать иероглифами «мы обожаем императора», турки обзавелись неплохой армией из мечников эпохи Возрождения. С моим войском вряд ли справятся, но задержать и ослабить до подхода армии Александра — вполне смогут.

Пушкарь: Бравые разведчики неустанно бдят вдоль границ соперника.
Грабский: Китайская мотопе-
хота готовится к блицкригу.

Снова откладываю завоевание, чтобы получить техническое превосходство над врагами. Благо наступил Ренессанс и теперь мне доступны политики из категории «рационализм». Трудовые резервы перераспределяю на специалистов и строю максимум торговых постов, ведь благодаря рационализму я получаю от них дополнительные очки науки. У Александра много городов, и они хорошо развиты. Несмотря на это, рационализм и часто рождающиеся великие ученые позволили китайской науке быстро догнать французскую. В индустриальную эпоху мы вступили практически одновременно. Великое учение фацзя всесильно, потому что верно.

Пушкарь: Наконец-то Новое время. Но, как выяснилось, не только у меня! Разведчики доложили, что Вячеслав перешел в новую эпоху на один ход позже! А это значит, что военный потенциал у него о-го-го какой, особенно с учетом обилия ветеранов, поднабравшихся опыта в стычках с Сонгаем. Надо срочно что-то предпринять — например, отсечь соперника от запасов нефти и попытаться завладеть ею самому. Ведь нефть — это не просто ресурс, нефть — это танки.

На моей территории месторождение только одно, и то — на воде, для его разработки потребуется открыть дополнительную технологию. Еще две скважины можно пробурить на узкой нейтральной полосе сразу за владениями турок. Срочно гоню туда поселенца, но умудряюсь опоздать буквально на ход — османы возводят там свой город. Идти на них войной в мои планы пока не входит, так что я просто его покупаю. Полторы тысячи монет и временная поставка серебра с золотом — ничтожная цена за полную нефтяную монополию на планете.

Понемногу стягиваю войска к новоприобретенному городу с непроизносимым названием Диярбакыр. Переименовать его, что ли, пока подданные языки не сломали? Ай, ладно, сейчас не до этого, в воздухе ощутимо пахнет приближающейся войной.

Грабский: К сожалению, я действовал слишком осторожно и потерял много времени. Китай начал вторжение лишь в современную эпоху. Турки к тому времени только изобрели нарезные стволы, и не смогли оказать мне серьезного сопротивления. Зато система дорог у турок хорошая — на радость армии захватчиков. За считанные ходы Османская империя стала частью великого Китая. На оккупированных территориях рабочие основывают множество торговых постов, которые хорошо стимулируют науку. Мой соперник тоже не сидел, сложа руки. В историю альтернативного мира это событие вошло как пакт Лебре-Чжуцзяня. Александр ударил по Турции с запада и захватил город, прилегающий к узкой полосе суши и разделяющий наши империи. Нелегко будет взять такой форпост. Надеюсь, недавно изобретенные атомные бомбы помогут.

Грабский: Скоро китайский мирный атом сотрет в пыль западных варваров.
Пушкарь: Всех этих бойцов мне любезно предоставил город Ханой. Надо придумать, куда их деть.

Нашел на своей земле уран — хоть с этим повезло. Пекин создает Манхэттенский (или как его бы обозвали китайцы) проект, остальные города тренируют мотопехоту. Это будет самая великая война в мировой истории. Моя цель — захватить какой-нибудь из вражеских городов недалеко от Парижа и, использовав его как аэродром, забросать Париж атомными бомбами. К сожалению, нас разделяет удобный для обороны перешеек, придется хорошенько попотеть. Согласно великому учению фацзя, изнеженная Франция должна быть повергнута в прах дисциплинированным Китаем, в котором каждый подданный боится начальника больше, чем врага.

Пушкарь: Так и есть, Вячеслав объявляет о начале боевых действий. А подать сюда барабан и саблю! Стоп, как это не против меня?

Интересные дела, соперник предпочел для начала напасть на Турцию. Что ж, выбор его, а мне — лишнее время на подготовку. Можно, конечно, поддержать османов войсками, но я лучше поступлю хитрее и нападу на них с другой стороны. Им-то уже все равно, а я смогу как следует укрепить перешеек и не подпустить Вячеслава к сердцу своей империи.

Как и следовало ожидать, янычары только шашки тупили о танковую броню, их сопротивления даже никто не заметил. Однако захватить я все равно успел только один город сомнительной ценности, а стратегически важный Стамбул достался сопернику. Тем временем пришло сообщение — китайцы завершили Манхэттенский проект. Кажется, пора копать бомбоубежища.

Перенаправляю производственные мощности на создание танков и мотопехоты. Всех устаревших бойцов — в первую очередь конницу — понемногу сплавляю городу-государству Монако, притаившемуся под боком у Вячеслава. Когда начнется война, будет шанс, что они нападут с тыла и внесут сумятицу в планы соперника. Заодно и влияние на город растет. В городах появляются гарнизоны, ждут сигнала к взлету бомбардировщики... Противник, где ты? Я готов!

Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с места они не сойдут

Пушкарь: Полторы тысячи монет за два нефтяных месторождения — вполне справедливая цена. Сей-
час бы еще границы немного расширить...
Грабский: Пока главная битва шла на западной границе империи, Александр ударил с моря и освободил захвачен-
ный сонгайский город.

Грабский: Стягиваю мотопехоту и самолет с первой атомной бомбой к границам. В тылу остается один французский город, в незапамятные времена то ли захваченный, то ли купленный у турок. Но мне до него дела нет, для победы нужно лишить противника столицы. Александр видит мои приготовления и наверняка тоже вооружается.

Вот атомная бомба падает на укрепившуюся в обороне мотопехоту, и мои части вступают в бой. Бас тяжелых орудий, речитатив пулеметов, предсмертные крики и ругань на французском и китайском заглушают радиодоклад. Сквозь помехи главком рапортует о колоссальных потерях. На место убитых тут же встают новые, и схватке нет конца. Земля дрожит от разрывов — с обеих сторон фронта ведет огонь артиллерия. Вот мой героический танк по морю зашел в тыл и уничтожил французский расчет, но тут же был подбит вражеской мотопехотой.

На другом конце мира в это время корабли Александра обстреливают мой прибрежный город из числа отвоеванных у Сонгая. Высадившийся десант захватывает его. Неприятно, но этот городок для меня десятого значения, судьба Китая сейчас решается не там. Монако, соседний город-государство, вступает в войну на стороне Франции. У этой маленькой страны оказалась подозрительно большая армия. Не тратя времени на схватку с ней, иду прямо на город и захватываю его. Войска Монако исчезли сами собой — наверное, в плен сдались.

Пушкарь: Ядерная бомба обрушилась на Марсель, разом выкосив половину жителей. В ответ на позиции Вячеслава посыпались авиабомбы и артиллерийские снаряды. Раненые бойцы отступают, а им на смену приходят свежие силы и сдерживают, сдерживают натиск...

Где-то в тылу соперника хулиганят случайно оказавшиеся там разведчики. Заплыв на территорию дружественного города-государства, каравеллы за скромную доплату моментально переоборудовались в линкоры и принялись обстреливать прибрежные поселения. Там же окопался и одинокий воин, которого пришлось улучшать долго и мучительно — сначала до копейщика, затем до мечника... И так пока он не превратился в полноценное мотострелковое подразделение и не захватил город Дженне, некогда аннексированный Вячеславом у Сонгая. От предложения забрать поселение себе я отказался, решив отдать его истинным владельцам. У африканцев тут же отыскался наследник престола и с благодарностью принял от меня в дар ключ от города. Сонгай снова в игре!

Грабский: Моя атака захлебнулась, оставшиеся части отступают.
Пушкарь: Позиционная война на перешейке. Никто не пройдет!

Впрочем, осталось совсем немного. Ситуация на фронте патовая, ни я Вячеслава, ни Вячеслав меня передавить не в состоянии. Но мне это только на руку — французская культура уже доросла до такого уровня, что я полностью открыл целых пять веток социальных институтов. Теперь осталось только заложить проект утопии в одном из городов и продержаться всего двенадцать ходов.

Грабский: Тем временем на главном театре военных действий китайская армия так и не продвинулась в глубь французской территории. Прекрасно налаженная индустрия Александра быстро производит отряды. Китайская армия разбита, сохранившиеся дивизии переходят к обороне. Сунь-цзы учил, что полководец должен быть подобен текущей воде, я же был подобен тонущему булыжнику. Провал? Дождаться бы еще нескольких атомных бомб, да сравнять все с землей... Но не сложилось — Александр завершил проект утопии. Привыкшие к казарменному режиму и еде по талонам китайцы увидели, как хорошо живут французы. Китайцы хотят жить как во Франции, и власть моя вот-вот рухнет. А великое учение фацзя не содержит ни одного совета, что делать в таком случае.


Разбор полетов

Вячеслав Грабский: Неудачное для моих планов географическое положение и несколько ошибок не дали Китаю победить. Если бы я покорил Сонгай и Турцию быстрее, огромная территория, застроенная торговыми постами, помогла бы китайской науке и экономике уйти далеко вперед. Также стоило попробовать напасть на Францию с моря. Рискованно, но не менее рискованной была попытка взять хорошо защищенный скалистый перешеек.


Александр Пушкарь: Мне повезло развиваться едва ли не в тепличных условиях. Территория для освоения оказалась огромной, от агрессии Вячеслава меня прикрывал буфер в лице Османской империи. Лишь варвары попортили изрядно крови на раннем этапе, захватывая рабочих с поселенцами и разоряя территорию. Неизвестно, как повернулась бы игра, если бы пришлось действовать по изначальному плану — отсиживаться в обороне, пережидая пик военного развития соперника. Но мне элементарнейшим образом даже не пришлось этого делать — когда Вячеслав все-таки собрался с силами и напал, исход партии уже ничто не могло переменить.


ФИНАЛЬНЫЙ СЧЕТ
2 1
ПОБЕДА АЛЕКСАНДРА ПУШКАРЯ

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.9
проголосовало человек: 390
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования