КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РАССКАЗЫ

Автор материала:
Призрак
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№11 (108) ноябрь 2010
вид для печати

Шелтервильские истории. Долгая дорога домой

(Окончание, начало в октябрьском номере)


На передовой

В целом то, что творилось сейчас на подступах к Четыреста Одиннадцатой Батарее, больше напоминало старые фильмы про войну, чем обычные стычки на просторах мира «Забытых перекрестков». В том смысле, что и народу, и шуму было значительно больше: стрельба, взрывы, ругань, свист снарядов и мин, ну и, конечно же, зычная перекличка коробейников.

— Патроны, кому патроны? Россыпью и снаряженными магазинами, обычные, бронебойные, разрывные, под калаш и М-16... Ленты пулеметные, обоймы пистолетные, свеженькие, в масле еще...

— Гранаты! Гранаты! Осколочные, противотанковые, коктейль Молотова, гранаты для подствольника... Недорого, доставка до передовой — бесплатно, за линией фронта — в зависимости от расстояния и оперативной обстановки, ждем ваших заказов на частотах...

Эй, блистательный командир! Да-да, вы, молодой, красивый, интересный, купите огнемет? Что значит — «на кой».

— Эй, блистательный командир! Да-да, вы, молодой, красивый, интересный, купите огнемет? Что значит — «на кой», нужная вещь, гляди, ща как пыхнет...

Коробейники были всюду. Со своими тачками, сумками, рюкзаками, а чаще — с цинками из-под боеприпасов, к которым наскоро приделывался широкий ремень, чтобы удобней было носить, они бесстрашно совались в самое пекло. В атаку они шли... нет-нет — не в первых, а во вторых рядах, неустанно снабжая первые всем необходимым, ловко отсчитывая сдачу и прямо на ходу запуская рекламные акции, подсчитывая скидки или, наоборот, наценки. При отступлении они до последней копейки снабжали боеприпасами смертников, прикрывающих отход основных сил.

На передовой продавали в основном расходные материалы. Чуть дальше в тылу, там, куда потрепанные подразделения отходили, чтобы перевести дух, перегруппироваться и получить новые задания, развернулись торговцы оружием и снаряжением. Автоматы, винтовки, пистолеты, пулеметы, гранатометы, ножи, разгрузочные жилеты, пронежилеты, подсумки, тактические шлема... Если у персонажа были деньги — он мог прийти на общевойсковую операцию голым, чтобы полностью снарядиться прямо на месте.

— А я-то думал, что это наш Кузьмич — барыга, — задумчиво заметил Нэш. — А он по сравнению с этими акулами так, головастик...

— Точно... Слушай, а горючкой они, часом, не фарцуют?

— Не, я тоже об этом подумал. Горючего не видать...

— Да ладно вам ныть, — махнула рукой Руби. — Кажется, тут весело!

— Ага, просто обхохочешься, — невесело кивнул Нэш. — Только нам здесь не «тут». Гексоген! Ну куда ты делся, а?

Откуда-то со стороны ярмарки вынырнул Гена.

— Слушай, я только что видел, как там гранаты для подствольников раскупают... Ящиками! А знаешь, почем?! А я тоже такие делать могу! Даже лучше, если им в заряд добавить немного...

— Гена, — мягко прервала сапера Руби, — мы тут не про это, помнишь?

— Нет, ну я же так, на будущее...

— О настоящем пока подумать надо, — наставительно заметил Нэш. — Руби, давай карту...

Девушка достала свой планшет. На зависть многим игрокам, карты у нее были самые подробные, со множеством пометок и уточнений, скачанных с форума и вымененных у других любителей залезть туда, куда еще никто не влезал. Сейчас, кроме всего прочего, на карте светились несколько чекпойнтов: маркеры миссии, поставленные штабом операции.

— Эй, фельдфебель! Давай этот ваш обещанный брифинг, — позвал Нэш сопровождающего.

А я-то думал, что это наш Кузьмич — барыга, — задумчиво заметил Нэш. — А он по сравнению с этими акулами так, головастик...

Сопровождающий явно очень гордился тем, что он тут не просто так, а при штабе. К прозвищу «фельдфебель» он относился с подозрением, но, не зная в точности, что означает это экзотическое ругательство, решил скандал не раздувать, дабы не попасть в глупое положение.

— Ну, значит, мы сейчас вот здесь, на стартовой точке. Наш основной удар направлен туда, на северо-запад. А вам, для начала, надо попасть вон на тот утес на севере, там вам первый маркер поставили. Там старый госпиталь. На его территории есть несколько входов в канализацию, выбирайте любой и спускайтесь. По дренажной системе доберетесь до второго маркера. Ходы не очень путаные, просто старайтесь держать направление на маркер, а там будет здоровенный коллектор. Из него выберетесь на поверхность... Ну, в общем, окажетесь как раз в гаражах. А там уж сами разберетесь. Минометчики вас бомбить не будут — то ли соображают, что взорваться могут, то ли мертвый сектор у них там. А вот все остальные...

— Это, значит, и есть подсказка, которая может помочь нам добраться до горючки? — проворчал Нэш.

— Знаешь что? — немного обиделся Фельдфебель. — Поверь мне на слово: в лоб туда не то что три, тридцать три человека не пройдут. А найти то подземелье, сообразить, что оно ведет куда надо... В общем, я свою задачу выполнил. Приятного дня.

— Зря ты с ним так, — заметил Гексоген. — Без подсказки мы бы и правда туда не добрались. Собственно, без подсказки мы бы в лучшем случае пешком брели до ближайшей заправки.

— Да я вот думаю — может, лучше пешком? Ладно, пошли, что ли...

Медицина по-ботски

— Знаете, народ, когда тот тип сказал «старый госпиталь», я, грешным делом, понял это как «заброшенный госпиталь», — негромко заметил Нэш, разглядывая в бинокль место, отмеченное первым чекпойнтом.

До госпиталя друзья добрались почти без приключений, если не считать неприятный момент перехода «линии фронта», когда они едва не оказались под перекрестным огнем и своих, и чужих. Потом, гремя пустыми канистрами, долго карабкались на почти отвесную стену утеса. По пути они немного промахнулись и вылезли на соседний утес, на несколько метров выше нужного. Впрочем, ошибка имела свои плюсы: приключенцы могли спокойно осмотреться и заранее наметить план действий.

А план действий между тем нуждался в срочном пересмотре. Собственно, все трое почему-то были уверены, что госпиталь — локация, несущая чисто декоративную нагрузку. Ну, быть может, сидит там пара мутантов — так, исключительно для острастки, чтобы игроки не расслаблялись.

А вот и ничего подобного. Внизу вовсю сновали боты. Как ни странно, большинство из них и правда были увечными: они лежали рядами прямо во дворе госпиталя, замотанные в окровавленные бинты. Между ними, точно муравьи, сновали санитары с носилками: приносили одних раненых, других куда-то уносили.

— Это что же получается... — озадачено почесал затылок Гена. — Эти поганцы еще и хиты себе восстанавливают?

— Ну, у игроков ведь есть медпакеты? Да и медики на все серьезные штурмы ходят в количестве, — рассеянно заметила Руби.

— Да, но...

— Не беспокойся, кажется, уровень медицины у них не ахти какой высокий, — мрачно заметил Нэш, указывая куда-то вниз.

В уголке госпиталя, недалеко от главного корпуса, была развернута операционная. Фактически это были здоровенные, сколоченные из досок нары. У них орудовал «доктор» — здоровенный киборг, ноги которому заменяла антигравитационная подушка. Честно говоря, доктор и сам выглядел неважно: весь в швах и шрамах, с заплывшими жиром глазками и торчащими из самых неожиданных мест манипуляторами, среди которых преобладали пилы, ножи и скверного вида щипцы.

Два санитара в резиновых балахонах химзащиты как раз сгрузили на операционные нары раненого. Доктор, близоруко щурясь, оглядел его, чуть ли не обнюхал, раздувая широкие ноздри. А потом принялся потрошить.

— Меня сейчас стошнит, — печально сообщила Руби.

— Прямо как у нас в поликлинике, — сглотнул Гексоген.

Доктор орудовал своими манипуляторами: резал скальпелем, подпиливал кости пилой и с неприятным треском вырывал что-то щипцами. Иногда он останавливался и, грустно вздыхая, выбрасывал что-то в стоящий рядом помятый жестяной таз. Конечности пациента время от времени дергались. Очередной раз вздохнув, доктор выдвинул вперед манипулятор с кривой иглой и принялся штопать несчастного грязной дратвой. В особо деликатных случаях он делал скрепки из проволоки или стягивал края раны изолентой.

Наконец доктор откатился чуть назад, придирчиво осмотрел останки пациента и махнул манипулятором. Тут же подскочили санитары. Двое без особых церемоний свалили прооперированного бота на носилки и поволокли в сторону двери с надписью «Морг». Еще один выбросил ошметки, оставшиеся от пациента, из таза в яму позади операционной. Потом, взяв в руки шланг, принялся поливать им нары, очевидно готовя место для новой жертвы.

— О! Я, кажется, нашел вход в канализацию! — сообщил Нэш, разглядывая вделанную в бетон решетку, куда стекала смытая санитаром жижа.

— Знаете что, — хмуро буркнула Руби. — Я туда не полезу. И лучше уж пусть меня честно убьют, чем так лечат!

— Ну, поищем другой вход, Фельдфебель же говорил, что их несколько.

— А как искать будем? Тут же не продохнуть от ботов!

— Спокойно, у меня есть идея, — буркнул Нэш. — Давайте-ка спускаться...

Стараясь не шуметь и вообще — не отсвечивать, друзья спустились со своего уступа, оказавшись в узкой полосе кустарника между скалистым склоном и тыльной частью госпиталя. Переведя дух, они осторожно поползли к цели — окнам госпитального флигеля. Стараясь не греметь канистрами, они осторожно проникли в здание.

Внутри было пусто и грязно, под ногами хрустели осколки стекла и битый кафель. Однако, передвигаясь внутри здания, можно было осмотреть почти весь двор, главное — не подходить слишком близко к окнам и вообще соблюдать осторожность. Нэш уже открыл было рот, чтобы посвятить друзей в свой план, когда дверь, ведущая из флигеля в основное здание, отворилась.

На пороге показался пятящийся санитар. Секунду приключенцы стояли в ступоре, потом опомнившаяся Руби, схватив бота за шиворот, резко дернула его внутрь комнаты, пинком закрывая дверь. С той стороны послышались треск и недовольное мычание, но опомнившиеся Нэш и Гексоген уже вовсю мутузили не вовремя появившегося санитара.

— Готов? — с беспокойством уточнила Руби.

— Готов, запускай следующего...

Девушка отскочила от двери. Та тут же распахнулась, и в комнату запрыгнул сердитый напарник только что отоваренного санитара. Увидав чужаков, он противно зашипел сквозь марлевую повязку, вытащил откуда-то из-за спины скальпель... и получил удар прикладом пулемета в затылок. Остальное было делом техники.

— Ух, — вздохнул Гена, — я чуть заикой не остался... Ладно, Нэш, ты говорил, у тебя была какая-то идея?

Нэш задумчиво глянул на санитаров, потом приоткрыл дверь и осмотрелся. Увиденное ставило крест на его плане: все внутреннее пространство госпиталя представляло собой одну большую палату, заполненную терпеливо ждущими своей судьбы ранеными. Парень снова глянул на санитаров.

— Э-э-э... да. В общем, план такой...

Первые шаги в медицине

— Почему именно я?! — капризно топнула ногой Руби.

— Потому что РПК трудно спрятать под балахоном, — устало ответил Нэш.

— Не хочу, — угрюмо буркнула девушка. — Если что, я же и вскочить не успею, как окажусь под ножом того стукнутого Айболита.

— Предложи какой-нибудь другой вариант.

Нэш и Гексоген уже надели балахоны, прикрыв физиономии марлевыми повязками. Оставалось уложить Руби с пулеметом и канистрами на носилки и внаглую пройтись по территории госпиталя.

— Слышишь, Нэш, а ты уверен, что сработает? — с беспокойством спросил Гена. — Мы ведь, если что, до автоматов не успеем дотянуться — порвут в клочки. А потом сошьют и снова порвут. А потом...

— Я понял, Гена, не продолжай, — сдержанно остановил друга Нэш. — Главное — делай морду кирпичом. Поехали. Слушай, Руби, а ты тяжелая...

Боты реагировали на друзей как-то неоднозначно. Вроде бы уловка сработала — в том смысле, что приключенцев пока не били.

— Поговори мне еще — и местами поменяемся... — буркнула девушка из-под простыни.

Ловко поддев дверь носком ботинка, Нэш вышел в палату.

— Ох, не нравится мне все это... — шепнул Гексоген.

— Морду — кирпичом, — процедил Нэш сквозь зубы.

Боты реагировали на друзей как-то неоднозначно. Вроде бы уловка сработала — в том смысле, что приключенцев пока не били. С другой — при их приближении раненые, стонущие и подергивающиеся в меру заданной им прорисовки персонажи, затихали и провожали носилки настороженно-задумчивыми взглядами. Создавалось впечатление, будто они чуют подвох, но не реагируют — из деликатности и боязни попасть в неловкое положение.

— Пять минут — полет нормальный, — заметил Гена.

— Ты лучше в окна гляди — нет ли где люков.

— Да как тут что-то увидишь, летим галопом, тут не споткнуться бы...

— Ровнее несите! — пробубнила Руби из-под простыни. — Канистры гремят...

— Слушайте, вон та компания на нас подозрительно таращится...

И правда. Если раненые реагировали на игроков хоть и подозрительно, но пассивно, то санитары, только что занятые погрузкой на носилки какого-то бедолаги, вдруг замерли, уронив пациента между носилками и койкой, и недобро уставились на друзей. Нэш круто развернулся, направляя команду в сторону от «коллег». Санитары помялись, но все же вернулись к пациенту, который, пользуясь случаем, сделал слабую попытку ускользнуть, схоронившись под кроватью.

Какое-то время они лавировали между лежащими прямо на земле ранеными и сновавшими вокруг санитарными командами, пытаясь разыскать другие входы в подземелье. Нэш, как идущий впереди, зорко следил, чтобы экипаж не приближался к настоящим санитарам, Гексоген глядел под ноги в поисках люков. Руби, накрытая простыней, просто лежала и время от времени нервно спрашивала, как дела и почему так долго.

Кризис, как и положено, разразился абсолютно неожиданно. Откуда-то сбоку вынырнули санитары с носилками. Нэш быстро свернул в ближайшую дверь — и влетел прямиком в операционную. Прямо на него задумчиво глядел доктор-киборг.

— Почему стоим? — нервно осведомился Гексоген, выглядывая из-за плеча Нэша. — Тут у нас сзади... Ух ты...

— Что там, что там? Нашли? — заворочалась под простыней Руби.

— Только спокойно... Малый назад!

— Назад не получится, там конкуренты!

Тем временем доктор возмущенно заклекотал, замахал манипуляторами, недвусмысленно предлагая «санитарам» грузить пациента на нары. Руби не выдержала, откинула уголок простыни, увидала нависшего над ней киборга и с визгом вскинула пулемет.

— Ну все, началось, — вздохнул Гексоген.

Голова доктора, куда пришлась щедрая очередь, разлетелась как арбуз. Беспорядочно замахав манипуляторами, киборг полетел прямиком на приключенцев. Нэш и Гексоген, не выпуская из рук носилок, кинулись наутек. Замотанная в простыню Руби уселась на носилках, как раджа в паланкине, и приняла командование:

— Полный вперед! Ровнее. Ровнее, я сказала!! Лево руля!

Госпиталь охватил хаос. Санитары, роняя носилки, торопливо хватали скальпели. Раненые, кто хромая на костылях, кто ползком, тянулись к чужакам, и в их глазах чудилась безумная надежда: погибнуть от пулеметной очереди, а не под ножом киберэскулапа.

— Право руля! Приготовиться к бортовому залпу! Полный ход!

На третьей минуте беготни Нэш все-таки споткнулся. Вся компания полетела кубарем и оказалась прижата к стене, в которой имелась массивная, обитая железом дверь. Гексоген, логично решив, что хуже все равно не будет, дернул за ручку. Заскрипели петли, дверь нехотя отворилась...

Нэш, еле успев втянуть в помещение Руби, навалился на дверь. С той стороны послышались удары и царапание. Подоспевший Гексоген заблокировал ручку какой-то железякой.

— Порядок, — оптимистично сообщил он. — Окон тут нет, других дверей тоже.

— То есть нам отсюда не выбраться, — подвел итог Нэш.

— Смотри на мир позитивно: зато и этим уродам до нас не добраться. Кстати, где это мы?

Нэш огляделся и пожал плечами:

— Как и следовало ожидать — в морге. Очень символично.

Влево и вправо от двери в три ряда стояли двухъярусные топчаны из досок, на которых были аккуратно разложены печальные останки жертв медицины, покрытые легким инеем. Руби, оглядевшись, решительно заявила:

— Мне тут не нравится. Давайте-ка выйдем — и будь что будет. В крайнем случае возродимся в городе и попробуем заново...

Руби решительно взялась за ручку двери, но Гексоген вдруг замахал руками:

— Погоди! Если уж выход — так с «цыганочкой»!

И достал брикет взрывчатки:

— Пару зарядов на петли, один на замок... Если сделать все правильно, дверь сама вылетит наружу! Будет весело...

— А-а, это да, это ты хорошо придумал! — одобрила Руби.

— Стоп! — вдруг завопил Нэш.

— Чего?

— А почему, собственно, дверь?! Гена, к черту дверь! Продырявь нам стену!

Гексоген на секунду задумался, потом просветлел лицом. Оценивающе глянув на противоположную стену, он уже начал прикидывать, сколько понадобится взрывчатки и как все сделать так, чтобы их самих не поубивало, но тут прозрение настигло и Руби.

— Не стену! Пол!!

Нэш и Гена переглянулись, потом глянули под ноги и выдохнули:

— Бинго!

Посреди кафельного пола виднелась ржавая решетка стока, ведущего в канализацию.

Шелтервильские диггеры

Приключенцы осторожно продвигались по подземелью. Сначала это была канализация — трубы, ручеек многозначительной жижи под ногами, противная слизь на стенах. Однако постепенно все это сменилось бетонными коридорами с проложенными по стенам кабелями, трубами, лесенками, а кое-где — дверями, ведущими в небольшие комнаты с разбитыми приборами.

Плана лабиринта у приключенцев не было — оставалось только выбирать коридоры, ведущие в примерно нужном направлении. Приходилось соблюдать осторожность. Уже несколько раз из неприметных нор на них выскакивали дикие сабленосые кроты.

— Слушайте, а эти... ну, медики за нами не могли увязаться? — нервно спросила вдруг Руби, замыкающая строй.

— На этот случай, — авторитетно заметил Гексоген, — я там сюрприз оставил. Должно хватить, чтобы тоннель обвалить.

На какое-то время снова повисло молчание, но потом Руби не выдержала:

— И все-таки за нами кто-то идет.

— Может, опять кроты?

Ботам было далеко до человека. Они не обстреливали кустарник из гранатометов «просто так, на всякий случай» и не бросали гранат «по приколу». Не мини- ровали проходы «назло всем».

Не сговариваясь, все трое остановились, мучительно вслушиваясь в тишину подземелья. И действительно услышали чьи-то осторожные шаркающие шаги. Кто-то крался следом, нащупывая дорогу в темноте и поминутно спотыкаясь. Пока приключенцы вслушивались, неизвестный тоже остановился и затих.

Нэш щелкнул пальцем по спущенному на глаза тактическому дисплею. Всмотрелся в данные и тихо пробормотал:

— А маркера нету! А ну-ка, потихонечку...

Друзья снова двинулись вперед, немного нарочито топая и стараясь не бряцать оружием. Ситуация складывалась интересная.

Как и во многих других играх, самым гадостным, самым непредсказуемым противником в «Забытых перекрестках» считался именно человек. Монстры вроде мутантов могли обладать толстой броней и острыми клыками, могли охотиться стаями, могли быть даже вооружены огнестрельным оружием (как жители села Кукуево), но все равно становились легкой добычей для игрока, потому как стреляли неважно, атаковали прямолинейно — без особых изысков. Другие монстры, вроде тех, что сейчас обороняли батарею, были куда опаснее, ибо действовали сообща, стреляли не хуже среднего игрока и имели представление о тактике. Они умели анализировать ситуацию, использовать укрытия и даже, в некоторых пределах, самообучаться, накапливая опыт.

Но даже таким ботам было далеко до человека. Они не обстреливали кустарник из гранатометов «просто так, на всякий случай» и не бросали гранат «по приколу». Не минировали проходы «назло всем». Не включали в стратегические планы пункты вроде «...а там что-нибудь придумаем...» или «...авось не заметят».

Есть ли жизнь без маркера

Чем хороши общевойсковые операции? Можно выбрать любую сторону — нападающих или оборлоняющихся. Отдельные игроки и целые кланы регистрировались на операцию, получали задачи от стратегического вычислителя, очки опыта и очки лидерства. И ни с чем не сравнимую возможность почти безнаказанно гадить другим игрокам.

Чтобы хоть как-то ограничить творящийся во время операции бардак и в то же время сохранить элемент интриги, разработчики поступили следующим образом. Любой участвующий в операции персонаж мог получать информацию о диспозиции союзных персонажей — на мини-карте тактического дисплея они отображались зелеными точками. Если же персонаж видел кого-то, а на дисплее этот кто-то не отображался, можно было смело стрелять: это враг, в лучшем случае — мародер. Именно поэтому Нэшу и остальным волей-неволей пришлось согласиться на предложение штаба операции. Без маркеров их расстрелял бы первый встречный.

И вот сейчас кто-то преследовал приключенцев, причем скорее всего именно живой игрок, а не бот. Ну а так как этот игрок не отображался маркером — «своим» он быть не мог никак. Значит, ничего хорошего от него ждать не приходилось.

Проходя мимо очередной ниши в бетонной стене, Нэш юркнул в нее и махнул Гексогену: мол, идите вперед. Гексоген кивнул и зашаркал вперед. Руби многозначительно передернула затвор пулемета.

Штурмовик растерялся и вместо грозного «Ага, попался!» рявкнул, хватая неизвестного:

— Р-руки мыл?!

Долго ждать не пришлось. Не прошло и полминуты, как мимо, придерживаясь рукой за стену, прокрался незнакомец. Рядом с Нэшем рука его провалилась в нишу; незнакомец потерял равновесие, взмахнул рукой... и крепко схватил Нэша за нос.

Никак не ожидавший такого поворота событий штурмовик растерялся и вместо грозного «Ага, попался!» рявкнул, хватая неизвестного:

— Р-руки мыл?!

Ответом ему был полный ужаса вопль. Неизвестный вырвался из захвата и бросился бежать... Впрочем, недалеко, всего лишь до противоположной стены, в которую он с треском и врезался.

К месту происшествия уже неслись галопом Руби и Гексоген, издавая грозные крики и грохоча канистрами. Нэш, включив тактический фонарик, поймал незнакомца в круг света. Мелькнула ошарашенная физиономия и растрепанная шевелюра. Штурмовик, уже положивший палец на спусковой крючок, вдруг заколебался. Физиономия была смутно знакомой.

— Попался! К стенке его, к стенке!

Незнакомец, тихо пискнув, сьежился, зажмурившись и прикрыв голову руками. И тут Нэша осенило:

— Стоп! Руби, не стреляй, я его узнал!

Руби с трудом притормозила и вопросительно уставилась на Нэша. Потом все трое направили фонарики на пленника. Тот осторожно поднял руки и очумело уставился на друзей.

— Мы его видели как раз в тот день, когда познакомились, — напомнил Нэш. — В бункере Рыгайлы. Помните?

— А-а! — хлопнул себя по лбу Гексоген. — Вспомнил! Это же админ. Как его... Кеша!

Одинокий Кеша

— Админ. Заблудился. Админ заблудился. Кеша, ты морочишь нам голову! Так не бывает!

— Со мной, к сожалению, еще и не такое бывает, — уныло сообщил Кеша.

Рассказ растрепанного админа был довольно странным. Несколько часов назад он, по какой-то админской надобности, прибыл на батарею. Поставить на себя флажок, не дающий мобам атаковать, он почему-то забыл, как и про невидимость для игроков. Так что, когда начался штурм батареи (а именно в этот момент ему нужно было произвести какие-то таинственные замеры), Кеша очень удивился, поняв, что появившиеся вокруг боты хотят сделать ему плохо.

Судя по описанию, его обстреляла как раз та минометная батарея, которую шли подрывать Нэш с друзьями. Когда вокруг начали рваться мины, Кеша от неожиданности перепугался, юркнул в первый подвернувшийся люк — и оказался в подземелье. На поверхность выбраться он не мог — его тут же начинали обстреливать. А внизу — быстро заблудился.

— ...Все равно не понимаю. Ты же админ! Телепортируйся, что ли...

Кеша горько вздохнул:

— Я не могу! Понимаете, у меня патологическое отсутствие способностей к программированию. Я дизайнер! Нарисовать что-нибудь, сделать нового монстра, настроить ему кинематику, ландшафт обустроить — это пожалуйста. Но вот все эти операторы, циклы, условия...

Давай, Кеша, ты с Ксенобайтом больше года проработал, должен же был чему-то научиться? Мы тебе, конечно, поможем.

Приключенцы недоверчиво разглядывали Кешу.

— Ну... это... Телепортируйся наобум. Попадешь не туда — всегда можно попробовать еще раз, так? — осторожно предложил Гена.

— Ты когда-нибудь оказывался по пояс в гранитной скале? — угрюмо спросил Кеша. — В смысле — хорошо, если в скале то, что ниже пояса. А если наоборот?

— Кажется, понимаю, — поежился Гена. — Слушай, а зачем тебе отсюда выбираться? Убейся обо что-нибудь — окажешься в городе ближайшем...

— Мне сейчас нельзя умирать, — неохотно признался Кеша.

— Это почему?!

Админ многозначительно похлопал по сумке:

— Дампы того, что я исследовал. Потерять их — значит погубить всю работу. А второй раз так скакать меня не хватит...

— И в чем проблема? Ты хочешь сказать, если тебя убьют, они потеряются?

— Ну, как объяснял мне один программист, потеряются не сами данные, а линк на них, — уныло сообщил Кеша. — То есть сами данные будут еще какое-то время болтаться где-то в памяти сервера. Но для меня это все равно китайская тарабарщина, так что особой разницы не вижу.

— Эк тебя закрутило, — покачал головой Нэш. — И как же тебя угораздило с такими данными в админы пойти?

Кеша даже всхлипнул:

— А я не напрашивался! Раньше нас целая команда была. Меня к ним так, сбоку прилепили, по части отрисовок помогать. А потом их по другим отделам расхватали, а меня тут одного оставили! Мол, давай, Кеша, ты с Ксенобайтом больше года проработал, должен же был чему-то научиться? Мы тебе, конечно, поможем — по почте, так что в случае чего кричи, но крутись сам как хочешь...

Неожиданно Кеша запнулся и глянул на друзей с какой-то безумной надеждой:

— Слушайте... Помогите мне, а? У меня же тут недалеко машина спрятана, а там телепорт уже настроенный... Но одному мне туда никак не добраться...

— Запросто! — расплылся в улыбке Гена. — А ты нам плюсов на оружие докинешь, идет?

Кеша моментально насупился:

— Нет. Не могу, ребята, я же админ! Это против правил — чего-то вам «дорисовывать». К тому же не уверен, что у меня получится залезть в параметры объекта и что-то в них изменить правильно...

— Ну, это... Хотя бы патронов подкинь... И опыта! Мы же вроде как свое время потеряем и боеприпасы...

Админ сьежился и горько вздохнул:

— Не могу, ребята! Не могу, понимаете? Знаете что? Черт с ними, с данными этими. Вы, наверное, меня просто пристрелите... Я домой хочу...

— Ну, не надо раскисать, — покачала головой Руби, незаметно пнув Гексогена в голень. — Гена просто пошутил. Конечно, мы тебе поможем! Сможешь на карте показать, где ты свою машину оставил?

Тут же Махмуд с Мак-Мэдом гонки на ландшафт-корректорах устроили! Тоннелей нарыли — что дыр в сыре.

Кеша шмыгнул носом и ткнул пальцем в протянутую Руби карту.

— Неслабо, — после минутного раздумья заметил Нэш. — Это же фактически штаб ботов!

— Я не знал, — виновато пробормотал Кеша. — Я думал, как раз хорошее местечко, игроки не найдут... Ну, чтобы не было как тогда, у Рыгайлы...

Какое-то время игроки молча разглядывали карту и размышляли, как деликатно сказать Кеше, что помочь ему они ничем не могут.

— Э-э-э... Слушай, а может, просто подождешь тут до конца штурма?..

— Стоп! — вдруг встрепенулась Руби. — У меня есть идея получше. Кеша, подумай хорошенько, когда ты там парковался, ты не видел — поблизости в земле никаких люков не было? Или блиндаж какой-нибудь, или... Ну, в общем, что-нибудь похожее на выход из подземелья?

— Да что тут думать, — рассеянно махнул рукой Кеша. — Я же сам эту локацию рисовал. Да, там рядом небольшой блиндаж, он сообщается с системой подземных коммуникаций батареи.

— Очень хорошо! А та система, случаем, не сообщается с этой?

— Да нет, не сообщается, — так же рассеянно сообщил Кеша и вдруг запнулся. — Хотя постойте. Тут же Махмуд с Мак-Мэдом гонки на ландшафт-корректорах устроили! Тоннелей нарыли — что дыр в сыре, а заделывать потом было лень.

— Думаешь, удастся пробраться туда под землей?

— Скажем так: есть основания полагать, что это вполне возможно, — заметила девушка. — Только давайте сначала разберемся с горючим, ладно?

Есть контакт

Как и предсказывал Фельдфебель, до помеченного чекпойнтом коллектора добрались без приключений. Оборона ботов, как и следовало ожидать, была направлена наружу. Но по всему выходило, что действовать надо быстро. Нэш и Руби должны занять оборону в приземистом бараке, отделяющем автомастерскую и бензоколонку от гаражей и наружных ворот, где концентрировались основные силы ботов. Гексогену и Кеше досталось заминировать резервуар и наполнить бензином канистры.

— Если бы не канистры, — вздохнул Гена, — я бы сказал — успеваем с запасом...

— Если бы не канистры, нас бы тут не было. Сколько у нас гранат в активе?

— Четыре... Нет, три, одну про запас надо оставить.

— Не до запасов, давай сюда. Все. Мы пошли.

Нэш и Руби, согнувшись ниже окон, прокрались к бараку. На минуту замерев, Руби приоткрыла дверь, а Нэш закатил туда гранату. Грохнул взрыв, повалил дым. Приключенцы ворвались в барак, началась стрельба. Взвыла сирена тревоги.

— Ну, теперь и нам пора, — Гексоген толкнул админа в бок.

Они помчались в сторону бензоколонки. Неожиданно из автомастерской, прямо из-под стоящего там грузовика, выкатилась доска на колесиках, какие используют автомеханики для осмотра днища машины. Собственно, автомеханик тоже имелся — с щетинистой рожей, в ушанке, замызганном ватнике и пожеванным бычком в уголке рта. Со здоровенным гаечным ключом в руке.

Неожиданно ловко вскочив на свою доску, словно на скейт, механик оттолкнулся и, быстро набирая скорость, понесся к игрокам, грозно размахивая гаечным ключом, как зулус — ассегаем.

Гена даже растерялся от такого агрессивного приема. Казалось, только что противник был на другой стороне двора, а сейчас... Все, что успел сделать подрывник, — это плюхнуться на колени, подныривая под удар гаечного ключа.

Не растерялся, как ни странно, Кеша. Хладнокровно размахнувшись, он заехал несущемуся навстречу механику канистрой в физиономию. Тот перекувырнулся в воздухе и грохнулся навзничь. И остался лежать, подергивая конечностями, точно перевернутая черепаха. Гена, подхватив вражеский ключ, вскочил.

Вовремя. Со стороны мастерских на них несся еще один «серфер». Но на этот раз Гексоген был готов. Размахнувшись, он метнул трофейное оружие. Гаечный ключ, сделав четыре оборота, врезался головкой в живот механика. Тот выпучил глаза и рухнул. Из мастерской осторожно выглядывали еще двое работяг, помельче, но атаковать не спешили.

— Эти мои! — усмехнулся Гексоген, — Беги к колонке, я прикрою.

Расправившись с работниками автосервиса и убедившись, что Кеша уже сражается с бензоколонкой, Гена бегом бросился к торчащему из бетона люку, ведущему в подземный резервуар. Из карманов и подсумков высыпал прямо на землю кучу хлама — брикет взрывчатки, куски проволоки, старые часы, батарейку — и принялся собирать это в единое целое.

Со стороны барака раздался взрыв. Кажется, Нэшу и Руби приходилось туго. Гексоген, прикрутив последний провод, помчался к Кеше.

— Как дела?

— Третью канистру доливаю! Еще четвертая...

— Бросай четвертую, времени нет.

— Да, но...

— Быстро! Когда Руби начинает строчить, не отпуская гашетку, — дело дрянь!

Тут из барака вылетела Руби. Следом за ней, продолжая стрелять, показался Нэш. Он сорвал с пояса последнюю гранату и швырнул ее назад. Приключенцы, точно стая сусликов, попрыгали в дыру.

— Ну как? — выдохнул Нэш, переводя дыхание.

— Я поставил таймер на пять минут. Живо, нам надо свалить подальше... Горючего три канистры — должно хватить до заправки...

— Тогда ходу! Чую, будет погоня...

Маленькая и победоносная

Звука взрыва они не услышали — просто пол под ногами взбрыкнул так, что приключенцы попадали. Погасли маркеры миссии, у каждого на тактическом дисплее мелькнуло: «Миссия выполнена. Для получения награды и нового задания вернитесь в штаб операции». Но останавливаться и радоваться времени не было. По пятам за друзьями шли защищавшие гаражи боты.

Пару раз Нэш обдумывал перспективу остановиться и дать бой преследователям. Но увы. Это были не простодушные механики, а нормальные боевые боты, способные не переться напролом, а хладнокровно разыгрывать свое численное преимущество. Броня Нэша была в плачевном состоянии, у Руби почти не было патронов. Оставалось продвигаться вперед, сохраняя дистанцию

— Говорил я тебе, — ворчал Гена. — Оставим гранату... Сейчас бы растяжечку смастерили...

После того как погасли маркеры, они бы наверняка заблудились, если бы решили отправиться обратно — к госпиталю. Сейчас их единственным ориентиром был обнаружившийся у Кеши компас: небольшая программка, указывающая на установленный у него в машине маячок. Руби подивилась было предусмотрительности админа, но тот грустно объяснил, что в его практике бывали случаи, когда он умудрялся попросту потерять свой терминал. Так что, кроме маячка, в машину была встроена система самоуничтожения.

— Сурово у вас все... — посочувствовал Гена.

— И не говори. Знаешь, каких дел можно натворить с этого терминала?

— Ага. Куда нам?

Все чаще в коридорах и тоннелях попадались двери, развилки, комнаты и выходы на пулеметные огневые точки. Время от времени чувствовалось легкое содрогание земли — совсем рядом палили пушки. Кеша глянул на компас и ткнул пальцем:

— Вон туда.

...Все произошло как-то неожиданно. Сориентировавшись по указанному азимуту, Гексоген провернул запорное колесо преградившей путь двери и распахнул ее.

За дверью оказалось пулеметное гнездо. Пулеметчик и два его напарника удивленно уставились на Гену, тот, смущенно улыбнувшись, пробормотал «извините» и захлопнул дверь.

— Народ, — растерянно сообщил он. — А мы на передовой!

В тот же момент под потолком замигала красная лампочка, противно взвыла серена.

— А вот теперь вообще абзац, — сделал вывод Нэш. — Бежим!

И они побежали. Побежали, уже не особо выбирая дорогу, понимая, что в общем-то уже отбегались.

Закончилось все длинным темным коридором и единственной дверью в его конце. На этот раз, прежде чем открыть ее, Гексоген заглянул в небольшое окошко.

— Что там?

— Плохо дело... Какие-то мужики...

— Значит, приплыли, — вздохнула Руби, раскладывая пулемет. — Прости, Кеша, не получилось...

— Да ладно. Это я вас подвел, так бы вы спокойно вернулись...

— А, нас так просто не возьмешь! — пробурчал Гена, лихорадочно оглядываясь по сторонам. — Нэш, одолжи перевязочный пакет, а?

— Думаешь, поможет? — удивился штурмовик.

Не говоря ни слова, Гексоген распотрошил пакет и свернул марлю в длинный жгут. Потом открыл горлышко канистры, торопливо засыпал туда какие-то химикаты из своего рюкзака, затолкал туда же жгут. Нэш пожал плечами. В конце коридора уже мелькали тени и слышался топот.

Гексоген чиркнул зажигалкой и взялся за ручку канистры:

— Кеша, а ну, на счет три открывай дверь.

— Дверь? — удивился Нэш. — Я думал, ты ее в другую сторону кидать будешь.

Канистра с горящей тряпкой полетела в комнату, заставленную аппаратурой. Мелькнули удивленные лица, и в следующий миг Кеша захлопнул дверь. Полыхнуло так, что из смотрового окошка упал багровый отсвет.

— Если продержимся, пока там остынет, может, еще побегаем, — самодовольно сообщил Гена. — Еще медпакет есть?

Ответить Нэш не успел. Боты пошли в атаку, завязалась перестрелка. Первую атаку удалось отбить, и друзья подобрались для последней — патроны у Руби закончились совсем, а у Нэша остался один магазин.

— Странно, что-то они не спешат атаковать.

— Подтягивают резервы? — усмехнулся Гексоген.

— И тихо как-то стало, — задумчиво заметила Руби.

С минуту все напряженно вслушивались, пытаясь понять, что произошло. Потом Нэш наконец догадался глянуть в сообщения на тактическом дисплее.

— «Миссия выполнена, общевойсковая операция завершена, командный центр противника уничтожен». Уничтожен... — Нэш с подозрением покосился на Гексогена. Тот глянул на дверь, из-под которой просачивался едкий дымок.

— Я нечаянно, — пробормотал Гена.

Дверь рискнули открыть минут через пять. Что ж, вполне возможно, именно это и было штабом Четыреста Одиннадцатой Батареи.

— Гена, чего в бензин насыпал? — сглотнув, спросила Руби. — Тут же все обуглилось, а что не обуглилось — то оплавилось...

— Секрет фирмы, — вздохнул подрывник. — бутылки с зажигательной смесью всегда были моим любимым оружием...

— А что случилось-то? — не вытерпел Кеша.

— Как что случилось? А, ну да, ты же не того... В общем, война окончена. Можем спокойно выйти на поверхность и дойти пешком до твоей машины.


***

Кеша долго благодарил друзей, обещал, что никогда не забудет, просил, если что, обращаться. А потом просто исчез в воздухе вместе с машиной — старым, обшитым железными листами уазиком. Потом они еще долго брели в сторону штаба мимо опустевших окопов и блиндажей. Наконец впереди показался штаб операции, где, судя по всему, бушевал скандал. Не вникая в его суть, друзья протопали к «Фердинанду».

— Почему всего две канистры? — сварливо осведомился Кузьмич, заливая горючее в бак.

— Так получилось. Хватит до заправки?

— Да знаю я тут поблизости одну точку...

— Слышь, а чего там ругаются-то?

— А? А-а-а... Да понимаешь, у них был глобальный план захвата батареи. И все шло неплохо, уже ордена распределить успели, как вдруг — бац! Какая-то зараза захватывает штаб батареи. Всем спасибо, все свободны, война окончена. Ну вот, генералы и расстроились. Сейчас запрашивают, кому опыт пошел, чтобы морду начистить. Подождем немного? Хочу поглядеть, что получится?

— Давай заводи тарантас, и уматываем отсюда подобру-поздорову, — воровато оглядываясь, посоветовал Нэш.

— О как! — хмыкнул Кузьмич. — Ладно, поехали.

Когда штаб операции скрылся за поворотом, а «Фердинанд» выехал на асфальт шоссе, приключенцы вздохнули с облегчением. Неожиданно Нэш что-то вспомнил и спросил:

— Руби! А откуда ты знала, что системы подземелий под госпиталем и под батареей могут сообщаться?

— Да так... Ходили слухи, что какому-то парню удалось чуть ли не в одиночку уничтожить батарею. Он, правда, заминировал и подорвал хранилище боезапаса. Как ему это удалось, он так и не раскололся, но была такая версия — мол, сумел по подземелью пролезть.

Нэш задумчиво молчал. Потом вздохнул и буркнул:

— Кузьмич, давай на заправку — и в Баден-Баден. Нам еще кукуевский квест сдавать...

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования