КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РАССКАЗЫ

Автор материала:
Призрак
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№8 (105) август 2010
вид для печати

Шелтервильские истории Рейс «Фердинанда»

(Окончание, начало в июльском номере)


— Гони! — в один голос завопили Гексоген и Нэш, видя, что Кузьмич, кажется, готов открыть дверь автобуса, чтобы всласть обматерить низшую касту — пешеходов.

Пешеходы тем временем сдергивали с плеч автоматы. Заметив этот весомый аргумент в зеркало заднего вида, Кузьмич рефлекторно дал по газам. «Фердинанд», взревев двигателем, выпустил из-под пробуксовавших задних колес фонтан жирной, густой грязи, залившей диверсантов, точно чернила каракатицы. Комментарии разъяренных автоматчиков милосердно скрыли противогазы и система цензуры сервера, превращавшая особо забористые идиомы в слова вроде «маракуя» или «карбонат». Кокетливо вильнув задним бампером, «Фердинанд» рванул вперед, подпрыгивая на кочках.

Минометный привет

Вслед ему раздавались шальные автоматные очереди. Палили явно вслепую, но со всей яростью людей, чудом переживших ДТП. Основной огонь приходился на бронированный зад автобуса, но Кузьмичу то и дело приходилось вилять. Им просто не повезло: шальная пуля ударила в одно из окон. Брызнули осколки...

— Разгерметизация! — драматично вскрикнула Руби.

— А, черт... На вот, заделай! — буркнул в ответ Кузьмич и, порывшись в бардачке, протянул Руби моток скотча. — Какое-то время протянем. Но в глубь болота путь нам уже заказан, так что будем прорываться. Противогазы у кого-нибудь есть?!

Помянув маракуйю, хурму и еще несколько тропических фруктов, водитель вытащил из-под сиденья сумку с противогазом.

Все стыдливо переглянулись. Противогазы стоили копейки, более того, входили в большинство бесплатных комплектов снаряжения, выдаваемых персонажам при перерождении. Всем настоятельно рекомендовалось постоянно иметь их при себе, что называется — на всякий случай. И, естественно, все автоматически выкидывали их в ближайший мусоросборник. Разумеется, кроме тех, кто, так сказать, профессионально шарил по подобным помойкам в поисках добычи.

— Понятно. Так вот что я вам... Кстати, что это там свистит?

Гексоген прислушался и первым опознал звук:

— Ложись?..

— А толку-то? — презрительно хмыкнул Кузьмич, когда сзади раздался характерный стук ляпнувшихся на пол тел.

А в следующий миг «Фердинанда» подкинуло в воздух, вокруг него взметнулась болотная жижа, а откуда-то сверху продолжали сыпаться минометные мины. К счастью, наводчики не накрыли саму машину, основная масса снарядов легла севернее. Но лобовое стекло оказалось намертво залито густой болотной грязью. Какое-то время Федор Кузьмич отчаянно крутил руль, пока «Фердинанд» не врезался во что-то и не заглох.

— Нас подбили! Покинуть судно! — драматично закричал Гексоген.

— Куда ж его покинешь-то... — вздохнула Руби.

Кузьмич, нахмурившись, принялся терзать стартер. Тот отвечал лишь жалобными всхлипами. Помянув маракуйю, хурму и еще несколько тропических фруктов, водитель вытащил из-под сиденья сумку с противогазом.

— Надо как минимум протереть лобовое стекло, — мрачно буркнул он.

— Эй, а как же мы?

— Тут заражение не такое уж сильное, — отмахнулся Кузьмич. — Антидотом потом отколитесь, если что...

— Тут заражение не такое уж сильное, — отмахнулся Кузьмич. — Антидотом потом отколитесь, если что... Да, кстати, поищите — где-то в ящике под сидениями у меня должны валяться запасные противогазы. Могу недорого продать...

— Это же надо быть таким... коммерсантом, — с отвращением скривился Гексоген.

Стоило Кузьмичу высунуться из двери, как где-то сзади раздались выстрелы. Несколько пуль впились в обшивку, другие с жужжанием пронеслись вдоль борта, заставив водителя проворно плюхнуться в грязную жижу.

Кажется «пешеходы» в химзащите успешно пережили минометный удар и сейчас хотели поквитаться с экипажем автобуса. А может, просто не желали рисковать, оставляя на фланге неизвестно кого. Двое или трое принялись обстреливать автобус, не давая Кузьмичу подняться, в то время как остальные, вполне возможно, обходили их сбоку.

— Мар-ракуя! — выругался водитель, заползая под автобус. — Господа, я не смею настаивать, но, быть может, кто-то все-таки прикроет меня?

— Увы, мой друг, — ехидно ответил Нэш. — Мы бы с радостью, будь у нас противогазы. Но мы слегка поиздержались при покупке машины, так что...

— Угощайтесь, — поморщился Кузьмич.

Хорошая мина при плохой игре

Ящик с противогазами и правда нашелся под одним из пассажирских сидений. Было их там не меньше десятка, правда, у половины отсутствовали фильтрующие патроны: именно их Кузьмич запихал в систему очистки воздуха. С горем пополам отобрав подходящие, Нэш и Гексоген подошли к пассажирской двери. Однако стоило ее открыть, как в обшивку тут же впечатались несколько пуль. Приятели нерешительно переглянулись.

— Нэш, ну куда ты со своим дробовиком собрался? — проворчала Руби. — Гекс, хватай маузер и отвлеки их. А ты помоги мне лучше здесь; когда я скажу — откроешь заднюю дверь.

— Заднюю? — удивился Нэш, но, присмотревшись, понял, что в задней стенке автобуса и правда есть дверь.

Руби деловито поставила на сошки свой пулемет. Старенький «Льюис» она сменила на MG. Нэш встал сбоку от задней двери и, убедившись, что Руби готова, крикнул:

— Гексоген, давай!

К общей симфонии «Фердинанд на ходу» добавилось много лишних звуков: в двигателе что-то скрипело, стучало и попискивало, как будто внутрь затянуло жабу.

Гена рыбкой выпрыгнул из боковой двери, сочно плюхнулся в грязь и тут же перекатился за кочку. Оживившиеся диверсанты перенесли огонь в его сторону. Выждав секунду, Нэш рванул дверь, в тот же миг загрохотал пулемет.

Тем временем Кузьмич, с ног до головы покрытый слоем грязи, выполз из-под машины. Кое-как протерев стекла противогаза, он проворно пополз к капоту.

— Что там у нас? — крикнул Гексоген.

— Дерево. Мар-ракуя, мы врезались в единственное дерево в радиусе километра!! Бампер помяли...

— Что с двигателем?

— Да что ему сделается? — пожал плечами Кузьмич, размазывая быстро подсыхающую болотную жижу по ветровому стеклу — Ща, стартер поправлю, и поедем...

— Давай быстрее, а то Руби из нас потом за каждый патрон душу вытрясет...

Подняв капот, Кузьмич нырнул в двигатель чуть ли не по пояс. И тут сверху раздался знакомый свист.

— Второй залп... Ну все, приплыли, — вздохнул Кузьмич.

Вой все нарастал, пока наконец земля под ногами не затряслась от взрывов. В небо снова взметнулись столбы жидкой грязи... как раз в том районе, откуда обстреливали «Фердинанда».

Когда грохот обстрела стих, на месте неудачливых диверсантов осталось лишь медленно затягивающееся окно черной болотной жижи. «Фердинанд», Кузьмич и Гексоген тоже были покрыты ею, точно мороженое — шоколадом.

— Слышь, Кузьмич, — пробубнил Гексоген из-за своей кочки. — Как думаешь, это они промахнулись, или мы выиграли приз симпатий минометного расчета?

— Не знаю и знать не хочу. Все живо на борт, и сваливаем отсюда! — отрезал водитель, в который раз протирая стекла противогаза.

Приехали

Обогнув по широкой дуге место боевых действий, «Фердинанд» устремился дальше на юг. Местность становилась все более неровной, дорога начала петлять между холмов. Кузьмич хмурился и обеспокоенно матерился — к общей симфонии «Фердинанд на ходу» добавилось много лишних звуков: в двигателе что-то скрипело, стучало и попискивало, как будто внутрь затянуло жабу.

— Далеко еще?! — спросил он сидящую рядом Руби.

— Не знаю. Я с другой стороны заходила, но машина там точно не проедет.

— Может, остановимся и на разведку сгоняем? — предложил Нэш.

— Какой там «остановимся»... Я за стартер не ручаюсь, остановимся — потом полчаса заводиться будем. А мы тут — как таракан на обоях, если с блокпоста кто в нашу сторону в бинокль глянет — сразу заинтересуются, а кто это, а куда это?

— Вон на тот проселок сворачивай! — неожиданно завопила Руби.

Федор Кузьмич крутанул баранку, заскрежетала коробка передач. Автобус медленно, но упорно пополз вверх по крутому разбитому проселку. Они ехали еще минут десять, прежде чем Кузьмич вдруг ударил по тормозам и, встав на ручник, заглушил мотор.

— Все, приехали.

— Что, Железный Жук испустил дух? — поморщился Нэш.

— Не, — мотнула головой Руби. — И правда приехали. Дальше минное поле.

Нэш и Гексоген высунулись из автобуса и уставились вперед. Дорогу преграждала изгородь из натянутой между вкопанными в грунт бетонными столбиками колючей проволоки. Один из столбиков украшала потертая фанерка с предупреждением: «Мины». Гексоген вдруг просиял и, достав из рюкзака щуп, кинулся к изгороди. Руби сверилась с картой и кивнула:

— Вроде как все правильно. Склад вот за этим холмом...

Кузьмич тем временем выбрался из автобуса и, подняв капот, снова по пояс залез в его недра. Откуда-то из-за поворота показался Гексоген.

— Народ, мы богаты! — с восторгом сообщил он, доставая из рюкзака противопехотную мину и подбрасывая ее в руке. — Я таких еще штук семь снял, дальше не рискнул ползти. Кстати, на дороге мин нет, только по бокам, но дорога простреливается с двух пулеметных гнезд.

— А мы по дороге и не пойдем, — решительно мотнула головой Руби. — Надо залезть на этот холм. Осторожненько проползти по гребню и спуститься уже внутри периметра.

— И что, думаешь, так просто будет попасть внутрь? — с сомнением покачал головой Нэш.

— Внутрь периметра, — веско уточнила Руби, — а не внутрь склада. А по тому же пути с ящиками пройти незамеченным не получится.

— Ладно, там разберемся, — вздохнул Гексоген. — Особо рассусоливать, я думаю, не стоит. Эй, Федор Кузьмич, у тебя оружие-то есть?

— А зачем оно мне? — пробубнил водитель из капота. — Я вас везти подряжался. А остальное — не мои проблемы. Мне пока и тут работы хватит, если не хотите потом полчаса ждать, пока заведемся.

— Нет уж, нутром чую — сваливать придется на рысях, — вздохнул Нэш. — Ладно, как двор расчистим и пулеметы снимем — я тебя по рации вызову. Тогда уж дуй к складу — на погрузку. Идет?

— Нормально...

— Ну, тогда двинули.

Как вызвать духа

Старая военная база со складом располагалась в укромной долине между холмами. С трех сторон ее защищали крутые склоны, подъехать можно было только со стороны минного поля. Однако в пешем строю приключенцам удалось незаметно обойти ее с тыла и спуститься на крышу одного из строений: старой трансформаторной будки.

— Ну что там?

На крышу, точно геккон, вполз Гена. Глаза его лихорадочно блестели, а позади тянулся хвост из проводов. На крыше уже были разложены подрыв-пульты.

— Псевдопрапор разгуливает с пятеркой черпаков возле въезда на базу, — сообщил он, подключая к пультам тянущиеся от зарядов провода. — Там, кстати, два пулеметных гнезда с расчетами. В общем, все рассчитано на атаку в лоб, но по базе шныряют еще несколько духов.

Руди с Нэшем вздохнули. Духи не были особо опасны сами по себе. Лысые, тщедушные, с болезненно-серой кожей, огромными, как у лемуров, глазами и оттопыренными ушами, они обычно прятались в руинах, особенно жалуя подвалы и канализацию. Вооружены они были саперными лопатками, однако в бой вступали редко. Даже набросившись из засады, они наносили один-два удара и с истерическим верещанием бросались наутек. Бегали они на удивление шустро, а их крики, точно магнит, притягивали других хищников. Понятно, почему псевдопрапор не особо беспокоился о тылах, — духи служили отличной сигнализацией.

— Хорошо бы их переловить, не всполошив босса, — проворчал Нэш. — Ненавижу этих тварей, особенно когда в самый разгар боя они на спину бросаются...

— Точно, — вздохнул Гексоген. — Только вот... Постойте, это еще что?!

Один из проводов у него в руках вдруг дернулся, точно леска на удочке. Подергался, замер, потом снова дернулся... Друзья распластались на крыше, вжимаясь в рубероид, Гексоген перекинул провод через палец, чтобы лучше чувствовать подергивания.

Из-за поворота вышел дух. В руках у него был провод, вдоль которого он шел, желая, очевидно, узнать, где тот начинается. Время от времени дух останавливался и дергал за провод, удивленно качал головой и продолжал идти. Покрутившись у трансформаторной будки, на крышу которой уходил провод, он высоко подпрыгнул, ухватившись длинными руками за край парапета, и подтянулся. Над парапетом показалась сначала шершавая макушка, потом лоб...

— Докладывай, Грустные Глаза, — сурово велел Нэш, когда дух уставился прямо на него.

Бот на мгновение растерялся, то ли пытаясь подключить голосовой анализатор, то ли просто подвиснув. Воспользовавшись этим, Гексоген ловко набросил ему на шею петлю из провода и что было силы дернул, вытаскивая духа на крышу.

Бот отчаянно брыкался, но шансов у него не было. В какой-то момент он почти вырвался и, разинув пасть, набрал в легкие воздуха для крика, но тут Нэш заткнул ему рот стволом своего дробовика и нажал на спусковой крючок. Громыхнул выстрел.

— Отвратительно, — мрачно пожаловалась Руби, стирая с лица кровавые брызги. — Некоторые отрисовки они могли бы сделать и менее подробными!

— Эх, нашла о чем горевать, — покачал головой Нэш. — Сейчас сюда на выстрел вся кодла сбежится...

— Черт! — горестно завопил Гексоген. — Этот злодей, пока тут катался, перепутал мне все провода... Где какой?!

— Давай решай быстрее, у нас гости! — проворчала Руби, спешно устанавливая на неровной крыше MG.

«...Все в дыму»

Зашипев от отчаяния, Гексоген принялся лихорадочно втыкать провода в гнезда пультов. Тем временем из-за поворота выскочили два черпака. Гексоген понажимал разом все кнопки. Крыша под ногами вздрогнула от серии мощных взрывов.

Руби вдавила гашетку пулемета. В повалившем из шашки дыму метались тени черпаков, слышались беспорядочные выстрелы. Потом раздался утробный рык, и из-за угла вышел псевдопрапорщик: огромная, бугрящаяся мышцами тварь со скошенным лбом, короткими, как у гориллы, кривыми ногами, заплывшими маленькими глазками и акульей пастью от уха до уха. Тварь ковыляла, тяжело опираясь на два крупнокалиберных пулемета, примотанных к его рукам колючей проволокой.

— Кажется, мой выход, — проворчал Нэш и, передернув цевье дробовика, прыгнул вниз.

Единственная надежда у встретившего псевдопрапора была в том, что массивная тварь не отличалась особым проворством. Правда, чтобы компенсировать этот недостаток, при нем были черпаки — не слишком сообразительные, но старательные боты, вооруженные легким автоматическим оружием.

Оказавшись в дыму, Нэш с удовлетворением отметил, что пулемет Руби скосил как минимум двоих черпаков. Впереди мелькнул бок псевдопрапора, и Нэш выстрелил с бедра.

Тот взревел и, тяжело развернувшись, открыл огонь сразу из двух пулеметов. Ему в спину тут же ударила Руби, а о затылок разбилась бутылка с зажигательной смесью, но Нэш вынужден был отпрыгнуть за угол.

...И нос к носу столкнулся с черпаком, то ли спешащим на выручку своему боссу, то ли оказывающим ему моральную поддержку из безопасного места. Нэш, не готовый к такому повороту событий, вскинул было дробовик, но черпак схватил его оружие за ствол и дернул в сторону. Выстрел прогремел впустую. Нэш попытался вырваться, но бот держал крепко. Неожиданно Нэш отпустил оружие и выхватил нож.

Многие считали нож таким же предрассудком, как и противогаз. Но как раз в таких случаях нож был просто незаменим — пока бот соображал, что к чему, парень всадил лезвие ему в бок, как раз под легкий бронежилет, прикрывающий грудную клетку. Черпак вздрогнул и, отпустив дробовик, схватился за торчащую рукоять ножа. Нэш перехватил свой SPAS-12 и выпалил почти в упор. От такого не спасал ни один бронежилет — черпака отшвырнуло спиной вперед на пару метров.

И в тот же момент что-то треснуло Нэша по затылку. В глазах слегка помутнело, но по характерному верещанию он сказал бы и не глядя: рядом дух. Нэш выпалил пару раз вслепую, крутанулся, махнул на звук дробовиком, но без толку.

А тем временем из-за угла величественно вырулил псевдопрапор. Выглядел он не ахти: затылок и плечи сильно обгорели, по всей шкуре — раны от пулемета Руби. Еще одна бутылка с зажигательной смесью стукнула его в спину — не совсем удачно, как раз там прапора надежно защищал массивный ранец, из которого к пулеметам тянулись желоба, подающие патроны.

Нэш приготовился броситься вперед: его задачей было подойти к противнику как можно ближе — и стрелять, стрелять в упор, оставаясь в мертвой зоне пулеметов и заставляя чудище рассеивать внимание между ним и оставшейся на крыше Руби. Тут главное — мобильность. Нэш приготовился к рывку, внимательно следя за псевдопрапором...

На этот раз он почти успел уклониться, саперная лопатка не треснула его по голове, а скользнула по плечу.

— Ах ты ж скотина! — рассвирепел парень. — Получи, гад, получи!

Нэш принялся остервенело палить во все стороны. Но ушастый дух, похоже, отлично ориентировался в дымовой завесе. Его визг раздавался то с одной стороны, то с другой. И вдруг Нэша как холодной водой окатило — на очередное нажатие на спусковой крючок его верный SPAS ответил не выстрелом, а жалобным щелчком: закончились патроны.

— Опаньки... — тоскливо пробормотал Нэш и принялся лихорадочно перезаряжать оружие, понимая, что все равно опоздал, — пока он гонялся за духом, псевдопрапор полностью развернулся в его сторону и поднял пулеметы...

И тут мощную тушу противника буквально выгнуло сильным взрывом, точнее — целой серией взрывов. Монстр взревел от боли, во все стороны летели какие-то осколки. Нэш рефлекторно бросился на землю, не переставая пихать патроны в приемник дробовика. Наконец, передернув цевье, он вскочил на ноги, готовый ко всему.

Псевдопрапору было совсем плохо. Он стоял, накренившись, тяжело опираясь на левый пулемет и с трудом поднимая правый. Но и это движение смотрелось не слишком страшно — подающий желоб был оборван. Нэш, ухмыльнувшись, сделал было два шага в его сторону — и вдруг, резко развернувшись, выпалил из дробовика. Гадостный дух, выронив занесенную для удара лопатку, сполз по стене на землю.

— Попался, зараза, — с мрачным торжеством отметил Нэш. — Гексоген? Чем это ты его так?

— Зажигалкой... — мрачно ответил подрывник. — Кажется, у него боекомплект сдетонировал!

Чтобы добить прапора, потребовалось еще два выстрела из дробовика. Самое тяжелое было позади.

Нажитое непосильным трудом!..

Гексоген разложил тубус гранатомета и присел на одно колено. Прицелившись, он выстрелил: оставив за собой дымный след, снаряд ушел точнехонько в окошко пулеметного дота. Из всех щелей полыхнуло пламя с копотью.

— Я почти счастлив! — доверительно признался Гена, нежно поглаживая пустой тубус.

— Я вызываю Кузьмича, — вздохнул Нэш. — Что-то мне тревожно...

Окончательная зачистка территории не заняла много времени. Три из пяти черпаков полегли у трансформаторной будки, еще один наткнулся на поставленную Гексогеном растяжку. Пятого выгнали прямо на пулемет Руби. Большая часть духов полегла от взрывов, оставшиеся, потеряв командование, ударились в панику, их удалось легко согнать в один угол и расстрелять. Пулеметные расчеты на въезде уничтожили из найденных на складе гранатометов.

Добыча была богатой. Нэш повесил на плече новенький, в масле, АК-47 и забил весь разгрузочный жилет снаряженными магазинами. Для Руби нашлись РПК и несколько ящиков с патронами. Гексоген пересчитывал одноразовые гранатометы. Даже стреляные тубусы он отказался выкидывать: сказал, что сможет переснарядить их.

Вдали послышались лязганье и надсадный рев «Фердинанда». Хладнокровно проехав между двумя дымящимися дотами, Кузьмич подрулил к самому складу, развернув машину для погрузки.

Нэш с Гексогеном таскали ящики. Руби помогала их укладывать внутри автобуса. Кузьмич, сохраняя олимпийское спокойствие, сидел чуть в сторонке, наблюдая за процессом.

— Может, поможешь? — раздраженно буркнул Нэш.

— Ни в коем случае, — спокойно ответил водитель. — Я подряжался...

— Да-да, помню, довезти туда и обратно. Ладно, мы, собственно, уже почти и закончили.

...«Фердинанда» забили под завязку. Ящики лежали даже между оставшимися сидениями и на них. Едва втиснулись сами. Кузьмич занял свое законное место за баранкой и обернулся в салон:

— Ну, значит, так. Плохие новости: новый рейд через болото мы не потянем. Стекла разбиты, обшивка прострелена. К тому же с таким грузом застрянем намертво.

— Что же делать? Будем выжидать? — обеспокоенно спросила Руби, крепко обнимая новый пулемет.

— Не получится. Вы такой тарарам устроили — наверняка кто-нибудь уже интересуется, что тут за шум.

— Тогда уходим на восток, а там поищем развилку на север.

— Горючего не хватит, — мрачно вздохнул водитель. — Ладно, поехали, а вы пока думайте. Или готовьтесь отстреливаться...

Экипаж «Фердинанда» впал в тревожное молчание. Было бы очень обидно потерять нажитое на пути домой. Автобус шел с ощутимым усилием, обшивка жалобно скрипела. Кузьмич выехал на грунтовку и начал спуск. «Фердинанд» резво покатился под гору.

— Слышишь, Кузьмич, ты бы это... сбросил скорость, а то ведь врежемся куда-нибудь, — с беспокойством попросил Нэш.

— Я тебя, маракуя, стрелять учу? — огрызнулся водитель — Вот и ты меня не учи. Все нормалек будет, разве что только... Да растудыть же ж твою налево!!! Кар-рбонат!

Тропинка, по которой они катились вниз, очередной раз вильнула, и, выходя из поворота, автобус едва не переехал шарахнувшихся из-под колес пешеходов. Кузьмич остервенело вдавил клаксон.

— Газуй, Федя, газуй! — завопил Гексоген, глянув назад.

Сзади загрохотали выстрелы, раздались злые вопли и шум моторов. Кажется, Кузьмич был прав, и какая-то компания, заметив дым или услыхав взрывы, решила разведать обстановку. Фердинанд пронесся мимо них, точно пушечное ядро, но неизвестные, быстро придя в себя, пустились в погоню.

— Вот теперь нам точно кранты, — спокойно заметил Кузьмич. — Впереди блокпост, сзади погоня... А мы с грузом. И все окна заставлены, даже отстреливаться неоткуда...

— Спокойно! — вдруг выпрямился Нэш. — У меня идея. Кузьмич, у тебя запаска есть? Давай сюда. Гексоген, у тебя найдется что-нибудь, чтобы покрышку поджечь? Только не этот твой напалм, что-нибудь поскромнее...

— Зачем? — с подозрением спросил Кузьмич.

— Не скажу. Ты, главное, как заору — гони вперед во весь дух и не тормози, даже если «Фердинанд» начнет на ходу разваливаться. Понял?

Уйти живыми

...«Фердинанд» несся вперед. Набрав инерцию на разбитой грунтовке, он вылетел на Северо-западное шоссе. Любая выбоина или камешек под колесом отзывались болезненной судорогой всего корпуса. За автобусом с гиканьем и воплями неслась целая процессия из двух мотоциклов и штук четырех багги. А впереди уже виднелся блокпост.

— Гексоген, давай! — кивнул Нэш.

Пожав плечами, подрывник щелкнул зажигалкой и поднес ее к облитой горючей смесью покрышке. Заиграл язычок огня, повалила удушливая копоть.

— Дверь!

Гексоген попытался открыть пассажирскую дверь автобуса, но поток воздуха тут же захлопнул ее обратно.

— Я сказал, к черту дверь! — беспокойно крикнул Нэш, наблюдая, как разгорается покрышка, заполняя салон едким дымом.

Гена пожал плечами и врезал по двери ногой. Та не выдержала и, сорвавшись с петель, улетела куда-то назад, на радость преследователям. В салон ворвался ревущий поток воздуха. Нэш, преодолевая его, высунулся наружу и забросил пылающую покрышку на капот.

— Зашибись, — хладнокровно кивнул Кузьмич. — И что теперь?

— Теперь — тапочку в пол, и молитесь.

Похоже, основные действия вокруг блокпоста уже закончились. Его новые хозяева, кем бы они ни были, надежно устроились в бетонных дотах и сохраняли бдительность.

— Нас расстреляют из гранатометов, — обреченно вздохнул Кузьмич, тем не менее не сбавляя скорости. — Или просто из пулеметов... По шинам...

— Они нас и пальцем не тронут, — уверенно заявил Нэш. — Спорим на твой гонорар за рейс?

Кузьмич в ответ невнятно выругался и до отказа вжал педаль газа в пол.

...Небольшой дозор метрах в ста от основного поста заметил несущийся на них автобус. Игроки проворно заняли позицию на обочине, однако, присмотревшись, их командир начал отчаянно жестикулировать и что-то кричать в рацию. «Фердинанд», громыхая и чадя, пронесся мимо них, поравнялся с блокпостом. Оттуда его хищно проводил ствол пулемета, но, как ни странно, в их сторону раздалось всего несколько неуверенных выстрелов. Зато их преследователям досталось сполна: из дотов их встретили шквальным огнем.

Когда блокпост остался позади, Кузьмич, наконец, не выдержал:

— Ладно. Сдаюсь. Почему они нас пропустили?

Нэш облегченно вздохнул. По всему было видно, что он сам был далеко не так уверен в успехе своего странного предприятия, как старался показать.

— Сработало. — Он без сил опустился на сиденье и расплылся в глупой ухмылке. — Надо же, сработало!! Нас приняли за брандер!

— Чего?! — хором переспросили Руби с Гексогеном.

— Ну, представьте, летит на вас эдакое чудовище, на ходу разваливается и коптит. Вот они и решили, что это просто набитый взрывчаткой таран. А ударная группа сзади едет. Стрелять в такую штуку страшно — а ну как рванет; вот никто и не захотел на себя ответственность брать...

Какое-то время все молчали. Наконец Кузьмич проворчал:

— Уберите эту штуку с капота, пока двигатель не перегрелся. Ну вы, елки-палки, авантюристы...

Нэш оглянулся. Руби, точно гусеница, наматывала на себя пулеметную ленту, пытаясь подсчитать, сколько ее там, в ящике. Гексоген нежно гладил тубус гранатомета. На их физиономиях светилось выражение простого детского счастья. Сам Нэш умиротворенно погладил автомат, ощущая приятную тяжесть магазинов. Недели две о покупке патронов можно будет попросту не думать.

— Оно того стоило, Федор Кузьмич, — ответил он водителю. — Оно того стоило.

«Фердинанд» катил по шоссе на север, к родному Баден-Бадену...

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования