КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РАССКАЗЫ

Автор материала:
Призрак
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№6 (103) июнь 2010
вид для печати

Шелтервильские истории: Три билета в Баден-Баден

Весь зал ожидания был забит собаками. Точнее — кошмарными тварями, напоминающими собак; впрочем, многие больше напоминали гиен или шакалов, а некоторые вообще никого не напоминали. Мохнатые и лысые, покрытые какими-то язвами и струпьями, слепые и с мутными, налитыми кровью глазами — кажется, среди них не было и двух одинаковых. Двухголовые и трехголовые, точно Цербер, поджарые доберманы, мускулистые ротвейлеры, все они были уродливы и зубасты. И почти все сейчас подняли головы, уставившись на Нэша с его фонариком.

— Знаешь, что бы сейчас сказал настоящий экстремал? — внезапно осипшим голосом спросил Нэш.

— Эм-м... «мяу»? — предположил Гексоген.

В следующий миг вокзал, кажется, взорвался. Лай, гавканье, хрип и рычание десятков собачьих глоток слились в один кошмарный рев. Свора всколыхнулась, точно живой ковер, и устремилась к окнам, выплескиваясь на перрон.

Выход есть

Как они отыскали водонапорную вышку и как на нее взобрались, Нэш не помнил. В себя он пришел уже наверху, на круглой железной верхушке вышки с ржавым люком в центре. Все были целы и невредимы — и можно было бы засчитать команде игроков техническую победу, если бы не бесновавшаяся внизу свора.

От идеи произвести сверху бомбардировку зажигательными снарядами пришлось отказаться.

От идеи произвести сверху бомбардировку зажигательными снарядами пришлось отказаться. На всех бы все равно не хватило. Стрелять тоже было бесполезно. Оставалось только одно: ждать. Рано или поздно мобы должны были вернуться к «месту прописки», ну а до этого времени оставалось только сидеть, смотреть по сторонам в бинокль и скучать.

— А еще говорят, «собака — друг человека», — вздохнул Гена, угрюмо глядя вниз.

— Так то собака, а не эти уроды. Вон, гляди, гляди на ту, мелкую... Ну, вот эту адскую чихуахуа. У-у, зверюга, я таких больше всего не люблю.

У самого основания вышки заходилась писклявым лаем крошечная собачонка, состоявшая, казалось, из четырех тонких лап и огромной пасти, усеянной сотнями мелких, как у пираньи, зубов. Временами лай переходил в тошнотворный визг, и она принималась остервенело кидаться на стену башни, а то и на других собак. Твари покрупнее с опаской обходили ее сторонкой, не желая связываться.

— Это закон природы такой: чем шавка мельче, тем она злее, — вздохнул Гексоген. — У нас в подъезде тоже такая живет. Маленькая, в кулак зажмешь — только лапы свисают, а злющая, как Пиночет после клизмы. А голос — откуда что берется, как начнет летом на луну с балкона выть — Баскервиль со своей собакой плачут от зависти, а люди пугаются: то ли налет, то ли война, на сирену очень похоже. Одну тетку чуть до инфаркта не довела — та ее в темноте подъезда за здоровенного паука приняла...

— И не говори, — кивнул Нэш. — У меня одна знакомая тоже все маленькую собачку хотела, чтобы та в сумочку помещалась. Очень гламурно, говорит. В гламуре я не разбираюсь, а собачку мы Лангольером прозвали. У хозяйки руки по локоть в укусах и царапинах, тварь всю мебель в квартире погрызла, диван вспорола, проводка — просто в хлам. И закончилось все трагично: поехала она со своей собачкой на дачу, на шашлыки. Так соседский кот эту тварь придушил и хозяину принес: гляди, мол, какую я классную крысу добыл!

Ну что ж, теперь мы знаем, куда тащить дрезину... Через всю станцию...

— Скандал, — покачал головой Гексоген. — Жалко кота.

— Да не, хозяйка собачку поискала, поплакала для порядка... и смоталась поскорее в город. Я думаю — она даже рада была, что все так обернулось...

— А я слышал, вот еще какой случай был... — перехватил было эстафету Гена, но тут Руби радостно вскрикнула и замахала рукой:

— Глядите, глядите!

— Что там? — удивился Нэш.

— Вон, вон там, у пассажирских путей. Вот, глядите на табло!

Нэш поднес к глазам бинокль и попытался отыскать то, что так взбудоражило Руби. Наконец взгляд его остановился на механическом табло с расписанием движения поездов. Чуть ли не единственная читаемая строчка на нем гласила: «Шелтервиль — Баден-Баден пасс. Пл. 7 путь 13».

— О как, — выдохнул Нэш, опуская бинокль. — Ну что ж, теперь мы знаем, куда тащить дрезину... Через всю станцию...

— С ума сошли? — скривилась Руби. — Супермены?.. Нет, Гекс, приподнять дрезину, чтобы поставить ее на пути, — это одно, а таскать ее по всему вокзалу у вас пупки развяжутся.

— А, ерунда! — азартно отмахнулся Гексоген. — Отгоним ее назад, до стрелки, немного поэкспериментируем... Надо только хорошо запомнить сетку путей... а лучше, конечно, скриншот снять.

Тревожно мне как-то, — признался Гексоген. — Вам не кажется, что разработчики опять на что-то намекают?

— Есть проблема. Там уже стоит какой-то состав.

— Значит, мы поедем на том поезде, что стоит на путях! — уверенно заявил Гексоген.

— С чего ты взял, что он поедет?! — опешил Нэш.

— Гекс прав, — вмешалась Руби. — Действительно, слишком уж одно к другому сходится.

— И что же, мы могли доехать сюда из самого Шелтервиля? — вдруг насторожился Гексоген.

Руби на минуту задумалась и покачала головой:

— Не-а. Пути между самим Шелтервилем и Грузовой разобраны. Это было бы слишком просто, а так — чем не квест? Но даже если он не поедет — уверена, по маневровым путям можно будет перегнать дрезину на нужную ветку впереди него.

— Ладно. Как только сможем спуститься, осмотрим тот состав и всю ветку до выезда со станции. Может, чего и придумаем.

Транспорт будущего

— Не нравится мне это. Ох, не нравится! — буркнул Нэш.

Где-то вдали был слышен неторопливый перестук стрелочников и тоскливый собачий вой. Однако седьмую платформу никто, похоже, не охранял, и это было плохо. Любая плюшка обязана быть под охраной, а если охраны нет — значит, это ловушка.

Еще Нэша смущал сам поезд — семь вагонов плюс локомотив. Был он странный: приземистая, обшитая ржавыми листами железа конструкция с торчащими по бокам трубами, из которых время от времени вырывался не то дым, не то пар, мелко и неровно дрожала, будто больное лихорадкой животное. Сразу за локомотивом шли два пассажирских вагона, надо полагать — купейный и вагон-ресторан. Впрочем, их двери были заварены крест-накрест ржавыми трубами, а окна заляпаны изнутри чем-то неаппетитно-бурым. Дальше были прицеплены два плацкартных вагона, а заканчивался состав тремя грузовыми платформами, обложенными по периметру мешками с песком.

Со стороны вокзала снова раздался вой. Ответные завывания послышались со стороны складов — похоже, тут обитала не одна свора собак-мутантов.

— Давайте-ка уже что-то решать, — нервно предложила Руби. — А то как-то глупо себя чувствую...

— Ладно, давайте подниматься на борт... — вздохнул Нэш.

...Хуже всего оказался купейный вагон. Там болезненная фантазия дизайнеров разыгралась не на шутку

Открыть двери плацкартных вагонов тоже не удалось — то ли они тоже были заварены, то ли просто петли прикипели. Пришлось подняться на грузовую платформу и только оттуда перепрыгнуть в тамбур плацкарты.

Внутри вагоны выглядели еще более зловеще, чем снаружи. Внутренние перегородки по большей части вырваны, стены укреплены спальными полками, окна мутные от копоти и брызг все той же бурой жижи. Все покрыто вмятинами, пулевыми отверстиями и зловещими бороздами, словно тут бушевал невиданный зверь со стальными когтями.

— Тревожно мне как-то, — признался Гексоген. — Вам не кажется, что разработчики опять на что-то намекают?

— Кажется, — кивнул Нэш. — Так что не зевай. Пошли, попробуем пробраться к локомотиву.

...Хуже всего оказался купейный вагон. Там болезненная фантазия дизайнеров разыгралась не на шутку: стены и потолок покрывали какие-то болезненные наросты, под потолком вытянули позвоночные столбы трубы. В отсеках, которые раньше были отдельными купе, стояли зловещего вида бочки-цистерны с мутной жижей. Несколько цистерн были разбиты, но в остальных сквозь небольшие оконца можно было разглядеть что-то человекообразное. Впрочем, особого желания разглядывать не возникало.

— Как бы эти заспиртованные жмурики не повылазили из своих банок, — поежилась Руби. — Я такое сто раз в кино видела. Проходишь мимо, а он вылазит и сзади тебя — цап!

Нэш, шедший впереди, уперся в бронированный овальный люк с запорным колесом посередине. Заставив себя убрать дробовик в чехол, он провернул колесо и с трудом открыл люк в последний тамбур.

Внутри локомотива было темно. Вперед вел узкий коридор, слева и справа стояли электрического вида агрегаты с фарфоровыми изоляторами, по которым то и дело пробегали голубые микромолнии.

Коридор заканчивался рубкой. Смотрового стекла не было: вместо него с потолка свисал перископ. Повсюду — древнего вида манометры, рукоятки и маховики, из механизмов торчали покрытые ржавой коростой шестерни. В дальней стене виднелась огромная топка, похожая на пасть вмурованного монстра, чуть в стороне — кучка чего-то, что Нэш предпочел считать углем, а возле топки были прикованы цепями два кочегара: тощие, жилистые существа с бугристыми головами, покрытые копотью и грязью, со здоровенными лопатами в трехпалых лапах.

— Топка в дизеле? — хмыкнул Нэш, но его скепсис не возымел действия, приключенцам было явно не до технических несоответствий.

И тут локомотив вздрогнул и издал долгий, похожий на крик боли рев. Возле входа в рубку открылся железный шкаф, из него вывалился еще один урод: безносое существо в фуражке машиниста, с тянущимся из затылка толстым силовым кабелем. Недовольно рыкнув на приключенцев, он снял с пояса хлыст и стал ловко стегать им кочегаров. Те, похватав лопаты, принялись закидывать уголь в топку.

Неожиданно Нэш дернулся, глянул на показания счетчика Гейгера и истошно завопил:

— Все назад!

Зайцы и сколопендра

Попятившись, друзья выскочили из локомотива и резво задраили обшитый свинцом люк.

— Ух, черт, засмотрелись, — вздохнул Нэш. — Так бы и загнулись там... Ну, и какие будут...

Пол под ногами дернулся. Приключенцы машинально похватались кто за что.

— Кажись, едем, — озвучил общую мысль Гексоген.

— Ход набираем, — прислушавшись к ощущениям, кивнул Нэш.

— Слушайте, а пошли-ка отсюда, хоть в плацкарту переберемся, — поежилась Руби. — А то у меня от этих бочек мороз по коже...

Нэш машинально глянул на ближайшую цистерну и нахмурился. На ней ожили какие-то индикаторы, мигали лампочки. Мутная жижа внутри осветилась тревожным багровым светом.

— Ох, чую я, повылазит из этих бочек что-то непотребное, — бормотал он себе под нос. — Только бы провода хватило...

— Не к добру это, — предрек Гексоген. — Ох не к добру!

— Отступаем, — напряженно мотнул головой Нэш.

Все трое принялись поспешно пятиться к ведущему в вагон-ресторан тамбуру. Неожиданно Гексоген остановился, сунул в кобуру маузер и, присев на корточки, принялся доставать из сумки одну за другой бутылки с зажигательной смесью. Связав их между собой, он сунул в центр заряд с тянущимся от него проводом.

— Ох, чую я, повылазит из этих бочек что-то непотребное, — бормотал он себе под нос. — Только бы провода хватило... Помещение-то узкое, выхлоп в обе стороны пойдет...

Провода у Гексогена едва хватило до середины вагона-ресторана. Тут они и остановились, схоронившись за одной из уцелевших перегородок, Гена достал небольшую подрыв-машинку и, прикрепив к ней провода, привел ее в рабочее состояние.

Несколько минут они сидели, напряженно уставившись на дверь тамбура. Наконец Нэш, буркнув: «Я гляну, что там», отправился на разведку. Спустя минуту он вылетел из тамбура с вытянутой физиономией и округлившимися глазами и завопил:

— Взрывай! Оно ползет!

— Кто?!

— Не знаю и знать не хочу, взрывай его к лешему!

— Сюда, балбес! — рявкнула Руби. — А то и тебя взрывом снесет!

Нэш шустро юркнул за перегородку, и Гексоген вдавил кнопку подрыва. Из соседнего вагона послышался вроде бы негромкий хлопок, но весь поезд от него дернулся, будто на камень наскочил. Дверь тамбура с удивительной легкостью выгнулась, слетела с петель и пронеслась мимо приключенцев, с грохотом снося все на своем пути. А за ней ревела струя клубящегося пламени.

Казалось, огненная река несется мимо целую вечность, нехотя обтекая жалкое укрытие, хотя едва ли прошло больше двух секунд. Наконец рев пламени стих, и Гексоген рискнул выглянуть из-за перегородки. Вагон был заполнен дымом, а тамбур, ведущий в купейный вагон, напоминал топку локомотива — там до сих пор ревело пламя, источая багровый свет.

— Порядочек, — сообщил Гена, любуясь делом рук своих. — Если там что и было, теперь оно точно не...

Гексоген осекся, когда что-то длинное, напоминающее огромную сколопендру выскочило из бурлящего котла купейного вагона. По крыше вагона дробно застучали лапки, но прежде чем Гексоген успел охнуть, тварь вернулась к тамбуру и втянулась в вагон-ресторан.

Сегментированный панцирь существа отливал синеватым металлом. Острые лапки глу- боко втыкались в пол вагона.

Сегментированный панцирь существа отливал синеватым металлом. Острые лапки глубоко втыкались в пол вагона. Ну а вместо головы у твари было тело, напоминающее огромного распиленного пополам пупсика. Через плечо у него висела толстая кожаная сумка, а в правой руке были зловещего вида щипцы. Обведя вагон мутным взглядом, пупсик открыл пасть и прохрипел:

— Ваши билетики!

Ответом ему был шквальный огонь из всех имеющихся в наличии стволов. Сколопендра заметалась, пули вырывали из пупсика куски похожей на резину плоти, обнажая металлический каркас, но чудовище все продолжало вопить скрипучим голосом: «Билетики! Ваши билетики, приготовьте билетики...»

— Отступаем! — завопил Нэш.

— Билетики! — зло бросил им вслед чудовищный кондуктор и бросился в погоню.

Двери тамбура, как и боялся Нэш, задержали чудище не надолго. Раздались несколько глухих ударов, потом дробная поступь сколопендры послышалась с крыши плацкарта, в следующий миг одно из мутных окон брызнуло водопадом осколков и кондуктор удивительно проворно втянулся в вагон.

— Билетики!

— На платформу! — завопил Гексоген. — И дайте мне полминуты...

Приключенцы отступили в последний плацкартный. Зная, что двери почти не задержат кондуктора, они пробежали вагон насквозь. У тамбура Гексоген присел и принялся прилаживать растяжку. Насторожив тросик, он осторожно вытащил заветную пробирку с бурыми кристаллами и, горько всхлипнув, затолкал ее под гранату.

Чудовище едва не обмануло их всех. Друзья успели добежать до середины грузовой платформы, когда кондуктор вылетел на крышу плацкартного. Оглядевшись по сторонам, он моментально увидел «зайцев» и, торжествующе клацая щипцами, устремился в их сторону прямо по крыше. Нэш с Гексогеном тоскливо переглянулись — растяжка оказалась бесполезной. И тут Руби, выхватив из кобуры маузер Гексогена, прицелилась и выстрелила. Не в кондуктора — в растяжку.

Нэш и Гексоген еще падали на пол платформы, увлекая за собой девушку, когда вагон подбросило в воздух.

Нэш и Гексоген еще падали на пол платформы, увлекая за собой девушку, когда вагон подбросило в воздух. От грохота уши заложило, в них стоял металлический звон, мимо летели осколки. Они так и лежали с минуту — спешить уже было некуда. Наконец Нэш с кряхтением приподнялся.

Странно, но вагон не слетел с рельс. Но вот крепление между вагонами, за ними и половину плацкартного разнесло начисто. Теперь основной состав быстро удалялся от них, приключенцы же остались на сбавляющем ход отрезке в три вагона.

— Ух ты... Вот это сейчас было круто, — признал Нэш.

— Чего? — крикнул Гексоген, ковыряясь в ухе.

— Да плюнь, все равно не слышно ни черта... Твою мать!

Нэш лихорадочно схватил бинокль и глянул в сторону удаляющегося плацкартного вагона. Зловещий кондуктор, поднявшись на своем сколопендровом хвосте, махал им рукой — то ли прощаясь, то ли по-прежнему требуя предъявить проездной документ.

Мы с вами уже встречались?..

Просто удивительно, насколько далеко, оказывается, они успели отъехать от полустанка. Его строения — даже водонапорная вышка — скрылись за горизонтом, и единственным ориентиром остались рельсы, вдоль которых приключенцы возвращались, подавленно обдумывая произошедшее.

— А может, его и сделали как раз для таких вот любителей халявы? — мрачно предполагал Гексоген. — Только человек расслабился, думает — доеду с ветерком, а тут ему — бац! Предъявите билетики!

— Слишком сложно, — покачала головой Руби. — Легче было бы вообще ничего не делать. А так... Нет, Нэш прав, это явно путь на север, только вот как им воспользоваться?

Естественно, темой номер один было — как урыть злокозненного кондуктора. Больше пока заняться было нечем. Был, правда, вариант — вернуться в Шелтервиль «посмертным экспрессом» и начать с нуля. Но Руби не хотела потерять три диска к своему пулемету, Гексоген — маузер, а Нэш вообще не собирался обсуждать такой выход из ситуации. Так что оставалось только шагать, строя планы мести.

— Но эта штука бессмертна! — обиженно доказывал Гексоген. — Тупо бессмертна. В купейном я ему устроил натуральную топку, свинцом мы его нашпиговали — будь здоров, последнего взрыва не выдержал бы и бегемот. А ему хоть бы хны!

— Может, просто мало шпиговали? — неуверенно предположил Нэш. — Может, у него уязвимое место есть?

— И где оно, это... место? — скептически покачал головой Гена. — Взрывом его по всем местам сразу приложило!

Ему все до свечки, только и твердит: «Драхма, драхма», а если что — как огреет веслом!

— Может, нужно как-то иначе... Хорошо, убить мы его не можем. А заблокировать?

— Ты видел, с какой легкостью он двери тамбуров выносит?

— Да уж... О! Там есть еще одна дверь — в локомотив!

— Ты забыл — в рубке радиация. Не очень высокий фон, но пока доедем — точно сваримся.

— А если затариться антирадом? И костюм защитный...

— Билет в караван дешевле будет.

— Точно, значит, локомотив отпадает. Думаем дальше. Как-то же люди в поездах зайцем ездят? Запереться в туалете...

— Это даже с обычными кондукторами не катит!

— Ну... На крыше... Хотя нет, видел я, как он по крышам шарит... А если как-нибудь заманить его в вагон и отцепить его? Ну, как мы сами только что катапультировались?

Гексоген на миг задумался, потом покачал головой:

— Не. Этот глист в кепке постоянно держался между нами и локомотивом. Боюсь, это неспроста... Как же его извести?

— Как убить бессмертного, — мрачно буркнул Нэш.

Неожиданно Руби остановилась и уставилась на Нэша так, будто он сказал что-то умное. Сморщившись, она стала постукивать себя кулаком по лбу, мучительно пытаясь что-то вспомнить.

— Убить бессмертного... Я читала что-то в этом духе...

— Про горца, что ли? — пожал плечами Гена. — Там был такой шотландец, он всем головы катаной рубал...

— Да нет же... Вспомнила! Года три или четыре назад в одном журнале про вирт-игры писали... Там новая игра была, и в ней — сложное место... Куча монстров, потом река, лодка, а в лодке мужик с веслом. И вот как его ни пытались угробить — ему все до свечки, только и твердит: «Драхма, драхма», а если что — как огреет веслом!

— И что?

— И то! Его вовсе не обязательно было бить! Ему надо было эту самую драхму, монетку такую греческую, дать — тогда он сам тебя на этой лодке на следующий уровень перевозил! Надо было только не рубить сплеча — а притормозить и чуть-чуть подумать.

Это ж какие нервы надо иметь, чтобы не шмальнуть по этой образине из всего, что есть?!

Какое-то время Нэш и Гексоген шагали молча, переваривая услышанное.

— И что, думаешь, сценаристы «Самары Софт» читали тот же журнал, что и ты? Или рубились в ту забытую игру? Нет, слишком уж невероятное совпадение.

Руби глубоко задумалась, а потом вдруг сказала:

— А может, и не совпадение. Это же был первый репортаж Мелиссы! Это корреспондентка у них такая, она потом стала вести рубрику «Репортаж из игры», мою любимую. Слушайте, все сходится! Ее последняя серия репортажей была как раз про «Покорителей забытых перекрестков», она вроде бы вплотную работала с командой админов, орудующих на сервере, буквально с первого месяца его работы! А квест с поездом, между прочим, добавочный!

— Добавочный? — тупо спросил Нэш.

— Точно. На платформе же была надпись: «Шелтервиль — Баден-Баден». «Баден-Баден» — название, данное игроками, значит, всю историю с паровозом прикрутили уже после того, как оно появилось и укоренилось. Может быть, как раз в ту эпоху, когда первый раз перекрыли Панкисское ущелье, чтобы дать новичкам альтернативный путь, но не делать его слишком легким.

— Слушай, Руби, и откуда ты все знаешь? — восхищенно покачал головой Гексоген. — Это же здорово! И что же нужно этому жлобу? Билетик, разумеется.... А где его взять?

— В кассе, — уныло сообщил Нэш. — А касса — на вокзале. Как раз там, где лежка у своры мутантов...

Приключенцы подавленно замолчали.

— Как же их достать? — вздохнул Гексоген. — Может, зажигалкой жахнуть? Да нет, всех не положит...

На этот раз прозрение случилась у Нэша. Глянув на друга, он вдруг спросил:

— Слышишь, Гена... А ты мяукать хорошо умеешь?!


***

По большому счету можно было и не мяукать. Хватило пару раз крикнуть, чтобы разбудить мутантов, и для верности запустить в свору камнем. Дальше все пошло как по маслу. Гексоген пулей пролетел вдоль перрона, увлекая истошно лающую свору за собой, к водонапорной вышке.

Нэш и Руби залезли в опустевший зал ожидания. Внутри осталось две или три собаки, но с ними Нэш легко справился, после чего, оставив Руби на шухере, устремился к кассам. Как он и надеялся, среди кучи чистых бланков там нашлось несколько билетов с пометкой «Конечная станция — Баден-Баден».

Пришлось ждать, пока мутанты снимут осаду и Гена сможет спуститься с вышки. Наконец они снова вышли на платформу номер семь, где их уже поджидал знакомый поезд. Скромно устроившись в плацкарте, друзья принялись ждать.

Поезд тронулся. За мутными окнами мелькнули последние склады. Ожидание становилось невыносимым — волшебного порошка больше не было, и каждый в ужасе прикидывал, что будет, если их рассуждения все-таки окажутся ерундой. Но вот наконец дверь тамбура распахнулась, и кондуктор, сегмент за сегментом, втек в вагон. Угрожающе пощелкав, он проскрипел:

— Билетики! Предъявите билетики...

— Гады эти админы, — дрожащим голосом прошептал Гексоген, когда сколопендра нависла над ним и пухлая рука пупсика проворно выхватила из рук клочок бумаги. — Это ж какие нервы надо иметь, чтобы не шмальнуть по этой образине из всего, что есть?!

Прокомпостировав все три билета, кондуктор зловеще зашипел и убрался восвояси. Приключенцы рухнули на пол вагона, переводя дух.

— Невероятно, — прохрипел Нэш. — Мы. Едем. По билетам. В Баден-Баден!

— Перемудрили они с этим квестом, — угрюмо буркнул Гексоген. — Добраться до Грузовой — раз. Отыскать поезд — два. Ну, это еще понятно. Но вся эта история с билетом... Ладно, допустим на минутку, пару раз кондуктор вас прихлопнул, и вы волшебным образом сообразили, что он нужен. Но потом! Пугать собак, отсиживаться на водонапорной вышке, в то время как кто-то другой крадет билеты... Да ведь не первые попавшиеся бланки — именно нужные! А если бы кто-то в одиночку шел? Как тогда?

Неожиданно Нэш хлопнул себя ладонью по лбу и застонал.

— Ты чего?! — с подозрением спросила Руби.

— Да ничего... Просто подумал: если бы нас кондуктор угробил (а так бы и было, если бы не адская пробирка Гены), где бы мы оказались?

— В Шелтервиле, — пожала плечами девушка.

— Правильно. А там ведь тоже есть вокзал. И кассы. А поезд-то: «Шелтервиль — Баден-Баден». Спорим, билеты можно было спокойно там взять.

Какое-то время все переваривали это сообщение. Наконец Гексоген вздохнул:

— Главное — едем. Давайте, что ли, споем? Знаете эту...

...Этот поезд в огне,

И нам не на что больше жать.

Этот поезд в огне,

И нам некуда больше бежать...

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования